Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Новый год

Новый год

Автор: Халцедон
   [ принято к публикации 07:17  01-11-2011 | я бля | Просмотров: 553]
Новый Год
Вот вы говорите Санта Клаус, да на санях, да в упряжке из двенадцати оленей….Давно это было, так давно, что записи о тех временах, если они и были, давно истлели. Но расскажу вам все так, как это было на самом деле- так, как если бы вы сами были свидетелями тех событий. А начнем с маленького загона для отела оленух, который в те незапамятные времена стоял на одном из оленьих пастбищ в бескрайних просторах тундры...
****
-Ну, как ты, Сирень?- раздался мощный бас Хозяина.
Дверь загона распахнулась и тепло накопившееся здесь за ночь вырвалось через дверь, заклубилось на морозе и затерялось в заснеженной дали. Холодный поток обдал оленуху, на влажной шерсти стали образовываться крупные холодные капли. Сирень задрожала. Она уже стояла на ногах, но была все еще слаба и тяжело дышала. Некоторое время назад, в темноте родного хлева оленуха принесла на свет своего очередного отпрыска, который сейчас барахтался у ее ног и пытался встать на непомерно длинные, по сравнению с коротеньким тельцем, ножки.
- Ого, уже разродилась!- радостно воскликнул Хозяин. – А я –то из-за пурги не смог вовремя доехать. Ну-ка, ну-ка, посмотрим…
Хозяин потянулся к олененку, но тот уже встал и тыкался в теплое брюхо мамы пытаясь найти источник удивительного запаха, круживший ему голову. Хозяин радостно рассмеялся, наблюдая неумелые попытки олененка найти сосок и подтолкнул его мордочку в правильном направлении. Пока олененок сосал, Хозяин оглядел его, и ласково погладил оленуху.
-Ну, спасибо, Сирень. Хорошего малыша принесла, здорового.
Оленуха благодарно ткнула мордой в нарочно подставленную для этого ладонь хозяина.
-Как же мы назовем его? А? Придумал, сегодня же первый день нового года. Назовем его Новым Годом.
Так и стал олененок Новым Годом. Родился он весной, когда зима понемногу начинает уступать свои права, напоследок угрожая всем буранами и пургой. Рос он быстро, как и полагается животным его породы. Через два месяца он уже носился по пастбищам, по которым кочевало его стадо, с такими же оленятами –однолетками. Еще через полгода стали пробиваться рожки и началась новая забава- подражать взрослым оленям и играть в игру «кто-кого забодает».
Когда Новый Год стал двухлеткой, Хозяин стал приучать его к упряжи, заставляя учить команды и возить за собой легкие нарты. Вот тогда и проявилась норовистость и своенравность его. Он мог носить за собой нарты легко, выбирая лучшую дорогу, обходя кочки и спрятанные под снегом камни и тогда нарты скользили быстро, непринужденно, а в ушах (если шапку снять), свистел ветер и от скорости захватывало дух. Но иногда в него словно бес вселялся, тогда он начинал выделывать непонятные штуки- внезапно на бегу сворачивал в сторону и останавливался резко, отчего нарты заносило и переворачивало, заставляя людей долго барахтаться под ворохом обрушившихся на них шкур, которыми устилалось дно нарт. Или не слушая выкриков погонщика, сопротивлялся повелительно натянутой вожже и выворачивая донельзя морду вбок, сворачивал с наезженного пути начинал мчаться по ледяным торосам, отчего погонщику и сидящим в нартах людям приходилось несладко- тут не до правки, удержаться и не вывалиться бы.
Так люди помучились с ним, помучились и оставили Нового Года в покое- отпустили с миром в стадо, предварительно согласившись друг с другом, что толку от него никакого.
С того времени прошло чуть больше полугода. Начался олений гон и Новый Год не остался в стороне как это было прежде. Он завоевал среди самцов-оленей авторитет и даже отбил у своего соперника свою первую оленуху. Но провидение видно уготовило ему иную участь чем его собратьям. В один зимний день все переменилось.
В стойбище стоял переполох. Пропал мальчик -сын Хозяина. С вечера, Хозяйка, укладывая спать своих сыновей, рассказала им сказку о храбром мальчике, победившем тьму и приведшим солнце на небосвод – старую ненецкую сказку о полярном дне и полярной ночи. Маленький Кельтытегин спросил: «В каком направлении живет солнце?» Мать ответила, что солнце живет за семью холмами, которые виднелись на горизонте. Вот и все, что удалось выяснить путем расспросов семьи. Наутро родители обнаружили, что постель холодная, а мальчик исчез.
