Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Один день из жизни Филлипа

Один день из жизни Филлипа

Автор: brunner
   [ принято к публикации 21:36  07-08-2011 | я бля | Просмотров: 572]
Филлип Заплатов сидел в своей пыльной однокомнатной квартире и разглядывал пожелтевшие чёрно-белые фотографии, висевшие на обшарпанной стене. На них был изображен его пьяница-сын и умершая жена. Фотографии были подписаны: «Анапа», «Коктебель», «Вова и я» и.т.д. Так начинался каждый день Филлипа.

Однушка в хрущевке была забросана старым хламом. Давно немытые окна почти не пропускали дневной свет и частично были заставлены ящиками из-под водки. На столе, застеленном газетой, стояли тарелки с нетронутой закуской – огурцами пятидневной давности и протухшим сыром. Пластиковые бутылки скрипели под ногами, когда Филлип шёл по квартире.

Филлипу было около пятидесяти лет, и он был алкоголиком. Пил он много и часто, и эта пагубная привычка оставила заметный след на его лице и теле. Лицо его, иссохшее и сухое, было голубоватого оттенка. Синяки под глазами, и сами глаза, красные и рассеянные напоминали о тяжелой участи Филлипа.

На стареньких аналоговых часах было написано 9:36 и Филлип нервничал. Нужно было опохмелиться. А магазин открывался в десять. Тогда Филлип купит пиво и, судорожно глотая дешёвое пойло, выхлебает его. На пиво деньги у Филлипа были, но на сегодняшний вечер – нет. Надо было что-то делать…

Без пятнадцати девять, Филлип, напялив грязные ботинки и футболку с надписью «молодой навсегда», всю в разводах, вышел из квартиры. Оказавшись в подъезде, Филлип зажмурил глаза от яркого дневного света, бьющего в лицо. Крякнув, Филлип начал спускаться вниз. Частично падая, частично ползая, алкоголик оказался внизу и открыл тяжелую дверь.

Это был обычный жаркий летний день. Дворник медленно подметал двор, птички чирикали над головами редких прохожих. «В магазин» — скомандовал себе Филлип и нащупал в кармане горстку мелочи, необходимой для покупки пива.

Ещё издалека были заметны «приятели» Филлипа, известные по «погонялову»: «серый» — очень авторитетный алкоголик, прошедший всю чеченскую, там был контужен, и с горя (у него умерла годовалая дочь) запил. «Медведь» — толстый зэк, носивший татуировки на своём теле, весившем, 120 кило. Татуировки расплылись на жирных плечах, и, когда-то бывшая драконом тату, превратилось в безобразного медведя-мутанта. За что и получил прозвище зэк. Ну и за фигуру, конечно.

Кроме Серого и Медведя, возле ещё не открывшегося магазина стоял молодой Валентин и Зина. Валентину было чуть за тридцать, и он был наркоманом, а не алкоголиком, но, «за неимением друзей у собратьев по несчастью», как он говорил, он «тусовался» с алкашами. Зина, вечно молодая, вечно пьяная, шестидесятилетняя бабка с обуглившимися пеньками вместо зубов, была извечным компонентом развесёлой кампании.

И вот, вся эта «тусня» стояла у входа в супермаркет, весело разговаривая, кто о чём. Они были абсолютно разными, и в этот момент их объединяло только одно – похмелье. Жёсткая плата за минуты удовольствия, безжалостная кара, суровый страж ворот алкогольного опьянения. И Серый, и Медведь, и Зина с Валентином были в долгосрочном запое, и, пока у них были деньги, они не собирались мириться с головной болью и покупать жалкие пакетики «антипохмелина».

И вот к своим «друзьям» направлялся Филлип Заплатов, рядовой армии алкоголиков. Магазин уже открылся, но ребята не спешили. Медленно, закончив разговоры, и, постепенно сосредотачиваясь на предстоящей покупке, компания шла в супермаркет.

Все знает, что такое супермаркет одной из многочисленных крупных сетей. Извечные огромны очереди, гнилые фрукты на прилавках, просроченные продукты, минимальный ассортимент этих самых продуктов. Единственное, чем кормятся эти магазины – это продукция ликероводочных заводов. Итак, вся честная компания стояла у прилавка с алкоголем. Предстоял нелёгкий выбор…

Тёмное, светлое, зарубежное, отечественное – ассортимент был велик и многогранен. В один момент, слаженные в выборе всего, друзья превратились в несколько непримиримых лагерей. Филлип молчал, слушая своих друзей, и искал Его. Оно – идеальное пиво – нашлось не сразу. С полминуты, тщательно выискивая, Филлип забыл обо всём и вся. Наконец, взгляд мужчины пал на стеклянную бутылку. «Это пиво не нуждается в представлении» — подумал он. «Настоящее немецкое качество и отменный вкус. Приготовлено из особых сортов ячменя и хмеля» — вспомнились ему строчки из телевизионной рекламы.

