Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Урало-сибирская туса. Сине-зеленый отжиг от первого литса

Урало-сибирская туса. Сине-зеленый отжиг от первого литса

Автор: Сэмо
   [ принято к публикации 11:20  18-08-2004 | Alex | Просмотров: 738]
Все началось с того, что я был в недельном завязе. Да ладно, пизжу, но не пил алкаголя четыре дня – факт. Вот и поэтому ожидал тусу с тревогой, все будут пить-курить, а я? Не удержусь ведь!
Ну, и не удержался в итоге. И хуй с ним. Отжиг был заебат. Итак…
На часах и мобильниках прохожих, к которым я приставал по привычке с целью спросить ,сколько времени – полвина девятого. Я подруливаю бодрым шагом к привокзальной площади, под Варешку, там где два чугунных танкиста показывают своими ручищами на ближайший алкомаркет «Магнум». Со мной только Анька-Поганка, других – не вижу. Слегонца накрапывает дождь, погода не то что бы вешайся, но могла быть и получше.
- Сэмо! Сэмо, блять! – оборачиваюсь на крик и вижу охуевшие ебла пермяков, Пх и Антрацита. Оказывается они в поезде курили ганж всю ночь. Облизываю губы. Хочется тоже дунуть.
Ждем. Откуда-то со стоянки заставленной разнокалиберными точилами появляется сам Владимир Влупердяев и грит, что он привез Тото-масквича, который ожидает нас в машине. Действительно, Тото, в спортивном кастюме и чуть с покоцанным шнобелем. Дядька такой.
Анька-поганка с Зеленой отправляются в кафе пить чай и гретmся, а мы встречаем Истопа, который ради тусу съеб с работы, придумав смешной отмаз. Типа его клещь укусил. Ржем.
Владимир В угоняет за автобусом – ПАЗИКОМ, который он снял, чтобы катаца и заблевывать по возможности его пол.
Я знаю, что согреваца пивом, как-то моветон, но все же покупаем его, По бутылке, потом еще. Говняное клинское, но хули нам. Не до пафоса. Пиво мягко проходит в глотку. Хорошо.
Еще должен подъехать Крестьянин из Тюмени, поэтому утрення пианка продолжается. Я же маленечко, утешаю себя. Еще по одной? Хы! Три батла в одну каску – не вопос. Семечки и децвто.
Крестьянин оказывается своим челом в доску. Еще бы, белая футболка с надписью «Хуй», это вам не на люстру сцать.
Наконец – все в сборе. Брэкстафф – тонкий, звонкий и прозрачный чел с интеллигентским бритым ебом фотает нас у памятника.
Кто-то, может быть я? – предлагает зашобить прямо здесь. На привакзальной площади. Сказано – сделано. Пашла мазута… Дым мягко толкает в затылок, липнет к языку, в голове – приятная легкость, все лыбятся друг другу и молчат.
Владимир Влупердяев, подогнав уже автобус, предлагает пройти туда и не мазолить никаму глаз. В авобусе пока ждем Сашка, девачку Крестинина, успеваем пропустить еще пару касяков. Залив из пивом. Водила – не против. Из люков и форточек салона на улицы выплывает кумар.
ЧУВАКИ! ДАЙТЕ Я СВЕЖИМ ВОЗДУХОМ НАПАСНУСЬ! Ни хуя.
Подходит Эфиоп – втыкатель, мужик, похожий на какова-то туриста или иснтрукотра по физкультуре в пионер-лагере. Джинсы и рубаха. Синие.
Еще по одному косяку и можно ехать за бухлом.
ЕДЕМ!

Трип начинается. Картинки с выставки.
Алкомаркет «Магнум».
- Три ящика зватит?
- Не-а, бери четыре или больше…
Лады, пусть выбирают, я же тупо втыкаю в винный отдел. На пару с ПХ. Пристаем к продавщице и она в итоге всучивает нам литровый батл какова-то кислосладкого пойла. Накуренный и непьющий ПХ довльствуеца баночкой напитка энергетика.
Наша команда неслабо затарилась пивом, поэтому мы получаем в подарок какие-то рюкзаки Эфес-списнер. Хуйнявойна. Приятно.
Порка мы втыкали в винную полку, чуваки успели порамсица с охраной. Типа в магазине снимать нельзя. По хуй.

