Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - Чика (начало)

Чика (начало)

Автор: Голем
   [ принято к публикации 05:07  01-03-2012 | Шырвинтъ | Просмотров: 561]
* * *
Утро было странным, а прошло незамеченным.
Тоненько пропело что-то, грохнуло над головой: и…и-и-дыц!
Что за притча, подумал Чика, сладко потягиваясь, неужто бабка форточку не закрыла? Не проснулся дом, не бродят в нём запахи. Солнце на полу, а Чика в кровати… ну и ну! Торопясь, зашарил Чика пятками по полу, отыскал единственный тапок. Второй, смеялась бы бабка, к подружке в гости ушёл. Вздохнул Чика, бросил тапок обратно.
По коврам домотканым, доскам обшарпанным босиком пробежаться несложно.
Тронул печку – холодная. Глянул на плиту – ни крошечки!
Тишина вокруг, сонные мухи.
В пять шагов достиг Чика спальни, занавеску отдёрнул:
– Ну всё, баба Шура! Лизать тебе сковородки…
И не смог договорить: на том свете.

1.
Застыла бабка, уперевшись взглядом в пришельцев – или как там, ангелов? – портящих, по мнению Чики, лучший уголок спальни, убранный вышитым рушником, скрашенный лампадкой, свечкой, лёгкими осенними паутинками. В гляделки играет, подумал Чика.
Качаемая сквозняком паутина вызвала во рту неудержимую горечь.
Сплюнул Чика.
Мёртвые лики с золотыми тарелками косились неодобрительно, словно остались без завтрака.
За плевок, конечно, ангелы не похвалят, подумал Чика, но за лампадкой не углядели, угасла лампадка.
Тоже мне, иконы называются, нагрубил Чика.
И перевёл взгляд на бабушку Шуру.
Костяной стал у бабки носик, остренький. Как у птички, подумал Чика.
На месте болтливого рта – провал. Серая слюна к подбородку присохла.
Выцветшими глазами смотрит в спальню Бяшка, домовитый олень с настенного коврика. Удивляется бабкиной неподвижности. Крикнул Чика с досадой и болью, осознав, что нет рядом бабы Шуры. Бросился к соседям, на улицу. Любимица-Пеструшка что-то объясняла товаркам, коротая время у калитки, поджидая свою Фортуну – загорелый ковшик пшена.
Кинулась под ноги, так что чуть не грохнулся Чика, справился на бегу.
– Отвяжись, дура! – крикнул курице, бережно запирая калитку.
Разбегутся, собирай их потом, засранок…
Через улицу, в старом доме из тёсаных брёвен, с крышей, как свёкла – одинокая тётя Вера.

2.
Жизнь у Чики протекала неплохо.
С утра до вечера в делах-заботах. Курам дать пшена, гвоздь какой забить по хозяйству, с ребятами либо за земляникой в лес, либо за плотвой на озеро, да просто поозоровать. Но лето, шестое по Чикиному исчислению, закончилось. Разъехалась ребятня, а Чика остался с бабкой. Выкопали картошку, просушили на полу, сгрузили в погреб. Чика во всём помогал бабе Шуре: копал, носил рюкзачком овощи, собирал червей на рыбалку. Осенний день зиму кормит, приговаривала бабка, неделя весну справляет. Чика да тётя Вера, больше и поговорить бабке было не с кем.
Мать Чики, Клава, вторыми родами умерла, когда ему минуло четыре года.
Отец, Николай, уехал через месяц после смерти жены в город на заработки. Квартиру ждали, говорила бабка. Чика недоумевал: квартира не поезд, чего её ждать-то? Откуда, зачем…
Примерно через год после отцовского побега бабка сказала Вере: выбрал Николай другую семью. Чику услышанное позабавило. Он представил себе отца, собирающего по городу, как грибы, увешанных шляпками мальчиков, женщин, девочек… но всё-таки опечалился. Чтобы поднять настроение, мальчик вспомнил, как ходил однажды за грибами вместе с родителями, совсем ещё маленький, и быстро выбился из сил. Между тем, жаловаться Чику отучили почти во младенчестве. Да и хныкать попусту, дела девчачьи… чтобы вернуться к дому, Чика стал незаметно бегать перед родителями, топтать ногами грибы: нечего собирать – значит, поворачивай домой! Хитрость была раскрыта. Растроганный Николай, усадив Чику, звавшегося в ту пору Тимофей, Тим, Тимошенька, на плечи, направился к дому, несмотря на протесты матери.
По дороге Чика, сам того не желая, взрослых снова рассмешил.
Увидал на дороге подкову и крикнул:
– Гляньте, конь тапочек потерял!

