Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Децкий сад:: - Библиотека

Библиотека

Автор: Ким-Де-Форм
   [ принято к публикации 23:57  01-02-2012 | Шырвинтъ | Просмотров: 433]
Я бежал очень быстро. Мои ноги гудели и ныли, мне казалось, что они вот-вот сломаются, треснут под тяжестью тела, и я упаду на землю, так и не добежав до библиотеки.
Никогда не умел хорошо бегать.
Тройка по физкультуре.
В моей голове всё никак не могла появиться описанная картина. Как это будет выглядеть? Может, я увижу обугленные балки? Или горящие брёвна? Хотя… какие могут быть брёвна в бетонных стенах?
Как она вообще может сгореть?
Я бежал, и перед моими глазами мелькало всё то, чем являлась для меня эта библиотека.
МОЯ библиотека.
МОЯ!

***

Мы шли через лес со Светланой Петровной: я нёс на плече лопату, а за моей спиной шуршали сандаликами девочки, приглушённо перешёптываясь и хихикая. Одна из них тащила маленькую лейку с водой.
-- Вот, — наконец остановилась Светлана Петровна. Она была очень скромно одета: растянутое рабочее трико с вылезшими катышками, старая вязаная кофта и потрепанный чепчик, защищавший голову от пекущего солнца. – Видите это растение?
Мы утвердительно закивали головами. Этот цветок был нам знаком: когда гуляешь по лесу, часто видишь его пятнистые лепестки и толстые ворсистые стебли.
-- Так вот, если вы, ребятки… не дай бог, конечно, но… если вы заблудитесь в лесу, то знайте – у этого цветка съедобный корень. Иванов, копай!
Я подошёл к растению, которое, кстати, было гораздо выше меня по росту, воткнул рядом с ним лопату и со всей силы стал надавливать сверху старым кроссовком. Копать было очень тяжело: под цветком переплелись корни трав и кустов, и лезвие лопаты никак не хотело проходить через них. Только спустя десять минут, кое-как, я, наконец, вырыл здоровенный земляной ком с перепутавшимися в нём бледными корнями.
Светлана Петровна достала из кармана блестящий резак. Знаете, такой, с металлической ручкой и специально обламывающимися лезвиями – для того, чтобы полотно всегда было острым. Натренированным молниеносным движением она быстро отрезала от земляного кома стебель и кивком головы попросила девочку с лейкой обмыть выкопанный корень.
Под ноги потекли лужицы грязи. Понемногу через землю стала проступать сердцевина выкопанного цветка: небольшая бледная луковица с торчащими внизу червеобразными усиками.
Выглядела она не очень.
Светлана Петровна соскребла с неё кожуру своим блестящим резаком и, разрезав корень на несколько частей, раздала нам.
Я откусил кусочек и с сомнением пожевал на правой стороне зубов. Я всегда так делаю: там у меня язык не очень чувствительный что ли… самое оно, если нужно попробовать что-то, к чему не готов.
Луковица по вкусу напоминала головку чеснока, разве что не щипала во рту. Но осознание того, что кто-то когда-то придумал её выкопать, вымыть, почистить, попробовать, а потом написать про это учебники и научить Светлану Петровну, — это осознание наполняло нас особенным чувством. Как будто после того, как мы съедим этот земляной корень, небо должно поменять свой цвет.
Или что-то в этом роде.
-- Вкусно? – спросила Светлана Петровна. «Ага», «Вкусно», «Очень», «Мне понравилось», «Давайте ещё одну выкопаем», — залепетали мы наперебой. – Тогда пойдём дальше.

