Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - плен

плен

Автор: александр махнёв
   [ принято к публикации 15:13  08-01-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 670]
Килимов и Дорохов сидели на трупе и осторожно, стараясь не расплескать, отхлёбывали баланду, разлитую в пилотки. От баланды поднималась лёгкая испарина. Проходя в ноздри она, кажется, в самую душу проникала, обманно согревая её. Дохлебав первым, Дорохов вывернул пилотку, тщательно облизал влажную ткань и скорее надел головной убор на место. Сентябрь — холодно. Вдруг Дорохов напрягся, и чуть потянувшись вверх, толкнул Килимова плечом. Из дальнего угла немецкого пересыльного лагеря для советских военнопленных (чисто-поле обнесённое в три ряда колючей проволокой) донеслось:
Эх, ты, Русь, ты моя дорогая,
Не придется вернуться к тебе.
Кто вернется, тот век не забудет,
Все расскажет родимой семье.*

- Поют что ли? – удивлённо сказал Килимов, и не сговариваясь, товарищи встали и поплелись по развороченной, взбитой несколькими тысячами пар ног грязи. На звук.
Толпа доходяг, плотно окружившая певца, обнаружилась метрах в сорока, левее сарая с тремя стенками, того самого, что был для них и «кухней» и «столовой». Протиснувшись в самый центр Килимов увидел певца. Тот сидел на корточках «спиной к спине» с другим военнопленным и негромко, но отчётливо выводил:
Все расскажет, покатятся слезы,
Выпьет рюмку, вскружит голова.
Дай судьба нам вернуться до дому
Продолжать трудовые дела».
По одним, чёрно-синим или иссиня-бледным лицам, окружившим артиста, текли слёзы, другие напротив- закаменели, сосредоточившись на своём.
Певец закончил. Несколько минут все молчали. Потом услышалось хриплое: спой ещё братишка, и одобрительный (да не шум- какой уж шум от доходяг) скорее шорох. Певец дал знак соседу за спиной, оба встали.
- Мне, товарищи, тяжело петь. Я составил эти слова и спел для друга,- сказал он приобняв напарника – какая мне польза исполнять другой раз?
Вдруг зашаталась толпа, смешалась и из землисто-тёмно-мрачной массы вдруг вынырнуло красномордое и довольное: охранник-полицейский. Из наших же, ссука!
Вплотную подошёл к певцу, некоторое время пристально глядел на него:
-Артист значит… Жид? Может и коммунист?
- Русский я… не коммунист…
- Для подельников своих петь не желаешь, – ухмыльнулся – ну, а для меня-то споёшь?
Глянул исподлобья, облизнул враз пересохшие губы, отвечал, стараясь унять дрожь, тихим голосом, без подобострастия, без выражения вовсе:
- Пожалуйста, господин полицейский, но для вас это будет неинтересно.
- Это уж я сам решу чего мне интересно, стой здесь гнида, щас приду – харкнул охранник и ушёл.
На склад что ли? — тревожно прошуршало в толпе и плотнее вжались друг в друга слушатели. А глаза певца выразили такую пронзительную тоску, что даже на всём этом унылом фоне выделились.
***
И вот «Дегтяря» заклинило. Да это у него всегда так: пулемёт хороший, только пружина от долгой стрельбы греется и клинит. Всегда не вовремя. А там «подломился» дружный винтовочный хор. Торопливые залпы бойцов, словно соревнующихся в скорострельности, реже вдруг сделались и разнобойней, потом стали ещё прерывистей и, наконец, вовсе одиночными… Вся эта музыка воспринималась на слух. Прокопаться от ячеек траншеями не успели. Справа палил Сашка Антонов, слева молдаванин с дурацким именем Шика. Это Дорохов автоматически для себя отметил. Кто там дальше и есть ли вообще, только по звукам… Так что пока слышался слаженный огонь ещё было не так страшно, хотя немцев явно больше было, да и долбили эту одинокую роту с трёх сторон. А вот когда начались перебои со стрельбой, а там и вовсе стало затихать…
Выгрузили рано утром на какой-то маленькой станции. Построили, наскоро сообщили боевую задачу: занять оборону пятнадцать километров южнее… высота номер…отстающих как дезертиров… бегом марш… Пока бежали растянулась рота на весь километр-больше. Добрались, давай окапываться… К вечеру обещали боеприпасы подвести…
А немцы появились часа через три. Сперва на горизонте показались каски их пехоты. А потом… Вжик-вжик-вжик, и трава перед ячейкой длинной цепочкой всколыхнулась, вроде мышь пробежала. Вжик-вжик-вжик, вжик-вжик-вжик… да нет не мышь это, это вражьи автоматчики нежалеючи поливают свинцом. А потом: У-у-у-ах! У-у-у-ах! – миномёты пошли. И давай утюжить почём зря.
Неспеша шли немцы и вроде бы даже весело… как-то до обидного разгильдяйски, пританцовывая даже как будто… как «беляки» в кино «Чапаев». Преодолевали дистанцию, залегали и в этот момент их миномёты отрабатывали по-полной. В башке Дорохова вертелось довоенное «если завтра война, если завтра в поход…» а они вот – в пятидесяти метрах, уже в полный рост… Орут чего-то на своём, вроде «Русские! Сдавайтесь!». Знают видать, что нечем нам их встретить. Всё –кончились патроны. Ещё с финской читал Дорохов — теперь в штыковую надо подниматься. Шо-то там какой-то гвардии рядовой окружённый финскими белогвардейцами чуть не полсотни их токо прикладом уложил… Да только не поднялся никто, оцепенели. Как-то буднично всё получилось и вроде бы- где ж тут место подвигу? Напротив — стали выкарабкиваться на брустверы. Стояли молча, не поднимая рук, сгорбившись, переглядываясь друг с другом украдкой, исподлобья… вроде коря товарища: «ну я то мол, испугался, а ты то чего же…
Дорохов наверх вылез, огляделся и волосы как будто дыбом: перепахали линию нашей обороны –ой да ну! Добро немец тиснул, от роты и половины не осталось.
Окружили, смеются, разглядывают, добродушно вроде даже. Бойцы стоят несколькими группами… Потом скучковали всех вместе.
Высокий, ладно одетый немец, вышел вперёд и сказал: Комунист, юде! -и сделал радушный жест рукой влево. Подождал немного и уже жёстче: Бистро!- подкрепив своё поторапливание автоматной очередью над головами. Как-то сразу всё стало тоскливо и понятно. Вышло человек десять. Их сразу увели. Из-за спины Дорохова вышел этот самый молдованин, с дурацким именем Шика.
Дорохов его видел потом, когда погнали в сторону от передовой – он живой ещё был, только весь в крови…
***
Через несколько минут полицейский вернулся с дружком и буханкой хлеба.
- Вот тебе «утёсов» — споёшь получишь! – и многозначительно переглянулся с приятелем.
И опять зазвучало:
Эх, ты, Русь, ты моя дорогая,
Не придется вернуться к тебе. ..
Только не выходило уже того чувства, ломался и срывался голос исполнителя. Захлёбывался то сипом, то шёпотом.
Дай судьба нам вернуться до дому
Продолжать трудовые дела…

