Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Палата №6:: - Начало начал

Начало начал

Автор: Миша Розовский
   [ принято к публикации 23:19  21-10-2011 | Евгений Морызев | Просмотров: 378]
Широкие охотничьи лыжи энергично уминали снег. Белый, искрящийся под Луной, дальневосточный снег. Короткая растянутая цепочка из трёх людей закутанных в меховые одежды, в надвинутых на узкие глаза шапках, с заплечными мешками, резво бежала по ночному лесу. Последним бежал человек неуловимо отличавшийся от остальных. То ли более богатой одеждой чем его спутники, а может и более стройным, не настолько коренастым, телосложением. Это был заказчик, остальные — проводники.

Заказчик имел при себе карту — старый, протёршийся на сгибах, клочок ткани с подробной схемой этого неприветливого и холодного места. Пометки были тщательно вырисованны японскими иероглифами.

Маленькая экспедиция скатилась с поросшего ёлками пригорка и остановилась около заброшенного высохшего колодца. Было неясно кому, когда и зачем понадобился здесь колодец. Но он был. И ровно на него приходился на карте иероглиф «кореде» означающий «здесь».

Проводники посовещались и один из них, обвязавшись верёвкой, полез внутрь; другой страховал его, подсвечивая переносной керосинкой. Покопавшись на дне колодца около четверти часа первый вылез наружу с небольшим предметом тщательнейшим образом упакованным в телячью шкуру. Он протянул его заказчику.

-- Рассчитаться неплохо бы, барин, как обещались, — уважительно пробасил более старший из проводников, — Два золотых, не обманите уж… — и просительно улыбнулся.
-- Да что ты, уважаемый, я столбовой дворянин, как можно, — с этими словами их спутник расстегнул короткую шубу несковывающую движений, полез во внутрeний карман и достал маленький короткоствольный пистолет с двумя дулами.

В первый населённый пункт Южного Сахалина — Нерчу заказчик, усталый но довольный, вернулся уже один. На груди у него висела драгоценная ноша — резная коробочка красного дерева с аккуратно вырезанным на крышке иероглифом «гакумон» — «учение».

Без приключений он добрался до Петербурга. Прямо с вокзала заказчик, назовём его Евгений Пафнутьевич, взял извозчика который привёз его на неказистую кривую улочку на окраине. Незаметная рыжая дверь впустила нашего героя в прохладу провонявшего щами парадного. Евгений Пафнутьевич поднялся на второй этаж и был впущен изящным господином в квартиру номер семь.

Господин был одет по последней моде Петеребурга середины девятнадцатого века. Сильный акцент выдавал его немецкое происхождение.

-- Барон фон Зельцер, — гость учтиво поклонился, — очень рад нашей встрече..
-- Ви называйт пароль, — сварливо ответил на приветствие барон.
-- Но вы же меня знаете, — удивился Евгений Пафнутьевич, — ну, хорошо, хорошо, — он увидел, что фон Зельцер настроен серьёзно, — пароль — белые ночи… ответ ?
-- Мотыльёк, — ответил немец, — ви понимайт какой это серьёсный дело… ви отдавайт себие отшёт? Давайтте… — он протянул ухоженную руку. Евгений Пафнутьевич передал ему шкатулку. Барон открыл крышку. На обратной стороне были филигранно вырезаны несколько фигурок в японских халатах и иероглиф «кокуген» — «время».

-- Ви молодетс, герр Евген… я буду говорить за вас главный, — барон незаметно вытащил из рукава узкий стилет. В это время начали бить большие часы и Евгений Пафнутьевич машинально перевёл взгляд на золотистый циферблат усеянный звёздами и тут же тонкое лезвие вонзилось ему точно в сердце. Он упал, дёрнул несколько раз ногой в дорогой туфле и умер. Барон, в лёгком сером плаще, уже закрывал дверь конспиративной квартиры что бы никогда в ней больше не появиться.

Из Петербурга фон Зельцер поехал в Германию. В Берлине, на Рюбиен штрассе 28 у него состоялась встреча с представителями английской разведки. В комнате, дорого и красиво обставленной, сидели два подтянутых джентльмена. Один из них, Джеймс Стивенс, поднялся поприветствовать барона. Второй остался сидеть и лишь кивнул, не спуская с вошедшего глаз.

-- Вас можно поздравить, барон, — сказал на отличном немецком Стивенс, — вы отлично справились с заданием. Разрешите посмотреть на груз.

Бережно приняв резную шкатулку он передал её своему коллеге, тот открыл крышечку и поднял закрывавшую содержимое тонкую металлическую пластинку. На пластиночке был написан иероглиф «тамикуса» — «люди».
Серьёзный человек представляющий серьёзное ведомство не смог сдержать радостного возгласа.

-- Ещё раз спасибо, барон, вы можете быть свободны, рассчёт по старой схеме, — улыбнулся Стивенс. Немец вышел. Англичанин закрыл за ним дверь.

-- Жаль, хороший был агент, — обратился он к своему коллеге, — но в такой игре мы не имеем права оставлять никаких свидетелей.

Барон, насвистывая какой то лёгкий мотивчик, неспеша спускался по лестнице. На очередном пролёте от стены отделилась бесшумная тень и пристроилась сзади. Фон Зельцер, что-то почувствовал, хотел обернуться, но не успел. Свинцовый шарик на конце струны со свистом рассёк воздух и размозжил ему голову. Заботливые руки профессионального убийцы сэра Трини подхватили мёртвое тяжелое тело и спрятали его в нишу за статую какого-то древнегреческого бога. Дом был выстроен со вкусом.

