Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Людочка

Людочка

Автор: Миша Розовский
   [ принято к публикации 16:02  22-09-2011 | я бля | Просмотров: 495]
Капитан Уварова, служившая в детской комнате милиции Черёмушкинского района, остановилась перед подъездом дряхлой девятиэтажки. Дом смотрелся мрачно. Уварова вздохнула. Под конец рабочего дня дико не хотелось тащиться к родителям восьмиклассницы Людочки, но «наша служба и опасна и трудна....». Уварова была честным и добросовестным служакой.

Подойдя к засиженной старухами лавочке, капитан поставила милицейскую ногу на вытертое пожилыми задницами дерево и шлёпнула на колено планшет. Из кармашка форменного кителя она достала упругий пакетик и не спеша развязала узелок. Затем, не дыша, высыпала немножко белого порошка на плоскую поверхность планшета.

Достав сторублёвую купюру, Уварова ловко свернула трубочку, привычно вставила один конец в ноздрю, нагнулась и аккуратно запылесосила крошечную горку.

Неприглядный октябрьский вечер стал уютней.

Старухи на скамейке завозились. Старшая из них, Ангелина, вытащила расшитый бисером кисет. Остальные потянули к ней сложенные щепотью морщинистые пальцы. Все знали, что у Ангелины всегда самый убойный план. Афганский.

-- А ну отлезьте, — беззлобно рявкнула Ангелина, а капитан Уварова засмеялась и ещё сыпанула на планшет из своего мешочка. Старухи завистливо поглядывали на капитана, но скромно не просили угощения: знали, что Уварова никогда не поделится. Жадная.

Пожилые тёткозавры запыхали уродливо свёрнутыми «козьими ножками». Поплыл характерный тяжёлый дух. Уварова втянула вторую порцию. Пошмыгала носом. Подождала.

-- Ладно, бабоньки, пошла я… Служба, — протянула она и взялась за ручку грязно бурой двери подъезда.
-- А ты нонче к кому? Витька опять бузит или Беслан из четырёхсотой? — равнодушно спросила одна из бабок.
-- Да нет… Люда у вас тут живёт. Новорябова.
-- А, так это из 422-ой, — отозвалась другая бабка, — а чо с ней? Вроде и семья приличная… И Людочка приятная такая…

Последних слов Уварова уже не слышала — зашла в парадное.

В подъезде было светло и сухо.
Ссссуки, процедила про себя Уварова, имея в виду и чистый лифт и непожжённые кнопки. Не иначе как пресловутый Витёк — хулиган и задира районного масштаба, опять вымыл всё парадное и ввинтил побитые лампочки. Ну гадёныш, со злостью сплюнула капитан Уварова. Но сейчас она пришла по другомну поводу, время было позднее и разборки с родителями мерзавца она оставила на следующий раз.

Выйдя на пятом этаже, милиционер Уварова остановилась перед нужной квартирой и прислушалась. Из за двери раздавались разухабистые матерные частушки, перебиваемые басовитыми выкриками мужчины. Тот подпевал магнитофону.

Капитан надавила на кнопочку звонка и не отпускала её пока не открыли дверь.

В проёме нарисовалась женищна неопределённого возраста. Ярко размалёванные толстые губы держали сигарету. Травленные перекисью волосы были стянуты в пучок.

-- Баран, музыку заглуши, — заорала она в глубь квартиры. Магнитофон последний раз взвигнул нечто разбитное о «милёночке» и стих. Из комнаты показался тощий небритый мужик в майке. На его костлявых плечах раскинули крылья орлы и усмехались русалки. На многих пальцах были вытатуированны перстни.

-- А, здра желаю, — мужик покачнулся, — Чо надо…
-- Я по поводу вашей дочери, — шмыгнула носом капитан Уварова, — где бы мы могли поговорить?

