Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Невероятный симбиоз.

Невероятный симбиоз.

Автор: Yodli
   [ принято к публикации 17:01  23-02-2012 | Шырвинтъ | Просмотров: 444]
Невероятный симбиоз.
В сберкассе было душно и полно людей. Я стоял в длинной очереди с квитанцией в руке, зажатый между потной старушкой и дряхлым старичком. Я ужасно не люблю такие очереди в сберкассы, но жена заставила меня срочно проплатить коммунальные услуги. Оттягивать проплату не хотелось, а то еще газ отключат… Я бессмысленно шарил глазами по скучным плакатам на стенах и вдруг мой взгляд зацепился за знакомый силует.
-Веник, ты что ли? — крикнул я через три головы вперед, присматриваясь к белобрысому затылку. Головы сразу злобно повернулись на меня, как бы давая понять: «А вот хрен мы тебя вперед пропустим». Но пропускать не пришлось. Веник меня узнал и, бросившись назад, принялся радостно колотить по плечу:
-О! Валдис! Здорово!, А ты чего здесь? Жена заслала?- Веник разглядывал меня с разных сторон, — Меня вот, тоже погнала за телефон платить. Уже полчаса стою, жарко, блин, хоть бы окна пооткрывали.
Вениамина я не видел со школы. Лет двадцать назад он сидел перед моей партой и я, юный хулиган, всегда любил щелкать его больно по ушам линейкой. Он лишь вжимал голову в плечи и прикрывался ладошками. Тем не менее, мы дружили.
-А ты, я слышал, большим человеком стал, — я шутливо подергал его за ухо, — по телику тебя показывают, в газетах пишут. Интернет весь кипит. Прямо символ нации. Слышал, тебя на какую то премию номинируют.
-На Нобелевскую, -скромно ответил Веник. Старушки насторожились и подвинулись ближе. Старичок перестал сморкаться в платок. — Только вернулся из Стокгольма. А в ноябре еду в Копенгаген. Лишь нобелевский комитет не знает по какой категории меня пустить: физика или литература.
-Нобелевский лауреат?, — я тихонько присвистнул. Три головы спереди отчаянно страдали от того, что у них не растут на затылке глаза. Одна старушка украдкой перекрестилась.- Ну, по информационным технологиям, я понимаю — ты в школе все олимпийские медали собрал. Еще бы, мама математик. Но по литературе… ты меня поражаешь. Ты ж двух слов не мог связать на уроке русского.
-А я их и теперь не связываю.- хихикнул Веник, -Компьютер связывает. Программу я создал какой до меня еще не было и вряд ли будет.
-Ты гонишь, Веник, — я недоверчиво покосился на старичка, как бы ища поддержки. Старичок опять стал выдувать сопли из носа и отвернулся.- Такие программы каждый день тысячами пишутся. Вон, в сети любую качай...
-Это не простая программа, — спокойно ответил Вениамин,- она сама пишет книги. Гениальные книги. Захватывающие детективы, слезные мелодрамы, юмористические рассказы… народные эпосы… да что хочешь. Причем, каждое произведение имеет абсолютно законченый вид, четко выстроенную сюжетную линию и насыщено психологически продуманными персонажами. Шедевры. Если хочешь — объясню. Все равно еще долго стоять.
-Ну давай, — недоверчиво протянул я повнимательнее присматриваясь к Вениамину. Может он умом тронулся, хер его знает. Двадцать лет прошло...
Началось все просто, — произнес Вениамин и уши на трех головах безуспешно пытались развернуться в обратную сторону. Старичок перестал сморкаться и очередь притихла. — Еще в девяностые обратился ко мне доморощенный поэт с необычной просьбой: сотворить програмку, которая сама пишет стихи. Ну, я ее быстро сотряпал, там ничего особенного: рифму подбирай да в пятистопный ямб складывай. Смысла, правда, в стихах не было никакого, а ему и не надо было поначалу. Мол, модно сейчас такую муть гнать. Но меня то, как специалиста, задело. Стихи есть, а смысла нет. Плохая программа, неудачная. Начал я над смыслом работать. Полезли из компьютера