***

У дяди Саши в сторожке под аварийной лестницей закипел чайник. Дядя Саша поспешно докурил сигарету и пошёл снимать его с маленькой плитки под названием «Мечта». И в этот момент я, придав лицу беззаботное выражение, спустился с лестницы и постучался к нему в дверь.
-- Кто там? А, Колька? Ну привет, заходи!
Я прошёл в сторожку и осторожно присел на старенький высохший стульчик рядом с батареей отопления.
Дядя Саша наливал чай в кружку.
-- Ну, как дела у тебя? Урока нету, что ли?
-- Ага, нету, — соврал я.
-- Окно, стало быть. Но-но, понятно.
Дядя Саша вместе с кружкой присел на кровать. Металлическая сетка прогнулась.
Прямо на меня смотрел коллаж из наклеенных на стену картонных собак, срезанных с обложек сигарет «Друг». Этих собак было несметное количество, они облепили всё от плинтуса до потолка, и даже перекинулись на соседнюю стену.
Я с тоской подумал о том, как много никотина пропустил через себя дядя Саша. Я видел лёгкие курильщиков в учебнике по ОБЖ, и мне очень больно было представлять почерневшие органы нашего сторожа. Всё-таки дядя Саша ещё не очень стар: у него совсем немного морщин, широкая улыбка в усах и смеющиеся глаза.
-- Ну, что интересного-то у нас будет, Колька?
Я полез в свой портфель и достал оттуда нашу местную газету, «Тракт». Раскрыл её на развороте, там, где печатают программу телепередач, и начал перечислять:
-- Ну, вот, короче, в понедельник, вторник и среду в три часа ночи по первому каналу будут показывать «Бурю Столетий».
-- «Буря Столетий?» Хм… А это что такое?
-- Я смотрел в каталоге из «Книжной Лавки». Это по Стивену Кингу.
-- Стивен Кинг? Хм, неплохо, я, кажется, не видел такого фильма, надо бы записать.
Дядя Саша достаёт из-под кровати тетрадку с ручкой и делает несколько пометок для себя, а я диктую ему время сеанса – начало и конец.
Дело в том, что у дяди Саши есть пишущий видеомагнитофон с таймером. Он набирает на пульте время старта и финиша записи, оставляет телевизор включённым, а сам идёт спать. А на следующий день смотрит то, что записал, проматывая рекламы. Потом даёт видеокассету мне, чтобы я тоже посмотрел.
А я изучаю телепрограммы и ищу в пометках «Ужасы», «Фантастика» и «Боевик» новые загадочные истории с непредсказуемыми концами.
-- Это вроде из новых книг. Я читал аннотацию в каталоге. Там типа был какой-то мужик, который детей похищал…
-- Поня-а-а-тно. А эффекты-то как?
-- Не знаю… сериал вроде… по рекламе толком не увидишь…
-- Ну ладно, посмотрим, чего там… а что ещё есть?
-- В субботу будет какой-то «Заркорр-пришелец».
-- А вот это, Колька, поверь мне на слово, херня полная. Там один дебил со щитом бегает весь фильм. Зачем? Какого хрена? В общем, смотреть не надо.
Я расстроился и опустил глаза к полу.
Мне очень нравился монстр из рекламы. Он дышал огнём, а вокруг него взрывались машины. Может быть, даже куски мяса с неба падали, да вот только я этого не увижу, потому что дядя Саша вынес свой вердикт – херня. Он не будет записывать «Заркорра», и я так и не узнаю, для чего тому мужику понадобился щит.
-- Да ладно тебе, правда! Не расстраивайся. У нас же будет Кинг.
Да, точно. «Буря столетий». Я немного повеселел. Я вспомнил, как недавно просил папу заказать через «Книжную Лавку» этот роман. Там была красивая картинка с молниями и золотистая бляха «№1. Бестселлер. Хит продаж».
Папа посмотрел на ценник, сматерился и сказал, что за такие деньги он эту гадость заказывать не станет.
Ну, хоть на восьмитомник Станислава Лема я его уговорил: там стояла пометка «скидка». Правда, этот восьмитомник шёл ко мне уже полгода… Навряд ли я его когда-нибудь увижу.
Мне очень хотелось повернуть тему разговора. Услышать самое главное.
У дяди Саши лежало восемь тетрадок с «Планетой Икс».

***

Теперь, когда я увидел здание библиотеки, я замедлился до обычного шага и уже неторопливо подходил к своей цели.
Здание было целым. Никаких развалин, никаких горящих балок. Наверное, меня разыграли: не было никакого пожара, всё цело, книги лежат на полках, а засыхающий плющ на входе всё так же вьётся через проолифенные деревянные панели.
Вот только почему-то стены библиотеки на уровне крыши были покрыты сажей.
Лучше бы это оказалось шуткой.
Под моей ногой что-то хрустнуло. Я остановился и внимательно посмотрел на свой след.
Там лежал маленький кусочек шифера.
Вся дорога передо мной была покрыта кусками шифера: большие, маленькие, подкопченные, лежащие друг на друге, утопленные в лужах, вдавленные в грязь ногами, переломанные, с трещинами… словно поле, засеянное безумными улыбками.

