Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Любовь и Голуби

Любовь и Голуби

Автор: Ким-Де-Форм
   [ принято к публикации 11:14  11-10-2011 | бырь | Просмотров: 552]
В этой серии попугай Яго захотел утащить золото из казны султана. Он обманул джинна — тот продырявил потолок над казной. Яго стал купаться в золоте и дико хохотать. А потом явилась стража, попугая схватили и выставили из города за преступление. Он кричал: «Ну и ладно, без вас обойдусь, главное-то в жизни деньги».
И вот, глядя на этого херова попугая, я отчётливо понимал, что мне пиздец. Найдут меня на пустыре за автозаправкой, избитого и трахнутого в жопу, без мобилы, без денег, с одним только тетрадным листком в кармане, где будет нарисован прямоугольник с длинами сторон: 85 см по высоте и 46 в ширину.
Может они и адиковскую ветровку стянут с меня.
Хорошая ветровка, шесть косарей за неё отдал.
«Так, братан, успокойся, — я всеми силами старался не паниковать в этой ситуации. – Успокойся. Давай найдём выход. Должен же быть выход, верно?»
Вход-то был.
Но это я только говорил себе так, внутри меня уже скакали рогатые чуваки с вилами вокруг кипящих котлов и пели мерзким голосом попугая Яго:

это колхозный рынок, братан
здесь не нарвёшься на поцелуй
вокруг тебя волки, а ты баран,
готовься сосать армянский хуй


Главное – виноватого не найдёшь. Ну сам посуди: встал посреди ночи до толчка пройтись, топал себе по-тихой, и тут этой ебучий кот под ногами. Выскочил хер пойми откуда, сучара усатая. И всё – с матюгами упал на ёбаную отъЕвроремонченную дверь и разбил в ней стекло. Кругом осколки, локоть в крови, кот обгадился, жена проснулась.
Сам сломал – сам иди и чини.
Вырвал у сынишки из тетрадки листок и зарисовал как умел: вот она, ебать, высота, а вот она, ебать, ширина. Позвонил Саньку – мол, ты, случаем, не в курсе? Где можно стекляшку нарезать? Да, такая хуйня, понимаешь, накрыл пиздой евроремонт, хорошо хоть плитку на полу не поцарапал. Точно, жена запилила, покоя не даёт – говорит, мало того что ты хуйло без машины, так ещё и на ногах не стоишь. А чё я? Я ей – угу. Почему сразу долбоёб, не она же стекло наебнула, а я! Ну. Что говоришь? Колхозный рынок по дороге в Рабочее? Остановка? Сразу сделают? Спасибо, дружище, с меня пиво.
Получается, Саня…
Мудак, мать твою.
А ведь всё же так хорошо начиналось: и с работы отпросился, и на автобус успел, и доехал быстро. Но, правда, в конце пути уже неладное почуял: ехал вроде ехал, всё как обычно, а потом начали исчезать жилые дома, теплицы какие-то начались, и вместо асфальта гравийка.
Приехали, конечная.
Матерь божья, это что за постядерный пейзаж?! Кругом деревья, болотные кочки и коровье дерьмо. Как будто кто-то солнце выключил и всё разом сдохло, и сейчас гниёт-разлагается. Чуть поодаль от болот находится ЛукОйловская автозаправка и…
Рынок?
Это рынок?
Какие-то криво сбитые помосты из трухлявых досок. За ними стояли четыре калеки в растянутых шапках и резиновых сапогах. Они торговали самодельными удочками
Бизнес, бляха-муха.
Вот рядом с этим так называемым «рынком» и находилась контора по резке стекала. Небольшой деревянный домишко типа «русская изба» с написанной от руки вывеской: «Стеклорез. Профессиональная резка стекла профессиональными стеклорезами».
Мне сюда.
Внутри жуть. Штукатурки нет, стены сочатся смолой, пахнет растворителем. Посередине комнаты стоит здоровенный стол, на крышку которого мелкими гвоздями приколочены разрезанные старые валенки: это, видимо, для того чтобы стекло не царапалось, меры предосторожности такие. Рядом валяется школьная линейка и транспортиры.
Справа столик, за которым сидит толстая вахтёрша и пьёт чай.
-- Вам на нарезку стекла, мужчина? Что у вас?
-- Да вот, собственно, такое дело, — и я выкладываю свой тетрадный листок. Ребром ладони отмечаю: вот так, так и так мне нарежьте, здесь шире, здесь уже.
Вахтёрша кивает головой, достаёт из-под стола школьный классный журнал, который играет роль кассовой книги, и записывает туда мой заказ.
Через час будет готово.
А я чертовски проголодался, да ещё и в толчок приспичило, вот беда.
-- Подскажите, а где здесь можно пожрать?
-- На автозаправке кафе есть, зайдите туда. А к нам через час.
Жрать на самом деле очень хотелось. А ещё отлить.
Решил посмотреть за автозаправкой – обычно там сортиры стоят.
Обхожу стороной бензоколонки, кассу, и вижу упирающийся в небо пустырь с травой по колено, и по краю пустыря тропинка к деревянному толкуну на пригорке.
Делать нечего, поплёлся. По дороге к сортиру заметил: вот вроде бы растут здесь всякие цветочки-василёчки, а только почему-то пахнет говном и мертвечиной. Может, трупак здесь какой-нибудь гниёт?
Посмеялся под нос.


