Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Пустите даму!:: - Встреча

Встреча

Автор: Нимфея
   [ принято к публикации 18:00  12-11-2011 | Евгений Морызев | Просмотров: 315]
Они шли по набережной, солнце медленно садилось за горизонт.
Они разговаривали о чём-то отвлечённом.
Он что-то рассказывал, о гулянках, о девушках, которые вьются вокруг него. А сам радовался тому, что сейчас они здесь, вдвоём. Идут, и просто разговаривают.
Она шла рядом, слушала его в пол уха. Курила.
Думала о том, что готова порвать всех этих вертихвосток на части, лишь бы не слушать то, что он ей говорит.
Ноги жутко болели, и были холодны, словно лёд.
Она проклинала себя за то что, вместо удобных и тёпленьких балеток, напялила открытые босоножки на каблуке.
Но она не знала, что встретит его, и они пойдут гулять.
Они дружили уже давно, лет десять наверное. Но очень редко встречались, хотя и жили в одном городе. Иногда общались в интернете, шутили, встречали рассветы и иногда даже пили вместе.
Никогда не созванивались, она даже не была уверенна, что у него до сих пор есть её номер.
И вот они случайно встретились в городе. Она шла с работы,
слушала музыку, курила. Она даже не узнала его, как всегда думала о своём. Он шёл ей навстречу, и ему пришлось одёрнуть её, чтоб она обратила на него внимание.
Он улыбался. Она сняла наушники.
- Привет! – весело поздоровался он.
- Привет. Как ты? – сказала она. И сново закурила.
- Ты торопишься? – погрустнел он.
- Нет, что ты. Я свободна.
- Пройдёмся? – в его голосе звучала надежда.
- Давай. Только давай зайдём куда-нибудь, выпьем кофе?
- Конечно. – улыбнулся он.
И они пошли. И вот теперь она шла рядом с ним, слушала его истории, и мечтала об одеяле, чае и снять босоножки.

Он что-то рассказывал об очередной фифе, которая вот уже полгода не давала ему покоя. Она что-то отвечала, смеялась и улыбалась. А сама думала: «Конечно вьются, где они ещё найдут такого мужчину.» она посмотрела на него, улыбнулась, а сама думала дальше: «Высокий, красивый, начитанный и в то же время весёлый и интересный. Чем я думала все эти годы?!»

Он рассказывал очередную историю о девочке, которая звонит ему по ночам и признаётся в любви, а сам думал: «Какой же ты дебил! Замолчи! Зачем ты ей всё это рассказываешь? Думаешь она приревнует и бросится тебе на шею?» он продолжал рассказывать, а сам терзал себя: «Боже! Столько лет она рядом со мной, мы дружим, хотя дружбой это назвать трудно. Это какая-то глупая история о любви, причём моей любви у ней. В которой не будет хеппи энда. Десятилетняя история без счастливого конца.» Он продолжал рассказывать про какую-то пьянку, и кажется уже путал людей и количество напитков. Но продолжал нести этот бред, а сам думал: «Блин, надо было давно купить кольцо, приползти к ней на коленях и позвать за муж. Где я найду такую? Высокую, красивую, умную, весёлую и понимающую девушку. Придурок. Десять лет мучаюсь уже. Хорошо, что мы редко видимся, иначе я бы давно сошел с ума.»

Где-то в середине рассказа о том, что кто-то гулял с собакой и встретив их, пошёл с ними, у неё лопнуло терпение.
Она остановилась, сняла очки и внимательно посмотрела на него.
- Пошли к тебе? – серьёзно сказала она.
- Ээээ… ну пошли, конечно. Только может ещё погуляем? – растерялся он.
- Милый, я тебя умоляю. Если я пройду в этом «испанском сапожке» ещё метр, то я упаду. Мне очень холодно и болят ноги. – грустно сказала она.
- А чего ты молчала? – удивлённо воскликнул он. – Конечно пошли!
- Спасибо! – она действительно была очень благодарна ему.

«Благо он живёт в центре, до дома я бы не дошла.» думала она.
«Что ж я за дебил такой, как я не заметил, что она мёрзнет, что у неё болят ноги!» проклинал он себя.

Он продолжал рассказывать истории, которые ей были не интересны, но болящие ноги мешали ей придумать другую тему для разговора. Он продолжал рассказывать, что-то там
когда поворачивал ключ в замке.
Она влетела в коридор, упала на пуфик и сняла с себя босоножки.
- Каааааайф… – протянула она, вытягивая ноги.
Он присел рядом перед ней, взял её ноги в руки.
- Боже! Какие холодные. Иди в комнату, я сделаю чай и принесу плед.
- Спасибо.

