Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Бродяги Хроноленда (3)

Бродяги Хроноленда (3)

Автор: goos
   [ принято к публикации 23:56  06-06-2011 | Х | Просмотров: 522]
Глава третья.
Пробуждение бродяг.

Голова не болела. На свежем воздухе похмелья у Бориса не было никогда. Он просто проснулся, размял конечности. Солнце уже почти село, заливая горизонт малиновым заревом. Птицы утихли, бутоны цветов свернулись, и стали почти незаметными. Лес готовился ко сну.
А мы проснулись, подумал Борис. Интересно, где Макс. Борис прошёл за угол, где оставил спящего друга, но его там не было, и даже трава поднялась, словно и не лежал на ней никто.
Не было так же «Пчёлки », и этот факт окончательно вернул Бориса в реальность. То желание остаться здесь навсегда уже не выглядело таким привлекательным. Потому что исчез такой фактор, как возможность всё отменить и вернуться, если пойдёт не так. Сейчас возвращение к привычной жизни было, мягко говоря, затруднительно. Мало того, вместе с машиной угнали консервы, пиво, водку и тёплую одежду. Сигарет тоже практически не осталось, только то, что в кармане.
- Максим!!! – закричал он в сторону леса. Лес отозвался глухим эхом.
Темнело быстро, и весёлое щебетание сменилось совсем другим звуками – невнятным ворчанием, уханьем, треском веток, шипением и шорохами. Возможно, это просто порождение начинающегося страха, но становилось всё больше не по себе. Что-то, похожее на огромную летучую мышь стремительно пронеслось над головой.
- Макси-и-и-им!!!- в отчаянии закричал Борис, сложив ладони рупором. Худшего он и придумать бы не мог. На этот вопль сбегутся все проголодавшиеся представители местной фауны. Выход был – закрыться в гараже, но не мог же он бросить друга ночью в этих жутких джунглях. И тут он услышал, как прямо на него несётся тёмный силуэт. Прямо из чаши, разрывая собой ковер травы. Тень стремительно приближалась, издавая рычание, стон и сопение. Я даже не успею закрыть двери — мелькнуло в голове Бориса. И он так и остался стоять, оцепеневший от ужаса, даже не пытаясь представить, что сейчас произойдёт.
— Ворота закрывай!!! – услышал он знакомый голос, и понял, что это Максим, что он бежит к гаражу от леса, и ему грозит опасность. Борис бросился к одной створке, с силой потянул её на себя, сунул крючок запора в дыру в полу. Максим влетел внутрь, упал на колени, тяжело дыша.
— Закрывай! Быстрее! – сипел он, прижимая руки к груди. Борис схватился за другую створку, и перед тем, как закрыть её, рассмотрел гигантскую тварь, несущуюся к ним, ломая ветви деревьев, она была настолько велика, что скорее походила на тучу, затмившую появляющиеся в небе звёзды. Земля дрожала под его лапами, запахло болотом и тухлой рыбой. Дверь можно было не закрывать, так как гараж-ракушка совсем не предназначен для укрытия от десятиметровых великанов. Но Боря всё же захлопнул дверь и накинул шину на петли. Это напомнило, как перед казнью завязывают глаза, чтобы не видеть самого акта убийства. Так и сейчас, лучше не видеть, как тебя будет давить громадная ступня. А так — просто проломится крыша, шмяк, и всё кончено. Борис так и стался стоять у дверей, закрыв глаза и слушая хрипы загнанного друга. Но дрожь земли внезапно прекратилась, вообще утихло всё, даже Макс затаил по мере возможности дыхание. Ничего не происходило. Может, и не было ничего, может, это всё плод возбуждённого, измученного стрессом и водкой, мозга. Минута, две. Немая сцена затянулась.
Огонёк надежды засиял слабой лучинкой. Может, чудовище реагировало только на движущиеся объекты, а железный сарай не вызывал у него ни аппетита, ни интереса.
