Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Толстой

Толстой

Автор: чалдон
   [ принято к публикации 10:06  19-04-2012 | я бля | Просмотров: 380]
Почувствовал себя в вагоне, как в гробу. В пустом, большом, таком же деревянном. Его несли как будто быстрым шагом. А он от края и до края перекатывался в нем.
Был болен он. Хотел остановиться. Прилечь, уткнувшись в стену. Не двигаться никак. Не видеть никого: так надоели дочь и врач. На первой станции попавшейся сошел. И получилось хорошо — никто его не видел.
Вздохнув белесым паром, поезд скрылся. Лев Николаевич на станцию зашел. Нашел скамью пустую у стены. Прилег, пальто накрылся и уснул. Забылся в полусне.
Он мерз. Его трясло. В больном навязчивом бреду Лев Николаевич бежал. Его догнали. Накрыли теплым одеялом. Толстой открыл глаза. На нем действительно лежал большой, бараном пахнущий тулуп.
И он согрелся наконец. На спину повернулся. Устал от этого движенья и вспотел. Но чувствовал себя намного лучше. Легко и бестелесно. А рядом с ним мужик сидел, который и накрыл его тулупом.
Лев Николаич есть хотел. Он вспомнил, что где-то были деньги. Достал купюру и молча сунул мужику. Сперва мужик опешил, потом ушел, понятливо кивнув. С бутылкой водки он вернулся буквально через пять минут.
Скамью свободную придвинул. Накрыл ее куском холстины. И на тряпице разложил: шмат сала, лук, соленый огурец и серый круглый пышный хлеб. Достал стакан граненый из кармана. Протер его: «Давай, дед, поправляйся», — Толстому первому налил совсем чуть-чуть не до краев.
Толстой протяжно выдохнул и выпил. Заел тотчас же огурцом. Мужик не медля хлеб отрезал, дурманящее сало сверху положил. Лев Николаич жадно ел. И ощущал, как спирт толкает кровь к ногам и голове. Насытившись уснул.
Теперь спустился он в подвал. Там жарко и темно. Горячий пол неровный. Босым ходил Толстой и ноги обжигал. И душный смрадный запах ноздрей его касался. Недомогал еще немного. Еще был болен он.
Еще гордыня не исчезла — Творцом он чувствовал себя. И жажда слов пустых, бумажных, не оставляла мозг его. Он сочинял в бреду сюжеты, характер складывал героев, движенья, лица вспоминал. Но нить повествования больного мучительно рвалась.
Лев Николаевич устал. Он столько времени писал, что жизнь его сама в литературу превратилась. Смотрел теперь со стороны, из темного подвала, и понимал, что жизнь уже прошла. И ужасался, тосковал. «Ни слова больше, — он подумал, — не напишу я — буду жить».
Открыл глаза. Мужик с ним рядом сидя спал. Мужик не ведал про Толстого, а хуже жить от этого не стал. «Но и не лучше», — Лев Николаевич подумал. Одернул тут же сам себя: «Ты ничего не сделал для него. А только возомнил».
Светило солнце сквозь окно. Толстой был слаб совсем еще. Поднялся, сел, к стене спиною прислонившись. Мужик проснулся: «Ну как ты, дед, — спросил, — получше?». Лев Николаевич кивнул: «Почти здоров. Пойдем, я угощу».
Надел свое пальто. Мужик забрал тулуп. Пошли в буфет вокзальный. Лев Николаевич к водке заказал горячий, жирный, острый борщ. Который огненной рекой, парящей, алой, совместно с водкой ледяной, сперва контрастно, а затем — перемешается и растечется по желудку. И вызовет испарину на лбу. Тогда и будет он здоров.
Они распили штоф и закусили. При расставании Толстой хотел дать денег мужику. Но тот не взял. Лев Николаевич купил ему бутылку. От водки он не отказался. Поблагодарил, сказал: «Бывай здоров», на первый поезд сел и скрылся.
Толстой не сразу вышел из вокзала. Чего-то он боялся. Присел на ту же самую скамью, глаза закрыл и отдыхал — от снов, болезни и обеда. Так было хорошо, что он не думал ни о чем. А просто наслаждался. Практически ничем.
Собрался с духом Лев Толстой. Уверенно поднялся. Не торопясь и аккуратно, на пуговицы все пальто он застегнул. Оправил воротник и нахлобучил на голову шапку. Открыл большую дверь. Весной пахнуло. Снегом талым. Апрельским ярким солнцем. Толстой не двигался сначала, а постепенно привыкал – к выздоровленью своему и собственным движеньям. Затем дорогу за вокзалом разглядел и двинулся по ней.
Он шел обратно. В монастырь. Его ждала там радостная весть.


2002


Теги:





-1


Комментарии

#0 11:13  19-04-2012tarantula    
Это чрезвычайно круто

читайте все
#1 11:16  19-04-2012Григорий Перельман    
читали-с уже
#2 11:20  19-04-2012Raskolnikoff    
а у меня тут давеча в подъезде бомж ночевал, седой такой весь, с бородищей — вылитый толстой. я его сначала сигаретой угостил, но потом, когда вонь ног его немытых в квартиру просочатся стала, пришлось прогнать бомжа подальше. очень большая тогда травма душевная мне вышла.

но твой рассказ про толстого тоже хороший очень.
#3 11:53  19-04-2012naym_kobrinski    
Круто, очень хорошо написано.
#4 13:36  19-04-2012метеорит    
прочитал — понравилось
#5 14:25  19-04-2012Голем    
начальник станции астахово узнал-обогрел-приютил
лажа в поэтической форме
#6 14:57  19-04-2012Шева    
/Мужик не ведал про Толстого, а хуже жить от этого не стал/ — метко. Написано в традиционной авторской манере.
#7 15:36  19-04-2012метеорит    
мдя, вот и биографические косяки вскрыты бдительными четателями. чото ржу
#8 15:45  19-04-2012Ева Браун    
Мне кажется, я читала раньше. Только не могу вспомнить, где я могла увидеть текст. Очень хороший. Лаконичный и хорошо заканчивается. Мне нравятся именно такие тексты больше всего.
#9 18:36  19-04-2012Ирма    
Определенно круто

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....
09:26  18-11-2016
: [47] [Было дело]
Выползая на ветхо-стабильный причал,
Окуная конечности в мутные волны,
Кто-то ржал, кто-то плакал, а кто-то молчал,
За щекой буратиня пять рваных оболов.

Отстегнув за проезд, разогнувши поклон;
От услышанных слов жмёт земельная тяжесть....