Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Сила духа

Сила духа

Автор: corp.l
   [ принято к публикации 17:42  04-04-2012 | я бля | Просмотров: 631]
Наверное, если идти все время прямо, можно оказаться неизвестно где. Так я шла целую вечность, спотыкаясь о колени мертвых зябликов и еще каких-то диких птиц. Долгое время алое отражение моих век было мне путеводителем, а обоняние тростью для исследования этого ровного пути. Чувство того, что все это нужно прекращать уже давило мне на грудь и каждый вздох был неимоверно тяжелым, словно все мои идиотские и вековые мечты подвесили на края моих истрепанных столетиями легких.
Очередной шаг уже не просто был шагом, а отрезком временного пространства состоящего из боли и страдания тех, кто были у меня под ногами на протяжении всего этого безумного похода. В этот раз, наступая на живое и трепещущее под моими стертыми туфлями, мне впервые захотелось оборвать это шествие за выживание, разлепить склеенные туманом и дождями веки.

В самом начале пути я была наивным ребенком, нас было много. И как каждый ребенок я понимала только ту боль, которую испытывала сама и от причинения боли, от вида крови и мучений тех, на кого наступали мои, тогда еще новые туфли, в моем организме поднималась волна превосходства.
Мы шли дружно, никто не ссорился, все понимали, что каждый из нас избранный и в конце мы будем поощрены.
Через три года пути, когда закончилась первая стадия созревания, под ногами уже были не просто случайно попавшиеся существа на пути, а уже специально пойманные и попавшиеся в ловушку. Иногда я задумывалась, почему они попадаются, но понимать я отказывалась. Кто-то защищал себя и тех, кто с ним, кто-то из-за доверия к моему существованию и обманчиво не жестокому виду, но были и те, кого мне было до боли жалко и эта жалость, порождала смерть. Мне казалось, что не должен быть шанс у жалких духом.
Первого из нас не стало когда он потерял контроль над собой. Мы спокойно шагали по Полю Невинности. Все кто скрывался от нас в этом месте, надеялись, что мы их не заметим и просто пройдем мимо. Их невинность их ослепила, заставила сдаться и подчиниться неизбежности. Они молча и покорно переносили шипы на нашей обуви, которые мы сделали когда переправлялись через Леденящую Суть, некоторые молились за нас и просили нам прощения. Меня это удивляло, во мне в те времена еще оставалось что-то, что пугало моих спутников, когда они смотрели на меня. Кто–то из под ног не выдержал нашего шествия и схватился за одежды Рабиеса. Его это разозлило, и он стал с ожесточением и неудержимой злостью наступать на больные места тех кто его посмел обидеть. Мы не могли его остановить, с каждой минутой каждое его движение и выпад затягивали его в им же созданное месиво. Он тонул и захлебывался в своей ненависти, и чем больше он пытался сопротивляться, его засасывала воронка из трупов тех, кого он топтал. В итоге мы лишились «Бешенства». Эта была самая первая и самая памятная наша потеря.

Второй период созревания пришел незаметно для нас самих, спустя столетие после гибели Рабиеса. Мы решили отдохнуть и остановились возле Озера Воспоминаний.
Обитатели этого озера напоминали нам о том, что мы живые. Шептали нам о нашем происхождении и о тех кому мы были дороги, о том как каждый из нас сосал молоко матери и с ним впитывал мудрость заложенную в гены существования существ. Слушая их мы плакали, плакали от того, что нам приятны были эти воспоминания, от того что в минуты выслушивания этого шелестящего шепота мы могли расслабиться и уснуть. Так же мы плакали от понимания того, что именно это нас еще делает слабыми, именно это заставляет нас отдыхать, спать и простаивать на месте. Обитатели озера еще не знали, что их участь уже предрешена. Они не имели права на существование, обладая даром делать нас слабыми. Дослушав этот ласковый и успокаивающий шепот, мы пошли по головам обитателей этого странного озера. Дотрагиваясь подошвами нашей обуви ко лбам существ, мы лишали их дара. Каждый череп разлетался вдребезги и почти прозрачная вода озера окрашивалась темно коричневой кровью этих созданий. Закончив переправу через озеро, мы услышали слабый стон, один из них выжил, нужно было его добить. Крудэлитатем молча и бесшумно направился обратно. Озеро было почти черным, но кто-то в этой черноте и смерти, был еще жив и он не давал ему покоя. Выломав длинный прут и заточив его ножом, Круд протыкал повторно каждую голову. Он был жесток, наверное даже самым жестоким из нас. В его глазах горел огонь презрения, в его жилах бурлила кровь не знающая страха и милости. И вот он добрался до выжившего, размахнулся и занес прут над его головой. В этот момент цепкие когти схватили его за ноги и потащили на дно. Выживших было много, они прятались под водой и теперь обозленные радовались этой добыче и раздирали ее своими когтями. Мы ничем не могли ему помочь, было уже поздно. Уходя мы осушили озеро и сожгли трупы всех обитателей. В этот раз мы поступили не так как обычно. Что-то восстало против нас и наши ноги не смогли пройти по головам всех, но все же мы еще были сильными и никто не мог нас победить. Так мы потеряли «Жестокость».