Боря оглянулся на друга, но в темноте услышал только дыхание.
— Ты где был? – шёпотом спросил Борис.
— Бегал.
— Ты ещё и шутишь. Кого это ты привёл?
— Это местные. Я проснулся, зашёл в гараж, увидел тебя, спящего, увидел, что машины нет. И знаешь, мне стало уже по фигу всё. Как будто я уже умер, и мне ничего е грозит. Смотрю – темнеет, и я решил сходить за хворостом для костра, чтоб в темноте не сидеть.
— Идиот! У меня керосинка где-то есть. Посвети спичками.
Лампу нашли быстро, пытаясь не шуметь в тишине.
— И вот, насобирал я охапку веток, слышу – шорох в кустах. Я смотрю – странное дерево – сине-зелёное и когти на корнях растут. Как у курицы, только каждый коготь размером с три курицы. Потом поднимаю голову, а надо мной висит башка размером с автобус. И, сука, улыбается. Клянусь! Может у него оскал такой, но улыбка во всю пасть и во все сто тысяч зубов. Ну, я и побежал, и ветки побросал. И чуть не обосрался.
— Так кто это был?
— Похож на динозавра. В детстве я их по именах всех знал, а сейчас не отличу дасплетозавра от кархародонтозавра. Совсем забыл, кто из них кто. Да и рассматривать некогда было. Да, а ты говоришь – остаться, остаться. Вот и останемся мы здесь навсегда, только ненадолго, чую я. До утра вряд ли останемся. Сожрут нас. Там комары ещё в лесу. У них жала, как шпаги. Проткнёт, и не заметит. Эх, Боря…. Лучше бы меня жена пилила, чем эта тварь жевать будет. Лучше бы меня твоя жена кормила своими несъедобными блюдами, чем я собой буду кормить этого урода.
— Кончай причитать, — оборвал Борис, — он, наверное, ушёл.
И тут в дверь постучали. Не сильно, но настойчиво. И низкий грудной голос донёсся сверху, словно говорящий сидел на крыше. Или над крышей.
— Выходите! – но интонация была скорее просящая, чем командная.
Друзья переглянулись и застыли, как вкопанные, стараясь не шевелиться.
— Да не бойтесь вы, ничего я вам не сделаю, — голос был как из рупора.
— Дядя, оставьте нас в покое, мы совершенно случайно здесь оказались. Мы утром уйдём. Честно! – закричал Максим.
— Почему дядя? – прошептал Боря.
— Отстань. Уходите, не трогайте нас. Мы никого не трогали, никого не обидели. Мы туристы. Пожалуйста! – взмолился Макс.
— Ребята, откройте двери, не хочется ваш домик ломать.
— Вот пристал, ну что, придётся выйти. На всякий случай, прости, если что. – Они открыли ворота и шагнули на залитую лунным светом поляну.
У входа никого не было. Только пахло испорченной селёдкой и сыростью. Луна светила ярко, рисуя на поляне причудливые узоры из теней. Из леса раздался крик, похожий на птичий. Друзья вздрогнули от неожиданности. Картина посеребрённого луной леса дарила противоречивые чувства – с одной стороны это завораживало красотой, но с другой пугало. Как замок на фоне ночного неба в фильмах о привидениях и вампирах.
— Готичненько, — сказал Боря. То, что они до сих пор живы, обнадёживало. – Эй! Кто там нас звал? – крикнул он в ночное небо. И тут ему показалось, что с неба на него летит огромный рояль. Или трамвай. Или непонятно что, но такое большое, что скрыло за собой луну и половину звёзд. Не долетев каких-то пол-метра, это что-то остановилось, и друзья увидели перед собой глаз, величиной с большое блюдо. Глаз моргнул, и исчез в темноте, но сразу же появилась пасть, утыканная частоколом острых, и длинных, как кинжалы зубов. Зловоние окутало их, вызывая слёзы.