трехстрочные хокку: смысл намечается, но рифма отсутствует. Ладно, думаю, плевать на рифму. Надо над внутренним програмным движком работать. Взял за основу алгоритм генератора роста. Генератор роста — это и оказался ключ к успеху. Принцип какой: вводишь в программу любой набор слов. Примерно с дюжину. Ну, для большого произведения можно двадцать-тридцать. Причем, это может быть любая абракадабра. Например: Охота, Зима, Шурупы, Витя, Бограч, Моцарт, Ракетница, Инистоте железо, Кузнец, Антенна, Роланд, Титан, Свадьба, Желтая кукуруза. Эти слова и являются контрольными точками векторного роста будущего произведения. Затем вбиваю жанр, ну-у-у,… к примеру, Черный Юмор. Остается указать количество печатных знаков и все: ровно через восемь часов готов абсолютный шедевр. Можно читать и ухахатываться. Программа все делает сама.
-А почему именно восемь часов?, -спрашиваю я несколько охреневший, так и не поняв принципа работы алгоритма. -Почему не шесть или двадцать? И как она все в логический сюжет завязывает? Это ж компьютер, Веня, он думать не умеет..
-Оказалось что умеет. Я внедрил искуственный интелект.- невозмутимо ответил Вениамин. Вся очередь тихо охнула и некоторые перестали потеть. — Все очень просто: вначале в программу внедряется персонаж. К примеру, миллиционер… или нет, лучше безработный инженер. Хотя, тут от жанра зависит. Если хочешь на выходе получить слезоточивую трагедию, то лучше внедрить престарелого доцента-историка с какой то неизлечимой болезнью, если искрометная комедия, то нужен здоровый интеллигент, желательно женатый, с двумя детьми. И главное без болячек, больные, шутить не могут… Выставляешь ему IQ по максимуму, закидываешь с десяток каких угодно слов, указываешь жанр, объем текста, даешь команду «ПИШИ!» и, вуаля, через четыре часа имеешь базовый сюжет. Тут главное на первом этапе удачно внедренный персонаж подобрать и деликатно, что бы не спугнуть, слить ему базовый набор ключевых слов. Затем компьютер перезагружается и при повторном запуске к нему подключается «редакторская ферма». Тут наступает второй, очень важный этап — структурный анализ, многоразовая перепрочитка и фильтрация сырого материала. В конце на стерильный текст накладываются шумы, помехи, орфографические ошибки и нелепые словосочетания. Все как у людей. Утром запись на диск и все — очередной литературный шедевр готов. Можно нести в издательство.
-Чушь собачья, Вениамин, как может твой компьютерный миллиционер… нет, лучше безработный инженер связать глупую белиберду в законченное произведение, пронизаное невероятным сюжетом? — спросил я и вся очередь уставилась на Веника.
-Тут чуть сложнее, но я объясню, — Вениамин почесал голову. Я тоже почесал голову, затем голову почесал старичок и вся очередь принялась чесаться. -Есть процедурные карты, векторы роста, генераторы сюжета и фабульные пушки. Если наглядно, то возьмем яблоню. Корневая система — внедренный персонаж. Он гонит по стволу питательную водичку. Ствол — фабула произведения. Ветви — хитроумный сюжет, листочки — всякие изворотливые словосочетания, а яблочки — вкусная, сочная концовка. Базовые слова определяют главных персонажей и являются узловыми точками роста, жанр — изгибы ветвей, в смысле, развитие сюжета, ну, а количество печатных знаков — размер самого деревца. Связь между персонажами обеспечивают фабульные пушки, кстати, мне за них премию и дают..., так вот, они расставлены по ключевым словам и ведут постоянный информационный отстрел по всем узловым точкам и векторным линиям. Отраженная информация суммируется, анализируется и выстраивается в некий логический ряд. Чем больше число отражений, тем чище сюжет. При значении «единица» вылазит некий абсурд наподобие Кафки. На «десятке» — тоскливый бубнеж