В комнате ничего не изменилось, она не была у него больше года. Она плюхнулась на, как всегда, не застеленную кровать. Он принёс плед, и укутал ей ноги. Чувство вины не давало ему покоя. «Это я, я во всём виноват, как я мог не уследить за ней! И что я теперь от неё хочу?! Дурак...»
Она грустно улыбалась, он видел, что она очень устала.
Он принёс чай.
- Ты не голодна? – заботливо сказал он.
- Нет, спасибо. Я мечтаю только о чае.
- Если что-то понадобиться, ты не стесняйся...
- Конечно.

Он сел за комп и включил музыку, начал что-то ожесточённо печатать, он не видела монитор. «Хвастается?»
промелькнула, у неё, мысль.
Она держала горячую кружку руками, и думала о том,
Что десять лет, достаточно большой срок, и может теперь пора сказать ему правду...
Он знал, что монитор она не видит и печатал просто набор букв. Он столько раз представлял себе этот момент. Думал о том, что они будут смотреть комедию, про любовь, и он ей всё скажет. Но сейчас он молчал, и жутко стеснялся.
Она думала о том, что если он так будет молчать, то она наверно свихнётся. Надо было исправить ситуацию...
Но он вовремя собрался и прервал неловкую тишину.
- Ну как ты? – с улыбкой спросил он.
- Уже лучше… но ноги как-будто лежат в морозилке. – пожаловалась она.
- Я знаю, что тебе поможет.
Он вышел из комнаты и вернулся через минуту с двумя бокалами, в них плескалось что-то тёмное.
- Вискарь? – удивилась она.
Он сел рядом с ней, и протянул ей бокал.
- Давай! Тебе поможет...



Она поставила чай на тумбочку. Взяла бокал.
Понюхала, скривилась.
- За что будем пить? – недовольно спросила она.
На терпеть не могла самогоноподобные напитки,
Виски, пусть даже дорогой и качественный, являлся одним из этих напитков. Но она была не в том положении, чтобы капризничать. Ноги всё ещё были ледяные.
- За здоровье! – бодро ответил он, и осушил бокал.
«Фуй!» подумала она. Зажмурилась, и глотнула.
Горло начало гореть, отвратительный запах плотно засел в носу, но по телу медленно растекалось тепло.
Она глотнула ещё раз. Становилось теплее.
Она чувствовала, что начинает млеть. Потянулась к сумке, вытащила сигареты и закурила.
- Ещё? – спросил он.
- Нет, спасибо… – вяло отреагировала она.
Он встал, забрал у неё бокал, одним махом допил остатки виски. И вышел из комнаты.
В её голове был туман. Она сидела, курила и продолжала думать о нём. «Какой заботливый. И сильный. Интересно, он решил меня напоить?» они хихикнула.
- Что смешного? – спросил он входя в комнату.
- Не знаю, вискарь действует. – улыбнулась она в ответ.
- Может тебе носки шерстяные дать? – спросил он.
- Нет, уже лучше.
- Как хочешь.

Он сел за комп. «Боже! Какая она скромная, какая терпеливая. Любая другая, сидела бы ныла и жаловалась, а она молчит. Какая стойкость, ещё и улыбается. Как её можно не любить?!» он посмотрел на неё и улыбнулся.
«Точно женюсь! Вот выпью для храбрости, литра полтора, приползу к ней на коленях и позову замуж!»
Пока он выстраивал этот грандиозный план, она пила чай и думала «Какой же он всё таки красивый! Высокий, накачанный, никаких признаков пивного живота.» она продолжала разглядывать его. «Длинные, чистые, чёрные волосы, собранные в аккуратный хвостик. А глаза! Боже какие глаза! Карие, почти чёрные глаза. Не смотря на его грозный вид, глаза добрые, а как он на меня смотрит, с нежностью. Фу, блин! Сама себе всё придумала.»
Она потянулась к сумке.
- Опять курить? – спросил он не отрывая взгляд от монитора.
«Заботливый!» пронеслась в её голове мысль.
- Да. Опять! – она показала ему язык.
Он подскочил, подбежал к ней, и выхватил сигарету из рук.
- Эээээ! Ты чего? – разозлилась она.
«Сейчас убьёт!» подумал он. «Она может не есть, только чтобы курить.» Он хитро улыбался. «Убью!» подумала она.
Подскочила с места, и накинулась на него.
Он был намного выше её, поэтому просто поднял наверх руку с зажатой в кулаке пачкой. Она злилась.
Начала его щекотать, он жутко боялся щекотки. Он громко смеялся, но руку не опускал. Вдруг он почувствовал, как в шею вонзились острые ногти. Она злобно смотрела на него.
- Отдай. – тихо прошипела она.
Он опустил руку и разжал кулак, она взяла помятую пачку, вытащила оттуда сигарету и закурила. Сделала тягу, выпустила дым и улыбнулась.
- Извини, но ты знаешь, что так делать нельзя. – смущённо сказала она.
- Ничего. Ещё чаю? – ошарашенно проговорил он.
- Лучше виски. – ответила она, заматывая ноги в плед.
Он ушёл наливать виски.

