Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Крепче стали

Крепче стали

Автор: Okvid
   [ принято к публикации 22:29  15-09-2011 | Raider | Просмотров: 611]

Медные капли дождя падали ему на лицо. Он шел дальше, твердо и упрямо не замечая их. Казалось, что дождь проходит сквозь него и не задерживается на рваной куртке и разодранных джинсах, лишь немного влаги успевает осесть в еще недавно белых кроссовках. Смотреть он старался только вперед и спину держал прямо, хотя это давалась ему нелегко. Прохожие с удивлением наблюдали за ничего не замечающим существом, как будто случайно застуканным в момент его перехода из одного мира в другой. Умом он осознавал это внимание, и четко отслеживал в себе мысль о том, что надо как-то среагировать – злобно, с холодной уверенностью убийцы взглянуть на очередного любопытного или, сжав досаду в груди, пройти мимо, как будто ничего не замечая, но душа его была слишком далеко, чтобы всерьез воспринять эту игру сознания. В этот момент она сжималась внутри груди до крохотной точки невероятной плотности и готовилась через мгновение выпорхнуть ввысь и разлиться там на всю свою доселе невозможную ширину. Оставив ему тем самым лишь то, чем он так жаждал питаться всю свою недолгую жизнь — принципы и идеи. Манящий холод убеждений, дающий такую долгожданную уверенность в правильности своего выбора, от которой не в силах отказаться не один из живущих.

В его памяти медленно из тумана выплывали картины случившегося дня, каждое мгновение которого ( это он теперь понимал абсолютно отчетливо) было выплавлено из забытых дней, часов и лет его прошедшего существования. Годы существования и день Жизни, достойная сделка. Он вспоминал.

Провонявший вагон электрички до верхушки рогов набитый народом. Тамбур, в которой он вышел, уступив какой-то женщине место. И эти двое. Горбатые быки, хлеставшие водку из пластиковых стаканчиков и липким голосом, пересказывавшие друг другу историй своих разгульных похождений. Они никого не задевали и лишь иногда полушепотом отпускали неслышные похабные шуточки в адрес окружающих. Пили здоровяки также — заметно, но не до конца раздражающе. Временами из-за остановок поезда, они неуклюже переваливались от одной стенки тамбура к другой, попутно толкая кого-нибудь из пассажиров, но тут же с пьяной улыбкой извинившись, отползали назад. В этой бесящей недоигранности и заключался весь ужас для стоявшего в углу. Пока остальные с нетерпением выходили из вагона или, завидев опасных субъектов, наоборот уходили поглубже, у Него внутри взрывались вселенные и бились с неведомой силой разрозненные миры совести. «Если он тронет ее, тогда… Обольет того водкой, сказать… Давай подходи, попробуй… Снизу в челюсть одного, в голову другого». Но те двое никого не задевали и не трогали настолько, чтобы этого в соответствии с его собственной ( хотя насчет принадлежности он все больше сомневался) шкалой возмущения было достаточно для действия. Битва, не имеющая форменного выражения, а потому происходящая на уровне ощущений разгоралась в нем с новой силой каждый раз, когда один из быков назойливо напоминал остальным о своем существовании. Попытки использовать словесные силы для принятия верного решения лишь усугубляли положение. А особенно донимало это едкое, пришедшее с нажитым опытом, понимание того, что момент прошел и возможность все дальше и дальше уходит от него, а потому действовать бессмысленно. Этот росток социальной трусости, сдобренный окружающим смирением, продирался сквозь его голову, попутно обрастал тысячами веток-сомнений, вплетался корнями-воспоминаниями в волю, и присыпал шуршащей сиюминутной листвой, уже едва заметные побуждения сердца. Через 5 минут два горбатых вывалилась наружу, и поверженные вселенные пеплом феникса легли в поле его души. Немного подождав, он достал припасенную книгу и с физическим усилием впился в черные строки.

Подошла его станция, он вылез, еще немного пошатываясь в прострации, и заставил себя шагнуть в рутину грядущего дня. Череда событий и впечатлений закрыла собой недавнее происшествие и выбросила его в привычную реальность. Возвращаясь домой, он усилием воли приказал себе не слушать музыку — старался выработать привычку.