Шли тысячелетия, мы прошли почти все стадии созревания, в нас крепла сила. Никто нам не перечил, нас боялись и прятались. Я чувствовала себя гордой и прекрасной. Хоть за эти долгие века мы и потеряли много наших, я продолжала ценить опыт, который нам давала каждая смерть. Через триста пятьдесят лет после трагичной гибели Круда мы потеряли Контемтума (Презрение), еще через шестьдесят лет Тиморе (Страх), через шестьсот Гаудиум (Радость) и наконец еще через тысячу лет погиб и Ид (Смысл). Но мы не отчаивались, нас было еще трое – всегда молчаливая и черная Мортем, постоянный ее спутник Хоррер и я, Аними. Они всегда уходили вместе и возвращались довольные. Меня они с собой брать отказывались, аргументируя это тем, что во всех стадиях созревания, я отличалась от них. Я всегда дополняла каждого из нас: когда это был Рабиес, рядом со мной он был более бешенным, Крудэлитатем более жестоким, Контемтум становился презрительнее по отношению к сущему, Тиморе заставлял всех дрожать от страха до такой степени, что лопались глазные яблоки, всему этому еще более радовался Гаудиум, а Ид во всем этом видел тайный смысл.
Хоррер любил Мортем, они были одним целым. Она пела ему песни, в то время как он расчесывал ее длинные и густые, черные как бездна волосы. Чаще я оставалась одна, мне было ужасно страшно идти одной по этим все не прекращавшиеся существам, головам… видеть эти пустые глазницы, сломанные колени, вывернутые руки, молящие о пощаде голоса. Все вокруг вертелось, словно вихрь созданный моим воспаленным сознанием. Правда когда на меня накатывали приступы ужаса Мор и Хорр возвращались, брали меня под локти и вели по бесконечным душам, душившим мое сознание. Потом ко мне пришло понимание, что я становлюсь для них обузой, что я лишняя. Косые взгляды чаще меня стали тревожить, по ночам я боялась закрывать глаза. Но я была уверенна только в одном полностью, скоро конец! Скоро закончится последняя стадия созревания и это будет конец этого долгого, липкого, иногда сладкого и вечного пути, постоянного бега по корде. В то утро была идеальная погода и хорошее настроение, за долгие века я наконец-то опять заулыбалась. Временно не было ни одного живого существа – это иногда утраивала сама Мор. Она была старшей и я ей верила. В тот день они позвали меня с собой и я конечно же сразу согласилась. Мы вышли на крутой обрыв и могли видеть даже конец нашего вечного пути. Еще вчера идя через лес, я мечтала разлепить мои засохшие от дождя и тумана веки, а сегодня я уже своими глазами вижу красоту этого мира, в котором мы застряли много тысячелетий назад. Стало легко, легкие наполнились теплым воздухом нагретым весенним солнцем, я оживала, крепла, светилась. Носки моих истоптанных туфель касались края обрыва, руки были раскинуты в стороны, мне хотелось взлететь. Сзади я услышала шаги, резко обернувшись я почувствовала опасность. Возле меня стоял Хорр, он вытянул руку ко мне, одно движение его руки и я могла полететь с обрыва. Он улыбался, сзади него была Мор. По их взглядам я поняла, что они решили избавиться от меня, от ненужной обузы. Ужас накатил, я поняла в этот момент все силу Хоррера и увидела всю суть Мортем. Хотелось крикнуть, но кроме стона из груди ничего не вырвалось, я дрожала, во мне закипала ярость, во мне что-то рождалось, что–то живое. Шевелилось и предавало сил. Сбросив с себя оцепенения я одной рукой схватилась за руку Хоррера, а другой сняв с себя туфель со всей силы оглушила и толкнула его в пропасть. Мортем не ожидала такого поворота событий и была обескуражена. Она стояла как всегда бледная с развивающимися черными, длинными волосами. Я молча достала из-за пояса нож и направилась к ней. Она не испугалась, не отошла в сторону, даже не пошевелилась. Последнее, что она произнесла:
— Без Хора я ничто, я не прошла последнюю стадию созревания.
Одним движением я перерезала ей горло и скинула в пропасть, куда до этого скинула ее Хорра. Во мне не было бешенства, жестокости, презрения, страха, радости, во всем этом не было смысла, но я поборола Хоррера (Ужас) и Мортем (Смерть). Они действительно были неразлучны и не могли существовать друг без друга. Во мне продолжало что-то зарождаться, я не могла понять что. Мне стало печально оттого, что все эти века я несла существам этого мира. Я сняла оставшийся туфель, подобрала второй и швырнула их в пропасть к моему уже не существовавшему ужасу и не созревшей смерти. Опустившись на колени, я стала плакать и от каждой моей слезинки стали появляться какие-то странные, пока еще маленькие существа, они стали жить своей новой, чистой жизнью и никто им не мешал это делать. То, что во мне шевелилось и рождалось, не имело пола — это было чудо! Я родила. Бесполому существу я дала имя Пенитентиам.

