Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Стальные жопы (Байк-шоу 2011)

Стальные жопы (Байк-шоу 2011)

Автор: Тоша Кракатау
   [ принято к публикации 21:06  05-09-2011 | Х | Просмотров: 1184]
Стальные жопы (Севастополь 2011)

езжай хуле…
ахуеешь конечно но надо понять и прочуствовать
(тык. матерый байкер).

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: По следам Ночных Волков.

Путешествие не задалось с самого начала. Не то чтобы прямо с момента отправления, а даже за некоторое время до него.
Я приехал в байк клуб «Секстон», что на северо-западе Москвы около девяти часов утра. Старт колонны намечался на десять. Миновав скульптуру ощетинившегося волка, приникшего к каменной глыбе, через массивные распашные ворота я попал на территорию клуба. Навстречу мне вышел рослый мужик с седым веником бороды, с ножом, пристегнутым к поясу и в футболке цвета хаки. Позже оказалось, что он вышел вовсе не мне навстречу, а просто шел по делам, но мы значительно обменялись кивками, как того требует этикет мотоциклистов. Ещё позднее оказалось, что прозвище байкера «Борода». Это несколько разочаровало меня своей предсказуемостью. Вот если бы его звали, к примеру, Дюймовочка или Ингиборгий, было бы куда оригинальней. Однако ж я отвлёкся.
Народ уже начинал прибывать. С десяток навьюченных байков стояли, дожидаясь своего часа. Тут и там лениво курили люди в коже и мотоэкиперовке. Из колонок звучал тяжелый рок, и развевались флаги, приделанные к странным пугающим и громоздким конструкциям, возведенным из металлолома во дворе клуба «Секстон». Раньше на территории клуба была свалка, и лом находчиво приспособили под декорации.
Тут мне предсказуемо захотелось опорожнить кишечник. Если кому интересно, это часто случается у меня перед каким-нибудь волнительным событием. А поездку в три тысячи километров на мотоцикле, можно назвать волнительным событием, без лишнего пафоса. Я зашел в клуб и поинтересовался у одного из Волков, где туалет. Указующий перст до половины затянутый в кожу просвистел в воздухе и выдал ориентир вглубь помещения.
Присев на унитаз, я испытал желание что-нибудь почитать. Книжек, освежителей воздуха, газет или других носителей письменных знаков, обнаружить не удалось. Тогда я полез в карман шорт, выудил документы на мотоцикл и принялся рассматривать ламинированную карточку свидетельства о регистрации транспортного средства. И тут меня как током ударило. Белый! Белый! Черт подери!
Нет, я не забыл кокаин дома. Я вообще не собирался его брать. В документе в графе цвет было пропечатано БЕЛЫЙ. Это означало только одно – я взял документы на другой мотоцикл!
Пришлось нестись в центр, встречаться с моим другом, чтобы обменяться документами. Вечером накануне, оставляя ему максискутер, отдал по ошибке документы от чоппера. Весь в мыле примчался на Кропоткинскую, на перекрестке обменялись карточками и скорей, обратно на Мневники в байк-центр. Дорогой попался гаишнику. Он проверил документы — всё в порядке. Ещё бы. Теперь то, всё в порядке. В порядке, но не совсем. Когда я притормозил у «Секстона», ворота были уже закрыты. Колонна ушла. Тишина… скоропостижное фиаско…
Ну что, всё пропало. Вернуться домой? Апатичный длинноволосый человек с изуродованным лицом, сидящий возле входа на лавочке, сказал, что колонна ушла полчаса назад. Нет, назад дороги нет! Их надо догнать.
Я огляделся. Только один мотоцикл стоял поблизости. Черная Honda CBR. Возле него возилась какая-то девочка. Я позвонил приятелю, попросил узнать в интернете как пойдет колонна, и подошел к черной Honda. К тому времени возле мотоцикла уже стоял хозяин – крепкий полный парень ростом выше среднего. Белобрысый и дружелюбный. Мы познакомились. Дима показал забинтованную руку и, широко улыбаясь, сходу рассказал историю недавнего падения. Ехал без защиты, а идущая впереди «девятка» не просигналив поворот, резко повернула, отрезав путь. Лёг на правый бок, долго тормозил локтем об асфальт.
Мгновенье спустя, было решено догонять колонну вместе. Итак, литровая Honda и более объемистый, но менее быстрый Kawasaki тронулись в путь. Диму я сразу классифицировал как маньяка. А кто ещё поедет с пассажиром за тысячи километров без правого зеркала, отлетевшего при падении?
Минут через сорок вырвались из Москвы на шоссе М4 Дон. Погода солнечная, ветер слабый, дорога ровная и свободная. Чего ещё желать? Сказка.
Отмотали первую сотню. Желтая лампочка топлива зажглась у меня на приборе и вскоре мы стояли в очереди в кафе на бензоколонке. Дородная девица за прилавком отпускала товар с видом усталым и недружелюбным. Мужчина, стоящий перед нами пожелал пончиков.
- Пончиков придётся подождать, — безжизненным голосом объявила девица.
- Долго ждать? — поинтересовался клиент.
- Минут тридцать.
К явному неудовольствию продавщицы, клиент решил подождать. В итоге пончики были готовы через три минуты. Мы, получив заказ, присели за стол. Маша, подруга Димы что-то нажимала в телефоне.
- Дим, — спрашиваю, — а тебе не страшно без зеркала ездить?
- Да мне по улице то ходить без зеркал стрёмно, а уж ездить…
Поели и стали собираться. Перевалило за полдень, нужно было торопиться.
Несколько часов езды на скорости 120-130 км/ч развеяли нашу надежду догнать колонну в начале пути. Видимо они ушли далеко. Решили поддать газу. Дима вышел вперед и припустил 150. Для его мотоцикла это пустяшная скорость. Мой «Kawasaki» легко догнал «Honda», но шлем дрожал и норовил сползти с головы. Я наклонился вперед, и, спрятавшись за ветровым стеклом, продолжал движение.
Внезапно впереди длинный тягач рванул с обочины и перекрыл обе полосы. Пришлось резко тормозить. Кто катается, знает, чем это грозит. На этот раз всё обошлось. У дороги красовался синий щит с надписью «Кончинка». Поравнявшись с Димой, кричу: «Это была почти кончинка, хаха, скончаться у «Кончинки» сейчас могли». Дима покачал черным шлемом и пошел на обгон тягача.
Дорога, дорога. Мельтешат пунктиры разметки. Проносятся щиты с трехзначными цифрами. 350 км от Москвы, 420 км, 450 км.
В зеркале появился нагруженный доверху чоппер. Поравнялись. На мотоцикле двое. Я делаю рукой знак, мол, остановись, поговорить надо. Байкер кивает и, включив правый поворотник, уходит к обочине, постепенно замедляя ход.
- Привет, на Севастополь?
- Да.
- Колонну думаешь нагонять?
- Конечно.
- А дорогу знаешь? Где Волки ночевать будут?
- Я слышал за Воронежем, я сам оттуда, дорогу знаю.
- Давай мы с тобой поедем.
- Хорошо. Вы со мной, а я с вами.