Вечерний город дышал липкой смесью усталости приезжающих и лихости выходящих. Привычное сочетание, в котором он старался сохранить непоколебимость и доброту, но на выходе всегда получал лишь напыщенность и сомнения. Отреставрированная церковь грустно смотрела на усыхающее озеро — те крохи настоящей духовности, которые когда-то давно лежали на этой земле вместе с водами озера, ушли в глубину и вряд ли когда-то проявятся. Рядом с церковью он и заметил их.

Вернее сначала заметил лишь модную иномарку медленно катящуюся за девушкой. Но этого было достаточно, для того, чтобы воображение дорисовало у него в голове всю картину происходящего. Он замер и стал наблюдать. Парни в машине явно хотели от девушки совершенно определенных отношений. Сама же она, не сильно выдавалась красотой, и потому он не понимал, почему польстились именно ей. К тому же длинное, старомодное платье вряд ли свидетельствовало о необходимой для насильников породе жертвы. Замешательство закончилось ровно в тот момент, когда открылась передняя дверь, и оттуда быстрыми уверенными шагами вышел один из парней. Воля стальным стержнем пробудилась в его душе и он быстро пошел в сторону, с которой уже стали слышны молящие возгласы. Наивно было думать, что слова здесь помогут, но привычки зверя у него не было, и потому первый удар он принял на себя…

… Лежа на ребристом асфальте и перемешивая во рту кровь с песком, он улыбался. Он чувствовал это, чувствовал то к чему незримо шел всю жизнь, за чем охотился и во имя чего страдал. Горы пепла рубиновым огнём полыхали внутри него, создавая образ невиданной ослепляющей птицы. Сила струилась из его тела и сталью наливалась в готовую форму. Он не боялся за себя, он боялся за них, этих биороботов так неудачно, и в то же время так фатально обреченно подвернувшихся Человеку…

Уже два дня он с безмолвном убеждением шел в неизвестном направлении. Стараясь избегать городов, он встречал на своем пути все больше леса и реки в которые вновь стала возвращаться жизнь. С его губ слетали лишь два слова, каждую секунду своей новой жизни он питал этими двумя словами — Крепче стали, крепче стали, крепче стали...


Теги:





-1


Комментарии

#0 10:37  16-09-2011Гриша Рубероид    
опять про насильников и спасателя, йобоно
#1 13:07  16-09-2011Renat-c    
Если бы они меня догнали, я б им показал!
#2 13:13  16-09-2011vaxmurka    
Про себя что ли?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:58  20-02-2018
: [2] [Графомания]
Как-то сильно уже утомила зима,
Грязный снег и раскисшая слякоть,
И в лицо избивающей вьюгой шторма
Слезы льют, словно вынужден плакать.

Поскорей бы уже наступила весна,
Хочешь солнце в распахнутых ставнях.
И тепло из раскрытого настеж окна,
Вдруг желанным таким снова станет....
13:54  20-02-2018
: [2] [Графомания]
Разлетаются перья сомнений,
Жуткий холод гнездится в душе,
Затухает костёр наслаждений,
Взгляд тяжёлый прикован ко мне.
Слишком рано собою доволен,
Слишком поздно назад мне идти.
Много в жизни я сделал плохого,
И наверное меня не спасти....
03:20  20-02-2018
: [10] [Графомания]
Смеющееся было только название. Сам колодец был молчаливый. Некогда здесь собирались хиппи, чтобы покурить травку. Поэтому все говорили: смеющийся колодец. И еще говорили: нельзя ходить к смеющемуся колодцу. Маленький Витя однажды упал в него, и тела его не нашли....
02:38  19-02-2018
: [80] [Графомания]
Свой угол - это хорошо. Особенно в Москве. Речной вокзал, верх зелёной ветки. Ебеня, конечно, но окраина столицы всё лучше центра мухосранска.
Бабу бы ещё.
Эти три слога - Ба-Бу-Бы - были, наверное, первыми членораздельными звуками, которые произнесли наши пещерные прародители....
Быль.
Однажды бывший водитель СОБРа Иван Максимович (ныне пенсионер средней степени почетности) проснулся хмурым. Точнее как, он совершенно не собирался вскакивать ни свет ни заря, даром, что свое оттарабанил и хотелось утренней неги, но его к этому принудил чей-то настойчивый звонок....