Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - Реки...

Реки...

Автор: Птичник
   [ принято к публикации 11:58  04-01-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 434]
Мы с тобою две капли
В большом соленом океане,
Мы с тобой две пылинки
На японском татами,
Мы с тобою две птицы,
Что на юг улетают,
Мы с тобой две души,
Что в пространстве витают.
О чем сказать тебе
Я никак не знаю.
Твои глаза смотрят в небо,
Я во времени теряюсь.
Куда мне податься?
Что мне делать здесь?
Я постараюсь остаться,
Я у твоих ног весь.

Мокрая стена дождя
Не перекроет мне дорогу,
Я буду идти, в душе храня,
Твои слова, что мне так дороги.
Я пройду через века,
От боли не буду прятаться,
Она смотрит как дуло ствола,
Мы одни не погружены в матрицу.

Твои блестящие восковые губы
Похожи на лепестки алых роз,
Как пьяные ночные клубы
Они убивают стальную злость.
Под легкостью твоего взгляда
Я становлюсь картинкой,
А мне больше и не надо –
Время тянется ниткой.

Учащается кардиограмма пульса,
А потом натягивается как струна,
Мне сюда еще суждено вернуться –
Ведь здесь я оставил тебя.
Грязные осенние лужи
Перекрывают дорогу к тебе,
Но тут же от испуга
Высыхают в жарком огне.

Наши судьбы как реки:
Одна влилась в другую
И все же любовь смертна –
Мы ее жизнью рискуем.

Золотые рваные листья
Летят в серебряном дожде,
Ты мне опять снишься –
Босыми ногами идёшь по земле.

Я как странник, как пилигрим
Иду преклониться пред тобой,
Брожу по свету я один –
Иду вслед за твоей душой.

Когда я умру – я стану луной
И ночью буду смотреть в твои глаза
Или же я стану звездой –
Теплой и чистой как слеза.
А может, я стану ветром –
И поселюсь у тебя на карнизе,
Только ты меня не гони, а то навечно
Я растворюсь и исчезну.
А сейчас я останусь
Стихом в твоем блокноте,
Который написал я маясь –
От этой любви глубокой.

Я таю последними лучами лета,
Я становлюсь каплей в мутной луже,
Я задыхаюсь, потому что мало света,
Колет сомнение: “Я тебе нужен?”
Но все равно не теряй меня,
Не жди, когда на части рассыплюсь
И не туши пламя огня,
Пока я не стал одной лишь мыслью.

Возьми меня усталыми пальцами,
Не отпускай вслед за птицами,
Бьется сердце килогерцами,
Удержи меня мизинцами.
Прижми как заплуталую истину,
Посмотри на меня глазами младенца,
Дай твоей красотой насладиться,
Наполни жизнью сердце.

Проливным соленым дождем
Я прольюсь за твоим окном,
Я как таинственный фантом,
Я стану твоим красным бантом.

На твоей крыше веет знамя любви,
Я тебе шепну одиноким ветром:
“Спи, моя радость, спи!”
А утром встречу тебя рассветом.
Ты увидишь меня в росе,
Я как песчинка на подошве.
Я приснюсь тебе во сне –
Ангелом – хранителем за окошком.

Разверни мою душу как салфетку,
Вытри ею губы, встань из-за стола,
Положи на стол избитую монетку
И заплатив – ты уйдешь как всегда.

Смахни в сумочку огарки прожитых лет,
Ну, а я как монах даю вечный обет,
Становлюсь строчкой, что написал поэт
И моё сердце прожигает твоих глаз свет.

Горькие слезы растворю в воде,
Мертвые пальцы к сердцу прижму,
Оставлю свои следы на песке,
Люблю ли тебя – я никак не пойму.
Закину рюкзак на уставшие плечи,
Легким движением затворю дверь.
Вспыхнет закат — добрый вечер!
И тишина нападет внезапно как смерть.
Хороводом опавших мокрых листьев
Упаду у твоих замерзших ног,
Почему ты мне все время снишься?..
Почему кипяток мой кровосток?