Вы знаете, что происходит, когда организм накурен и хочеца сцать? Затягиваюсь из миниатюрного кальянчика Сашки. Ощущения странный. Смесь тяжести и легкости.
Кто-то просит водилу остановица. И это прально, а то еще чутьи будем из окон сцать. Думаю.
Ставлю зачем-то волосы на гель ПХ. Сейчас они жирные и кажеца, что чуть и зашевеляца. Итоп натягивает себе на башку гандон. Резина рвется.

На 17 километре Московского тракта – граница Европы и Азии. Приятно стоять одним яqцом в Азии, а другим, в Европе. И курить. Горло уже настолько сухое, что пиво проникает в него не смачивая. Как песок по шершавой бумаге, свернутой в трубку. И снова миниатюрный кальянчик так и просится в руку. Еще напас.

Все. Меня накрывает, я слушаю свое партизанское радио. И мало что помню. Реальность, расцвеченная красками, но все же воспринимаемая, возвращается только на даче у Владимира Влупердяева. Попустило.
Девчонки - к салатам. Мы – по водочке. Эфиоп принимается готовить шашлык. Из косули.

Водка из граненых стаканов. Хлоп! Рабочее-крестянский стиль. Садовый домик пахож на картнонный сарайчик. Но уютно, еще бы! Стены плавно загибаются в потолок. Все настолько мягкое. Дикая тактильная чуствительность. Ощущаю каждую крошку на столе. Уже ничего не берет и не вырубает. Полет ровный.

Уходим с Владимиром встречать двух девчонок. Аленку-малышку и Юльку. Каким-то образом стрелу проябываем, зато берем еще пивка. Паримся с легонца (девчонки-то не местные!) и это действует отрезвляюще. Хорошо. Значит, можно еще накатить. Когад мы возвращаемся, уже видим Аленку-малышку. Бежит навстречу. Радуеца чему-то. Мои обычно светло-карие, почти рыжие глаза – черны. Ничего кроме зрачков. Ничего. Зеркало мне улыбается.

Эфиоп травит каие-то байки. Звучит китара. Кто-то орет: «Бардов на хуй!». Странно. Я ору свои стехи, членораздельно их выговаривая Крестьянин с глумливой какой-то улыбкой ушел в свой очередной отруб.

Проверяю, взяв Аньку под мышку, нашу баню. Там темно как не знаю где, потому что в жопе у негра я не был. Проебали баню, она уже успела достаточно подостыть. А хули нам кабанам. Топим по новой. Качегарим, что пиздец, какими-то досками, на которые нам указал Владимир Влупердяев.

Кто что торлько не делает. Кто спит, кто тусит. Я сижу и туплю в костер. Может водки? Да нет, не стоит. А вот пивка – в самый раз. Заходим с Анькой-Поганкой в баню. Жара. Сходу покрываемся потом. В предбаннике мало места и темно, мои таны и удостоверение летят в таз с водой. Штаны – спасены, высохнут, а ксива журанлиста идет па пизде. Потому что я забываю ее спешно вытащить и она плавает там до утра.

Баня создана для того чтобы мыться, а не для чего-то другого. Но попытатся можно. Хорошо, чувствтительность кожи и кончиков пальцев – повышена. Странная трава, однако. Отбиваю себе колени и колени. На губах – соль. Пот заливает глаза.

Все уже завалились спать. Пытаемся с Анькой найти свободное место – хуй там, все занято. Просим у тестя Владимира подушки, он дает их, указывает на баню и оттопыривает большие пальцы на обеих руках. Типа – так держать. А хули – держим.

Но места в бане мало.

С Утра – никакова похмелья, только рожа помята. Факт. Свежее пивко, сигареты, по водочке. Последний шашл чуть не вырываем друг у друга из рук. ПХ, катается на дестком трех-калесном велике. Монстр.
Сборы какие-то долгие. Пора зайти в кафешку и провожать не местных.
Пол-батла литрового водовки так и не допили. Приканчиваем по быстрому в троих. У киоска, закусывая мороженным.