Пока она разговаривала по телефону. Он стоял у окна и курил. «Меня всегда в ней пугала и возбуждала вот эта звериная жестокость.» думал он. «Этот взгляд. Когда она злиться у неё такие глаза! Этот взгляд загнанного волка, который уже на всё готов лишь бы выжить.»
Она говорила с мамой, а сама думала. «Дура! Ну что ж ты творишь?! Надо было тебе взбеситься! Хотя...»
- Да, мама. Конечно я тебя слушаю!
«… он сам виноват, знает, что сигареты, это моя жизнь. Но этот взгляд. Когда отдавал сигареты. В глазах не было страха, только страсть. Какая-то животная страсть. Неужели...»
- Ага, пока мама. Я тебе обязательно отошлю копию договора. Целую!
«Какого договора?!» очнулась она.
Но было поздно, мама положила трубку. «Ладно, потом разберусь.» подумала она. И вернулась в комнату.
Он сново сидел за компом и во что-то играл.
Она встала у него за спиной, и внимательно посмотрела на монитор.
- Интересно? – поинтересовалась она.
- Ага. – не отрываясь от монитора сказал он.
- Ясно. – она отошла к окну.
Раздался звонок, кто-то пришёл.
- Ты кого-то ждёшь? – удивилась она.
- Вообще-то нет.
Он пошёл открывать. Через минуту вернулся в комнату.
Звонок продолжал звонить.
- Кто это там? Настойчивый такой. – продолжала удивляться она.
- Не важно. Не обращай внимания. – зло ответил он.
- А всё же?
- Ну я тебе рассказывал сегодня про девку, которая мне не даёт покоя. Вот это она. Но ты не переживай, она сейчас полчаса позвонит и уйдёт. – смущённо ответил он.
Она рассмеялась.
- Она тебе нужна? Ну там, для секса и прочих утех? – продолжала смеяться она.
- Нет! Я её убить готов, чтоб не видеть больше! – воскликнул он.
- Тогда всё просто! Снимай майку. – улыбнулась она.
- Зачем? – удивился он.
- Снимай! Я твой ангел-хранитель. Даю гарантию, что ты больше никогда её не увидишь! – сказала она стягивая с себя свитер.
- Ну ладно.
Он послушно снял майку. Она подошла к нему, расстегнула ширинку, пуговица осталась застёгнутой. Растрепала ему хвост. Сама же расстегнула себе штаны, чуть приспустила их, выставив на показ ажурные трусики, растрепала волосы, немного смазала макияж. В дверь продолжали звонить. Она оглядела его.
- Отлично! Иди открывай! – и она подмигнула.
- Я кажется понял. – улыбнулся он.

Он открыл дверь.
- Катя, привет. Что-то случилось? – улыбался он.
- А что… что тут происходит? – взвизгнула Катя.
Она вышла из комнаты, растрёпанная, в ливчике со сползшей лямкой, в расстёгнутых штанах и с бокалом виски.
- Милый, кто это? – томным голосом спросила она, и отпила из бокала.
- Солнышко, я сейчас. – сказал он, давясь смехом. – Кать, ты не вовремя, я тут немного занят. – сказал он девушке стоящей на пороге.
- Как ты мог! – глаза Екатерины начинали блестеть от слёз. –
Я думала у нас всё серьёзно! Я думала, что ты просто стесняешься мне звонить! – она было настроена решительно.
- Милый, дай я. — подходя, сказала она. – Катенька, я думаю вы всё поняли, и нам не надо вас просвещать? Выпейте, полегчает. – она протянула, обескураженной девушке, бокал.
- Я… я… я не пью. – сказала Катя. – Спасибо. Я пожалуй пойду. – она уходил в сторону лифта.
- Пока! – сказал она, и захлопнула дверь.

Они смеялись, долго, до колик в животе. Он не переставал благодарить её за такой смелый поступок, и за своё освобождение.


Когда они уже успокоились, он начал одеваться.
- Стоп! – скомандовала она. – не смей!
Он улыбался. Но потихоньку натягивал майку.
«Ну уж нет, я тебе не позволю обломать мне кайф.» думала она.
«Нельзя потрогать, дай хоть полюбоваться! Что-то я совсем захмелела. Надо трезветь, а то мало ли что.»
Он надел майку. В голове крутились мысли «Интересно что это с ней? С чего это она просит не одеваться? Может...»
Она встала и медленным шагом подошла к нему. Посмотрела в глаза. «Боже! Какой же он всё таки. Какой замечательный...» наверно она хотела сказать ему всё это, но получилось как-то по другому.
- Снимай. – сказала она, тоном учителя. – Снимай, а то разрежу.
В подтверждение своих слов, она подошла к столу и взяла с него ножницы. Он молчал. В голове был бардак, мысли метались в мозгу и он не мог понять, что ему делать, но в том, что она это сделает не сомневался не капли. Он кажется почувствовала его смятение, поэтому положила ножницы на место и лучезарно улыбнулась. Он немного успокоился, но так и не решил, снимать майку или нет. «Какая она… кажется я влип окончательно… секс...» мысли метались в голове, он стоял и смотрел на неё как заворожённый. «Может это и есть любовь?» думала она. «Может так и должно быть? Может все эти годы я его любила?»

