Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Я, Polly, польская водка и волнистый попугайчик в клетке с видом на кладбище…

Я, Polly, польская водка и волнистый попугайчик в клетке с видом на кладбище…

Автор: сирота московская
   [ принято к публикации 06:14  19-12-2011 | я бля | Просмотров: 542]
Я, Polly, польская водка и волнистый попугайчик в клетке с видом на кладбище…

Я сидел на тесной кухоньке заброшенного дома, с омерзением пил теплую польскую водку и смотрел в засиженное мухами окно. Через все стекло пробегала голубоватая трещинка, и как ни странно именно она казалось мне единственно реальным фактом из всего того что происходило со мной в настоящее время.
Кресло-качалка, несомненно, найденное на помойке, впрочем, как и все в этом доме, подо мной тоскливо заскрипело, и я с неприятным удивлением обнаружил, что сижу совершенно голым. Первым моим порывом было желание вскочить, сбегать в соседнюю комнату и попытаться среди скомканного белья, полуживой мебели и обнаженных потных тел отыскать свою одежду, ну хотя бы носки – мужик неглиже, тем более, если ему за пятьдесят и к тому же без носок, зрелище, на мой взгляд, отвратное.…
Но сделав еще пару глоточков, и качнувшись в кресле, я подумал, что впрочем, наверное, особо торопиться и не стоит, тем более что в комнате, несомненно, темно. Все спят. Да и кто в конце то концов кроме полусонных мух, здесь, на кухне, может лицезреть несовершенство моей фигуры… — Никто…- решил я и поудобнее уселся в кресле…
Старинная, потертая временем лоза, из которой и было сплетено вышеупомянутое кресло, больно защемило мою левую ягодицу, и я заплакал. Я вообще в последнее время стал необычайно сентиментальным, а уж в пьяном виде и подавно…
Итак: я сидел в кресле-качалке на третьем этаже заброшенного дома и сквозь слезы смотрел на старинное кладбище расположенное буквально в двух шагах от меня. …Или я от него? Впрочем, это, наверное, и не суть важно.…Вдоль темной кирпичной стены белели идеально-ровные (словно вкопанные по шнурке) ряды каменных крестов. В этом режущем глаз контрасте, белого на темно – кирпичном, было нечто отталкивающее, бутафорское.
На мой вкус наши родные православные кладбища, по большей части неухоженные и неаккуратные, затерявшиеся среди пыльных тополей, были мне, несомненно, ближе и роднее. От осознания этого открытия, слезы мои потекли еще более вольготно и интенсивно. Отчего? Да хрен его знает. Быть может от того что я русский, православный, крещеный и венчанный мужик, сижу голым на кресле-качалке, пью мерзкую теплую польскую водку, и смотрю на католическое кладбище. И то, что и я, и кресло-качалка, и кухня в заброшенном доме и даже католическое кладбище, находятся на Богом забытой северной окраине древнего Парижа, меня по большому счету не успокаивало…Скорее наоборот, тревожило. Своей нереальностью, неправильностью, показушной гротескностью. Да к тому же еще и польская водка.…В одиночку…
Над моей головой довольно громко завозилась какая-то сволочь и я, хрустнув шейным позвонком, взглянул на потолок. Там, где у нормальных людей висят люстры, или хотя бы лампочки Ильича на свернутых в жгут проводах, покачивалась клетка, в которой беспокойно сновал взад и вперед маленький волнистый попугайчик странной педерастической окраски.
– Ну, вот и собутыльник образовался.
Обрадовался я и, плеснув водки в пустую жестянку из-под Русской красной икры поспешил угостить птаху. В отличие от меня, попугаю, водка понравилась. Уже через несколько минут он смотрел на меня тусклым взглядом алкоголика, вышагивая по дну клетки неверным строевым шагом, громко и старательно проговаривая каждую букву, трижды прокричал, задирая голову под потолок нечто подозрительно ненашенское: -Que faites-vous ce soir?*
После чего откинулся на спину и, прикрыв голову голубым крылышком прикинулся дохлым.
Я снова взглянул на кладбище, и мне стало неловко сидеть перед этими крестами неглиже. Кладбище оно и в Париже — кладбище. Утерев слезы, я осмотрелся. На жестяном крючке в виде голубого кукиша, возле облезлой раковины, висел кокетливый фартучек с клубничкой на кармашке. Больше ничего из одежды я, к сожалению, не обнаружил и, плюнув на двусмысленность данного наряда, с сожалением встал с насиженного места и, подойдя к раковине, в грустном сомнении подвязал тесемки фартучка у себя над ягодицами. Наверно это выглядело пошло. Даже, скорее всего это выглядело пошло, но рассиживать перед усопшими с обнаженными чреслами наверняка было бы еще отвратительнее.
И тут я почувствовал необычайный голод. Польская водка натощак больше меня не прельщала, как не прельщает седая глуховатая и подслеповатая старуха молодого любовника. Тем более, если у нее на данный момент в плоском ее кошельке ничего путного нет, разве что кроме нескольких затертых и просроченных квитанций из ломбарда. Мысленно оценив это сравнение, я открыл залапанный холодильник с закругленными, обшарпанными углами. На средней полке, в прозрачном блюдце, лежала увядшая свеколка с тонким и длинным хвостиком – необычайно похожая на издохшую мышь.
К свеколке этой меня манило еще меньше чем к польской водке и я, наконец-то решившись перебороть свою врожденную интеллигентность и нерешительность, поправив фартучек, направился в соседнюю комнату. Голые ступни противно липли к грязному линолеуму и отрывались от него с влажным громким треском…
- Ну и грязнули…- отрешенно констатировал я, приоткрывая тяжелую дверь с рифленым стеклом по центру.
…Сквозь неплотно прикрытые ставни на окнах, тонкими расплющенными пучками падал свет, в котором мельчайшими блестками вспыхивала пыль. На полу, на надувном матрасе слегка прикрытая несвежей простыней лежала дебелая негритянка, практически незаметная в полумраке темной комнаты и лишь ярко-рыжие кучерявые волосы на голове и паху смелыми мазками художника-экспрессиониста светились вызывающе и нагло. Тяжелые груди женщины, увенчанные темно-багровыми сосками расплылись бесформенно и нелицеприятно.
- Да неужели я, тот, которого так любили в свое время довольно красивые и независимые женщины там, в далекой и заснеженной России, мог в эту ночь заниматься любовью с этой особой? – вопрошал я себя в молчаливом крике, без стеснения разглядывая спящую. – Нет. Не мог…- Успокоился я после довольно долгого прислушивания к своей памяти и тут заметил, что вся моя одежда, включая носки и белое нижнее белье, аккуратно висит на венском стуле, отчего-то окрашенном в густо-зеленую краску.
Подхватив одежду, я как мог быстро оделся и, положив на стол два маленьких фантика, две радужные купюры по десять евро вышел из квартиры.
Пройдя всего лишь один квартал, я увидел большую стеклянную витрину магазина, в котором торчал пыльный манекен вечно-молодого мужика и все вспомнил. Сразу. В одночасье.
…Я стоял возле витрины и разглядывал сквозь стекло длинные ряды разноцветных коробочек с французским парфюмом. Магазин уже был закрыт, хотя по московским меркам было еще слишком рано. Ну да, еще не было и восьми часов вечера. – Долбаная демократия!- ругнулся я закуривая. -Где это видано, что бы в субботу, в самую торговлю, магазин уже в восемь часов не работал?
Я был сильно раздражен. И то сказать, побывать в Париже и не купить парижских духов, да как же такое возможно? Моя жена, теща и две внучки подобного просто не поймут…- И будут совершенно правы!- вслух констатировал я и только тут заметил, что возле меня трется пожилой негр с огненно-рыжей головой, кое-где тронутой намеками на седину.
-Monsieur souhaite la vodka ?**
Я недоуменно посмотрел на странного негра, но услышав и осознав знакомое слово грустно выдохнул.- Водки? А почему бы собственно и нет? После чего, не задавая лишних вопросов, поплелся вслед за малоразговорчивым афро — французом.
На третьем этаже заброшенного дома нас встретила высокая, крепко сбитая, также рыжеволосая девица лет тридцати…
- Наверняка дочь, хотя быть может и любовница…- Лениво подумалось мне, а я уже проходил на кухню вслед за странным семейством… -
-*Mon nom est Polly ...
- **Ceci est mon p


