Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Как правильно взорвать

Как правильно взорвать

Автор: Ким-Де-Форм
   [ принято к публикации 12:02  09-06-2012 | Шырвинтъ | Просмотров: 511]




Когда в воздухе запахло кровью, я решил взорвать «Дом-2».
Всё началось в январе. Я зашёл в лифт, нажал кнопку «8» — номер своего этажа, и тут в кабину ко мне забежали две девушки и один парень.
- …тогда я подтяну соседку, и мы с нею понесём плакат «Долой самодержавие!», — болтала одна из девушек. У неё в руках был пакет, в котором лежали рулоны обоев и три упаковки гуаши, — их цветные этикетки просвечивали сквозь полиэтиленовую плёнку.
Предложение было встречено согласием. Парень добавил:
- Тогда Верка сделает «Власть Прохорову», а я создам встречу в соц-сетях.
- Не получится. Все встречи на митинги закрыли. Приказ самодержавного. Говорят, Дуров оставил после себя гору кирпичей в Кремле.
Они разом засмеялись, но тут же резко притихли, как по команде, словно я только сейчас появился в лифте.
- Может, это… зря мы тут распинаемся? Вдруг с нами едет корреспондент «Комсомольской Правды»? – робко заметила вторая девушка.
- Ну и что, пускай знает! Пускай все знают! – бросила вызов та, что держала в руках пакет. – Вся страна!


Я хмыкнул, пробормотал что-то невразумительное и выскользнул из кабины в открывшиеся двери: как раз был мой этаж.
Именно из этой короткой и, вроде бы, незначительной истории, вырос тот снежный ком ненависти, который, при своих всё более увеличивающихся размерах, грозил в ближайшее время взбесить всех тараканов у меня в голове.
Мне не хотелось смеяться, не хотелось никому ничего доказывать, не хотелось устраивать митинги или поджигать стены Кремля. Я просто захотел взорвать «Дом-2».
Прямо в тот момент – когда выходил из лифта.
Разве не это мечта сознательного гражданина — хоть раз в жизни сделать что-то для своей страны?
Я всегда ненавидел телевидение. Журналистов, которые нихрена не понимали в происходящих событиях, но чесали языками так, что все им верили. Псевдоновости: рождение тигрят в зоопарке, соревнования по броскам клавиатур. Передачи с накрашенными пидарами-ведущими. Манерность, пустоглазые улыбочки, гламурная тусовка безголосых звёзд… Мой способ борьбы с этим говном был прост — я нажимал большую красную кнопку на пульте и посылал подальше мир по ту сторону экрана.
Но программы приходили и уходили, рекламные ролики менялись, старые песни забывались, а этот… сраный «Дом-2» оставался на месте, словно огромный гранитный крест посередине гниющего деревянного кладбища. Я получил золотую медаль в школе, закончил институт, сменил три места работы и шесть девушек, но эта ежедневная фабрика по производству самого дурнопахнущего дерьма прочно сидела в эфирной сетке, словно насмехаясь над пролетающими мимо переменами.
С каждым днём мой негатив к телепроекту рос с впечатляющей скоростью: сначала превратился в неприязнь, затем в нескрываемую злобу, и, наконец – в открытую ненависть.
И вот – меня всё достало: я бросил работу, разорвал все отношения в личной жизни и теперь каждый день проводил дома, тратя небольшой запас скопленных для ипотеки денег на жратву и интернет, превращая свою ненависть в религию.
Сомнений не было – именно «Дом-2» виноват во всём. Именно из-за него мне так и не попалась нормальная девушка, с которой я смог бы связать своё будущее. Кругом были суки, среди которых ни у одной не получалось приготовить для меня хотя бы самую простейшую яичницу или постирать носки так, чтобы они потом не воняли. Все мои женщины жрали, гадили, бухали, красили ногти лаком и упирались своими коровьими мордами в экран телека, слизывая оттуда испражнения своих любимых «домочадцев».
Ничего хорошего из этого не вышло, как вы уже поняли.
А когда люди повсюду заговорили на легкоузнаваемом скотском жаргоне «Дома-2», до меня вдруг дошло – это конец света. Самый настоящий конец света: с рушащимся небом и дохнущей в пожарах нацией.
Поэтому я и бросил работу – не смог больше слушать бесконечный словесный понос своих коллег: кто с кем спал, кто кого на чём подловил, кто кого на что поставил. Фитнесс, женские ноги, кружевное нижнее бельё, дорогие машины, презервативы… меня мутило от всех этих тем.
Потребовалось не так уж много времени, чтобы созреть и составить план действий.