— Привет! – словно из рупора, донеслось из пасти. Максим упал в обморок, то ли от вони, то ли от страха. Только что он стоял рядом, и вот уде тело его исчезло в траве.
Борис зажал нос пальцами, сказал:
— Привет. Ты не мог бы на нас не дышать, а то мы сейчас прокоптимся.
— Извините. – Голова улетела вверх.
Теперь можно было более-менее рассмотреть собеседника. Судя по контуру массивной головы, коротких передних лап, длинной шеи и размеров трёхэтажного дома, это был динозавр. Гараж по сравнению с ним выглядел беспомощной картонной коробкой. При желании такая Годзилла снесла бы его одним чихом.
— Чувак, ты нас до смерти напугал, — крикнул Борис.
— Простите, я не хотел. Не думал, что я в состоянии кого-нибудь испугать. Рад познакомиться – профессор Грмнпу.
— Боря.
— Какое странное имя.
— Да уж, какое есть. А вы профессор?
— Да, профессор антропологии. Декан факультета естествознания. Такая радость, что я вас встретил. Люди так редко появляются в здешних краях. Вы сказали, что вы – туристы.
— Ну, можно так сказать. Мы заблудились.
— А что с вашим товарищем? Вы можете не кричать, у меня отменный слух.
Борис потрепал по щекам Максима. Тот открыл глаза и недоумённо осмотрелся.
— Мне приснилось, что я дома…
— Макс, вставай, там твой коллега, блин. Профессор. Только не пугайся, ладно?
Макс поднялся, оглянулся вокруг и, увидев стоящую рядом тушу, собрался снова свалиться в обморок. Но Боря сильно ущипнул его за руку.
— Здравствуйте! – проревело сверху – Рад познакомиться! Грмнпу. Профессор.
Максим протянул руку, но тут же отдёрнул, представив, во что может превратиться его ладонь после рукопожатия динозавра.
— Максим, планета Земля. Двадцать первый век.
— Что ты мелешь! – толкнул его в бок Борис. И тут же его осенило.
— Профессор! А где мы находимся? Мы так заблудились, что ужас. Где мы? И главное, когда?
— То есть? — дыхнул вонью Грмнпу.
— То есть, мы на Земле?
— А где же? Вы же люди? Вы, вроде, не похожи на этих мерзских инопланетян.
— Люди, люди, — поспешил заверить Борис. – Просто…. А какой сейчас год?
— Семь миллионов двести тридцать восемь тысяч шестьсот двенадцатый.
— Упс! – хором вскрикнули приятели.
— Ой, простите. Забыл совсем, что у людей своё летоисчисление. По вашему – две тысячи одиннадцатый. Ну, где-то так…
— Профессор, а что здесь было год назад? Во на этом месте что находилось?
— Здесь? Ничего. Лесная поляна. А что?
— Ничего не понимаю.
Динозавр снова наклонился к ним.
— Товарищи, а вы здесь надолго? У меня так много вопросов.
— А у нас сколько… — пробормотал Борис. – Не обижайтесь, но нас всегда учили, что динозавры – просто гигантские ящерицы с маленьким мозгом, и они не могут быть профессорами.
— О, боже. Где вы слышали такую ересь? Мы догадываемся, чья это пропаганда…. Да, раньше так действительно было. Миллионы лет назад наши предки действительно были несколько отсталые. Но эволюция взяла своё, и мы теперь единственные разумные существа на планете. Мы покорили океанские глубины, покорили космос, раскрыли секреты микромира. Так что, сами видите.
— Уважаемый, а мы? Люди разве не разумные? – возмутился Максим.
— Вот это смущает и меня. Поэтому я и стал антропологом, чтобы разобраться в этом щекотливом вопросе. Вы – нонсенс. Непонятно, откуда вы берётесь, и почему, если мы – венец природы, то почему нам выделили только этот лес. Слишком много вопросов. Разрешите пригласить вас в гости, познакомить с женой. Вы любите салат из прумдрапнотов в крнпвгроевом соусе? У нас немного осталось.