***

В нашей библиотеке было всего три книжки о собачьих породах, поэтому мы условились читать их по очереди: сначала команда противников, потом наша.
Поэтому я сосредоточился на втором этапе конкурса: сценка о собаках.
Выбор актёров был невелик: толстяк Лёха с параллельной улицы, мой братишка Вовка и я сам.
Собственно, вся команда.
Вовку-то я силой утащил. Сказал, что в противоположной команде одни девочки, и мимоходом намекнул, что среди них будет Катька. Вовка сразу загорелся: приволок мне тетрадку и ручки, стал конспектировать список вопросов от Светланы Петровны и вызвался сбегать за одной из книжек к соперницам.
А почему Лёха согласился – не знаю. Может, потому что из-за его веса ему не с кем было водиться.
И вот мы собрались.
Поскольку я нервничал в присутствии взрослых, когда что-то сочинял, то моя мама вдруг вспомнила про срочную стирку и вышла во двор, оставив нас троих в отцовской комнате.
-- Значит, так, — начал я. – История такая: сначала выхожу я и Вовка.
-- А я когда буду? – спросил Лёха.
-- Да погоди ты! Дальше будешь! Тебе вообще самая главная роль!
-- Что… правда?
-- Конечно.
-- С-с-серьёзно?!
-- Я тебе О-твечаю, — это был важный шаг. Среди пацанов принято говорить именно так: сначала отрывистое «О», громкое и чёткое, а потом всё остальное – «твечаю». Это означало, что пацан взялся держать слово.
Лёха удовлетворённо кивнул и замолчал.
-- Так вот, сначала выходим мы с Вовкой. Вовка, ты говоришь: «Колян, а я научил своего Шарика лапу подавать». Я отвечаю: «Подумаешь, тоже мне, достижение». «Ты в ответ: «А ты попробуй сам!», а я тебе: «Да мой Дружок уже завра будет и лапу подавать, и умирать, и всё на свете». И, последняя фраза: «Договорились». Понятно?
-- Понятно. Чего ж непонятного? – отвечает братишка.
-- А дальше я и Лёха. Ты, Лёха, короче, играешь собаку.
-- Чего-о-о… какую ещё собаку?
-- Какую-какую… Дружка, конечно.
-- Не-не-не, мы так не договаривались… ты же говорил – самая главная роль.
-- Так она и есть самая главная! – я старался, чтобы мой голос звучал как можно убедительнее. Лёха был толстяком, из него вышла бы просто уморительная собака, все бы в библиотеке умерли от смеха, глядя на то, как он на четвереньках прыгает вокруг меня, тряся жировыми складками. – Ну, подумай сам: ты в центре действия! Всё внимание на тебя. Я говорю: «Привет, Дружок», и тут – ты, выскакиваешь из-под стола. Девочки удивлены! Они смеются. Это правда очень смешно. Потом я даю тебе разные команды: «Сидеть!», «Лежать», кидаю палку, сую тебе под нос сахар. А ты меня с ног сбиваешь, рычишь, дёргаешь за штанину. И все смотрят на тебя.
Лёха раздумывает. Наконец, соглашается:
-- У меня это… есть такая… рыжая штука в гараже… из-под папиного сиденья, в старой машине была. Если её пришить на одежду…
-- Во-о-от! – я хлопаю в ладоши. – Вот! Да мы так точняк выиграем!
Дело сделано, мы приступаем к репетиции.

