Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Про спорт:: - Непобежденный

Непобежденный

Автор: МихХ
   [ принято к публикации 18:36  08-04-2012 | я бля | Просмотров: 669]
Вот уже третью неделю Николай Андреевич Сидоренко жил один. Схоронил он свою жену Анастасию Петровну на деревенском кладбище и остался за хозяина в старенькой двухкомнатной квартирке с окнами на тенистый сквер.
Вроде любви между ними особой и не было. Заботы все туманом житейским застилали. Но уважали они и жалели друг друга всегда. Трудились тяжело, не воровали, детей в люди вывели. Так незаметно сорок девять лет и одиннадцать месяцев пролетело. Несколько недель до золотой свадьбы не дожила хозяйка его, не дотянула. Умерла, как жила, трудясь. Постукивали тихонько вязальные спицы, под тиканье старинных настенных часов и перестали.
С тех пор Николай Андреевич дома почти не находится. Поспит на диване в зале, не раздеваясь, в спальню заходить даже не мог, и на кухню. Стакан кефира, ломоть хлеба и во двор. Пусто в осиротевшем доме он себя чувствовал.
А в скверике за столиками какая-никакая компания. В шахматы играли. Костяшками домино постукивали, беседы разные неспешно вели. Стариков еще много в соседних дворах осталось. Вот и собирались, как потеплеет заслуженные бездельники с самого утра до позднего вечера под такими же древними, как и они сами тополями.
А девятого мая к годовщине Победы, так повелось, непременно большой шахматный турнир проводили.
Еще с молодости полюбил Коля шахматы. Любую другую игру в сравнении с ними баловством считал. Научил восьмилетнего мальчишку древней забаве школьный завхоз Антипыч. Да так умело преподнёс, что будто не игра это вовсе, а настоящее сражение, с тактикой и стратегией, наступлением и защитой
Поражаясь разнообразию ходов и комбинаций, Коля представлял себя то Ганнибалом, то Цезарем, а то и самим Наполеоном. Историю из-за этого даже любить стал. Он смело вел в бой беззащитных пешек. Прикрывал атаку резвых коней и стремительных слонов мощными башнями-ладьями. Совершал успешные вылазки с помощью всемогущего ферзя и стремительно достигал победы. Нередко, защищая юркого, но уязвимого короля, умудрялся привести почти проигранное сражение к почетной ничьей.
Природный талант помогал Николаю Андреевичу сносно играть и нередко побеждать таких же, как и он самоучек. Ближе к пенсии он начал почитывать учебники, разбирать этюды и с азартом решать шахматные задачки.
На свой шестидесятилетний юбилей новоиспеченный пенсионер сделал сам себе прекрасный подарок — стал чемпионом сквера. Он стремглав прошел путь до претендента, а в финале наголову выше был кандидата в мастера, восьмикратного в прошлом чемпиона — Зяму Ржавцева.
Десять лет пришло с той поры, а будто вчера все было.
Настало время одиннадцатого чемпионства. Все бы ничего, но то ли на беду, то ли на искушение, принесла нелегкая в соседний двор нового жильца.
Борис Ефимович из Израиля к детям своим приехал, помочь за внуками приглядеть. Интеллигентный такой старичок, вечно с книжечкой. Увидал, что шахматы под липами в почете и в компанию попросился. Играл новичок великолепно. Что-то было в его манере нестандартное, сродни гениальности. Никакие книжные наработки не могли его с панталыку сбить. Сражался смело, зло, непредсказуемо. Каждый ход его, тщательно продуманный, совершенно в теорию не вписывался.
« Хороший соперник интересно с ним потягаться будет. Самородок, но так не бывает, что бы без науки и побеждать…» — думал Николай Андреевич, с деланным безразличием, следя за невероятной игрой Ефимовича, на пути в претенденты.
Наступил праздник Великой Победы. Проснулся Николай Андреевич с легкостью какой-то на душе. С удовольствием позавтракал. Закурил сигаретку и к форточке. Мог бы где угодно теперь смолить, никто ворчать не стал бы. Но не курилось, как-то, в другом месте, да и не хватало упреков добрых.
Потом костюм выходной из шкафа вытащил. Вспомнил, как вместе с женой материал выбирали. Отутюжил брюки, рубашку белую погладил. Оделся, и к зеркалу.
Посмотрел на себя разодетого и прошлогодний праздник вспомнил. Как Анастасия Петровна его на турнир провожала. Как щеткой одежной до самого выхода его обмахивала, пылинки только ей видимые, сметала. И так тоскливо Николаю Андреевичу сделалось, что непрошеная слеза по морщинистой щеке покатилась.
Налил он стопочку и за упокой души супруги выпил, помянул. И не закусив, схватил доску и на улицу.
А там готово уже все. Народ вокруг стола собрался. Одеты все празднично. Птицы поют, в синем высоком небе солнце сияет.
«Ох, ты. Вовремя-то как…» — улыбнувшись, подумал Николай Андреевич, медленно подходя к столику. Сдавило на секунду грудь, жестко так, словно клещами железными. Воздуха хватать перестало, а вдохнуть совсем уж не возможно. Но через секунду отпустило. Только слабость какая-то во всем теле появилась.
Сел за стол Николай Андреевич, доску свою счастливую разложил, фигуры расставил. И началась баталия. Действующий чемпион белых в бой повел, а претендент черных.
На восьмом ходу понял Николай Андреевич, что играют они «русскую партию». Дебют вроде и стандартный, но непредсказуемый. Да и очень не хотелось еврею, а не своему русскому, чемпионство отдавать. У них и так всего много, каждый второй великий с их фамилией.
На семнадцатом догадался, что не так прост претендент оказался, без науки шахматной не обошлось, и нелегко будет совладать ему с оригинальной игрой его. Да и перед глазами плыло все, а сосредоточиться все труднее и труднее удавалось.
На тридцать пятом ходу взял чемпион коня белого за шею. Приподнял, чтобы на клетку, секунду назад избранную поставить, и задумался. И так вдруг ясно ему стало, что проиграл он вчистую. Разгромлен в пух и прах.
Поставил он аккуратно фигуру на место. Сигарету вытащил, прикурил. Затянулся глубоко, вверх в небо синее высокое посмотрел, залюбовался. С облегченьем дым выпустил, глаза закрыл. А открыть уже не получилось.
Навалилось, чтото тяжелое, злое, холодное. Сдавило грудь сильно, по-хозяйски, и жизнь перед глазами, словно кинолента побежала. И понял Николай Андреевич, что светлый он, а не темный, и нечего ему больше бояться.
«Чемпионом ухожу, непобежденным» — подумал он, и свет яркий, невыносимый черноту сменил.
«Ну, встречай, Настенька» – с эхом понеслась ввысь самая последняя на этом свете мысль его.
Старик улыбнулся, обмяк, тихо сполз вниз и умер.


