Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Интервью:: - Разговор с Милорадом Павичем

Разговор с Милорадом Павичем

Автор: Голем
   [ принято к публикации 14:36  11-01-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 2995]
* * *
Выключив комп, я задумался. Затем уткнулся носом в залежи книг, сложенных в стопку руками Моей Замечательной Подруги (МЗП), дабы обрести на лестничной клетке вторую жизнь – в кругу соседей, не ведающих, что творят. Покопавшись, мне удалось извлечь парочку книг недавно почившего Милорада Павича*.
Жаль бродягу. Талантливый серб, а туда же, навынос...
– Если жаль, почему навынос? – раздался ехидный голосок классика. – Я вас, недоумков, каждый раз в чём-нибудь наставляю! Вот, например: «Во время всех боёв… Растина не на кларнете, а на нём, капитане австрийской армии Пахомии Тенецком, исполняла Франца Йозефа Гайдна». Или вот пассаж, характеризующий нравы: «На столе стояла горячая молочная похлёбка с укропом, из которой выглядывали бараньи глаза».
Подавив рвоту, я задал встречный вопрос:
– Что сами думаете о будущем ваших книг? Эти явно пойдут на выброс.
– Всё отдадут сценаристам, создателям сериалов.
Из компа донеслось довольное марсианское уханье компьютерного лит-оппонента.
– Вы бессюжетны, Павич! – заорал я. – Что это за история… с самодельными картами Таро и идиотской пропажей капитана Опуича! Победа разума над сарсапариллой?
– Мои романы – это праздники Духа. Что до тебя, господин Мелкая-Сошка… жрать захочешь, напрудишь амбулу с преамбулой! – захохотал Павич. – Не этакий штрудель работал, как пудель. Того же Кафку… да что там! Дух не создавал каноны Джотто, они сами родились в Святом Духе! А снег в «Амаркорде»? Сплошная вата, но сердце сжимается…
– Вы что, сливовицы натрескались? – спросил я, уязвлённый насмешками. – Дух бесплотен, безделен, бестрепетен. Всего-то, тень отца Хамлета! Истекает мыслью, как Буг или Дунай, а на берегах ничегошеньки нет.
– А что там должно быть? – осведомился Павич. – Кража? Шторм? Растление малолетних?
– Отрывая форму от содержания, вы кормите собаку с отрезанной головой, – вздохнул я.
Донёсся звук ироничных хлопков:
– Браво, браво! Слог есть любовь, а Содержание – дьявол. Форма, одна лишь форма не имеет пределов совершенствования, тогда как как два десятка сюжетов давно написаны. Впору сжечь и сочинить заново!
– Ну хорошо, – заторопился я, ощущая ускользающую из-под ног почву. – Но форма без содержания – всего лишь эстетика, потерявшая этику! Давно замечено, и не нами…
– Нет ничего прекрасней полуобнажённой женщины, – сладко потянулся серб. – Её поясок стыдливости и есть сюжет, остальное – форма!
– Природа формализма в том, что вместо спирали вы шествуете по кругу! И возвращаетесь к комиксам, к альбомам с полуодетыми девками…
– Ничего плохого, были бы девки хорошие. А вы-то куда собрались? – с азартом продолжал Павич. – Усвоив начала идеализма: развитие по спирали, отрицание отрицания, единство и борьбу противоположностей, тут же скатываетесь к товарищу Фейербахову! Суть философии в многообразии форм. Вы, батенька, не марксист?
– Боже упаси! В угоду форме, этой Прекрасной Даме по имени Философия, вы просите меня забыть, что принц Гамлет – серийный убийца, ослушавшийся тени собственного отца. Зачем он угробил семью Полония? Это же беззаконие!
– Полоний – маска лукавого царедворца, – протянул Павич, и в голосе его впервые прозвучала тень лёгкого недовольства.
– Но наставления Лаэрту – образец родительской мудрости! Не знаю, любил ли принц Офелию, как сорок тысяч братьев (красивая и совершенно пустая фраза!), но точно уж свёл с ума.
– А вам, конечно, подавай «Трёх мушкетёров»! – рявкнул Павич.
– А вам не нравится? Капитан Опуич – бледная тень Портоса и Арамиса!
– Дался вам бедняга Опуич… я работаю в зарослях нового Логоса. А ваш Дюма породил детей Сатаны: шансон, рекламу и Голливуд! Я не слишком политизирован? – спросил Павич, и голос его дрогнул от ненависти.
– Никто не любит современных пиндосов, – сказал я. – А как вам их литература? Тоже не перевариваете? Ещё бы, сплошные рассказчики! Взять Стейнбека, Фитцджеральда или О.Генри…
– Я и русскую-то литературу не перевариваю, – поморщился Павич. – Её уже столько раз переваривали… Американская проза – это унылый, пост-индустриальный вид из окон ветхого особняка. Фолкнер – лепнина под крышей, а Фитцджеральд – разорванная ёлочная хлопушка, забытая кем-то на подоконнике. Единственным приличным стилистом был Мелвилл… да и тот, признаться, скучен, как китовый навоз.
– Ваш хвалёный стиль на семь восьмых – заслуга переводчиков! – грохнул я.
– А не надо делать конфетки из авторского дерьма! – ощетинился Павич. – Допустим, я люблю детективы. Чейз, если хотите, тоже поднялся на переводчиках, Чандлер туда же и рухнул… Мураками – изрядно спродюсированная фигура, а Коэльо – вообще безмозглый баран, сбежавший из Кордильер!
– Окей. Поищем эталоны жанра, – заторопился я. – Борхес? Маркес? Хулио Кортасар?
– Мифологизация сюжета как способ обуздать количество форм? – заговорщически подмигнул Милорад. – Эти ребята твердили, как заведённые: чем дальше вторгаемся в мироздание, тем больше нас задевает то, что происходит внутри. Отринув Юнга, они породили безумие Кастанеды! Сто лет ОДИНОЧЕСТВА… видите ли, любой сюжет – это тепловая флуктуация масс, тогда как форма – траектория разума.
– Заумь какая-то. А Робинзон Крузо?
Павич пожал плечами:
– Это не сюжет… себя-то перечитываете с отвращением?
– Бывает, – потупился я.
– Так вот, причина отвращения кроется в недовольстве формой. К содержанию все мы одинаково равнодушны, читатели и писатели. Событийность отвратительна тем, что порождает иллюзию новизны, в первую очередь – новизны состояния! На деле же всё не так: только парадоксы Духа порождают новую сущность.
– Всё это пелевинщина и кантианство… мне кажется, литературные стилисты пускаются во все тяжкие, ощущая слабость выбранной сюжетной интриги. Тот же джаз-бэнд, истязающий инструменты, но лишённый мелодии, которую можно спеть. Или Кандинский с супрематистами… вы-то ведь припомнили Джотто, ясного и наивного, как ребёнок!
– Я не мешаю суете навозных червей, – сказал Павич, и голос его начал слабеть. – Оставьте зомби похороны мертвецов… совершенство прозы – в совершенстве позы!
Я ничего не ответил: мэджик потихоньку рассеивался.
Пора, наверное, бросить писать…
~ ~ ~
* «Последняя любовь в Константинополе» и «Пейзаж, написанный чаем».