Через четверть часа трое англичан вышли на вечернюю улицу, сели в закрытый экипаж и уехали. На Лемкен штрассе они сделали короткую остановку что бы дать телеграмму — «орёл вылетел из гнезда». Путь их лежал в Бельгию.

В брюссельском офисе тайного общества немецких эмигрантов «Союз Коммунистов» англичан встретил мрачный человек Отто.

-- Хорошо, вы не представляете как мы ожидали этой посылки, — Отто принял шкатулочку из рук Джеймса Стивенса, — я распоряжусь по интересующему вас вопросу и прослежу что бы всё было сделано как мы и договаривались. В Испании вас будут ждать, — Отто отрывисто кивнул, — извините, господа, но меня ждут, свяжусь с вами позже...

Англичане отправились в гостиницу «Королева Франции» где им был снят отличный номер бельгийскими партнёрами. Поднявшись к себе трое джентльменов посовещались и решили заказать горячего эля, но судьбе было угодно распорядиться иначе. Раздался мощный взрыв умело заложенного устройства и трое поданных Её Королевского Величества перестали существовать.

Не прошло и часу как Отто уже стучал в обшарпанную дверь с покривившейся табличкой жильца — «Карл Генрих Маркс». Лобастый толстый выкрест впустил Отто и требовательно уставился на него выпуклыми глазами.

-- Принёс? — густым голосом спросил Карл Маркс и выпятил бороду.
-- Да, — выдохнул Отто, — вот она...
-- Свидетелей нет? Никого ?
-- Обижаете, герр Карл, как можно, — Отто протянул шкатулку.
-- Ладно, я тебя не задерживаю, иди. Найди Фридриха и передай, что я буду готов часам к семи. Пусть придёт.

Отто выскользнул вон.

Маркс заперся у себя в кабинете. Там он бережно открыл шкатулку, поднял металлическую пластинку и достал из небольшого углубления покоящийся там золотой цилиндрик закруглённый с обоих концов. Тёплый на ощупь, он посвёркивал в волосатой мясистой руке. На боку был выгравирован иероглиф «унсей» — «удача». Карл Маркс удовлетворённо поцокал языком. Затем он снял штаны и приспустил свои некогда белые панталоны. Низко нагнувшись он кряхтя ввёл золотой цилиндрик себе в анус заросший густым жёстким волосом. Выпрямился. Прислушался к своим ощущениям.

Цилиндрик внутри Маркса сам начал продвигаться к простате. Вот он коснулся её и учёный муж застонал. Потом чудесный цилиндрик раскрылся и из него выдвинулись несколько коротких и мягких лапок. Они обхватили простату великого человека и стали её мять, гладить, массировать, извлекая из горла Карла Маркса низкие стоны блаженства.

Маркс подошёл к столу, сел, положил перед собой чистый лист бумаги и подвинул чернильницу. Цилиндрик продолжал своё дело. Карл Маркс макнул перо в чернила и вывел — «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма»… начало ему понравилось.

Шёл 1848 год.


Теги:





-1


Комментарии

#0 16:09  23-10-2011castingbyme*    
прочитала. ПОлучается, что у истоков коммунизма стояли японцы.
#1 16:25  23-10-2011Лука Окрошкин    
от оно чо. то исть все через жопу
текст ничо так. барышне благодарствую за наводку
#2 13:27  24-10-2011Шева    
Написано неплохо. Идея безыдейна. ггы
#3 04:56  29-10-2011Лев Рыжков    
Старт хороший. Закончилось хуйней.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [4] [Палата №6]
Пусть у тебя нет рук,
Пусть у тебя нет ног,
Ты мне была как друг,
Ты мне была как сок.

В дверь не струи слезой,
И молоком не плачь,
Я ж только утром злой,
Я ж не фашист-палач.

Выпил второй стакан,
С синью твоих глазниц,
Высосал весь твой стан,
Вместе с губой ресниц....
08:27  04-12-2016
: [14] [Палата №6]
Пропитался тобой я,
- Русь,
Выпиваю, в руке
- Груздь,
Такой грязный,
Но соль в нем есть.
Моя родина разная,
Что пиздец.
Только грязью
Не надо срать
Что, мол, блядям там
Благодать.
В колее моей черной
- Куст.
Вырос, сцуко,
И похуй грусть....
09:15  30-11-2016
: [62] [Палата №6]
Волоокая Ольга
удаленным лицом
смотрит длинно и долго
за счастливым концом.

Вол остался без ок,
без окон и дверей.
Ольга зрит ему в бок
наблюденьем корней.

Наблюдением зрит,
уделённым лицом.
Вол ушел из орбит....
23:12  29-11-2016
: [10] [Палата №6]
Я снимаю очередной пустой холст. Белое полотно, на котором лишь моя подпись, выведенная угольным карандашом. На натянутой плотной ткани должны были быть цветы акации.
На картине чуть раньше, вчерашней, над моей подписью должны были плавать золотые рыбы с крючками во рту....
Старуха варит жабу, а мы поём. Хорошо споём – получим свою долю, споём так себе – изгнаны будем в лес. Таковы обычные условия. И вот мы стараемся. Старуха говорит, надо душу свою вкладывать. А где ж нынче возьмёшь такое? Её и раньше-то днём с огнём, а теперь и подавно....