Наконец на тяжком выдохе закончил он.
- На, жри падла! – весело улыбаясь, сунул ему буханку охранник.
Покосясь слегка, опасливо взял он хлеб, не веря вроде своей удаче, но поверил, обрадовался, стал рвать зубами и глотать не жуя, потом устал и ломал на кусочки небольшие и медленно пережёвывал. Окружившие смотрели на него и завистливо и чуя всё же подвох (как животные уже почти чуя), опасливо.
Наконец сделал движение отставить пищу.
Этого, кажется, и ждали приятели полицаи: Эт уж нет сволочь! Чуть не взревели оба – всё сволочь жри! А то я ить тебя в «ванне» искупаю – ласково добавил один. Второй загоготал со смаком, врастяжку. Искупать в «ванне» на жаргоне охранников означало окунуть пленного в сортирную яму. На ветру, да в чистом поле- верная смерть.
-Певец глотал последние куски сидя в грязи.
Довольные «шуткой» полицаи ушли, оживлённо переговариваясь и пересмеиваясь.
А певец лёг на спину и умер. Не выдержал перегрузки истощённый многодневной голодовкой желудок. После ста граммов на весь-то день, да сразу два килограмма…
«Зрители» расползались в стороны. Смерть уже не могла поразить их. Они встречали её ежедневно не по одному разу. Только товарищ певца присев на корточки рядом с мёртвым другом тихонько раскачивался, молча воя.
Дорохов нагнулся, разжал левую руку умершего, и принял с ладони клочок бумаги. Просмотрел, передал Килимову. На клочке простым карандашом написан был текст песни.
Эх, ты, Русь, ты моя дорогая… отенциал
И тут понял Килимов, чем его незатейливая эта песня задела больше всего. Горькой она была, горестной. Но не была она заунывной. Собралась под неё душа, ободрилась. Значит можно. Выжить можно!