Взяв Его, без малейших колебаний, Филлип направился к кассе. За кассой сидела давняя знакомая всех местных забулдыг. Люда Семёнова, извечная сплетница и суровый скептик, цокая языком и с заметным украинским акцентом, всегда отказывала в ухаживаниях всех «друзей» Филлипа и его самого.

Буднично пробивая продукты, попутно разговаривая с покупателем, Люда жаловалась, что сегодня нет Марины – её компаньонки-кассирши. Дело в том, что в таких магазинах типа этого супермаркета, две или более работающие кассы – неслыханная редкость. Поэтому огромная очередь к хамливой кассирше здесь – это нормальное положение вещей.

Захватив шоколадку, Филлип встал в очередь. Всё ещё споря о качестве пива, подтягивались «друзья». Постепенно огромная очередь рассасывалась, и были слышны выкрики кассирши Люды: «Мужчина, куда пошёл?! А пять сорок кто будет давать? Пушкин?». Вот уже и видна сама Люда.

Толстое морщинистое лицо, малинового цвета губы, бойко двигающиеся, жвачка в её рту. Глаза, накрашенные синими тенями, светло русые волосы, забранные под кепку магазина. Она…

Когда очередь добралась до Филлипа, то Люда, сначала не взглянув на него, поздоровалась. А потом посмотрела ему в лицо и улыбнулась, при этом жуя жвачку. Филлип тоже улыбнулся и протянул свои продукты. Бутылка пива и шоколадка.
«Сорок семь рублей, тридцать копеек» сказала Люда и снова улыбнулась.
Филлип, отдав нужную сумму и тоже улыбнувшись, сказал: «Вот, Людок, оставьте себе» и, с этими словами протянул её шоколадку и, неоглянувшись, ушёл.

Это было так романтично. Люда смотрела ему вслед, почти пятидесятилетнему мужчине, на его футболку с надписью «молодой навсегда», открыв рот. Все смотрели вслед Филлипу. А он, идя по направлению к двери с надписью «от себя», улыбался.

* * *

Выйдя на улицу, Филлип не спеша, стал открывать бутылку. Хладная жидкость медленно стала течь в горло. Приятный горьковатый вкус поднял настроение и постепенно прогонял головную боль. Вот и появился Валентин. А вот и Серый с Медведем. Медленно заковыляла Зинка. Теперь, начала крутиться алкогольная карусель…

Сегодня за «поляну» отвечал Серый. Вечером, собравшись в тесной квартирке его, «друзья» начали застолье. Нехитрая закуска, нехитрая прозрачная жидкость в стеклянных бутылках, тосты, песни, плачи, стоны… Беспамятство…

* * *

Филлип Заплатов сидел в своей пыльной однокомнатной квартире и разглядывал пожелтевшие чёрно-белые фотографии, висевшие на обшарпанной стене. На них был изображен его пьяница-сын и умершая жена. Фотографии были подписаны: «Анапа», «Коктебель», «Вова и я» и.т.д. Так начинался каждый день Филлипа.




Теги:





1


Комментарии

#0 14:04  08-08-2011дервиш махмуд    
и каков марал произведения? пьянство-плохо?
по мне так нормальное осмысленное и размеренное существование у глгероя.
#1 14:07  08-08-2011Григорий Перельман    
довольно некисло жыфёт молодёжь: кватритра, закуска, женскей пол опять же...
все б так жили
#2 14:20  08-08-2011Григорий Перельман    
кстате, автор, может всё-таки ФилипП, нэ?
#3 16:29  08-08-2011кольман    
Пра любофь?
#4 23:53  08-08-2011Яблочный Спас    
имен дохуя
это не есть гут
#5 06:12  09-08-2011СИБ    
чот не вставило… интриги показалося нет

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
20:00  16-11-2017
: [2] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....
11:48  25-10-2017
: [7] [Здоровье дороже]
После полутарелки манной или рисовой каши и чашки кефира, что ему давали на завтрак, он обычно взбирался на высокий алюминиевый барный стульчик, стоявший в углу лоджии, устраивался там поудобнее, опираясь спиной на стену, или, наоборот, локтями на широкий подоконник, и приступал к процессу ежеутреннего осмотра своих владений....