Я Аними – Сила Духа, храню и оберегаю Пенитентиам – Покояние.


Теги:





0


Комментарии

#0 13:10  05-04-2012Oneson    
блаблаблаблабла
о чём этот кирпич?
#1 13:51  05-04-2012Самоса-бой    
Путанное повествование, окутанное едким дымом галлюциногенов.
Захотелось на воздух и блевонуть.
#2 14:26  05-04-2012corp.l    
Oneson, примерно о том, о чем твой комент
#3 15:20  05-04-2012Гельмут    
я шла целую вечность, спотыкаясь о колени мертвых зябликов и еще каких-то диких птиц(с) точно о колени? не о локти зябликов?
не зшнаю на што был авторский рассчёт, но поржал хорошо.
перлы через строчку. пиши исчо. бгг
последний оплот думающих папоротников(це)
#4 15:35  05-04-2012corp.l    
ну в таком случае, Гельмут, я попала в точку

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
19:28  29-05-2017
: [3] [Здоровье дороже]
- Здравствуйте, можно к Вам?
- Я реаниматолог. Вам вероятно к наркологу. Подождите, пожалуйста, в кабинете, за дверью. Он подойдёт вскоре.

Коридоры узкие, белый кафель вокруг. Пол, стены. Зачем тут реаниматолог? Хроников выкачивать с того света?...
09:17  29-05-2017
: [31] [Здоровье дороже]
Чё-та зябко..Июнь вроде был? а вот так и не скажешь.
Лета сбилась дыхалка, прям слышу из форточек свист.
Задыхаясь, присело на корточки лето и вяжет
мелким крестиком с точечкой, клейкий зелёненький лист.

Чё ты возишься, сопли размазав по скулам небритым?...
Я как сапожник до смерти напьюсь,
И расскажу в своём страданьи скотском,
Как жить устал, как умирать боюсь,
Как быть хочу Владимиром Высоцким.

Как сквозь меня проходят чередой
Есенин, Пастернак, Асадов, Бродский,
Как их люблю, как среди них немой,
Как остаюсь Владимиром Высоцким....
07:40  26-05-2017
: [16] [Здоровье дороже]
Я наверно женюсь, от нечего делать
Завяжу с кабаками и прочим блудом
Запущу свою душу, судьбу и тело
Образцовым мужем короче буду.

Я женюсь, в прокат возьму фрак и туфли
Арендую террасу с видом на реку.
Закатаю брюки, рукав и сопли....
21:38  23-05-2017
: [12] [Здоровье дороже]
Шнобель римский, ебло рязанца,
август вылез поссать с крыльца,
морда наглая, и в багрянце,
от раздавленного винца

Хули, он теперь император!
в термах душных июль хрипит,
допизделся...любви оратор,
край попутал,
ты-дых!
убит....