Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Дорога домой

Дорога домой

Автор: 10_kg_cocainos
   [ принято к публикации 03:38  25-06-2011 | Бывалый | Просмотров: 861]
Большой палец правой руки. Неуверенное касание сенсорной поверхности. Раздражающий громкий звук и бесшумно отъезжающая дверь. Белоснежные стены. Запах чистоты с примесью озона. Матовый пол съедает звуки шагов. Всепоглощающая агрессивная тишина. За спиной раздается звон падающей монеты. Я пытаюсь обернуться, но впереди возникает нечто, что приковывает мое внимание гораздо больше, чем резкий звук в абсолютной тишине. Я бы никогда не поверил в это, если бы сам не увидел.
- Кара, брось хандрить, ты издеваешься надо мной? Десять тысяч километров за четырнадцать дней, и это уже, между прочим, моя третья скважина за это время. – На, выпей, может отпустит.
- Мы можем пробурить глубже?
- Мы можем всё, но отметка в двенадцать тысяч метров критична. Глубже просто не бывает. Рабочих пугают стоны и крики, которые мы записали. Местные власти интересуются нашим оборудованием. Ну и температура перевалила за полторы тысячи градусов. Решать тебе, я же с удовольствие пробурил бы и ядро – один ученый в Крыму утверждал, что оно состоит из алмазов и золота. Это же какие денжища, а?
- Ты, один хуй, всё проторчишь.
- Проторчу! Зато как? Всяко лучше, чем сливать миллионы на перелеты в компании качков-карликов и седовласых долбоёбов.
- Крым, Кольский полуостров и Саяны мы уже прошли, это последняя точка. Вариантов больше нет – будем бурить еще на тысячу метров.
- Как знаешь, Кара; предупрежу рабочих, что с утра снова приступаем к работе.
Кто-то положил мне руку на плечо, но я не предал этому значения. Передо мной открылось окно. Скорее возникло, из неоткуда. Размером с десятиэтажный дом. Воздух, казалось, сгустился, и я невероятным образом оказался напротив центра этого образования. Мне стало душно, но молния куртки расстегнулась сама, освободив шею. Нежным дыханием, шепот донес информацию напрямую в мозг: сделай один шаг. Я не спешил. Бежал всю свою жизнь: сначала убегал, потом догонял, потом просто бежал. И сейчас не хотел делать этот шаг бессознательно. Рука на плече как-то словно подталкивала меня вперед, а ласковый шепот напомнил о том, что шаг нужно сделать всего лишь один.
- Ало, это Кулибин!
- Какой, в жопу, Кулибин?
Я судорожно изучал ксерокопию карты, искал ошибку. Над этими схемами трудилось, по меньшей мере, пятнадцать человек. Трое из них, на всякий случай, со мной. Не могло быть ошибки. Денег, на еще десять лет ковыряния в архиве, не хватит; ресурс машины на исходе, в интернет стали просачиваться слухи и домыслы, экологи готовят какую-то петицию. Это мой последний шанс. В чем же ошибка? Двенадцать тысяч метров – это не шутки. Мы вновь добурились до самого ада. А нужно еще глубже.
- Коля Кулибин. Кара, ты че?
- А, Коляныч, что хочешь?
- Мэл сказал, что будем бурить еще на тысячу метров. Нам нужно двое суток – на скорости нельзя, убьем машину.
- Мы можем не торопиться. Карликам двойной оклад, а вы с Мэлом сгоняйте в поселок: возьмите бухла, травки, девок, оленины возьмите на закусь, икры там, рыбы их местной.
- Какая трава? Здесь все пьют спирт на грибах – ну это если есть желание реально отъехать, а так, можно даже пива импортного в лабазе нахватить.
- На твое усмотрение, Коля.
- Окей, босс!
Я свернул карту и аккуратно убрал ее в тубус. Тубус убрал в сейф. Так надежнее. Неужели все зря? Я вырубил рацию и спутниковый телефон, налил себе стакан водки и выпил залпом. Усталость капканом вцепилась в мои ноги, и я повалился на матрас.
Ночью ко мне приходила она. Женщина, которую я видел на перевале у Солан-Увара. Взгляд её разрывал мое тело на части и заставлял чувствовать себя не в то время и не в том месте. Ноги её были босы и испещрены царапинами и шрамами. Коробов, некогда один из самых опасных охотников за головами в этих местах, а в то время уже хромой проводник, вел её, словно зверя, накинув удавку на шею, по «пьяной» дороге. Притаившись за валуном, я смог рассмотреть её в армейский бинокль. И, несмотря на приличное расстояние, она смогла рассмотреть меня. Хотя я запомнил только её взгляд, но мне уже тогда казалось, что я знал её тысячу лет. Сегодня, я был готов отдать руку на отсечение, что именно она повлияла на всю мою жизнь.
Она тихо прикоснулась к моим волосам, погладила небритую щеку. Перевязала левое запястье свежей конопляной тесьмой.
- Как мне найти этот выход?
- Ты зря его ищешь – это не имеет смысла.
- Но я там родился, мне с детства все твердили, что я должен буду туда вернуться.
- Если ты будешь продолжать бурить туда ход, то возвращаться будет некуда, да и не откуда.
- Мне нужно туда попасть! Я должен! Я прошел такой долгий и трудный путь!
- Этот путь был необходим, но пора собрать все в единое целое и нарисовать собственную дорогу, она там, где бы ты хотел ее увидеть, и приведет она тебя туда, куда тебе нужно.
Утром я собрал совещание. Вменяемых на нем было мало, но, честно говоря, мне это было на руку. Было принято решение сворачивать проект, собрать в единое целое все найденные артефакты и информацию, и возвращаться домой.
Я сделал шаг. Ботинок словно погрузился в пыль. Но на душе было спокойно, как никогда. Я сделал второй шаг. Резко обернулся, но никого вокруг не было, и чужая рука не сжимала мое плечо. На полу блестела монета. Я поднял ее, и был приятно удивлен – это была ассирийская монета из электрума, но гравировка на аверсе была свежая. Какие-то цифры: 55.765173,37.853662. Но шепот вернулся и подсказал: это координаты. Я уже окончательно было привык к окружающему миру, но стены, пол и потолок начали стремительно приближаться ко мне. Еще секунда, и мое тело было бы сжато между этих, пусть и мягких на вид, но все-таки стен. Я выпрыгнул обратно, и побежал к выходу. Двери сами открывались передо мной, и я без особых сложностей оказался на улице. Прыгнул в машину. Вбил координаты с монеты в навигатор.
Лист красного железа, сорвавшийся с крыши, громыхая, упал на асфальт перед домом номер 13 по улице академика Челомея. На втором этаже за вызывающе красными занавесками горела единственная в это раннее утро люстра. Погода взбесилась: ветер, завывая, бил порывами по окнам, гнул деревья, уличный мусор кружил вальсы с прошлогодней листвой. Дверь в парадный была не закрыта и болталась из стороны в сторону, рискуя сорваться с петель. Человек в бежевом плаще прошмыгнул внутрь дома. Поднялся, лихо перепрыгивая через две ступеньки, на третий этаж и позвонил в дверь. Соловьиная трель звонка взбаламутила спящий дом: залаяла шавка этажом выше, кто-то громко закашлялся, видимо раскуривая утреннюю сигарету. За дверью послышалось раздраженное шарканье. Дверь открыла она, с заспанными глазами и с царапинками на загорелых лодыжках. И я сразу понял, что нашел выход. Я уже почти дома.