Пока соседка, охая, мыла полы и убирала бабку, Чика, не находя себе места, бродил по комнатам, кренясь над покатым полом, как самолёт-разведчик. Закончив, тётя Вера, худая, мосластая женщина неопределённо-старушечьего возраста, привела Чику к себе. Усадив малыша на кухне, велела никуда не уходить, налила пустого борща, а сама отправилась в сельсовет.
Именно Вере Чика был обязан своим прозвищем.
Как-то под вечер, болтая с бабкой, Вера тронула за плечо крутившегося поблизости малыша:
– Бедный ты, вихрастый воробышек! Не горюй. Всё будет чики-чики, Перевозчиков-младший… ну, Чика и есть.
Прозвище прижилось, и сам он скоро привык.
Из сельсовета Вера возвратилась с казённой бумагой в синих кляксах, сгребла в узелок нехитрый Чикин скарб и велела собираться в детдом. Жила Вера одиноко, перемен не ждала: самой бы протянуть, к чему ей нахлебники?! Ночь в чужом доме пролетела незаметно.
Проспав от силы часа четыре, Чика решил: поеду к отцу!

3.
Вспомнив навыки путешественника, привитые родителями, засобирался Чика в дорогу чуть свет.
Нарезал хлеба-чернушки, сбрызнул водой из ковшика, солью присыпал, стопочкой завернул в газету. Догорало огородами бабье лето, и Чика надеялся, что хлеб удастся по дороге высушить, переделав в настоящие сухари. Помахивая белым полотняным мешочком с вышитыми бабой Шурой подсолнухами – сложены в нём были полотенце, мыло, чистые трусики, носки и майка, а также будущие сухари и бутылка от бон-аквы с колодезной водой – вышел Чика за окраину родного Сельца. Стоит оголец, штаны на лямках. Топчет каблуками пыль на обочине.
Перед собой – квадратик посылочной фанерки с надписью: «ПАЕДУ СВАМЕ».

Легенду подорожную беглец хорошо продумал, однако путь к отцу представлялся смутно.
Из разговоров взрослых следовало, что от Сельца надо ехать к райцентру, в Россоши, а оттуда поездом в Вольск. Что делать в Вольске, Чика не знал, приходилось надеяться на авось. Помнил Чика слова отца: на Руси дорог нет, одни направления. Глядишь, и повезёт… Прервав его невесёлые размышления, прокашлялся от пыли «каблук» – в Россоши едет почта.
Конопатый и весёлый, как блин на пасху, за рулём дядя Паша:
– Привет, Чика! Далеко ли без сухарей?
– В райцентр, дядя Паша! Тётка Вера за творогом послала…
– Садись! Пешком не дойти, если по дороге не вырастешь.
В Россошах Паша высадил Чику у гастронома на площади, полагая, что обратно мальца захватит рейсовый пазик.
Но у Чики были совершенно иные планы.