Тремя мотоциклами веселей ехать. Итак, Kawasaki VN1500, Honda CBR Black Bird и Honda VTX с объемом цилиндров в 1300 кубиков. В таком составе мы добрались почти до самого Воронежа. Еще пару заправок в пути, несколько шоколадных батончиков и много газировки внутри, а снаружи – солнце, ветер и рев моторов.
В одном из придорожных магазинчиков вижу на стене плакат музыкального коллектива. Снизу крупным шрифтом указано: «Экс барабанщик группы Дюна». Я попытался было вспомнить какую-нибудь партию ударников из песен «Дюна». Ничего не вышло.
***
Мне врезался в память короткий и яркий эпизод. По огромному мосту, мы переезжали Дон. Широкая, могучая река, спокойная и величавая. Меж Доном и высящимся на холмах вековым лесом, легли обросшие травой пологие склоны. Солнце отражается в куполах храма, стоящего ниже по реке. Всего три цвета – зеленый, голубой и золотой. Всего три цвета, составляющих совершенство.
***
Я еду в шортах и футболке. Руки и ноги начинают приобретать нехороший бурый оттенок. По мере продвижения на юг, становится всё жарче.
Пролетели очередной перекресток с эстакадой и вдруг Миша (так звали нашего нового компаньона) останавливается.
- Что случилось?!
- Колонна! Колонну видели?
- Нет, где?!
- Да вот же, на холме у кафе.
Против правил крутимся и возвращаемся по встречной полосе к перекрестку. За поворотом на холме кафе «РУСЬ». Возле него три десятка байков. Мы догнали колонну!
Рослый загорелый парень в кожаном жилете Ночных Волков выходит нам на встречу. Говорит, что сейчас уже трогаются в путь и чтобы мы догоняли, а ночевка будет в местечке под названием Богучарск, километров 250 отсюда.
- А быстро вы идёте? – поинтересовался Миша.
- Честно признаться, 130 тащимся, – поморщился Волк.
Все устали, решаем перекусить. Смотрим, как уходит колонна дальше на юг, и поднимаемся по ступеням кафе. За обедом, наконец, можно поговорить. Перебрасываемся байкерскими историями. Девчонки, их с нами две – Маша и Даша, сидят молча, едят и слушают, лишь изредка вставляя свои комментарии. Маша невысокая, с черными, судя по всему, крашеными волосами. Лицо неприметное, чуть заметны веснушки, глаза тоже черные. Даша гораздо светлее, чуть выше Маши, лицо красивое, доброе, сама худая и почти без женских прелестей.
***
Напоследок я заказываю банку сметаны. Надо намазать пригоревшие конечности. Банка большая, всю не размажешь. Во дворе кафе завожу разговор с официанткой.