Теги:





0


Комментарии

#0 11:08  20-12-2011я бля    
хороший рассказик
#1 11:23  20-12-2011Титанушкин    
Обрезалось?
#2 11:28  20-12-2011я бля    
скорей всего буква кривая попалась. но в принципе и так заебись
#3 11:30  20-12-2011Титанушкин    
Хочется дочитать
#4 11:37  20-12-2011Шизоff    
ничего так, токо с Я лучше не начинать эпос.

На полу, на надувном матрасе слегка прикрытая несвежей простыней лежала дебелая негритянка, (с)

в этом месте я плакал и смеялся, но это личное.

многоточия надо убрать везде, где токо можно, заменив точками, особливо в последней фразе
#5 12:37  20-12-2011Рыцарь Третьего Уровня    
интересное чтиво.
#6 13:44  20-12-2011дервиш махмуд    
неплохо ага
#7 22:34  20-12-2011Ирма    
Очень хороший рассказ.
Давайте продолжение.
#8 22:41  20-12-2011Голем    
«Мысленно оценив это сравнение» — а были другие варианты оценки?
и отчего вдруг эта странная амнезия главгера? от польской водки?
кстате, именно пидоры усвоили в одежде попугайскую окраску, а вовсе не наоборот.
короче, я ниасилел.
#9 12:00  21-12-2011Рыцарь Третьего Уровня    
где бы достать польской водки?
#10 13:25  21-12-2011кольман    
Ну вот. В кои веки случилось с негритянкой переспать и то вспомнить нечего. Кроме вкуса водки
#11 16:14  21-12-2011Лев Рыжков    
Неплохо, ага.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....