Меня начинает по тихому равзозить. Это уже не трава, алкаголь. В кабаке «Метелица» заказываем жрач. Идет обычный пиздешь за контр-культур и гусарство. Владимр покупает официантке букеты цветов и грозица отпиздить хача-посетителя, который этой тетке окупает цветы.
Поддав пивка, я начинаю отжигать под музыку. Свои шаманские танцы. Нижний брейк под хмелком, чуть не сел на шпагат, отбил все колени. Брекфест снимает меня на камеру.

- Ахуительено! – ору я. Падаю на пол. Лежу. Холодныйе плитки, дико приятно. Меня утаскивают за стол, так как лежать посреди кафе и пускать мыльные пузыри из глотки – это как-о не коильфо. Поддаю пифка и болтаю о чем-то с Юлькой. Потом начинаю орать на весь зал:
- Мы же – ангелы!!! Нам все можно! – еще глоток водки и я в ахуе и в ауте. Проябываю момент, когда прямо в зале кафе народ раскуривает очередной косяк. Пока я пребываю в стотоянии палстилина, девчонки пытаюца меня накрасить. Тото пытается им помешать, но – безуспешно, я вяло бормочу:
- да пусть расписывают, мне – по хую…

Меня отмывает Истоп. Слега трезвею, но прихожу в себя только на подьезде к дому Влупердяева. Все остальные куда-то уехали. Остались только Владимир, я и Тото. Я помню мы их провожали, но когда – как отрезало. Но что проважали – точно. И это успокаивает.
Я уже гатов снова накаичваца пивком. Берем с собой сиьки четыре дешевого пойла «Бегбир». 4, 2 градуса спирта.

Ржом, встукаем в Удафф. Владимир громогласасно читает свои скоцкие стихи, Жжжот, кароче. Мы – ржом. Потом приходит идея, сходить в кафе и пожрать.
Хорошо что в летнике немноголюдно. Заказываем шашлы, картошку фри и пифко. Громко над чем-то ржом. Охранник - насторожен, но мы – так добры и улыбчивы, что он успокаивается. Вроде бы.
Строим всякие фразы, от которых нас прет все сильнее. Этакий словестный ананизм.
- Для меня… себя нет! Ик…
гы-гы-гы-гы
еще глоток пифка.
Мое внимание привлекает компания молодежи. Какие-то парниши и девчонки, лет по 16-17. Направляюсь к их столу и начинаю читать стехи.
- А хотиет я вам стехи почитаю? Не хотите? А я все таки почитаю!...
После сеанса читки ребятки чуть прихуевают.
И кто-то, толи Тото, Толи Владимир, выдает вразу:
- ну, нет, вы тут грустите, а я то – причем?
Вся наша компания срывается в ржач. Охранник тоже лыбица. Компания съябывает. Тото бешено записывает эту фразу на клочок бумаги. Для будущих поколений.

Я пиан. Швыряю зажигалку в потолок летнего кафе, потому что – лишняя. Чуть не попадаю в лампу. Кормлю бездомную собаку картошкой с руки, обзывая ее ебливой сукой.
- Это вообще-то – кобель, - замечает охранрик.
- А мне по хую, - отрыгивая я.

Дома у Владимира Влупердяева на автомате допиваем пиво. Бесконечно, одну за другой – сигареты. Должно быть снова напирает трава, так как сиги, удлиняются визуально, и я курю их до тех пор, пока огонек не обозжет фаланги пальцев.
В дымном кумаре проваливаюст спать, ведь завтра – на работу.
Утром никуда не охота, поэтому допиваю пиво. Сто пудов опоздаю, скажу – простыл.

- Ну, главное, чтобы у тебя на работе проблем не было, я не хочу, чтобы из-за меня тебя уволили, - предупреждает Влупердяев.
- Не ссы, бро, уволят, пойду к тебе штукатуром в бригады – допиваю я пиво.

И отчаливаю. Пол-двенадцаттого. Офис. Начинается новый день. Похмелья нет, вернее есть, но он – ровное и гудящее. Голова не болит, однако все тело выгибает трясет и колбасит. Выжил. Отжог. Всем – респекты.


Теги:





1


Комментарии

#0 11:43  18-08-2004Сэмо    
http://www.e1.r u/fun/photo/vie w_album.php?id= 409

пароль hui

- фоты с тусы

#1 11:45  18-08-2004Сэмо    
ftp://pdnk:

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [0] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [19] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....