- Скажите, у вас коты есть?
- Есть, — помолчав, неохотно отвечает девушка. Складывается впечатление, что она не хочет выдавать котов.
- Вот, отдайте им сметану, а то выкидывать жалко.
Посетив платный туалет, мы трогаемся в путь. Ехать теперь уже не так легко, как в начале. Болят кисти, устали колени, ноет спина. Одометр показывает 300 миль. Это почти пятьсот километров. Мы часто останавливаемся, чтобы обсудить маршрут. В интернете написано, что колонна пойдёт через Белгород, но Богучарск, который мы с трудом находим на карте, лежит в стороне. Мы решаем идти на Богучарск. Вскоре пропускаем поворот безо всяких указателей. Выручает Димин навигатор. Разворачиваемся и возвращаемся к развилке.
Начинает темнеть, на скорости холодно. Я прошу ребят остановиться, чтобы надеть куртку. Всё ещё надеемся нагнать стаю на ночлеге. Говорят, что проходить украинскую границу легче с колонной. Ходят слухи, что народ на таможне недружелюбный. Возможны провокации и отъем денег.
Следующие двести километров, даются тяжело.
Уже второй час ночи, мы на заправке «Газпром». До Богучарска 15 километров. Миша диктует мне номер человека из колонны. Спросить Александра. После пяти шести гудков трубку снимают. Александр, привет, нас три байка, идём за вами, вы в Богучарске?
Нет, они не в Богучарске! Колонна прошла Богучарск сорок минут назад! Они всё ещё едут. Остановка в Каминск-Шахтинском. Да они совсем охуели, сколько можно ехать?!
Догнать их сегодня не судьба. Все валятся с ног. Или из сёдел, как будет угодно. Решено заночевать в Богадушу… в Богучарске.
Далее сонный Миша пропускает поворот. Едем ещё километров десять. Дорога не освещена. В глазах пятнами расползаются габаритные огни впереди идущих машин. На ближайшей бензоколонке мне подсказывают, что через полтора километра будет мотель.
Впятером мы поселяемся в двухместный номер. Больше мест нет. Номер маленький, но есть душ и кондиционер. Я иду в душ, ноги по колено черные – на сметану налипла дорожная пыль. Долго моюсь, но ноги не отмываются. На белом полотенце остаются черные разводы.
Девушек на кровать, а сами вокруг буквой «П». Я расстилаю спальный мешок на полу, и вскоре экран гаснет.
***
Guten morgen, день второй.
Почему люди выбирают мотоцикл? Почему не смотря на опасность, дискомфорт и дороговизну, предпочитают его автомобилю? Потому, что из всех дорожных транспортных средств, только мотоцикл даёт ощущение близкое к полёту. Ты паришь в пространстве. Ноги летят над землей, руки расставлены шире плеч, тело чуть наклонено вперёд, ветер обдувает тело.
Современные дорогие автомобили быстры, хорошо держат дорогу. Но разве в них чувствуешь скорость? В салоне тихо, подвеска сглаживает неровности дороги. В окне мелькают придорожные столбы, словно ты смотришь в экраны компьютера, расположенные по сторонам. Симуляция, а не езда.
Байк резок, юрок, стремителен. Он требует все твое внимание и дает тебе взамен ни с чем несравнимые ощущения. Он, то прихватывает сердце внезапным ужасом, то обдаёт душу волной захватывающего восторга.
Только всё это хорошо в меру. За завтраком я предложил компаньонам организовать байк клуб под названием «Борзые псы» или «Охотники на Ночных Волков». Все смеялись.
Мы собрались ехать в город с поэтичным названием Каминск-Шахтинский в десятом часу утра. Нас, как оказалось, пытались нагнать ещё двое на мотоцикле. Я видел их мельком у кафе «Русь» под Воронежем. Они держали связь с Мишей на Honda VTX. Там, возле кафе у них был выбор — присоединится к нашей маленькой мотобанде или гнать в стае Волков. Они решили тогда идти с Волками, но замешкавшись буквально минуту, уже не смогли догнать колонну, которая, надо сказать, передвигалась в весьма резвом темпе. Позже допустили ещё один промах – поехали в Белгород. Теперь, они были километрах в тридцати позади нас. Миша сказал в телефон, что все уже надели защиту, очень жарко, и мы не будем их ждать, а поедем медленно, и пускай догоняют.
Минут десять мы действительно ехали медленно. Потом надоело. Мы поехали быстро. Дорога всё ещё была хорошей. Через некоторое время Диме надоело наше «быстро», он припустил чуть быстрей и почти моментально скрылся за горизонтом. Его можно было понять, он вторые сутки ехал на спорт байке в компании двух круизеров. На заправке удалось дозвониться до Александра, он сонным голосом сообщил, что все ещё спят. Мы воодушевились, казалось рас плюнуть догнать волков на месте ночлега.
Город Каминск-Шахтинский встретил нас жарой и обилием дорожной полиции. Однако, сотрудники ДПС на нас внимания не обращали, что не могло не радовать. В городе неожиданно оказался байк центр со стилизованным кафе, мойкой и сервисом. На крыше кафе красовался огромный мотоцикл забавных дутых форм, а на площадке перед сервисом громоздилась стела, сваренная из крупных мотоциклетных деталей. Довершала картину скульптура мотоцикла выполненного из человеческого скелета и металлических колес. Череп заменял переднюю фару, грудная клетка – бензобак, а тазобедренный сустав сиденье. Руки и ноги выполняли роль вилки и задних амортизаторов соответственно. Если бы не гигантские размеры скульптуры, принимая во внимание отдалённость Каминск-Шахтинского от Москвы, можно было подумать, что скелет человека настоящий.
Тут к нам подкатили Женя и Оля на эффектном Suzuki Boulevard C50 черного цвета. Первым делом они осведомились насколько медленно мы ехали, если они уже полтора часа едут за нами со скоростью 140 км/ч и только сейчас, когда мы остановились, нас удалось нагнать. Мы промычали что-то невразумительное и перевели разговор на еду.