Она сидела на краю стола в ливчике и расстёгнутых штанах, курила и пила виски. Он сново сел играть в игру, но никак не мог сосредоточится. Он смотрел монитор, но не мог понять, что там происходит. «Какая она хрупкая, маленькая такая. Откуда в ней столько силы, откуда столько воли? Неужели жизнь могла сделать из девушки, такого воина? Господи! Пожалуйста, пусть она оденется, а то я не выдержу! Я ведь не железный!» терзали его мысли.
«Какой взгляд! Господи, сделай так, чтоб он перестал на меня смотреть, такими глазами, я же не железная!» думала она.
Но одеваться ей не хотелось, хотелось подразнить его, виски уже порядочно затуманил разум.
Он не выдержал первый:
- Тебе не холодно? – спросил он.
- Пока нет. А что? Я тебя смущаю?! – рассмеялась она.
- Ну… немного. Я же мужчина в конце-концов! Меня смущает любая обнажённая женщина! – возмутился он, вслух.
А сам думал: «Конечно не смущаешь, заводишь, возбуждаешь, но точно не смущаешь! Я не знаю как ещё это назвать! Ещё бокал и я точно тебя изнасилую!»
Она продолжала смеяться, громко, искренне. Так смеются дети, которые не умеют лукавить, радостно, заразительно.
- А ты сними майку, а я оденусь. – вдруг серьёзно сказала она.
- Ну неет, так не честно! – протянул он. – Одевайся!
Она подлила себе ещё виски. Ей было уже совсем тепло и пьяно, но она не останавливалась. Ей казалось, что сегодня именно тот день, когда надо сказать всё. «Чёрта с два, я оденусь! Если надо будет, то вообще в одних трусах ходить буду.» она думала, выпивая очередную порцию виски.

- Я щас… – сказала она, слезая со стола. И ушла в ванну.
Он вскочил с места, распахнул окно и глубоко вдохнул.


Теги:





1


Комментарии

#0 06:23  29-11-2011Лев Рыжков    
Ну, нормально написано. Несложно. Читать можно. А где концовка?
Первый нах.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:45  02-12-2016
: [8] [Пустите даму!]
—Сонька, спасибо!!! — кричу в трубку, — ты первая!!!
У меня днюха. Я валяюсь в постели и радуюсь, что мне никуда не надо идти. На работе взяла выходной, решив, что ничего не будет плохого, если эту днюху я встречу трезвой.
День рождения… Это как Новый год… Его важно встретить в тишине, чистоте и гармонии....
07:57  29-11-2016
: [5] [Пустите даму!]
- Кума, привет! Жарь картошку, скоро с бутылкой придем!- новоиспеченная кума Танька многообещающе кричала в трубку.

Танька, Танюха- Кипиш, как называем мы ее между собой с друзьями -тридцати пяти летняя женщина с очень вспыльчивым характером и ну, очень кипишная....
09:30  21-11-2016
: [25] [Пустите даму!]
Оказалось совсем не просто - быть не вместе, а только рядом.
Делать вид, что совсем чужая, проклиная себя за это.
По ночам, обнимая небо в многоточиях звездопада,
Как и раньше, под песни ветра, ожидать от тебя привета.

Страшно слышать, как очень нежно не мое произносишь имя,
Пробуждая слепую ревность- /больно бьет, да с безмерной силой,
обрывая поток фантазий/ - я смешна, я не- вы- но- си- ма....
19:04  19-11-2016
: [13] [Пустите даму!]
Не пристало, говорят, таким молоденьким умирать.
Им бы предаваться любви в гостиничных номерах,
там, где просыпаешься утром - и глуп, и наг.
Только вот внутри ощущается нужность и глубина.

Кости из иссохших становятся крепкими как кремень,
горло больше не сдавливает молчанья тугой ремень....
13:23  18-11-2016
: [65] [Пустите даму!]
Золотяться колосья пшеницы
Словно ночью блестит светлячок
День дневной окунаясь искрится
Освещает лучом колосок
А купель его в этих колосьях
Что пшеницей злаченой полны
День купается
Будто резвится
наслаждается духом зимы.
В этом раннем по зимнему свежем
В этом ярком луче колосок
Замирает окутавшись в нежность
Словно днём уснул светлячок....