Мужик икнул, а женщина, поплевав на бычок и бросив его на пол, радушно показала в сторону кухни, — Вы, проходите, проходите…

Трое расположились за кухонным столом, сдвинув в сторону недопитую бутылку виски и зеленоватый плавленный сырок на тарелке с отбитым краем.

-- Вы меня извините, тут, — смущённо сказала женщина, — я как-то собиралась, да не успела… Вы говорите, говорите, я вас слушаю… Меня зовут Маргарита Сергеевна…

С этими словами тётка достала из кармана халата старенький очешник и положила перед собой. Открыла. Внутри лежал тоненький шприц, чайная ложка, зажигалка и пара героиновых чеков. Разбодяжив один в чайной ложке, женщина поднесла её к огоньку зажигалки. Когда закипело, Маргарита Сергеевна споро набрала раствор в шприц, в одно движение намотала поясок от халата на руку и с первого раза попала в вену. Чувстовалось, что эта операция ей знакома очень хорошо. Убедившись, что в шприц поступил контроль — кровь из вены, Маргарита Сергеевна надавила на поршень. Глаза её закрылись, а рот наоборот приоткрылся. С уголка алой губы стекла капелька слюны и повисла…

-- Вы, продолжайте, она всё слышит, — уточнил муж, достал с полки крошечный пластиковый пузырёк и выдавил каплю прозрачной жидкости себе под язык. — Не побрезгуете? — он знАком предложил капитану Уваровой пузырёк, — Хоть и химия, но хороша....

Он вдруг вздрогнул всем телом.

-- Да нет, знаете, я уж как нибудь, — улыбнулась Уварова, и выложила свой мешочек на стол. Пока супруги ловили быстрый приход, капитан соорудила себе две жирных гусеницы. В ход пошла та же самая купюра.

Трое взрослых замолчали, прислушиваясь к своим телам.

-- Нда, так вот, — шмыгнув носом Уварова обвела присутствующих взглядом, — я вижу вы приличные люди. А вот с Людой у нас беда… Вы знаете, что сегодня директор школы застала её…

Милиционера перебила хлопнувшая входная дверь. Через секунду в кухню вошла сама виновница Людочка. Очаровательное создание четырнадцати лет с татуировкой бабочки на лице.

-- Здравствуйте, — тихо прошелестела девочка.
Отец стал наливаться малиновым цветом, — Ну-ка поздоровайся как надо, видишь по твою душу человек пришёл, — тихо, но грозно посоветовал мужчина, кивая на Уварову.
-- Здорово, бродяги. Чо, бля, не ждали? — послушно сказала Людочка.
-- Вот так, — удовлетворённо кивнул отец, а капитан улыбнулась. В это время Маргарита Сергеевна открыла глаза.

-- Людмила, — строго сказала женщина, выпуская газы, — ну-ка сама нам расскажи, что произошло в школе!
-- Ничего, — прошептала восьмиклассница, — они всё врут…
-- Ты, как с матерью разговариваешь?! — снова стал кипятиться людин папа.
-- На понт берёшь, начальник, — быстро поправилась Людочка.

Капитан Уварова открыла планшет, откуда на стол плавно выпал календарик с огромным голым негром, пристроившимся сзади к блондинке, отдалённо напоминавшей Маргариту Сергеевну в далёкой молодости. Уварова календарик спокойно убрала обратно в планшет и достала оттуда другой листок, заполненный аккуратным почерком.

-- Вот тут ваша директор мне сигнализирует, — Уварова пробежала глазами текст, — вот… сейчас… а… отказалась нюхать кокаин на перемене в туалете. Во время завтрака не выпила с ребятами пива… вот… аха… обещала бросить курить…
-- Что?! — заорал вдруг отец Люды, — да я тебе покажу как бросать курить, мокрощёлка!!!

Он хотел ударить девочку, но та отшатнулась под защиту капитана Уваровой.