Кафе было довольно уютным и оригинально оформленным. Так, ножками столов служили огромные пружины, стены были украшены гигантскими головками винтов, над барной стойкой висел старый советский мотоцикл, а у входа был выставлен на продажу настоящий Harley-Davidson.
Попутчики мои уплетали салаты и гарниры, а я нервно попивал черный чай. Дорога начинала меня утомлять, стаю нагнать до перехода границы не представлялось возможным. Александр, который был единственным связующим с колонной звеном, как только что выяснилось, проспал отъезд Волков и теперь повернул обратно на Москву, опасаясь в одиночку переходить границу. У него что-то с документами было не в порядке. Мои кофры (кожаные сумки) разболтались. Лопнул один из болтов крепления.
В сервисе я попросил немного капроновой веревки и, перебросив её через седло, стянул кофры меж собой для прочности.
Мы потеряли полдня, проехав какие-то несчастные 150 километров. Нужно было наверстывать. Четыре байка, семь душ, 800 километров до цели. Отметаем, возникшую было идею переходить границу на пароме, и решаем двигаться по побережью Азовского моря.
Дальше помню всё как в бреду. Дикая жара, литры выпитой воды на заправках через каждые 200 км… Однообразный пейзаж, раскалённый двигатель между ног.
Когда мы въехали в Ростов-на-Дону, мне вдруг захотелось остаться в этом городе. Деревья, склонившиеся с двух сторон над дорогой, подарили долгожданную тень. Сгоревшие руки и ноги перестали болеть. С тротуаров на звук моторов, оборачивали свои головы юные девы. Однако счастье было недолгим. Город предательски обернулся пыльной промзоной без единого деревца. Забитые машинами круги движения следовали один за другим. Народ, не привыкший к мотоциклистам, даже не думал нас пропускать. Протискиваться меж рядами автомобилей на тяжелом байке утомительно. Думаю, жара была под 40 градусов. Около часа мы выбирались из города в непрерывной пробке, лавируя по узким улочкам.
Отъехав миль десять от злосчастного Ростова-на-Дону, мы пошли на дозаправку.
Я слез с мотоцикла и тут меня сильно шатнуло. Пришлось схватиться за руль, чтобы не потерять равновесие. Я зашел в кондиционированное помещение магазина при заправке, расплатился на кассе и рухнул на стул. Залпом осушил бутылку минеральной воды. Я не мог ехать дальше. Остальные отнеслись к моей слабости с пониманием. Им тоже было нелегко. Дима сказал что-то про раскаленный бензобак и про яичницу, потирая штаны в области паха. Мы взяли немного еды и оставались в кафе ещё минут двадцать.
Моё повествование затягивается и, чтобы не злоупотреблять вниманием читателя, я прокручу следующие кадры воспоминаний в сильно ускоренном темпе.
Таможню мы, вопреки опасениям, прошли примерно за час и без особых проблем. Оля на Boulevard на всякий случай сунула служивым красивую прямоугольную бумажку.
- Признавайся, чем будешь колбасу резать?! – выпалил матёрый украинец в форме, когда начался досмотр личных вещей.
- Нема колбасы, — говорю, — съели в мотеле за завтраком.
- А купишь колбасу, чем резать будешь?
- Зубами буду рвать.
Таможенник лениво пошарил у меня в кофре и махнул рукой – проезжай.
И так мы на Украине. Уже стемнело. Я возглавил нашу небольшую колонну.
Ехать было холодно, но останавливаться, чтобы одеться, не хотелось. Чем глубже в Украину, тем хуже дороги. Мотоцикл подбрасывало на ухабах, противно скрипели крепления кофр. Вскоре удалось дозвониться до кого-то из колонны. Ура, они в Мариуполе! Километрах в сорока от нас.
Мы остановились посовещаться. Женя предлагал не прекращать движение и идти на Севастополь. Проехать как можно больше сегодня, чтобы завтра не проводить в дороге весь день. Но все устали, решено было примкнуть к стае.
Мариуполь сразу зарекомендовал себя чудовищным состоянием дорог. Сильно трясло, но мы были близко к цели. Почти без труда, по навигатору (нам сообщили точный адрес), мы нашли логово волков. На пляже в несколько рядов стояли мотоциклы. Теплились угли в большом мангале, справа в ресторане играла музыка. Пьяные байкеры пытались вылезти на берег из шатающегося на волнах катера, а слева на морском берегу темнел лес палаток.
Нас встретил задорный поддатый мотоциклист в татуировках и кожаном жилете, спросил, как добрались и, недослушав мои взволнованные речи, пригласил нас припарковать железных коней и… отдыхать.
Рядом с мотоциклистом стояла невысокая женщина в белом. Она подошла к моему гиганту «Kawasaki» и, прислонившись к сидению, ласковым и тихим голосом проговорила: «Какой он тёплый. Я тут погреюсь немножко?»
***
ЧАСТЬ ВТОРАЯ: На Севостополь.
Отужинали в ресторане, где задорно отплясывали местные дамы. Ближе к ночи байкеров за столиками почти не стало, зато прибыло в полку товарищей в беретах и золотых цепях. Пора было расходиться.
На пляже к нам подошел Борода и, говорит: «Слышали, какая музыка сейчас играла?!»
- Нет, а какая?
- Вы что, я же только что Beatles заказывал. Музыка у них тут совсем гавно.
- Вот бы Slayer им врубить сейчас, да погромче – подмигиваю Бороде. При этом, Дима-маньяк кровожадно захихикал у меня за плечом.
- Нуу, — промычал Борода, — я предпочитаю музыку посложнее.
- Не согласен. Играть Slayer куда сложнее чем Beatles.
- Так играть же не надо, — Борода заморгал, приложив ладонь к груди, — просто деньги кладёшь и кнопку нажимаешь…