Теги:





-5


Комментарии

#0 20:35  11-01-2012Ирма    
Не любит Голем Павича. Лучше бы букинистам отдал книги.
А мне Милорад дико нравится.
Интервью читала с интересом.
#1 20:40  11-01-2012Рыцарь Третьего Уровня    
тоже прочитал с интересом, хотя Павича не читал.
#2 01:22  12-01-2012Илья Волгов    
всегда говорю, что Павич — единственный человек, кого я могу назвать своим любимым писателем
и — нет. он бы так не разговаривал.
#3 01:44  12-01-2012norpo    
зато голем любит засылать сразу везде свои поделки, экая двужопость, бгг
#4 01:46  12-01-2012VETERATOR    
Эт он Шизу ввернул…
#5 01:55  12-01-2012Гельмут    
а сейчас попробую перечитать при вЫключенном телевизоре.
#6 01:56  12-01-2012Шизоff    
Андрей, ты дурак ггггг(это дружеская рреплика)
#7 02:08  12-01-2012Гельмут    
ага. понял что: писатели пишут или для писателей, или на продажу.
ещё понял, вернее снова вспомнил, что имею проблемы с самообразованием, что с этим нужно что-то делать и что делать с этим я не буду нихуя. скорее всего. во всяком случае пока я имею возможность свободного перемещения и на своих ногах.
отличное интервью.
#8 02:42  12-01-2012ГринВИЧ    
Зачел с удовольствием, что редко

однако есть принципиальные замечания по сути собсна. Форма как раз таке у Павича есть, и это жанр нелинейной прозы, которую врядли догонишь, если ты не владеешь навыком чтения линейной, т. е обычной, сюжетной.
Он конструирует тексты, вырезая ненужное, на основе классической литературы ( сербской, русской, славянской в основном,)истории искусства, стран, эпики дофига и проч, поэтому его сложно понять в принципе.
Ещче флэшбэки, ассоциативные вставки на узнавание, отсылающие к о всяким ништякам — в том случае, если ты в теме, то догоняешь, если нет, то ничего страшного, наверное
Сам я Хазарский словарь чел с трудом.