Теги:





0


Комментарии

#0 09:43  09-04-2012я бля    
кровавый спорт хули
#1 10:43  09-04-2012Raskolnikoff    
Слезу прошибает, ага.
#2 10:50  09-04-2012Прекрасный дилетант    
Добрый рассказ.Трогательный.
#3 10:54  09-04-2012Наивный Фтыкатель    
очень хорошо. душевный такой рассказ.
с камента ябли ржал
#4 17:26  09-04-2012Анатолий Пердунок    
Неплохо, неплохо. Слезу пустить можно.
И читается легко, что немаловажно.
#5 14:27  12-04-2012КОЛХОЗ    
успел еврей зафук абьявить иле нет… непанятна… нада была ракернуть.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:29  04-12-2016
: [5] [Про спорт]
Жили-были муж и жена… Простая такая советская семья: он был водителем, а она работала учительницей физики. Жили скромно и тихо – не лучше и не хуже других.
Однажды в ноябре восемьдесят третьего пришёл Владимир домой поздно, хорошо подвыпивший. Маргарита спрашивала, что и как, где шлялся?...
20:32  23-11-2016
: [30] [Про спорт]
Мы полетим. Каких-то две жизни лёту.
Баки полны отчаяньем до отказа.
Я до сих пор ещё не летала ни разу,
Но мы полетим.
Ты будешь вторым пилотом.

Нам по пути не светит постов и пробок.
Выше архангелы, ниже пустые пашни.
Если б ты знал, как мне абсолютно страшно,
Ты никогда не летал бы со мной бок обок

За киловольт разряда из мини-дзотов
(лупят прицельно чёртовы гиппократы)
Я бы помочь тебе с катапультой рада,
Но в облаках не меняют вторых пилотов....
10:00  23-11-2016
: [20] [Про спорт]
Тянет в запой и на поиски смысла.
Рваное небо от влаги провисло,
Пахнет коньячно и чуточку кисло
Буро-зеленый газон.
Стынут скамейки в пустующем сквере,
Кроны уже не считают потери,
Солнце уставшим, затравленным зверем
Валится за горизонт....
09:33  21-11-2016
: [7] [Про спорт]
Нас держали в палатах на вязках,
"зашивали" под кожу "Торпедо",
говорили, что мы дармоеды
и пытали молдавской "Фетяской".

В эЛТэПэ мы брели по этапу
проклиная козлов "бледнолицых."
Погибая от "жажды" в больницах,
мы молили спиртяги накапать....
12:49  13-11-2016
: [28] [Про спорт]
Шахматы- кровавый спорт. Я ходил в секцию по шахматам в пятом классе. Тогда мне казалось, что шахматы- путь к саморазвитию. Буду играть в шахматы- стану умным, например, как Эйнштейн. Ну-ну. В итоге всё свелось к потерянному времени и разбитому носу.
Секцией по шахматам заведовал наш учитель физкультуры Алексей Геннадьевич Пащенко....