Книжка закроется на закладке,
По крыше дождь звуками пианино,
Заметешь на савок отгадку загадки,
Стрелки часов смотрят тоскливо.
Телефон отключен, заперты двери,
Смотрят на улицу твои темные окна,
Зажат в ладонях символ веры,
Всё проклинаешь – тебе одиноко.
Разбросаны истлевшие журналы о моде,
Разбитая чашка рыдает на полу,
Черные грустные мокрые разводы –
Тушь размазана по красивому лицу.

Я мокрым продрогшим воробьем
Стучу в твое заплаканное окно,
Сейчас мы как — будто вдвоем .
Но нам почему-то холодно.

Последним трамваем я уеду в небо,
Оставляя в воздухе колею следов,
Тихонько с твоих ног тепло пледа
Сползает, я на всё для тебя готов.

Сомкнулись уставшие веки,
В твое сознание влились сонные реки.
Идут по улице человеки
В темноте под лунным светом.

Язык красного любовного пламени,
Облизываясь, подступает ко мне,
Он обожжет меня и сгорит в памяти,
Забыв свою ласку во сне.

Заполняются неровным почерком
Глянцевые поблекшие листы,
Черно – белым мокрым очерком
Рассыпается душа как золотые пески.

Под столом смятое недочитанное письмо,
Надпись на полях тетради “Жизнь — кино”
И тут стоит одно жирное “но” –
В принципе, так быть и должно.

Разбросаны по полу вещи,
Каждый сон кажется вещим.
В памяти затерялись обрывки встречи
И солнце, что так холодно светит.
Убедилась, что время не лечит
Убедилась, что оно лишь калечит.
Дождь за окном рукоплещет,
Очередной день новьем не блещет.
Кто-то кому-то сказал: “До встречи”.
Но я так не говорю, я с тобой навечно.

Схизма мозгов меня убивает
Взгляд на жизнь поменялся,
Рутина повседневности всё определяет,
Я в болезненный звук превращаюсь.
Через дырявое сердце проходит ток,
Наполняя собой кровеносные системы,
Возможно, на кресте я вижу свой исход,
Электричество раздувает вены.

Я тебя люблю, хоть я и воздух –
Холодный прозрачный газ.
Напои меня взглядом – а то засохну,
Как дикий забытый осенний сад.

Ты моя Муза, Муза моих дней,
Моих минут, часов, недель,
Что я коротаю уже сотни ночей
И мои строчки становятся сильней.

Скомкай и кинь меня в ящик стола,
Захлопнув с шумом дверцу,
Укройся соленой пеленой дождя,
Но не заметай дорожку к сердцу.

Эти строки, родившись, застынут
Как легенда в разбитом бокале,
Ты меня сейчас не слышишь –
Сок нежности тебя заполняет.

Развевается голубое платье из ситца,
Крылья Ангела коснутся твоих губ,
Твоя космическая улыбка искрится,
Чувствую ласку прикосновения рук,
От которой я вскипаю как на ложке
Над синим пламенем зажигалки,
Не знаю вечно, не вечно,
Не знаю жалко, не жалко.

Возможно, невозможное возможно.
Да, сумбур моих слов понять сложно…

Ответы на израненную любовь
Я найду в глубине галактики –
Они стали жертвой лживых слов
И разбросаны как цветные фантики,
Фантики от конфет, что тают в кармане
От тепла твоего нежного тела,
Сказать что думаешь – в этом нет срама,
Даже если слово за живое задело.
Слова срываются в брюхо небо
Как белые хлопья одуванчиков,
Ты смотришь на свои ладони слепо,
Волнуясь, дрожат твои пальчики.

Телефон валяется в пыльном углу,
Облик святого покоится на полке,
Я как насаженный на иглу –
Вижу счастье в блеске твоей заколки.

Ветер распахнул слабое окно
И открыл книгу на странице гордо –
“Мне надобно такое вещество,
Чтоб через миг давало полный отдых” –
Сказал Ромео словами Шекспира –
Ты читаешь “Ромео и Джульетту”.
Кто-то ударил по струнам лиры
И без лишнего шороха канул в лету.