Надо было садиться в поезд, и он стал приглядываться к покупателям, пытаясь определить, у кого, без риска быть пойманным, можно разузнать дорогу к вокзалу. Вошла, как принудительный сельский праздник, тётя в небывалых размеров розах – спереди, сзади, повсюду – и с девочкой, Чикиной ровесницей. Пристроился Чика в очередь.
Шепчет девочке: дорогу к вокзалу знаешь?
– Мама, он пристаёт! – заорала вредная пигалица.
– Да что ж это творится!!! – охнула тётя. – Шагу не ступишь! Куда милиция смотрит?!
– Дыр-быр-дыр!!! – взревела очередь. – Смотрят-мотрят…
Чика вылетел наружу, как осколок снаряда.

Покружил по площади, подошёл к пивному ларьку.
Богатый в Россошах ларёк – с сигаретами, мойвой, пивом и мужиками. Курят мужики за пивом, жрут копчёную мойву.
Ленивые, как мухи, слетают фразы:
– А она что?
– Да сначала ништяк! А на днях, падла, простатитом вдруг заразила…
– Иди ты! Он что, заразный?
– А с чего бы трахаться не велят?!
Мужики заметили Чику:
– Чего тут трёшься?
– Мне к поезду надо…
– Ну, так иди! От жилконторы налево, по тропинке и выйдешь.
– Дяденьки, вы мелочью не богаты?
– На вот рыбку, отваливай.
Чика потрепал зубами мойвину спинку. Удивился, с чего это вдруг – про мелочь? Подбежала собака, ткнулась в руку страшной дворянской мордой.
Слизнула с Чикиной ладони остатки мойвы. Съела не спеша, шевельнула хвостиком. Чика тоже ей подмигнул и отправился к поезду.

(Продолжение следует)


Теги:





-1


Комментарии

#0 11:12  01-03-2012Честный Казах    
 Детство Чикатилы: часть 1-я.
#1 11:44  01-03-2012Кичапов    
в Вольске я как то был.да.одни цементные заводы, давно правда, начало пойдет. буду четать.
#2 11:56  01-03-2012Рыцарь Третьего Уровня    
хорошее начало.
#3 12:10  01-03-2012Mika    
Понравилось.
Про золотые тарелки тоже всегда приходила мысль в детстве.
#4 15:35  01-03-2012Глупец    
Штампы, штампы, штампы, штамп, штам, шта, шт, ш..
#5 18:13  01-03-2012Голем    
спасибо всем
Глупец, а конкретнее?
или говорить по-русски уже само по себе есть штамп?
#6 18:28  01-03-2012Глупец    
Да все диалоги штампованные, описание. Ларек мойвой торгует. кто бросится описывать ларек, так сразу мойвой его набивает доверху. Одно и тоже.
Вот из-за таких как ты, Голем, в Лондоне и уверены насчет медведей, балалайки, и литре водчалова в голенище.

Это морфологический ононизм. Вот что это.
#7 19:12  01-03-2012Дмитрий Перов    
по-моему, очень годно. Интерес есть. Жду продолжения.
#8 19:55  01-03-2012Голем    
Глупец, это истинная правда: в нашей глубинке никто не жрёт снег, на который перед этим пасцал, а ларьки по-прежнему набиты тем, что здесь перечислено.
я ведь не хахляцкие закрома описывал — российскую среднюю полосу, западенцы жрут намного жырнее.
#9 20:40  01-03-2012генерал Бардак    
«Инда взопрели озимые. Рассупонилось солнышко, расталдыкнуло свои лучи по белу светушку. Понюхал старик Ромуальдыч свою портянку и аж заколдобился...»(с)
#10 20:54  01-03-2012Голем    
женераль, четай продолжение и не иби мазги
#11 21:00  01-03-2012Веселый Роджер    
Гадицца, давай дальше! А на ларек забей, нах!
#12 21:31  01-03-2012Веселый Роджер    
Глупец
В ЛандОне и штате Кентукки, равно как в Неаполе и Лиссабоне, Рейкъявике и на острове Фиджи на счет ушаночно-балалаечных пьяных медведей уверены только неграмотные гопники из гетто, просто тупицы и портовые шлюхи, слушающие байки веселых мореманов. Если тебя заботит мнение перечисленных слоев населения, то ты просто обязан отомстить автору, покрасив его волосы в красный цвет.
Ибо в бытность мою студентом к нам в инст ежегодно приезжали иностранцы, и никто, блеать, ни разу, блеать, не заикнулся про водку и валенки. Нормальные, образованные люди прекрасно наслышаны куда они едут и что их здесь ждет. И никто, блеать, не думает что у нас тут Зимбабве или Буркина-ёпти-Фасо. Так что не хрен песдеть всякую ересь!
ЗЫ: Нету, блеать, на вас инквезитороф!
#13 21:42  01-03-2012Гельмут    
вторые сутки на главной похороны. високосный год хули сделаешь.