***

Дядя Саша вошёл во вкус:
-- Ну и потом, короче, этот десантник, он падает в какую-то дырку и попадает к здоровенной змее…
-- Как так? Он же только что из земли вылез. Там никого не было.
-- Так вот в том-то и хитрость: там, в книжке, любая дверь работала как портал. Понимаешь, какое дело: видишь дырку в земле, прыгаешь, а попадаешь не в яму, а куда-нибудь… ну, не знаю… в пещеру к той же змее.
-- Ух ты.
Я с уважением посмотрел на четыре замызганных журнала, скромно лежащих рядом с пустой кружкой из-под чая. «Приключения и Фантастика», 1994-й год.
-- Ну, там какая-то хитрость была, только я до конца не понял… Да и как понять, не до конца же книжка-то! Взял, дурак, четыре номера, а через два дня библиотека сгорела.
Я киваю головой.
Дядя Саша давно предлагал прочитать мне оставшийся у него после пожара «Бунт Вурдалаков» Юрия Петухова, но я отказывался, потому что… я ведь не узнаю, чем всё закончится. Всего четыре журнала из шести. На самом интересном месте.
Но мне так надоели эти детективы.
Я был благодарен всем, кто давал мне почитать что-нибудь из своих домашних библиотек, но у нас в деревне было мало любителей фантастики. Из увлечённых — только я и дядя Саша, школьный сторож-кочегар.
-- Вот! У него ещё какие-то интересные книжки были, только я уже не помню. Про вампиров, — продолжает дядя Саша.
-- Я как-то читал про вампиров.
-- Наверное эти… как их… хроники…
-- Точно, — соврал я.
-- В такой красной книжке.
-- Ага, — продолжаю врать.
-- Вообще интересно. А ты до конца прочитал?
-- Конечно!
-- А я не успел. Я тогда в другой деревне работал, и когда переезжал, сдал назад в библиотеку эту книжку. Так чем там всё закончилось-то, а?
-- Ну-у-у… главного… этого… короче, самого главного там убили…
-- Кого? Того, что Лестрата кусанул что-ли?
-- Ага.
-- Да ну?
-- Осиновым колом сердце пробили.
-- Во дела… Главное: и в огне жгли, и в болоте топили, а тут – кол… вроде же там по сюжету колы это… не убивали…
-- Не помню уже… Главного почему-то убили колом.
Дядя Саша продолжает удивляться, вспоминая ситуации и героев, о которых я не имел ни малейшего понятия. Мне было стыдно за то, что я соврал ему, но, с другой стороны, я был доволен тем, что смог дорассказать ему какую-то очень интересную историю.
-- Эх… вот как оно бывает…
Мы молчим. Дядя Саша смотрит на старые прокуренные журналы «Приключения и Фантастика».
-- Петровну жалко. Она ж это, Колька, вообще-то на ботаника училась, а не на библиотекаршу. Но чего-то там не сложилось, и попала к нам в захолустье. Теперь вот, после всего, сидит дома, никуда не выходит, ни с кем не разговаривает… Жалко. А таких библиотек, как у нас, поверь мне, я нигде не видел, даже в городах. Чтобы кто-то с детишками там занимался, игры какие-то – не-е-е… А здесь тебе: и цветы, и плакаты, и журналы, и всё подряд. Петровна даже зАмок с рыцарями склеила.
-- Это я его склеил.
-- Ты? Серьёзно?
-- Из журнала. Я вЫрезал детальки, наклеил их на картонки и собрал. Там инструкция была.
-- О-о-о… А настольные игры?
-- Тоже я. Некоторые сам придумал.
Мне было очень тяжело говорить. Я не сводил взгляда с журналов, которые принёс дядя Саша, казалось, что если я переведу глаза на другую точку, то случится что-нибудь не очень приятное: я расплачусь или закричу.

***

На втором этаже был только выгоревший клок комнат. Я надеялся, что смогу увидеть обугленные страницы, смогу подобрать чудом оставшиеся целыми книги. Но чуда не было. Я не увидел даже пепла. Только шифер и расплавленные куски стекла под ногами.
Там было всё: мой зАмок, мой читательский билет, продлявшийся четыре раза за два года, моё тщательно разложенное собрание сочинений Роберта Хайнлайна, так, чтобы из его корешков был составлен золотистый дракон.
Я не вполне понимал что произошло.
Библиотека была в одном здании с клубом, расположенным внизу. На вчерашней дискотеке кто-то покурил и не потушил сигарету.
Так мне сказали.
А ещё говорили, что деревянная резьба, которую так тщательно красила олифой Светлана Петровна, моментально загорелась, и огонь перекинулся на всё здание. Остались только стены, оболочка, скорлупа от съеденного яйца.
Я не плакал.
Мне было очень больно, настолько, что эта боль подействовала как наркоз. Я тупо смотрел на сгоревшую библиотеку, кричал в своей голове, но снаружи был таким же крепким и непробиваемым, как и стены стоящего передо мной здания.
Здесь нЕчего было делать.
Я подобрал одну из расплавленных стекляшек и пошёл домой.
Ни разу мне не захотелось оглянуться.