Заночевали в гостинице. В номере я наскоро принял душ и — спать. С утра встал на час раньше, чем было нужно – забыл переставить часы. Не выспался. За завтраком поглазел на море и немногочисленных купальщиц.
Позже подошли остальные концессионеры и тоже принялись жевать.
Спустя минут сорок стартовали. Ехали не долго. Нас зачем-то привезли на детский праздник. Бородатые дяди в коже некоторое время недоуменно смотрели на детей, которые танцевали в костюмах и пели: «Гномики, гномики, маленькие гномики». Я отчетливо слышал, что маленькие негодяи один раз намеренно пропустили букву «н».
Мы прокладывали путь вглубь крымского полуострова. Пейзаж был довольно скучным – желтые поля, редкие деревья. Было на что смотреть, лишь когда дорога бежала близко к морю.
В колонне теперь насчитывалось машин сорок. Шли за сотню, иногда под 140, хотя асфальт был ужасным. Крепкий загорелый мужик лет сорока пяти носился взад и вперед на молниеносном “Suzuki GSX 1300” с украинскими номерами. Приникнув к белоснежному мотоциклу с округлыми боками, он, словно ангел хранитель, вёл нашу стаю. Каждый раз, когда кто-нибудь съезжал на обочину обнаружив неисправность, он выяснял, в чем дело, и несся вперед, чтобы остановить идущих в голове колонны.
Неисправностей хватало. Не знаю, зачем волкам понадобилось так спешить, но мотоциклы скоро начали сыпаться. Мои расшатавшиеся кофры ухнули назад вместе с багажником, снеся левый задний поворотник. Парень, который шел за мной еле успел увернуться. Хорошо еще ребята на внедорожнике «Ford» заметили и остановились, чтобы подобрать мои пожитки. Где-то за Мелитополем у байкера на старом чоппере завернуло номер под колесо вместе со всеми фонариками. Дима громыхал треснутым щитком над цепью. На мелочи вроде отвалившихся подножек вскоре перестали обращать внимание.
Финальным аккордом прозвучал пробитый бензобак. От удара об раму в баке образовалась дырка. Мы курили целый час возле бензоколонки, пока залепляли дыру. На том невезучем мотоцикле сидела ещё невезучая девушка. Фотограф из Удмуртии. Маленькая и смелая. Она держалась руками за багажник и вывихнула плечевой сустав, подпрыгнув на выбоине. Уверен, если бы мы ехали со скоростью 80 км/ч, то приехали бы на пару часов раньше и целые. Спасибо главному байк-клубу страны. У меня в ходе этой поездки сложилось впечатление, что в Севастополе нас ждет ремонтный сервис, принадлежащий Ночным Волкам, и они специально гонят нас по таким дорогам.
К ночи мы добрались до места. Ребята поставили палатки, а я лег возле мотоцикла на спальный мешок. Всю ночь шла настройка звука для предстоящего концерта, а рано утром вышло жаркое солнце. Выспаться опять не получилось.
Утром я пошел обозревать лагерь Байк-Шоу. В десятке километров от города героя, возле озера на руинах советского завода, Хирург построил свой собственный город.
Многоярусная сцена в пятиэтажку высотой включала в себя множество причудливых металлических конструкций, напоминавших по стилю те, что стоят в московском «Секстоне», но сильно превосходивших их по размеру. Метрах в десяти над землей, от сцены к стоящему перпендикулярно заброшенному зданию, прокинули своеобразный мост, тоже сваренный из различного металлолома и напичканный пиротехникой. Громадный корпус подводной лодки, выполнял роль подиума. На сцене и на доме были установлены мощные прожекторы и лазеры. Напротив располагались торговые ряды, где можно было купить еду, выпивку, сувениры и даже мотоэкиперовку. Складывалось впечатление, что жить было можно.
Вскоре позвонила девушка с Литпрома, которая вызвалась быть моим гидом в Севастополе. Эвелина появилась на пыльной дорожке Байк-Шоу в стильной одежде черного цвета, и с бутылкой пива в руке.
Мы немного поболтали и поехали в город. Когда моя новоиспеченная знакомая сидела на мотоцикле, она использовала руки, чтобы держаться за меня. Но каждый раз, когда мы слезали с байка, в её руке тут же появлялась новая бутылка.
Нельзя не поблагодарить отзывчивую девочку за то, что согласилась показать москвичу красоты Севастополя, хотя надо признать, что поездка обратно на байк-шоу была наиболее опасной из тех, что я могу припомнить. Дело в том, что к трем часам дня Эвелина уже была практически невменяемая и хорошо держала равновесие, облокотившись о столб или лежа на спине, но никак не сидя на мотоцикле. К тому же, неукоснительно следуя байкерским традициям, ветреная литераторша приветствовала попадавшихся на встречу мотоциклистов высокоамлитудными взмахами конечностей и радостными криками. И если от криков я испытывал только легкий дискомфорт, то взмахи расшатывали тяжелый чоппер, грозя кровопролитным падением на асфальт.