Жизнь в снежной тундре нелегкая, людей в стойбище мало. Каждый человек, пусть даже маленький — ценный член сообщества. Поэтому люди выделили среди своих несколько следопытов, дали им нарты, оленей, пищу на месяц и отправили на поиски ребенка. Предварительно было выяснено, что пропали легкие нарты, которые нерадивый сын старейшины оставил у яранги, а со стада пропал олень по имени Новый Год. Родители, услышав эту новость пали духом и стали готовиться к поминкам, уверовав, что сына живым уже не увидят. Тем не менее, следопыты вышли в путь.
Через неделю они вернулись, и рассказали о том, что видели. Удалось проследить путь мальчика на протяжении нескольких гонов. Сначала все шло хорошо, потом бег нарт стал прерывистым – видно Новый Год опять взялся за свои штучки. А потом следопыты обнаружили самое страшное- следы волчьей стаи, догоняющей нарты. Дальше ничего не удалось обнаружить, ибо начался свирепый буран, все следы замело, и как не искали следопыты в снежной пустыне — ничего- ни перевернутых нарт, ни клочка шерсти, ни обрывка одежды- ничего не смогли найти, Хотя искали еще 5 дней на много гонов вокруг. Мальчик, нарты и олень пропали, как сквозь землю провалились.
Шло время. Трагедию стали понемногу забывать. Родители пропавшего мальчика тоже утешились — в семье появился еще один малыш. Но однажды, в морозную ночь зимой (или можно сказать полярной ночью, поскольку это одно и то же), когда на небе мириадами огней играло полярное сияние, Старейшина Стойбища вышел из яранги по нужде и вскрикнул в изумлении — по небу скользили нарты, которые нес Новый год! Нартами лихо правил пропавший малыш в малиновой малице. На крик Старейшины сбежались все жители стойбища и в изумлении смотрели на небо. Люди явственно видели в небе Кельтытегина, который пронесся по небу — от горизонта к горизонту. Некоторые (особенно мать Кельтытегина) потом клялись, что видели, как он помахал им своей маленькой ручкой в рукавичке. Потом, после обсуждения этого дива, люди припомнили, что прошел ровно год с момента пропажи мальчика. Долго еще не утихали удивленные возгласы, разговоры об этом случае продолжались не день и не два. Весть об этом случае разнеслась по тундре от стойбища к стойбищу. Находились люди, которые верили всему, что рассказывают, находились и такие которые смеялись и крутили пальцем у виска.
Ровно через год – следующей полярной ночью, много людей стянулось к Стойбищу со всей тундры. Это были в основном те, которые хотели посмеяться над старейшиной и объявить всем, что время его властвования над людьми прошло. Долго стояли люди на морозе, ждали чудесного явления, но ничего не произошло. Небо было таким же, как и всегда, только тихо мерцали звезды, временами срываясь вниз и прочерчивая светящие дуги. Разразился скандал. Все приехавшие обвинили жителей стойбища во лжи и собирались выезжать обратно к своим селениям. Старейшина уже смирился с обвинениями и думал только о том, как бы сохранить лицо. Поэтому был организован примирительный пир, на котором он принес извинения от имени всех подвластных ему людей перед достойными жителями тундры. В разгар речи снаружи послышались шум и крики. Гости в любопытстве выглянули наружу. Увидев необычное, все прибывшие высыпали из главной яранги и замерли в изумлении. На небе радужными всполохами бушевало северное сияние, а по небу неслись нарты! В нарты был запряжен олень или олени — небесные огни мешали разглядеть, сколько было их, зато все увидели, как мальчик в нартах радостно махал им рукой.
Вот так людям с того стойбища поверили, что они говорили правду. А по тундре пошла гулять легенда об оленьей упряжке, появляющейся раз в год на небе в морозные ночи, когда небо горит небесными огнями. Эта легенда дошла и до других северных людей, живущих вокруг Северного океана. Народная молва добавила разных примет, доказывая, что это видение видится к добру, раскрасила ее разными деталями и попутно состарила мальчика до возраста седобородого старца, ибо старость у всех народов была синонимом доброты и мудрости; с течением времени люди изменили непривычно звучащее Кельтытегин на привычное Клаусс и, с разрешения миссионеров, привязали это событие к новому праздновавшемуся тогда празднику — дню рождения Христа.
До вашего народа, наверное, тоже дошла это легенда — правда, как ее изменили у вас мне неизвестно.
Но только знайте- олень-то в упряжке был всего один. И звали его Новый Год.