Вытри глаз от горючих слез
Платком, измазанным в помаде,
Любовь похожа на падение звезд.
Твое юное тело в махровом халате
По лабиринтам темной квартиры
Плавает одиноко, и не спеша,
“Успокойся” – говорят со стен картины,
“Ведь, всё равно, ты не одна…”

Спрячься – за чернильным пятном,
Спрячься – черный ворон за окном,
Я его поражу своим лирическим мечом
И закрою тебя от мира сего плащом.
Поверь, тебя, я никому не отдам,
“Моя любовь без дна, а доброта –
Как ширь морская, чем я больше трачу,
Тем становлюсь безбрежней и богаче” –
Так сказала прекрасная Джульетта
Словами ренессанского поэта.

Безжизненным пучком света
Я падаю к твоим ногам,
Молю у Бога рассвета,
Чтоб развеять пред тобой туман.

Горькие слезы растворю в воде,
Мертвые пальцы к сердцу прижму,
Оставлю свои следы на песке,
Люблю ли тебя – я никак не пойму.
Закину рюкзак на уставшие плечи,
Легким движением затворю дверь.
Вспыхнет закат — добрый вечер!
И тишина нападет внезапно как смерть.
Хороводом опавших мокрых листьев
Упаду у твоих замерзших ног,
Почему ты мне все время снишься?..
Почему кипяток мой кровосток?

Наши реки воедино слились,
Но вода в них не смешалась.
Мне все твердят: “Смирись”.
Но я не хочу начинать сначала.
Я буду дальше вести бой за тебя.
Ведь я живу мыслью лишь о тебе,
Опять закатаю длинные рукава,
Но моя жизнь повисла в петле.
Без тебя в этом пространстве
Я влеку пустое существование.
Нет, не говори, что тебе меня жалко.
Я не хочу думать о расставании.
Не хочу, но все же придется
Нам разъехаться — кто куда,
Всего один день остается
И наше время сгорит дотла.

Нет, я с тобой не прощаюсь,
Я говорю: “До свидания…”
Лишь счастья тебе я желаю
И … в никуда исчезаю…
Встретимся еще, не знаю когда,
Ну, всё. Ставлю точку. Я люблю тебя…






Теги:





0


Комментарии

#0 13:53  04-01-2012Лидия Раевская    
Да ты ебанулся, автор!
Классика рубрики.
#1 14:01  04-01-2012afon    
произведение явно не закончено. хотелось бы продолжения
#2 14:06  04-01-2012Rust    
характерно что читая с любого абзаца вы не упустите суть, ога
#3 14:24  04-01-2012Саша Штирлиц    
Басё сасёт(с)
Попробуй отойти от формата одностиший автор и написать штонибудь подлиннее.
#4 14:29  04-01-2012Лидия Раевская    
А кто-нибудь дочитал эту поэму до конца? Мне для пьесы, разумеется
#5 14:34  04-01-2012Шизоff    
круто
с автора новый скролл
#6 15:00  04-01-2012Maus    
передоз
#7 15:09  04-01-2012Шева    
Зато дохуя.
#8 15:20  04-01-2012Голем    
блять, иногда я жалею, что владею русским…
#9 15:52  04-01-2012Саша Штирлиц    
Басё даже не просто сасёт, а сосёт у Мцыри
#10 15:52  04-01-2012Саша Штирлиц    
причом, Полтаву
#11 15:53  04-01-2012Глокая Куздра    
Еббааать, палец натерла скроллить.
#12 16:15  04-01-2012Чёрный Куб.    
любофь, хуле
#13 17:01  04-01-2012твёрдый знакЪ    
всё очень понравилось
#14 17:22  04-01-2012критег-хуитег    
ужасная пантомима про вампиров. 1 герц равен одному импульсу или колебанию в секунду. сердце, в тысячу ударов в секунду, разорвет здоровый организм пополам, начиная с несчастной жопы.
#15 17:35  04-01-2012Марычев    
из 15.53 понял што
у Лили заскорузлый 
#16 19:23  04-01-2012Ирма    
Дочитала. До конца.
Молодец-автор: желтый снег больше не хавает, на вампирячью романтику потянуло. Некоторые образы спизжены у Дельфина, Нойза МС и Lacrimosa.
Вероятно, читал автор и Бодлера. Не все так плохо, но только это, конечно, не стихи, не крик души.
#17 20:38  04-01-2012castingbyme*    
не осилила.
#18 21:03  04-01-2012Яблочный Спас    
бляжья сила!!!

