Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Прежде чем никогда

Прежде чем никогда

Автор: Чхеидзе Заза
   [ принято к публикации 13:39  01-06-2012 | Шырвинтъ | Просмотров: 901]
Когда новоприбывшего в воинскую часть №(…) Ленинградского военного округа, рядового Лохума Беспантыева попросили подтвердить данные о его гражданской специальности «компрессорщика отбойного молотка», он почувствовал себя и гордым и задетым за живое одновременно. Ни слова не говоря, стоял он перед капитаном кадровиком, с грустными, туманными, отдающими черным перламутром глазами.
Потом малосольным салагой, его приставили к натасканному в деле, дослуживающему последние недели сибиряку, для труда в кочегарной. Незнание языка не стало помехой для закидки угля в топку, а также, плетения аксельбанта, резки шеврона, загиба погон и выточки надфилем латунных буков СА, с целью благоукрасить парадную форму дембеля.
В те редкие дни, когда он высовывался из своей морилы, за одичалый внешний вид его обязательно останавливал какой-нибудь офицер, приказывая подстричься в ближайшие полчаса. Стригся он сам на сам, а за докладом о выполнении приказания обычно следовали бранные тирады:
- Кто же тебя ебть сзади так обкорнал?! Да ты поверни кумпол и посмотри…
За время службы, в коробе его головы сколотилась куча непонятых фраз: «Извилка дорог», «Селедка под шубой» или «Ладонь ко лбу — увидел, торцом к уху — услышал, ко рту приложил –доложил…». По причине непонимания сему подобного, Лохум эмоционально перенапрягался, отчего во сне сильно потел и потому сползал с обитого дерматином топчана, но на копченой коже ссадин было не видно. Даже дневной паек ему приносили на место. Поэтому изучил он всего- то полста русских слов, хотя понимать приказы он со временем кое- как научился. Дослужив до декабря девяностого, вспомнил Лохум, что вскоре и его уже ждала дембельская дорога.
Отдав свой воинский долг, и сказав особисту ата, уехал парень в родной Ашт целым ефрейтором. Но даже в воинской части жизнь была интереснее. Потому выменял он древний дедовский Коран на Американскую визу и ушел без шума.
Года тревог, года растерянностей… Немало странных профессий перепробовал он по всему миру. Общение с разными людьми стало доставлять ему радость. Поэтому всегда и везде, где он пребывал, стремился поскорее устроиться на службу в местах многолюдных — типа гостиниц или увеселительных заведений.
Через некоторое время, после прибытия в Соединенные Штаты, на чердаке Мемфисского отеля, Лохум устроил птичницу, где разводил хаки-кемпбельских уток и каждое утро, организовывал церемониальное шествие птиц по отелю, — от самого верхнего пятого этажа до пруда во дворе.
На постоялых дворах Индии, его работа заключалась в том, чтобы отгонять многочисленных обезьян от находящихся за трапезой туристов.
На одном из Виргинских островов, он занимал должность инженера по «антиореховой» технике безопасности — с длинным, брезентовым сачком в руках, следил за тем, чтобы падающие с деревьев кокосы не разбили голову постояльцам прибрежных кафе.
Работал Лохум даже «запаховедом», в занимающейся производством дезодорантов Черногорской компании. Там, его обязанностью было нанесение дезодоранта на тело участвующих в эксперименте отдыхающих и в течение дня отслеживание того, как запах пота перебивает аромат антиперспиранта. Но обанкротившийся хозяин фирмы вколотил ему фальшивые евро и в результате, он потянул такого локшА, что едва собрал сумму на авиабилет до Санкт-Петербурга.
Захотелось ему осесть в северной столице, чтоб не только построить мечеть о трех минаретах, но и организовать перевод на таджикский язык книг Пелевина и Стругацких… Для этого он, прежде всего, должен был сам научиться грамотно петрить на местном наречии.
Не забывал он и назидание деда, тайного молы Тюфты ибн Беспонты, который родился с четырмя клыками и знанием персидского языка, что никому не будет дано понимание того смысла, к которому человек еще не готов. При поиске наставника, который бы ввел его в высшие тайны предмета, Лохум не страшился трудностей, ибо встретил он в городе, – и весьма торжествовал по этому поводу, – великолепную терпимость людей к приезжим. Терпимость эта, однако, способствовала досадному распространению, ходивших соболем преступных лиц кавказской национальности и прочих силодеров, чьи отвратительные наскоки не однажды доводили его до горючей слезы.