— А конопляного масла у вас случайно нет? – поинтересовался Борис.
— Нет. А вам зачем?
— Надо. На всякий случай. Знаете, уважаемый профессор, мы с удовольствием посетим ваш дом, но несколько попозже. Нам нужно кое в чём разобраться. Думаю, если мы покинем это место сейчас, то мы заблудимся навсегда. Так что, лучше вы к нам.
— С удовольствием! Вы не против будете, если я приведу жену и сынишку? И принесу салат. – От нетерпения он перебирал ногами, так что дрожала земля. – Спасибо. Я сейчас.
И Грмнпу гигантскими прыжками умчался в лесную чащу.
Максим вытер пот со лба.
— Это мне снится?
— Точно не уверен. Но бред полный.
— Это всё твои букетики из неизвестных науке цветов. И скажи мне, где машина?! – Макс опять упёр руки в бока.
— Прекрати истерику. Ты мне уже рубаху разорвал.
— Где машина?
— Понятия не имею, — пожал плечами Борис. – Её угнали.
— Кто? Эти рептилии? Детям игрушку? Модельку, да? Коллекционную?
— Отвали. Её угнали. Кто-то притащил масло, заправил бак и свалил.
— Да? А зачем он тогда нам оставил консервы, водку, вещи? Странный угон. Я знаю, это ты её спрятал, чтоб не возвращаться. Сволочь, я домой хочу, к жене. Мне диплом писать для одного придурка, у меня заначка, я так и не посмотрел “Титаник”…
— Говно кино. Оно того не стоит. А заначка большая?
— Большая. Год откладывал.
— Да, — Борис вошёл в гараж, освещая путь керосинкой. А что ты там про водку? Я не заметил.
— Сложили всё аккуратно в углу. Напьёмся с горя?
— Нет, блин, на радостях! – Борис вернулся с банкой консервов и бутылкой. Налили, выпили. Над лампой закружил комар, величиной с воробья, в длинным тонким жалом, растерявшись перед выбором жертвы. Борис встал и хуком с правой свалил его на пол, затем ловким ударом ноги вышвырнул его из гаража.
- Гол! – крикнул Максим.
Комар обиженно зажужжал, и улетел в лес. Только бы не за подкреплением.
Друзья закрыли ворота и подняли стаканы за футбол. Как погасла лампа, они так и не узнали, потому что сморило после первого тоста, и они уснули прямо на полу, благо, ночь выдалась тёплая.
Разбудил их настойчивый стук в дверь.
- Бор, вставай, там твой приятель припёрся. Салат из чего-то там принёс.
Боря сел, растёр лицо.
- Что ж он так рано? Поспать не дают. Зубы бы почистить.
- А ты дыхни на него, как он вчера на нас, пусть знает.
Борис пошёл открывать. За дверью он ожидал увидеть говорящую рептилию, но на отряд фашистов в форме и со “шмайсерами ” он как-то не рассчитывал. На поляне стоял бронетранспортер и два мотоцикла с колясками. Гости были в полном параде – камуфляж, тяжёлые ботинки, немецкие каски образца Великой Отечественной. Один держал на поводке чёрно-палевую овчарку, скалившую клыки в ожидании команды. Впереди стоял тип в несвежей майке, трениках и кедах. Он был небрит. Засаленные волосы сбились в космы, как у бродячих собак. Выглядел этот странный гражданин главным, так как стоял впереди, смотрел надменно и жевал зубочистку. Только начальник может позволить себе так ужасно выглядеть.
Подошёл Максим. Увидев людей, он оживился. Лицо его расплылось в улыбке и он бросился к фашистам обниматься.
-Ура! Боря, это люди! Свои! А вы кино снимаете? – в ответ Макс получил мощнейший удар в челюсть, вырубивший его моментально. Макс рухнул, как подкошенный. Собака рванула поводок, залившись лаем. Солдаты вскинули автоматы.