Превосходство формы, скорее, у постмодернистов, Павич напротив- создал новую.

Автору спасибо тем не менее

#9 12:06  12-01-2012Голем    
Ирма, Рыцарь, спасибо за отзыв: пишу в основном для вас...
Илья, люди редко совпадают сами с собой, даже на публике и в быту
разумееца, Павич здесь не более чем условность — скорее, я решал некие собственные проблемы
норпо, а мониторить по углам не двужопость?
я за внутреннюю свободу
Гельмут, тебе особо признателен — ибо осилил человек то от чего определенно далек и понял главное
ГринВИЧ, поклон, это крайне познавательно
из отзыва понял что Павича я крайне обеднил но повторяюсь задача анализа его творчества и не ставилась — скорее это была часть полемики с моими друзьями шызом и спасом
шыз, если даже и да, то это не аргумент, ггг
спустись ужэ с пьедестала, выступи по сусчеству
видишь же народ ждёт ответного пинка, гг
#10 12:58  12-01-2012Файк    
Дух бесплотен, бесцветен, канает под древо,
Выливает младенцев вместе с грязной водой,
Кастанеда направо, кому подобает налево,
Тот идет, потрясая своею унылой елдой.

Событийность иллюзий в мозгу человека:
Вон фонарь, а с ним рядом шаманит ацтек,
Нашаманил уже: появилась сырая аптека,
И замершей водой в небеса выпадающий снег.

Это вам не сюжет, не читая, вздохнет с отвращеньем
От безумия слов проморгавшийся всяк,
Бутерброд с колбасой или чаю с лимоном-вареньем,
А потом, на закУсь, деревянно-забитый косяк.
#11 13:27  13-01-2012Raskolnikoff    
понравилось
#12 20:01  21-01-2012Самоса-бой    
Выброс Павича на кладбище твердых бытовых отходов и вброс его в головы ничего не подозревающих коллег по терзанию литосферы — эклектичный и гротескный ход.
Получилось.
#13 01:58  11-02-2012Какашоид Арчибальд    
Чувак, ты же писать не умеешь ни хуYA.
Завязывай.
#14 02:08  11-02-2012    
Fridan. Изначально критика выебал автор… Поэтому он вечно мстит.Только кто п… са слушает? Пиши Голем и прости меня подлеца за последний куплет. Чет стыдно мне.
#15 14:05  20-02-2012Трикстер    
Если бы в школу злословия вызвали провинившийся дух писателя, состоялся бы, наверно, такой же разговор

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Вообще, «Ансамбль Христа Спасителя» грозил нагрянуть в Москву в полном составе. Намечались совершенно точно гастроли в Ярославле и (почти точно) в Костроме. Но все вдруг отменилось. И в Москву из Твери приехал только барабанщик коллектива – Игорь К....
12:51  31-05-2015
: [17] [Интервью]
Леся Рябцева, помощник главного редактора «Эха Москвы», рассказала Ксении Соколовой об изменениях, происходящих сейчас на радиостанции, и о своих отношениях с Алексеем Венедиктовым....
Евгений Морызев: Добрый вечер, Борис Ефимович, я главный редактор портала Литпром.ру. У нас на ресурсе сформировалась устойчивая группа людей, интересующихся историей авиации и космонавтики. Вы можете многое об этом рассказать. В частности о нелегкой судьбе отрасли в 90-е годы и, конкретно, станции Мир....
13:27  29-09-2014
: [56] [Интервью]
Репортаж "Своими глазами" об эпидемии лихорадки Эбола.
Почему в Западной Африке бушует эпидемия лихорадки Эбола, и может ли она стать мировым кошмаром? Выяснить это в самое сердце Либерии, в Монровию, отправились писатель Эдуард Багиров и оператор Рустам Бузанов, которые прошли с эпидемиологической бригадой полный путь и получили уникальные кадры, которых еще не видел никто в мире....
20:11  12-08-2014
: [17] [Интервью]
«Никому из переживших войну не дано уйти от нее.
Никому. С годами она только сильнее терзает и как-то
даже утонченнее, горше…»
Из романа А. Круглова «Навсегда».

Ни одна власть Круглова не привечала. Он – нонконформист и с любой трибуны говорит лишь то, что думает....