Теги:





1


Комментарии

#0 21:33  03-11-2011Лев Рыжков    
А чо, необычно так.
#1 21:41  03-11-2011castingbyme    
не дочитала, извини. У Айтматова была «мать-олениха».
Оленуха меня покоробила.
#2 09:54  05-11-2011Халцедон    
castinqbyme Ну, может быть) я в оленях не очень то ) первый опус так сказать
#3 09:59  05-11-2011Халцедон    
А вообще буду рада любой конструктивной критике) Олениха- исправила бы, тока не знаю как это тут сделать.
#4 10:08  05-11-2011Халцедон    
LoveWriter, спасибо)
#5 10:13  05-11-2011El Nino (ОКБА)    
хм, своеобразненько. мне понравилось. совет: дели на абзацы, читать трудно. язык хорош, только некоторые стилистические огрехи. мне вот слух резанула малиновая малица. а в целом неплохо, продолжай. из тебя может толк выйти.
#6 10:26  05-11-2011Халцедон    
El Nino (ОКБА)спасибо) я еще не разобралась с редактированием) когда отправляла вроде все абзацы были)). насчет Малиновой малицы: малица-это такая одежда верхняя на севере- типа пальто с капюшоном из оленьей шкуры шерстью вовнутрь. но без пуговиц- сплошное. одевается как платье, через голову. По поводу цвета: Как-то видела передачу про народные изделия севера изготовленные традиционным способом. там показывали в основном сапожки- унты по моему, они были красного цвета. Поэтому подумала что малица малинового цвета -это вполне допустимо
#7 10:27  05-11-2011El Nino (ОКБА)    
я не про цвет и одежду, а про последовательность слов
#8 10:29  05-11-2011Халцедон    
Ааа!!! «Семен Семеныч!» (с) поняла))) буду следить. спасибо за замечание)

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:35  12-09-2017
: [4] [За жизнь]
Глуша

-…Ну и жарища. Печет словно в преисподней. Ягода на ветке сохнет. Эх, сейчас бы искупаться. А? Озеро-то вот оно, в двух шагах.
Молодая девица промокнула рукавом рубахи красное, потное лицо, морщась глотнула из крынки теплой воды и перешла к следующему кусту, тёмно-красному от переспелой вишни....
00:57  10-09-2017
: [6] [За жизнь]

осень сжимает время в кулак
ночи длиннее - дни короче
реже на озере, медный пятак
солнца багрового, Господи мочит

ветер неистовый, мусор из куч
вновь разметает как выпивший дворник
чьё-то письмо словно солнечный луч
падает птицей на мой подоконник

почерк и адрес до боли знаком
кто-же из ящика выбросил письма
он хоть и хрупок, но под замком....
Закатно. Рождаются планы, пути отрезок
нам видится перспективою - время грезить,
и невзирая на то, что плетут нам парки,
надежды таить и бесцельно блуждать по парку.
Затактно. Не звука печать, но приход мессии –
подкорковая динамика амнезии,
нас ветер листами по чистому полю гонит –
мы странны, местами - нам есть, что вспомнить....
Как ночь тиха, как будто ты в утробе
Как будто ты не здесь, а где-то там
Как будто то затаился кто-то в гробе
Как ток волшебный, что по проводам

Ты всем невидим - пьян, раздавлен, брошен
Распластан средь удушливой листвы
И кто ты, никогда уже не спросят
Никто не позовет из темноты

Припухший нос, разбитое колено,
Растерзанность как вырванный контекст
Всю жизнь предрасположен к переменам
Вся жизнь как недоразвитый протест

Лежит мужик в кусточках возле речки
...
Двадцать три года назад, летом 1994 года я несколько уже месяцев пребывал под следствием на «Матросской тишине». Не помню уже наверное того летнего месяца, когда в битком набитой народом тюрьме началась эпидемия дизентерии, но она началась. Поумирало огромное количество народа....