А вот сейчас нихуя чего-то не смешно.


К прилавку подошла продавщица, она же, видимо, и повар. Шлёпнула пакет с заказанной хавкой и поставила рядом пластиковую стакашку чая. Потом закричала в мою сторону, замахала руками – мол, иди сюда. В её армяноязычной речи я разобрал только одно слово – «чебуреки».
Под вопли попугая Яго и сверлящие взгляды двенадцати здоровенных хачиков я побрёл забирать свою жратву. Один из двенадцати, тот, что стоял на входе, заставлял меня чуть ли не в штаны срать от страха. Я так и видел как он следит за обстановкой, а потом подаёт условный знак – и эти гориллы разом накидываются на меня, вытаскивают на пустырь и ебашут куском арматуры по голове.
Запах мертвечины станет насыщеннее что ли, достовернее.
Кстати, была ли на пустыре арматура?
А, похуй, об стенку головой тоже можно.
Отдал я продавщице изжёванную сотку, понёс чебурек и чай назад, на своё место. А они, хачики эти, глаз не сводят с меня, суки. Один, самый здоровенный, с лапами-лопатами, закурил. Дым от сигарет в аккурат к стоящему на Кока-Коловском холодильнике телевизору поднимался, заштриховывал попугая Яго и всю эту ёбаную диснеевскую бражку с синим джинном и летающим ковром.
Да переключите же канал, пидарасы, давайте диалоги о рыбалке или Малахова, или ещё какого-нибудь ебантяя с микрофоном, но не эту ёбаную птицу!
Сука!
Руки дрожат и пот капает на чебурек. Рядом с чебуреком кружатся мухи размером с шершней и пытаются засрать мой ёбаный чай. Я не удивлюсь, если они своими лапами растащут в стороны даже чебурек, а мне нихуя не достанется кроме вот этих слипшихся журналов двухлетней давности, что лежат на столе.
Давай, братуха, бери себя в руки.
Я натужно улыбаюсь, откусываю клок от чебурека и делаю глоток из стакашки.
Так, что там дальше, Яго? Затосковал по казённым харчам? Не нужно тебе больше золото и стекло в ванную? А я ведь тоже твою мерзкую рожу в детстве смотрел, и кто знал, что мы с тобой встретимся вот здесь, за этим липким столом в компании двенадцати здоровенных армян и продавщицы, а так же чебурека, по вкусу напоминающего свиные объедки, и чая, который может быть даже и не чай, а подогретая моча, смешанная с сахаром.
Знаешь, Яго, на толчке висел здоровенный замОк. Поэтому я обошёл вокруг сортира, обоссал доски и спустился назад, вниз, к заправке. Наша встреча была близка. Кафешка под романтичным названием «Любовь и Голуби» ждала меня справа от кассы. Я ещё тогда приохуел от такого названия, а так же от по-детски накаляканного голубя на вывеске. «Ебать-колотить – думал я, вот голубя-то вижу, а где любовь?»
В поисках любви зашёл внутрь.