Эвелина не обделяла вниманием мотолюбителей всех возрастов и объемов двигателей. Особенно возбужденно она почему-то реагировала на пенсионеров, тарахтящих на старых мопедах обвешанных канистрами и другим хламом.
Отдельную благодарность хочу выразить другу Эвелины, которого она отрекомендовала как юриста. Этот всестороннее эрудированный разговорчивый человек пригласил нас на обед с рыбными блюдами в ресторане на берегу моря, любезно предоставив мне возможность расплатиться по счету, когда он, выпив изрядно водочки, заспешил на заседание суда. С теплом и пониманием вспоминаю ночные звонки на мой мобильный в Москву, когда тишине моей квартиры раздавались из трубки подогретые алкоголем вопли: «Алё, Трататау?! Это мы. Хохлы!».
***
По приезду на фестиваль сразу сплавил Эвелину какому-то бородачу со шрамом на пол лица. Это был её знакомый. Кажется…
Каждую ночь в лагере волков на Байк-Шоу громыхала музыка, а днем из соседней палатки бубнил полоумный дед. Он приехал проповедовать со своей женой. Первым делом дед набросился на чешских байкеров, которым посчастливилось стать его ближайшими соседями. Чехи плохо воспринимали язык церкви и, улыбаясь, из вежливости кивали головами, когда праведник обрушивал на них поток христианской информации.
Когда народ стал избегать общества деда, он принялся ругаться с женой. Из палатки доносились басовитые реплики проповедника, а что отвечала ему жена, слышно не было. Таким образом, окружающим приходилось слушать своеобразный монолог с паузами.
— Настя, скажи мне, ты свинья?.. Нет, скажи мне, ты свинья?.. Ты свинья или нет?.. Ты свинья, Настя! Ох, и свинья же ты.
Я ковырялся с мотоциклом, пытаясь присобачить трубы с помощью длинной проволоки. Кронштейн задней подножки, который поддерживал глушители, лопнул где-то на треклятых просторах между Мариуполем и Бердянском.
— Настя, мне тебя слушать не обязательно! – вдруг изрек дед с глубоким чувством.
Я на мгновенье перестал орудовать пассатижами. Сильно сказано, подумалось мне, надо взять на вооружение.
Народ купался в озере, выпивал, валялся на солнце или мотался в город в ожидании ночного шоу, а я чинил мотоцикл с двумя типами из Ялты. Типы жили в грузовичке и работали на пиве. Их звали «техподдержка». Из ржавой пластины соорудили кронштейны для поддержки труб. Насверлили отверстия, зачистили болгаркой. В это время пошёл ливень и к нам в мастерскую, организованную в брошенном здании, набилось много народу. Среди них оказался фотограф из местной газеты. Ребята из техподдержки предложили эффектно пустить искру болгаркой на камеру. Фотограф оставил осветительное оборудование, и убежал, причем просил посторожить. Потом появилась девочка аппетитных форм и кудрявых волос. Механик говорит:
- Ну, где этот неусидчивый представитель прессы, нам уже уходить пора, мы здесь закончили.
Девочка неожиданно взялась посторожить оборудование.
- Я сама пресса, из Севастопольской газеты.
- Пресса? – спрашиваю, сидя на байке, — надеюсь свободная?
- Абсолютно, — отвечает незнакомка и протягивает визитку.
Дождь утих, а имитация лопнувшего кронштейна хорошо получилась. Дал ребятам денег и пива подогнал, в общем, мы друг друга удовлетворили.
***
Ночи полные огня и шума, я проводил в спальном мешке. Палатки не было. Ребята звали меня к себе, но я отказался. Тесно втроем в двухместной.
Я лежал в мешке и смотрел на звёзды. Надо мной возникли силуэты двух девушек из нашей мини-колонны. Это Маша и Даша. Маша приехала с Димой на Honda BlackBird, а белокурая Даша – второй номер на чоппере Миши из Воронежа. Им немного за двадцать, они пьяны и разговор по душам течет, прерываясь на короткие глотки пива. Они думают, что я сплю, а я не спешу их в этом разубеждать.
— Даш, он у меня знаешь какой? Он всегда говорит: «Я знаю, что однажды разобьюсь, но это моя жизнь, мне похуй, буду ездить всё равно». А мне, веришь, очень нравятся мотоциклы, но мне уже 22, надо о семье подумать, о детях… Он, не хочет говорить об этом.
— Мы с Мишей пока не торопимся, мне ещё диплом надо защитить, там видно будет.
«Вот они, готовые диалоги для будущих сериалов»,- думаю, ворочаясь в спальнике на неровной земле.