Будучи уверенным, что мысль материальна, Лохум стал делать динамические медитации, произнося особые мантры, которым обучил его в свое время, живший под Брно, некий предсказатель Виталик — единомышленник и близкий друг тех самых Абая и Мирзабая, что проходили по делу убийства артиста Талгата Нигматулина.
Давала знать о себе и проблема с жильем. За выходившую прямо на лестницу, грязную и тесную как вагонное купе Лиговскую квартиру, куда никогда не заглядывало солнце, платили 200 долларов в месяц на четверых. По причине обычного просачивания пара из батареи, обои давно отклеились, обнажив дореволюционные газеты «Нижне-Кубанский казачий отдел» и рекламные афиши «От Богородского хутора». Окна были наглухо забиты и заклеены скотчем. В помещении кишмя кишели тараканы, и часто, жертвами его бытового утюга были мелькавшие на стене, безвестные для самого аллаха клопы.
После девяти с половиной месяцев бесплодных поисков русского гуру, в один прекрасный, солнечный день, прогуливаясь по мосту им. Лейтенанта Шмидта повстречал он пожилого мужчину, в очках на роговой оправе, державшего руку в шкарняке белоснежных брюк и читающего на ходу журнал «Уральские нивы».
Сравнявшись с Лохумом, он вдруг притормозил, к чему -то принюхался, и блуждающим взглядом осмотрелся вокруг напевая под нос:
-Свое дело сделав, Алексей Ефремов, ищет виноделов,
Если подоспеет, вдруг какое чЕло — жеваная тема,
Здорово подонки, здорово ублюдки…
Потом он прикурил БЛК от «крикета» из протянутой руки Лохума и сказал:
- Тебя что оправдали старина? А ведь я должен тебе полсотни зеленых!
Несмотря на удивленное лицо азиата, мужчина вдруг достал из кармана бумажник.
- Ты, разумеется, думаешь, что я забыл! — Бодро продолжил он.- Никак нет! Я не забываю своих долгов!
Незнакомец порылся в бумажнике и вывернул его на¬изнанку.
- Увы! Полтинник всего, — продолжил он вздохнувши.- Ни один лапотник не может быть более дыряв, чем мой. Вот сам убедись...
Потом выяснилось, что мужчина обознался, так как оказывается, внешность Лохума имела сходство с находящимся в розыске грузинским вором — городушником Иасоном Mургулия…
В последнее время в городе были частые рейды, поэтому ищущему кладезь премудрости гастрабайтеру и так приходилось избегать пасечников в форме ОМОН. Конечно же и он был не прочь стащить при покупке в супермаркете, пару пачек сигарет, или плоскую чекушку спиртного, но чтоб дурмовое из кармана покупателя, никогда.
Ровно через двадцать минут, Лохум и нисколько не бегающий водки солидный мужчина сидели в близлежащем кафе. Представился он священнослужителем, сложившим с себя обязанности Митрополита островов Онежской губы и профессором медицины, Алексеем Сильвестровичем Ефремовым.
Закусывавший исключительно жареными цыплятами Алексей Сильвестрович явно клонил к тому, что именно Русский язык является ключом истинных плодов знания, обретающим все большее и большее значение в тот век, что сейчас начинается. Высказывал, что книгу Достоевского нужно читать дважды, — до того как читатель моложе, а потом старше одного из героев по фамилии Свидригайлов. И что это единственный язык, содержащий проникнутое бесстрашием слово (КОНТРВСПЗДНУТЬ), где один за другим чередуются целых девять согласных букв. Изъяснял он, что информация есть предтеча смелости, количество которой в мире постоянно, но неравномерно распределяемо между всеми живыми существами. А безвестность и страх, после изгнания человека из рая, схожи с коллективной гардеробной, из которой извлекаются разнообразные одежды, ибо люди узрели свою наготу перед лицом вселенского хаоса. Принялся он также тщательно расспрашивать Лохума, собирая гору разных сведений о его прошлой жизни.
Порядочность и ненадменный слог Алексея Сильвестровича подталкивали Лохума как к нехоженым в человеческое ухо вопросам, так и раскупорке все новых банок. Рассказал он Владыке, как дедушка мола водил его в Душанбинский цирк, на представление Игоря Кио, где еще до антракта мужчины в черных костюмах вежливо попросили их тихонько покинуть зал, объяснив это тем, что старик мешает выходу из гипнотического транса, уже полчаса прыгавшего на арене как кенгуру, зрителя добровольца. И о том, как хохотал предок, в чайхане Юсуфа, выпив на компенсированную в пятикратном размере сумму билетов, арак с кумысом.
После этой части беседы, Алексей Сильвестрович убедил Лохума подарить ему виднеющуюся из под рубахи, совсем новую балтийскую тельняшку, презентовав ему в свою очередь визитку с указанием адреса и телефона рабочего кабинета.
Конец 1-ой части