Двенадцать кавказцев. Растрёпанная беременная цыганка в цветастых отрепьях за прилавком. Разъёбанный холодильник Кока-кола для пива в углу и стоящий над холодильником маленький пузатый телевизор.
Как раз начиналась новая серия «Аладдина».
Ну точно, вот она, Любовь — за прилавком, а рядом с ней голуби.
Сука!
Почему-то я, при всё моём желании съебаться подальше, прошёл как ни в чём не бывало делать заказ. Продавщица, что-то ляпнув на нерусском, протянула мне грязный альбомный листок с меню, написанным от руки. Я ничего не понял в нацарапанных там каракулях, разобрал только слово «чибурека».
Кое-как объяснил Любови что мне бы к этой «чибуреке» неплохо бы ещё чая налить.
Наверное, они уйдут сейчас. Я присяду за дальний столик, там и журналы лежат какие-то. Буду читать, и меня никто не тронет.
Присел за этот столик, посмотрел на журналы. Этому чтиву было около двух лет, на обложках мелькали надписи: «Киркоров любит мужчин», «Блестящие замечены в групповухе», «Как Моисеев сделал минет Черномырдину» и тому подобное. На всех журналах были разводы от стоявших здесь когда-то бутылок водки.
Я попробовал перевернуть хоть одну страницу, но хуй там – только бумагу порвал, в своём нынешнем состоянии этими журналами даже жопу в толчке не подотрёшь.
И ещё вокруг кружились мухи. Обычно я их не замечаю, но мухи здесь были просто отборные какие-то, элитных сортов.
Один из хачиков, здоровенный как шкаф, с поцарапанной небритой рожей, пробурчал что-то на своём наречии. Ближайший к нему из другой хачик поднялся со своего места и прошёл справа от меня. Встал напротив двери, облокотившись о дверной косяк.


И вот тут я понял что они не уйдут, а мне, походу, пиздец.


Это понимание не исчезает и сейчас, когда мухи пытаются растащить мой чебурек, а сам я судорожно пью чай, стараясь не блевануть от его чудовищного вкуса.
Между тем попугай Яго начал проситься назад. Он клятвенно заверял султана что теперь его даже в пяти метрах не будет рядом с казной.
Тот самый шкаф поднялся со своего места и прошёл за прилавок в подсобку, куда заходила продавщица. Я услышал оттуда треск ломающегося дерева. Через секунду хачик вернулся, держа в руках перекладину от хлебного лотка.
«Всё, братан, — сказал я себе. – Вот она, твоя судьба: получить по затылку деревяшкой и отбросить копыта».
Самое обидное что и завещание написать не успею.
Хотя, чего там завещать – пару трусов да рваные туфли.
-- Блядь, — вырвалось у меня сдавленным стоном.
Захотелось закрыть глаза и срочно придумать себе молитву.


Входная дверь кафешки открылась. Я увидел на пороге ту самую вахтёршу, у которой оформлял заказ. Толстуха окинула взглядом всю эту нерусскую пиздобратию и властно произнесла:
-- Зураб, кончайте обедать, у нас заказ. Вот этому мужчине нужна четвёрка 85 на 46.
Армянин-шкаф с перекладиной в руках тяжело вздохнул, положил деревяшку на прилавок, что-то гавкнул своим, и через две минуты в кафе никого кроме меня и продавщицы не было.
Ох, как же хорошо мне стало.
Я, даже не поморщившись, допил этот ебучий чай и доел обосранный мухами чебурек, и настроение ни капли не испортилось. Я думал в довесок взять банку «Охоты» из морозильника и отпраздновать счастливое возвращение попугая Яго, но решил не искушать судьбу и слинять отсюда к херам.
Когда я зашёл в офис «Стеклореза», то увидел, как пыхтит здоровяк Зураб над куском четырёхмиллиметрового стекла, и как бегают вокруг него остальные хачики, подавая Зурабу то линейку, то транспортир. Думал о том, что вот это и есть русская профессиональная резка стекла.
Погода стояла чудесная, и только с пустыря тянуло дерьмом и гнилью.
Одинокий сортир на пригорке по-прежнему грустил под замком.



27 сентября – 10 октября 2011


Теги:





0


Комментарии

#0 09:15  12-10-2011Яблочный Спас    
гаш хуйовый пошол
ацетона до хуя
#1 09:38  12-10-2011Иван Гилие    
не соглащусь — по моем гаш пошёл как надо… измена прям ощущалась физически, аффтар — где брал? почём?
#2 10:18  12-10-2011кольман    
ЛГ наверное пыхнул накануне, поэтому сидел на измене.
#3 15:59  12-10-2011Лев Рыжков    
Хаха. Ахуенная паранойя. Мне очень понравилось.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....