напичканый скучными подробностями. Типа, научная беллетристика. Оптимальный вариант — «тройка», «четверка». Над алгоритмом пришлось долго попотеть, зато результат — закачаешься… Пока что лучше получается с черным юмором — как раз удачно один объект внедрил. Разведенный нотариус. Строчит фельетоны днем и ночью, не спит, не ест… Боюсь, как бы не загнулся. А то раньше был у меня один таксист. Тоже на юморе сидел, но быстро спился. Все не найду времени его перекодировать… А вот с детективами не складывается: в третьей главе уже сыщики идут по следу убийцы, а убитый, гад, пьет чай в соседней комнате до пятой главы. Это я поначалу одного мента неудачно внедрил с шестью классами образования. Надо будет его в жанр сценических коллизий перенести.
- Я вроде начинаю понимать… Слушай, Вениамин, ты реально — гений. К тому же, это действительно просто. Если вдумчиво разобраться — тщательная проработка алгоритма, фабульные пушки, отраженный ряд… невероятный симбиоз. Я потрясен.
Вокруг нас уже собрался кружок пенсионеров и кассирша, высунув голову в окошко, внимательно слушала.
-Но второй этап — самый интересный,- увлеченно продолжал Веник, — он то и забрал у меня почти все ресурсы. После получения стерильного материала компьютер автоматически перезагружается и в действие вступает «редакторская ферма».
В обычной жизни как: творение вбрасывается в массы и долго ожидается результат. Потом — правка, то да се… На это годы уходят.… А у меня часы. На «редакторферме» у меня создан виртуальный сетевой мир. Ну, типа интернет, только модифицированый под писательский уклон. Там создано несколько десятков литературных сайтов со своими бот-админами, бот-модерами и бот-юзерами. Каждому прописан свой IQ, рейтинг и даже есть аватары… Система вбрасывает на форум стерильный объект и начинается энергичное обсуждение, ну там, каждый компьютерный бот выдает свое мнение. Чтобы обсуждение шло живее я создал парочку троль-ботов. Они шастают по форумам и треплют всем нервы. И хотя их изредка банят, от них, кстати, большая польза. Особенно они любят зависать на таких ресурсах как «Белый Кот» и «Снусмумрик». От «Графоманов» много пользы, но у них троли слабые, надо им подкинуть парочку. Очень хорош оказался «ЯПлакалЪ». Я там настроил систему оценок «плюс-минус» — очень удобно оказалось. Сразу результат на лицо, система быстро данные шерстит. Только им вечно надо «клубничку» вбрасывать, а то зачахнут быстро. Для ботов с отрицательным IQ создан «Литпром» — сборище графоманов-неврастеников. Это для массовки больше. Ну, там еще «Стульчик », «Ганза», «Батискаф» для общего колорита и прочие… Короче, я замутил целый иллюзорный мир, в котором идет непрерывная генерация идей и проработка сюжетных вариантов. Бот-юзеры выдают результаты, затем система все суммирует, идет корректировка сюжета и вбрасывается повторно на порталы. Так, за пару часов несколько сот раз. Это называется пошаговый мультитест. Затем из сотни вариантов отбирается лучший, набравший наибольшее колличество баллов и готовится к фильтрации и спецэффектам. Дальше я уже говорил: набрасываются на текст всякие колоритные шуры-муры и пожалуйста — на утро готовое произведение.
-И что, кто то читал,? — спросил я ошарашенно и все посмотрели на меня, — кто то видел твои произведения?
Старичок и пенсионерки перевели взгляд опять на Веника.