***
Проснулся ночью попить и вдруг слышу, на сцене играет «Алиса». Старую песню выводит неутомимый Кинчев: «Уууу аэробика, ууу аэробика». Взял в рюкзаке сигареты, которые нашел в траве накануне, лег и закурил. Хотя давно уже бросил.
На следующий день, огромной колонной, все двинулись на торжественный байк-парад в Севастополь. Сотни мотоциклов, скутеры, трайки, черный грузовик, обшитый броней и исторгающий пламя, а впереди нескончаемой колонны Ночные Волки во главе с Хирургом. Зрелище впечатляющее вне всяких сомнений. Чувствуешь себя частью металлического воинства, кавалеристом доблестной и армии и ещё черт знает кем, когда под приветственные крики толпы, въезжаешь на мотоцикле на улицы города. Только вот все эти чувства выжгла во мне дикая жара. Колонна шла медленно, солнце пекло яростно, в общем, мне не понравилось.
Вторым номером вызвалась ехать со мной на парад стройная рыжая Наташа из Твери. Она прибыла на фестиваль автобусным туром. Наташа давно увлекается байками, не пропускает ни одного шоу. Она рассказала, что есть байкеры, которые на спор проделывают весь путь от Москвы до Севастополя без единой остановки. Их называют «Стальные жопы». Я вспомнил, как добирался сам и не верю, что такое возможно. Хотя кто его знает…
ЭПИЛОГ.
После закрытия Байк-Шоу, когда кончилось пиво, умолкли песни и растаял в звездном небе салют, мы с Женей и Олей на Suzuki Boulevard сутки отмокали в частном доме-отеле с бассейном и сауной. Крепкий сорокапятилетний Серёга держал постоялый дом вместе с мамой дочерью и женой. Каждый вечер застолье и песни караоке. Каждый вечер кто-нибудь уезжает или приезжает, и нет повода не выпить. Хозяин дома от гостей не отстает, мешает пиво с коньяком и травит байки. В частности он по секрету поведал мне, что турки с самолётов сбрасывают на крымские горы змей, чтобы свести на нет конкурентоспособность украинского туризма.
За длинным столом, что на Серёгиной веранде, в компании дайверов из Молдавии мы пировали под трели цикад. Я вспомнил, что недавно у меня дико чесалась спина и говорю Жене:
- Так чесалось, что всю спину себе разодрал. Думал, что чесотку в местном озере подхватил.
- Нет, это не чесотка,- сказал Евгений, — чесотка совсем не так начинается.
- Симптомы другие, — подхватила Оля, врач по образованию.
- Ааа, чесотка? Была у меня чесотка, – неожиданно отозвался Серёга, который уже было начал засыпать за столом. Ехал я, помню поездом в Ростов-на-Дону (он сделал паузу, предавшись нахлынувшим воспоминаниям). Да! Точно! У меня тогда ещё триппер был.
Оля поперхнулась домашним вином.
***
Утром мы двинулись на Москву. Ехали по 800-850 км в день. Мотоциклы на сей раз были одного класса и скоростной режим устраивал всех. Сто, сто двадцать, плавная езда без фанатизма. Всё бы ничего да полдня потеряли в Симферополе – мой Kawasaki отказался заводиться. Думали, что аккумулятор накрылся, я ездил на рынок на такси, чтобы новый купить. Оказалось, контакты окислись на морском воздухе. И всего делов то…
Первая ночевка была уже на территории РФ. Миновали Харьков и поздно ночью перешли границу в районе Белгорода. Уже светало, когда мы сняли два номера в придорожной гостинице. Проснулись же в обед и подкрепившись, снова в седло.
Всю дорогу нам попадались заправки, бессовестно использовавшие цвета и символику «Лукойл». На одной из таких заправок, логотип от лукойлового практически не отличался. Мы поддались обману и свернули с дороги (баки были почти пусты). Раз уж остановились, решили рискнуть и заправиться. Я расплатился на кассе и, обернувшись в дверях, спрашиваю кассира: «Как бензин то у вас?». Он немного помедлил, и выразительно глядя на меня исподлобья, процедил: «А-а-а-хуительный».
Мы отъехали метров триста, и из новенького Boulevard повалил черный дым. Мотоцикл не заглох, но, по словам Жени, плохо тянул и подергивался. Мой полуторалитровый монстр проглотил «ахуительный» бензин, не поморщившись.
К ночи, вдоволь напрыгавшись на ухабах Варшавки, и основательно замерзнув, мы остановились на МКАД, чтобы прощаться. Сверкая полированными боками, ушел на эстакаду Boulevard, а я открутил ручку газа и помчался в сторону Ясенево.
Помню, то ощущение ликующей радости, когда, наконец, кинул рюкзак на пол в прихожей. Всё-таки я это сделал. Махнул 100 граммов водки, чтобы не заболеть и лег спать. Впереди была ещё половина отпуска. За плечами лежали три с половиной тысячи километров асфальта, полуостров Крым и город-герой Севастополь.