ваще чуть не йобнулся
#19 21:36  04-01-2012MaLaroSSoFF    
а я не дожил и йобнулся
#20 21:44  04-01-2012ХлебныйГазелист    
лакримоза рулет)
#21 21:59  04-01-2012Птичник    
я конечно рад что тут много ценителей Лакримозы, НО это писалось лет 6-7 назад под впечатлением от Дельфина…
#22 22:11  04-01-2012Глокая Куздра    
Не заскорузлый у меня.
#23 22:27  04-01-2012Яблочный Спас    
а кто такой *дельфин*???
плавает который? ебется с радостью?

нихуя не понимаю в этих ювенильных лабиринтах
#24 22:31  04-01-2012твёрдый знакЪ    
жаль, что под впечатлением, а не ощущениям…
#25 22:33  04-01-2012херр Римас    
обычно такие вскрываются афторы, кагда узнают что их девушко в 18 лет практиковала какие там миньетеки.
#26 22:34  04-01-2012твёрдый знакЪ    
та не Спас-тут Дельфин-певун какой то имеется в виду, реппер вроде
#27 22:40  04-01-2012Птичник    
римантасс, я так понимаю это из личного опыта…
#28 22:43  04-01-2012херр Римас    
да, из личынова, да. Однова вынемал с петли такова столбиста.
#29 22:50  04-01-2012Ирма    
То-то я думаю, откуда здесь взялись столь знакомые образы тишины, листвы, окна и прочие. Но автору не удалось реализовать прекрасную дельфиновскую рефлексию. Эрзац-оголенных чувств. Если бы поделил по частям, получилось бы лучше. Выбешивает местами наивность и слишком простецкие рифмы.
#30 21:11  09-01-2012Лев Рыжков    
Осилил. И что могу сказать. Странное впечатление.
Во-первых, писалось, несомненно, единым духом. На каком-то, очевидно, приходе (упоминания о зажигалке и закопченной ложке подталкивают к такому умозаключению). И, конечно, получилось местами коряво, местами чудовищно (все эти «Удержи меня мизинцами» и «Почему кипяток мой кровосток?»).
А теперь о том, что понравилось. Как ни странно, есть и такой момент. Вся эта череда образов, промокшие воробьишки и что там еще — все это напоминает странным образом некую «Алису в стране чудес». Ну, а в нашем случае — «Слизняк-подкаблучник в стране чудес». И, если взять всю эту фабулу, и, ничего не меняя в образах, перевести на человеческий язык, пусть даже и прозой, то может получиться достаточно интересно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:58  08-12-2016
: [2] [Графомания]

– Мне ли тебе рассказывать, - внушает поэт Раф Шнейерсон своему другу писателю-деревенщику Титу Лёвину, - как наш брат литератор обожает подержать за зебры своих собратьев по перу. Редко когда мы о коллеге скажем что-то хорошее. Разве что в тех случаях, когда коллега безобиден, но не по причине смерти, смерть как раз очень часто незаслуженно возвеличивает опочившего писателя, а по самому прозаическому резону – когда его, например, перестают издавать и когда он уже никому не может нагадить....
19:26  06-12-2016
: [42] [Графомания]
А это - место, где земля загибается...(Кондуит и Швамбрания)



На свое одиннадцатилетие, я получил в подарок новенький дипломат. Мой отчим Ибрагим, привез его из Афганистана, где возил важных персон в советском торговом представительстве....
12:26  06-12-2016
: [7] [Графомания]

...Обремененный поклажей, я ввалился в купе и обомлел.

На диванчике, за столиком, сидел очень полный седобородый старик в полном облачении православного священника и с сосредоточенным видом шелушил крутое яйцо.

Я невольно потянул носом....
09:16  06-12-2016
: [14] [Графомания]
На небе - сверкающий росчерк
Горящих космических тел.
В масличной молился он роще
И смерти совсем не хотел.

Он знал, что войдет настоящий
Граненый во плоть его гвоздь.
И все же молился о чаше,
В миру задержавшийся гость.

Я тоже молился б о чаше
Неистово, если бы мог,
На лик его глядя молчащий,
Хотя никакой я не бог....
08:30  04-12-2016
: [17] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....