Теги:





-1


Комментарии

#0 21:02  01-06-2012Ирма    
Добротненько
#1 22:19  01-06-2012херр Римас    
Ну чо, с рубрекой тя Дорогой!
Текст подан хорошо, с самых первых буков вазникает интерес читать далее.
Жду вторую часть.Еще раз паздравляю!
#2 23:46  01-06-2012Анатолий Пердунок    
чо то нипонятно ничего
#3 03:28  02-06-2012Чёрный Куб.    
Заза-архив, чем дальше — тем интереснее.
#4 06:29  02-06-2012    
хз, мне как-то совсем не пошло.Слог такой вязкий. Все эти «ибо», «сего», обилие громоздких имен и терминов, типа «хаки-кемпбельских уток», россыпь лишних запятых. Все это мешало воспринимать текст.
#5 11:42  02-06-2012Дмитрий Перов    
плюсану и соглашусь в общем с Рабиновичем.
Прочитал первый и второй абзацы только. Громоздко как-то и нелегко ложится. Имхо, конечно. Автор, позже непременно вернусь и попытаюсь прочесть. Там и каммент оставлю. Ну.
А с рубрикой, да, поздравляю.
#6 12:00  02-06-2012Sparky-Uno*    
Не люблю в текстах вычурно-юродивые фамилии. Выглядят они выпукло  и мешают верить в суть происходящего.
#7 13:16  02-06-2012[B_O_T]anik    
Нормально
#8 13:56  02-06-2012Чхеидзе Заза    
Римантасс – Я пасу когда Ширвинд на вахте, у него рука хоть и тяжелая но мне прет. Постараюсь не облажаться.
SPARKY- хотя фамилия может сказать о герое больше, чем 2 литра Сивухи, в данном случае соглашусь. Я прошлое воскресить… Когда был курсантом в Минском авиаучилище, там в моей роте был один взрослый крутой хохмач из Мары –Игорь Губарев, который азиатов некоторых всеремя звал Ибн беспонтовый. И все же не откажусь привлекать к ролям Мерцхалов Мерцхаловых, Канатов, Мантузов, Жигули и т.д.
Rabinovich – ( понял )я тоже курей предпочитаю… утки, гуси, бррр… а индюка нужно на пару готовить, долго и нудно, а то как солома получается…
Ч.К. –Понимаешь же, мрет много бывалых людей. Целые энциклопедии уходят.
Всем поклон, спасибо бесценные…
#9 14:07  02-06-2012Sgt.Pecker    
2 литра сивухи мда
#10 19:10  02-06-2012дервиш махмуд    
так то неплохо.запутался в запятых.
и вот тут:
«Ни слова не говоря, стоял он перед капитаном кадровиком, с грустными, туманными, отдающими черным перламутром глазами.»
у кого были грустные глаза можно понять двояко.

про Талгата Нигматуллина зато есть.
#11 23:22  02-06-2012Чхеидзе Заза    
дервиш -да! так одна запятая может исказить действительность.
#12 17:18  02-07-2012Шева    
И название хорошее.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [72] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....