***

Я уже собирался уходить, как дядя Саша вдруг спохватился:
-- Постой, Колька, я ж забыл! Погоди.
Он достал из стола школьные тетрадки, сшитые посередине дратвой. На обложке гордо красовалось: «Николай Иванов. Планета ИКС».
-- Вот! Я ж прочитал.
-- Ну и как Вам?
-- Очень интересно. Ну, как будто настоящую книжку читаешь. Все эти жуки там, космические корабли. Даже бластеры есть. Ты сам придумал-то, или папка твой?
-- Сам… папа, он исторические книжки читает…
-- Только, знаешь… ну, там место такое есть… Ты рассказываешь, как летает космический корабль. Типа что учёные открыли особое поле у планет, и типа специальный прибор на корабле настраивается на это поле, и после этого корабль притягивается к другой планете. Ну, как магнит. И что нужен компьютер, чтобы рассчитать траекторию, чтобы корабль не врезался никуда. И я вот думал себе: а как же сила трения? Ты написал, что корабли собирались на орбите, и сами по себе были небольшими, но покрывались такой толстой специальной бронёй, которая стиралась при движении. Так вот, из какого материала-то броня?
-- Ну, я не знаю. Я думаю, что технический алмаз. Наверное… а может, новый химический элемент.
-- Очень похоже на то. А теория относительности?
-- Так там же специальное поле другой планеты. У него сила, ну… типа… другая. Отличная от скорости света. Вот типа есть скорость звука, и скорость света. Но мы можем двигаться быстрее звука, потому что видим свет, а свет быстрей. Но пешком мы не можем бегать быстрее звука…
-- Понял. Интере-е-сно… я даже задумался. Может быть, когда-нибудь я буду гордится тем, что знаком с тобой!
Я засмеялся.
Дядя Саша как скажет чего…
-- Знаешь, читал я как-то книжку одну. Наш написал, Снежин… или Снеговицин… не помню фамилию. Так вот там интересный момент был: типа вот, ядро галактики, знаешь?
-- Ага.
-- Большое скопление звёзд.
-- Но.
-- А вот как они под силой тяготения друг с другом в такой плотности не сталкиваются?
Мои глаза загорелись.
Кажется, ещё один урок будет пропущен.
-- Как?
-- Так вот, этот Снеговицын писал так: мол, там звёзды — они двигаются не только в разных плоскостях, но и в разном времени. Ну и, короче, летели, значит, наши на корабле, а навстречу неслась комета…


Теги:





0


Комментарии

#0 13:16  02-02-2012Иван Гилие    
Я тебе О-твечаю(c) — ахахахахаха… точно… именно таГ и говорилось… бли-и-и-ин, уже даже забыл про это… пасиб, напомнил

ничё такое чтиво

#1 23:17  02-02-2012Ким-Де-Форм    
свой человек!)
#2 08:53  04-02-2012Дмитрий Перов    
очень понравилось чтиво. Не зря совершенно потратил время.
Малаток, автор. Душевно всё. Ностальгично даже.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:28  04-12-2016
: [0] [Децкий сад]
Выводить любили мы из статики
Сотни лучших преданных солдат.
Аромат прошел былой романтики-
Оловянным лишь ребёнок рад.

Нас ласкали школьные красавицы
Красотой улыбок в лучший час,
А сегодня всем нам улыбается
Лет и зим накопленный запас....
тихий маленький человечек
тихо плачет лицом в подушку
не обнимет никто за плечи
не шепнёт нежных слов на ушко
.
он успешен, здоров, симпатичен
у него есть утюг и блэндэр
и в кармане полно наличных
он квартирку сдаёт в аренду
....
09:14  30-11-2016
: [12] [Децкий сад]

Ох женщина, зачем ты нам дана
Имеющая власть над сердцем хладным
Пленяющая разум, безвозвратно.
Ты ангел, или сатана?!

Уже века, ты выбираешь нас
То воскрешая вновь, то вновь губя
То та милей, то эта сторона
А мы до смерти бьёмся за тебя

Сжигаем города и государства
Меняя вспять течение судьбы
И гоним, словно скот, помазанных на царство
Тебе - в рабы

Седых монархов ставим на колени
Не оценив величия ни в грош
Чтоб пред тобой испытывали дрожь
И жда...
20:15  29-11-2016
: [12] [Децкий сад]
...
11:13  29-11-2016
: [12] [Децкий сад]
Из лесов и из речек,
Из пригорков, отчасти,
Мастеришь ты свой пэчворк,
Как метафору счастья,

Из кусочков печали,
Из остатков улыбок,
Из успехов случайных,
И нередких ошибок,

Из любовного шелка,
Из сурового драпа,
Из измены, как шока,
И смертельного страха....