Теги:





0


Комментарии

#0 00:21  06-09-2011Яблочный Спас    
интересно
хоть я совсем не понимаю мотоциклы и их седоков.

а вот что фоток нет — плохо.
#1 00:32  06-09-2011Лев Рыжков    
Прямо не Тоша, а Х.Томпсон какой-то. Интересно читалось.
А Эвелина под каким ником тут срет?
#2 01:06  06-09-2011тык    
заебок
про само шоу маловато
и про еблю…
#3 01:14  06-09-2011Renat-c    
А-а-ахуительно! Как будто сам побывал. Особенно порадовали «Стальные жопы» и вероломные турки.
#4 09:14  06-09-2011Тоша Кракатау    
Есть коекаие фотки. Но как их в текст вбивать я хз.
Могу в откровения поналепить.
#5 09:18  06-09-2011Гриша Рубероид    
на мацацикле холодно сцуко.
#6 09:56  06-09-2011херр Римас    
фотке да нипамишале бы.
Этта ваще где было в России разве иле в Крыму?
Ария в каком составе была, с Беркутом?
#7 09:59  06-09-2011Тоша Кракатау    
Арии по-моему не было. Была «Алиса». Я вообще само шоу толком не смотрел. На зрителей воздействовали православные НЛПшники, я держался в стороне.
#8 10:00  06-09-2011херр Римас    
была, по ящегу слышал.токка нипонил Беркут был иле новый, кто у них там типерь, Киркоров наверно.
#9 10:06  06-09-2011Тоша Кракатау    
Проспал наверное. И Ногу Свело тоже проспал.
#10 10:33  06-09-2011Hunter    
Тоша, заливаешь фотки в радикал и в ссылках выбираешь первую.
Вставляешь в командную строку вот такую:

На старом двишке было так.
#11 10:34  06-09-2011Hunter    
гыыыыыыыыыыы
#12 11:28  06-09-2011Тоша Кракатау    
Фотографии тут:
http://www.litprom.ru/topic1992042.html
#13 11:30  06-09-2011дервиш махмуд    
Ногу Свело недавно у меня под балконом выступало. вместе с Землянами. живы ещё, я удивился.
#14 11:43  06-09-2011Тоша Кракатау    
что ты выращиваешь на балконе? колись.
#15 11:45  06-09-2011дервиш махмуд    
всё просто- напротив балкона набережная. на набережной сцена. там проходил концерт — путин против наркотиков типа. и эти ребята подписались выступать.

500 м от мово дома.
#16 11:56  06-09-2011Лев Рыжков    
Речной вокзал, что ле?
#17 11:57  06-09-2011дервиш махмуд    
именно он, Лев.
#18 12:09  06-09-2011Тоша Кракатау    
Норкотеки против Путина
#19 01:23  07-09-2011Илья Волгов    
хороший интересный отчот, молодец
фотки были б к месту, а жопа — она у всех разная
#21 05:40  05-07-2012C@бачка    
2 Lovewriter- ага, я тоже всё сравнивала с «Ангелами Ада»- «statutionary rape of Bass lake» :D
Очень понравилось, замечательный способ провести отпуск!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:10  10-12-2016
: [0] [Было дело]

В Средиземном море,
у брегов Тосканы
лайнер белоснежный
совершал круиз.
И руке покорный,
твёрдой капитана
плыл он безмятежно,
ласковый дул бриз.

Той январской ночью
отдыхали люди,
пассажиры спали,
наслаждаясь сном....
18:03  08-12-2016
: [10] [Было дело]
Пашка Кукарцев уже давно зазывал меня в гости. Но я оброс жирком, обленился. Да и ехать в Сибирь мне было лень. Как представишь себе, что трое суток придется находиться в замкнутом пространстве с вахтовиками, орущими детьми и запахом свежезаваренных бич пакетов....
11:51  08-12-2016
: [7] [Было дело]
- А сейчас мы раздадим вам опросные листы с таблицей, где в пустых графах надо будет записать придуманные вами соответствующие вопросы, - сказал очкарик, - Это будет мини-тест, как вы усвоили материал. Времени на это даётся десять минут.
Тенгиз напрягся....
08:07  05-12-2016
: [107] [Было дело]
Где-то над нами всеми
Ржут прекрасные лошади.
В гривы вплетая сено,
Клевер взметая порошей.

Там, где на каждой ветке
В оптике лунной росы
Видно, как в строгой размете
Тикают наши часы.

Там, где озера краше
Там, где нет края небес....
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....