-Видел.- просто ответил Веник.- Правда, поначалу верить не хотели. Я как первую книжку создал, сразу в Союз Писателей. Положил им на стол, мол, читайте. Но председатель ухмыльнулся так криво и книжечку в портфельчик небрежно забросил, мол, у нас тут таких писак — полстраны. А потом оказалось, что книжку мою его жена обнаружила,… ну взяла в руки перед сном полистать… Сначала весело смеялась и даже хохотала. Ближе к полуночи хохот перешел в истерический плач и она судорожно рыдала на плече у председателя всю ночь. К утру он ее успокоил и она замолчала, но потом чуть не бросилась из окна. Он еле успел супругу за халат ухватить. Словом, пришлось ее в санаторий отправить, нервное расстройство лечить. А я там ничего особенного в исходных данных и не забил, так: Море, Сахарный тростник, Белый песок, Хуанита, Синее небо, Дон Педро, Корабль, Революция, Сиротский дом, Несчастная любовь… Жанр — мелодрамма. Надо самому почитать, че она там такое узрела.… Да, так вот, председатель этот писательский тоже решил прочитать книжку. Закрылся в кабинете и прочитал за день. Потом, говорят, снял со стен кабинета все свои почетные грамоты и порвал удостоверение Союза Писателей. Его к жене в санаторий увезли коллеги.
Коммисию сразу собрали,… правда на комиссию я им другую книжку принес, а то еще вся контора умом тронется. Некому будет шедевры показывать. Сошлепал им за ночь исторический роман про русско-японскую войну. Как раз времена их молодости. Старцы читали и слезами обливались. Потом все дружно заявили, что живой человек такого написать не в состоянии и что все, кто был на такое способен, лежат в земле уже лет сто. Пригласили специалистов из Центра Информационных Технологий. Те пару страниц пролистали и заявили, что компьютер такое не может выдать. Это творение живого человека. Крик поднялся, до драки дошло… Когда успокоились, я им разжевал что к чему. Долго не верили, конечно, но когда я на следующее утро принес им свежее собрание сочинений про Великую Отечественную Войну. В восьми томах. С ними же в главных действующих лицах. Тогда поверили. Ну, пришлось скорую вызывать некоторым, но это так, мелочи. В общем, собрали все материалы и в Швецию. Нобелевский комитет глянул — да, невероятный симбиоз науки и искусства. Теперь вот, в ноябре надо ехать за премией.
Вениамин замолчал и обвел глазами присутствующих. Вокруг нас стояли кружком пенсионеры с открытыми ртами и держали в руках квитанции. Кассирша вытирала слезы. Старичок икнул.
-Да-а-а, — протянул я восхищенно, — горжусь, Веник, что ты мой однокласник. — Просто безмерно и невероятно горд.
Все зааплодировали.
-Да че уж там, — скромно махнул рукой Вениамин, — мы же старые друзья… Ладно, пойду я, надо новый шедевр создавать. Кстати,… ты это, звони, что ли… А еще лучше пиши. Да, да,… ПИШИ, — Веник ткнул мне в руку визитку и похлопал по плечу.
-Ну давай, старина, удачи, — я легонько дернул Веника за ухо.
Вениамин исчез, а я принялся закладывать визитку в портмоне. Она была чуть крупнее обычного и не влезала в кармашек. «Вот чудак, -подумал я поднося визитку к глазам, — и визитки у него чудные».
На желтоватой бумаге отчетливо виднелись серые буквы:
«Ключевой текст: Сберкасса, Очередь, Пенсионеры, Абракадабра, Симбиоз, Сопливый старичок, ЯПлакалЪ, Нобелевский комитет, Редакторская ферма, Фабульная Пушка, Союз Писателей.
Жанр: Юмор, философия, абсурд.
Объем: пару тысяч печатных знаков.»
-От ведь, падла!!! — взревел я и хотел было в гневе порвать визитку. Но не успел. Компьютер перезагрузился и вскоре в работу вступил иллюзорный анализ.
©Yodli.





Теги:





1


Комментарии

#0 10:57  24-02-2012Mika    
Забавно.
#1 16:48  24-02-2012Yodli    
Да, жизнь графомана полна подвохов и неожиданностей. Спасибо за отзыв.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
17:12  23-08-2017
: [2] [Было дело]
Память, память. Цепкая, злая штука. Иной раз прихватит намертво, вскинет заильем со дна давнее, казалось отжившее. Точно силоса шмат вилами взденешь в хлеву, и прянет духом прелым, настырным.

Дожди зарядили, как часто бывает по лету, без прогнозов, неожиданно....
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....