P.S. В течение войны в плену оказались более пяти миллионов советских солдат, около четырёх миллионов попали в плен в первые ее месяцы. По самым скромным прикидкам каждый пятнадцатый!!! советский мужчина призывного возраста.
Но вот что писал в отчете о ликвидации Белостокского котла немецкий генерал Герман Гейер: «Мы не наблюдали массовой капитуляции. Однако число пленных было огромно… несмотря на то, что в некоторых случаях они сражались весьма мужественно и ожесточенно… Все русские отряды от границы до Минска не капитулировали, но были рассеяны и уничтожены».


Теги:





1


Комментарии

#0 17:26  08-01-2012Лидия Раевская    
Кучненько нынче пошли креативы на военную тематику.
#1 18:12  08-01-2012Sgt.Pecker    
пилотки разве через «и» пишутся? что-то отвык уже от такого написания и как блять вообще из неё можно хлебать? я в армии пытался спирт налить в неё и ничего не вышло вытек нахуй
#2 18:13  08-01-2012Sgt.Pecker    
и вообще хуйня не понятно к чему
#3 19:35  08-01-2012Лев Рыжков    
Да вроде и ничо так. Но в глубине все же не верил. Никитой Михалковым пахнуло, гг.
#4 20:30  08-01-2012александр махнёв    
пИлотка, блять ПЕКЕР пишется через «И» для вас персонально-Ил-2 летающий блять танк. каковыми мы вас ПИ… керов и выебли!!! а что михалковым пахнуло… дак с никитой сергеечем и нитак страшно. там ить как ни крути — круто.
#5 20:37  08-01-2012александр махнёв    
да, кстати, чё я завёлся-то! СПИРТ пекер и баланда это ТВОЮ МАТЬ!!! две большие разницы!!! фильтруй базар сцуqtА!!!
#6 20:39  08-01-2012Лидия Раевская    
александр махнёв, ведите себя прилично, ну.
#7 20:43  08-01-2012ХлебныйГазелист    
 не...
тут можно красивей отскочить- типа пилотки были засаленные от 
долгоого ношения без стирки и поэтому не пропускали
#8 20:43  08-01-2012ХлебныйГазелист    
 ну иле девственные были
#9 20:55  08-01-2012Sgt.Pecker    
ты хуйло будешь мне объяснять что такое ИЛ-2?
может расскажешь мне блять ещё какой двигатель на нём стоял кто конструктор его 37мм пушек и почему пилоты их не любили а предпочитали ВЯ-23 когда впервые появился над полем боя двухместный вариант и кто из ныне живущих маршалов и ныне покойных космонавтов на нём летал или сколько сбитых ИЛ-2 числится за Гельмутом Липфертом или Эриком Хартманном?
#10 20:58  08-01-2012ХлебныйГазелист    
 ВЯ-23



аааааа...
 это Инна Сергеевна, волчья ягодица, 23 годочка, бггага
#11 21:14  08-01-2012Sgt.Pecker    
Нееее. Наша ВЯ-26 тогда уж гг

ВЯ-23 (Волков-Ярцев) — советская авиационная пушка калибра 23 мм


Пушка ВЯ-23 была создана в 1940 году как средство борьбы с защищёнными наземными целями специально для создававшегося тогда же штурмовика Ил-2. Ее прототип назывался ТКБ-201. Ввиду отсутствия готового Ила, первые испытания пушка прошла на закупленном в Германии истребителе-бомбардировщике Мессершмит-110. Испытания на Ил-2 были проведены в 1941, после этого пушка была принята на вооружение советских ВВС под именем ВЯ-23, всего их было произведено 64655 штук.