понравилось, хочется продолжения.
#14 13:39  02-03-2012Глупец    
ув. г-н Голем. Мне очень прискорбно, что ты дожил до внешности престарелого Бонифация, а полемизируешь на уровне «сам дурак». Для обсуждения эпического зрелища «Тирамиссу», или как ты осмелился выразиться «посцал на снег», есть специально отведенные места, а здесь обсуждается твой второсортный высер. Вероятно, старушка мать немного уделяла времени твоему воспитанию.
з.ы. Надеюсь, ты станешь доказывать, что воспитан улицами, голос которых тебе частенько слышится

#15 13:43  02-03-2012Глупец    
ув. г-он Веселый Роджер, вас вижу впервые, поэтому особого желания что-то обсуждать не испытываю. А учитывая ваши неубедительные доводы, так и подавно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Не Ташкента приснились окраины
Стен тюремных пунцовая ртуть
Не Майами от солнца испарины
Не Америки сладкая муть

Снится лес, удивительно выбелен -
Чистым снегом на фоне небес
Снится путь что по лесу был вымерян -
Лыжный след, тот что путает бес

Без намека на боль и отчаянье
Продвигаясь наощупь едва
Удручён лишь ответным молчанием
Хотя впрочем оно ерунда

Хотя впрочем всё это лишь россказни
Горе, как говорят, не беда
Всё романы ложатся и повести
В этот...
11:41  16-08-2017
: [13] [За жизнь]

Над макушками сосен полнеба алеет
Ежевичные бусы на зелени трав
Рядом вырублен лес, говорят что болеет
Но сочат словно кровью обрубки дубрав

По нарубленной хвое я еду в телеге
За вожжами седой, молчаливый мужик
Города в нас калечат живое, коллеги
Я давно позабыл где же сердце лежит

Я обычно шагаю по каменным тропкам
Где не ползает жук, и не катится ёж
Задыхаюсь от пыли в бетонных коробках
Пью водицу из труб от которой блюёшь

И мне кажется: город - родной и...
17:22  08-08-2017
: [23] [За жизнь]
Такая забубённая печаль,
Что хочется с разбега и об стену..

Ветра деревья вскорости разденут,
И птицы станут прошлое встречать,
Сбиваясь в стаи. Свежий круг спирали.

Мотнёт башкой стареющий квартал,
И вспомнит - вырывались изо рта,
Рождаясь, крики....
12:14  04-08-2017
: [10] [За жизнь]

Я о космосе в детстве сопливом мечтал
Но как водится, всё это лопнуло.
Мы ходили ночами в еврейский квартал
Жгли подъезды и били окна
Крали яблоки, кур, и меняли на спирт
У барышников в местном шанхае
Изучали лямур, биологию, флирт
По колодам цветным из китая....
07:02  29-07-2017
: [21] [За жизнь]
Знаешь, мой друг, хорошо жить в слепой провинции у моря
и забыть без чувства стыда отчество у тиранозавра.
Рано поутру плавать в прохладной воде кролем,
после, греясь на берегу, смотреть, как начинается завтра.

Рвать созревшую чурчхелу прямо с рук растений кустарных,
слушать каждую ночь морские истории из патефона рапаны....