“ Опять он в обмороке, а мне отдувайся” – подумал Борис.
- Мужики, вы что? Что ж вы творите? Мы – свои. Не стреляйте только.
- Кто свои? – Нечесаный прищурил глаз, сверля Бориса взглядом. – Вы кто вообще такие?
- Туристы мы. Заблудились.
- Документы!
- А в чём, собственно дело? Мы тут отдыхаем…. – решил возмутиться Бор, но взгляд собеседника ошеломил его. Так смотрели люди, не принимающие аргументов, извинений и объяснений. Говорить им что-либо бесполезно, ибо они слышат только себя. – У нас нет документов.
- Лечь на землю, руки за голову.
Борис выполнил приказ.
- Так, — страшный человек зашёл в гараж, и стал рассматривать полки с инструментом, пнул покрышки, поднял и понюхал канистру. – Выкладывай всё. С какой целью. На кого работаешь. Цель операции. Как вы сюда попали. Всё по порядку, и возможно я сохраню вам жизнь. Что не факт, конечно.
Рядом застонал Максим, приходя в сознание.
- Мы вообще случайно здесь оказались, волей казуса. Просто у нас масло кончилось, а потом у нас машину угнали. А вы кто?
- Задашь ещё один вопрос, и я тебе отрежу голову, понял?
- Понял.
- Молодец. Я не шучу, это раз. У меня с юмором совсем плохо. Второе – у меня мало времени. Третье — я чувствую, правду ты говоришь, или нет. Встать! – приказал Мэнсон.
Борис вскочил на ноги и стал по стойке смирно.
— Молодец! Итак, имя.
— Борис Сергеевич.
— Русский?
— Украинец.
— Это где?
— Там же, где русские. Рядом.
— Цель операции?
И тут Борис понял, что если он расскажет правду, то ему всё равно не поверят, и Бориса понесло.
— Господин офицер, я всё, как на духу. Мы заброшены в этот квадрат с целью похищения профессора Грнмпру, или как там его, владеющего ценной информацией для создания сверхмощного оружия массового уничтожения. Мы должны взять его живым и здоровым, и доставить в центр изучения мозга, где из него добудут то, что нужно.
— Где находится этот центр?
— Москва, Кремль.
— Понятно. Кто такой, этот профессор?
— Это рептилия. Говорящая, с научной степенью. Преподаватель. Гениальный учёный и изобретатель.
Мэнсон растерялся. Точных указаний не было. Просто провести разведку. Конечно, самым правильным было бы перерезать им глотки, забрать пассатижи, ключи и отвёртки, и вернуться победителем. Но тот факт, что перед ним оказались не простые люди, а спецагенты Кремля, смущал и тревожил. В мозгах Мэнсона закоротило. Конечно, он не верил этому пижону. Не похожи эти слизняки на спецагентов, оружия он тоже не обнаружил, так же как и приспособлений для охоты на десятиметровых крокодилов. Но ложь была настолько бредовой и наглой, что не поверить в неё тоже было опасно. А вдруг, правда.
— Хорошо, — принял решение Мэнсон, — поедете с нами. Там решим, что делать. Может, обменяем на кого-нибудь, а может, казним, чтоб другим не повадно было. Давненько не было публичных казней.
— Я… — попытался возразить Борис, как тут же получил удар под дых, от чего способность разговаривать сразу пропала. Он мог только пытаться сделать вдох. Солдаты подхватили друзей подмышки и потащили к бронетранспортёру. Овчарка дотянулась таки до Бори и оторвала ему кусок рубашки. Их затащили наверх, пристегнули наручниками к перильцам на крыше машины.
Немцы запрыгнули в мотоциклы, и процессия покатила прочь из Леса.


Теги:





0


Комментарии

#0 15:11  10-06-2011КОЛХОЗ    
Гитлир капут.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....