#12 21:55  08-01-2012александр махнёв    
да я ебал твоего хельмута хартмунга памятью моего (наших) дедушки!!! мы их в соррок втором-третьем-пятом… отымели… шли бы нах!!! кому ищё корячится??? по одному сцуки!!!
#13 00:41  09-01-2012Bemus    
Чернуха какая-то. Здесь? Такое? Нах?..
#14 00:49  09-01-2012херр Римас    
ну и по оконцовке автору нада было всеже напесать что около полутора миллионов совецкех граждан ваивали на стороне Вермахта.
#15 00:52  09-01-2012Bemus    
ага. І о том, что в лагерях сталінскіх мільёна 4 перед войной репродуктівных бойцов загубілі.
#16 01:16  09-01-2012детский писатель Шнобель    
Симов и Корохов сидели на ещё не остывшем трупе политрука Сидорина. Грелись. Баланду хлебали и жевали эрзац-хлеб. Холодно в сентябре. А тут такая удача. Завалил старший полицай Стеценко с первого выстрела в лоб политрука. Жаль политрука, хороший был мужик, идейный. Вот и сейчас грел товарищей своим остывающим телом.
Откуда-то издалека со стороны барака № 5 доносилась песня:
Саша, ты помнишь наши встречи,
В приморском парке на берегу...
Хорошо пели, душевно. И вспомнился Корохову последний бой.В окопе сидел он с рядовым Гомоберидзе. До последнего патрона бились. Ещё с Гражданской Корохов усвоил, что коли нет патронов-иди в рукопашную. Как тогда под Перекопом. Пули свистели вжик-вжияк. Немцы пёрли сытые, довольные, наглые. Сунулся Корохов за штыком… нет его. Проиграл сука Гомоберидзе в буру.
В плен попал Корохов. Принял позор на свою седую голову. Хоть беспартийный и не еврей, но завсегда сочувствующий всей душой Советской власти он человек. Муторно, муторно в плену немецком постылом. Бежать надо, к своим прорываться, бить эту фашистскую сволочь. Решил бежать этой же ночью. Вот только баланду дохлебать, дожевать эрзац, согреться и в бега.
А, кто-то всё выводил и выводил ласковым баритоном:
Саша, ты помнишь наши встречи,
В приморском парке на берегу...
#17 04:06  09-01-2012александр махнёв    
все пошли на хуй!!! а «децкий писатель» он по молодецки! вот его просто люблю! с новым годом друже!!! ну и так-остальных паходу))) литпром не подкачал!!! я получил чего я ждал!!! с разбитой мордой и морем удавлетварения уползаю далеее писать стихатьварения)))
#18 04:53  09-01-2012Мегапиxарь    
Ебанько блять
А текст нормальный
#19 13:26  09-01-2012Rust    
прочитал. в целом понравилось
#20 15:14  09-01-2012александр махнёв    
вот мне детали, ну «в целом» понятно.а чего не есть карашой))
#21 20:13  09-01-2012Ванчестер    
Sad but true.
#22 02:51  10-01-2012александр махнёв    
ванчестеру: вот за правду ручаюсь! я много перечитал на тему. было горько и гордо. потому и написалось.
#23 16:34  10-01-2012Астральный Куннилингус    
Не люблю в тексте читать всяки «вжик-вжик-вжик» и «У-а-ах, у-а-а-ах»… Как порнуху читаешь, честное слово. Но это уже субъективное. В целом текст ничего, но про пилотку тоже не поверилось, хотя хуйийо знаит, не наливал ничего в нее. И вот на моменте «А певец лег на спину и умер» у меня из монитора просочилось что-то. Стал было вытирать, посмотрел — пафос в чистом виде. Как-то поправдоподобнее бы… А то, блядь, получилось как у Дани Шеповалова: “…Заходящее солнце скользнуло своими томными, ласковыми лучами по нежной коже девушки, а легкий летний бриз растрепал ее длинные, волнистые волосы. Это зрелище окончательно свело с ума Леонардо: он положил руку на упругое бедро Алисы и страстно припал к ее устам. А потом трахнул! Два раза!”
#24 01:35  11-01-2012александр махнёв    
за что купил за то продал. история с певцом так просто списана с оригинала. воспоминания александра александровича килимова- ежели интересно можете в нете поискнуть.за пилотку не очень понимаю отчего такое недоверие) ребята! вы себе представляете пилотку??? вот если представляете так вопросов быть не можно))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....
09:26  18-11-2016
: [47] [Было дело]
Выползая на ветхо-стабильный причал,
Окуная конечности в мутные волны,
Кто-то ржал, кто-то плакал, а кто-то молчал,
За щекой буратиня пять рваных оболов.

Отстегнув за проезд, разогнувши поклон;
От услышанных слов жмёт земельная тяжесть....