Теги:





0


Комментарии

#0 05:38  25-06-2011Слава КПСС    
Вернулся, чертяка. Нашел дорогу домой.
#1 09:43  25-06-2011Григорий Перельман    
ничо так
#2 09:58  25-06-2011Оксана Зoтoва    
о, фигасе, кто пришел
#3 11:39  25-06-2011штурман Эштерхази    
хорошо. Давно не видно тебя было, десятик кокса.
#4 23:25  25-06-2011castingbyme    
завтра прочту
#5 01:18  28-06-2011VETERATOR    
О. чуть было не пропустил.
И где тебя носит. баламут?
#6 16:53  02-07-201110_kg_cocainos    
Как же я рад видеть ваши гнусные и местами пейсатые рожи!
#7 14:19  03-07-2011Файк    
О! С возвращением!
#8 00:34  07-07-2011brunner    
хорошо написал

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:35  12-09-2017
: [4] [За жизнь]
Глуша

-…Ну и жарища. Печет словно в преисподней. Ягода на ветке сохнет. Эх, сейчас бы искупаться. А? Озеро-то вот оно, в двух шагах.
Молодая девица промокнула рукавом рубахи красное, потное лицо, морщась глотнула из крынки теплой воды и перешла к следующему кусту, тёмно-красному от переспелой вишни....
00:57  10-09-2017
: [6] [За жизнь]

осень сжимает время в кулак
ночи длиннее - дни короче
реже на озере, медный пятак
солнца багрового, Господи мочит

ветер неистовый, мусор из куч
вновь разметает как выпивший дворник
чьё-то письмо словно солнечный луч
падает птицей на мой подоконник

почерк и адрес до боли знаком
кто-же из ящика выбросил письма
он хоть и хрупок, но под замком....
Закатно. Рождаются планы, пути отрезок
нам видится перспективою - время грезить,
и невзирая на то, что плетут нам парки,
надежды таить и бесцельно блуждать по парку.
Затактно. Не звука печать, но приход мессии –
подкорковая динамика амнезии,
нас ветер листами по чистому полю гонит –
мы странны, местами - нам есть, что вспомнить....
Как ночь тиха, как будто ты в утробе
Как будто ты не здесь, а где-то там
Как будто то затаился кто-то в гробе
Как ток волшебный, что по проводам

Ты всем невидим - пьян, раздавлен, брошен
Распластан средь удушливой листвы
И кто ты, никогда уже не спросят
Никто не позовет из темноты

Припухший нос, разбитое колено,
Растерзанность как вырванный контекст
Всю жизнь предрасположен к переменам
Вся жизнь как недоразвитый протест

Лежит мужик в кусточках возле речки
...
Двадцать три года назад, летом 1994 года я несколько уже месяцев пребывал под следствием на «Матросской тишине». Не помню уже наверное того летнего месяца, когда в битком набитой народом тюрьме началась эпидемия дизентерии, но она началась. Поумирало огромное количество народа....