-- Спокойно, — прикрикнула милиционер на отца, пышущего праведным гневом, и мягко обратилась к девочке, — это же у тебя в первый раз? Да, Людмила?
-- Да, — еле слышно ответила та.
-- Ты пойми, — шмыгнула носом Уварова и встала. Ей определённо захотелось походить. Капитан просто не могла усидеть на месте. Она стала мерить кухню шагами, — У тебя такой уважаемый отец… Сколько у вас ходок, Данила Васильевич? Пять?
-- Шесть, — скромно зарделся людочкин отец, — и один условно…
-- Во как, — подняла Уварова палец, — шесть ходок. А ты… Кто из тебя получится, если ты в четырнадцать лет хочешь бросить курить? И, не дай бог, выпивать… то что с тобой будет потом? А? Институт? Академия?

Людочка молчала и ковыряла грязный линолиум носком туфельки.

-- Посмотри на свою маму, — Уварова отыскала глазами Маргариту Сергеевну и показала не неё пальцем, — посмотри какая у тебя достойная мама. Она в твоём возрасте, насколько мне известно, уже на трассе работала…
-- Точно, работала, — улыбнулась Маргарита Сергеевна и выпустила газы во второй раз, — бывало к полуночи уже и рот не закрывается… а мне тогда и четырнадцати не было…

Данила Всильевич с любовью посмотрел на жену, а Людочка подняла глаза на капитана Уварову.

-- А у нас Семёнов в классе не курит, а Сизов так вообще не пьёт, — тихо проговорила она.

Уварова всплеснула руками.

-- Это же дети из очень, очень наблагополучных семей. Отрезанные ломти, — с надрывом воскликнула она, — Ты бы ещё Финкельштейна вспомнила. Тот вообще в двенадцать лет в математическую школу загремел. У Сизова отец врач, у Семёнова мама математик, а дедушка биолог. Конечно этим ребятам тяжело расти в таких семьях, но мы им поможем… Не бросим…
-- Поможем, — тенью отозвалась Маргарита Сергеевна, вытащила откуда-то из под хлебницы зелёную таблетку с оттиском бокала шампанского на ней и кинула в рот, — ой, как мы им сейчас поможем… тынц-тынц-тынц

-- Ты, доча, смотри, — отец Людочки, накапал себе под язык из пузырька ещё и закатил глаза, — смотри, смотри, смотри… — затянул он на один мотив.
-- Ну что, — капитан Уварова достала уменьшившийся уже в размере мешочек, — давай, по первому разу я не буду давать делу ход, но ты мне обещаешь. Слышишь? О-бе-ща-ешь! Ты больше так себя вести не будешь, — говоря это, капитан быстро располовинила беленькую горку и протянула Людочке свёрнутую в трубочку купюру, — давай, Людмила, покажи мне, что ты всё поняла…

Людочка приблизилась к столу, привычно взяла купюру и в один дух забила снегом обе ноздри.

-- Ай, маладец, доча, — вернулся в реальность Данила Васильевич, — я знал, что ты у меня умница.
-- Ну, я пошла, — взялась за ручку двери Уварова, — до свидания…

-- До свидания, — ответила Людочка.
-- Людмила! — взвилась Маргарита Сергеевна, — давай в моём доме без грубостей!
-- До свидания, блять! — поправилась Людочка, и капитан милиции Уварова, с чувством выполненного долга закрыла за собой дверь.

(c)


Теги:





0


Комментарии

#0 10:47  24-09-2011Очень плохая училка    
Не дай Бог до такого дожить.
#1 22:13  24-09-2011Гельмут    
начало было просто отличное, но скатился в Ералаш.
#2 22:33  24-09-2011дважды Гумберт    
да, согласен, с Гельмутом. ваще отлично. велкам ту фьюча
#3 22:38  24-09-2011Голем    
согласен с плохой училкой
#4 20:34  03-12-2011Лев Рыжков    
Хороший рассказ. Тут не просто подмена реалий, но и более глубокая какая-то сатира. Ну, концовка, единственно, неяркая. Да и фиг с ней.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....