1.

Сначала я купил шестнадцать гранат.
Сделать это было очень просто, гораздо проще, чем мне казалось.
Я ввёл в поисковик Гугла запрос: «Москва, куплю боевые гранаты». Через пару секунд, поразмышляв, добавил – «недорого». Конечно, ничего подобного никто не предлагал, но, покопавшись в ссылках и комментариях, я нашёл контакты абсолютно честной охотничьей организации, готовой продать мне не только списанные когда-то лимонки, но и любое другое вооружение – от автоматов Калашникова до портативных ядерных боеголовок. Механизм покупки был очень прост: компания выдавала вместе с гранатами паспорт деактивации – дескать, это нерабочий экземпляр для коллекционеров.
Любой закон можно обойти, просто нужно знать тропы.
Так я заказал шестнадцать Ф1, а к ним вдобавок обоюдоострый (а, следовательно, запрещённый на территории страны) кинжал из дамасской стали производства фирмы Бёкер.
Для того чтобы оформить покупку, мне требовались какие-то документы. Я говорю «какие-то» потому, что даже одним глазом не посмотрел на список этих документов. Я просто сделал заказ, подтвердил его по телефону взволнованному менеджеру и сказал, что у меня есть все необходимые бумаги. Затем налил себе кофейку, сел в кресло и стал ждать курьера.
Через пару часов в мою дверь позвонили. На пороге стоял двадцатилетний парнишка с бегающими глазками и с крайне раздражающей серьгой в правом ухе.
Перед его ногами лежали небольшие картонные коробки без опознавательных знаков.
Я жестом приказал занести их внутрь. Когда курьер сделал это, я достал из заднего кармана джинсов тугой денежный пресс. Всё время, пока я ждал курьера, этот пресс с непривычки мешал мне сидеть в кресле, но мне хотелось расплатиться за покупку именно так – небрежно достав деньги из заднего кармана.
Глаза курьера загорелись.
- Осталась последняя формальность… касательно документов, — начал он.
- Понимаю. У меня их нет, — ответил я.
Курьер оторопело посмотрел на меня.
На деньги.
Потом снова на меня.
- Это хорошая продажа. Большая. Подумай.
Я был совершенно спокоен. Ну чего мне волноваться и переживать? Я знал, что курьер заберёт мои деньги и никому не скажет об этом правонарушении. Ко мне не приедут менты, не нагрянет ФСБ, и не постучатся люди в чёрном.
В конце концов: я живу в стране, где есть «Дом-2» — эта ублюдочная передача, давным-давно разъевшая мозги нынешнему поколению. Такие пареньки с серёжками в ухе готовы за круглую сумму продать даже свою собственную кожу, самостоятельно освежевав тело.
Курьер почесал затылок. Его долбанная серьга выводила меня из себя, мне хотелось выдернуть это кольцо у него из уха, разрезать ему горло, засунуть металл поглубже в рану, зашить порез и в таком виде выпнуть из дома.
Однако я сдержался.
- Но… так не положено… по закону…
- Да, я знаю, — я потряс перед его глазами купюрами. – Так ты возьмёшь деньги или поедешь назад с коробками? Они, наверное, тяжёлые…
Парень бросил беглый взгляд на коробки, лежащие гораздо ближе ко мне, чем к нему.
- Ну-у-у… если я на обратном пути заскочу домой и распечатаю образец бланка на хранение… — он собирался было рассказать мне подробности какой-то невероятно увлекательной бюрократической операции, но я тут же его прервал:
- Вот и хорошо!
Через секунду курьер был уже за порогом. Видя, что я вот-вот закрою дверь, парень осмелел, и попытался срубить с меня больше денег:
- А за… дополнительную доставку?
- То есть?! Там ВСЁ лежит.
- Ну-у-у… я в смысле… ну я же, как бы… мы же это… мы же теперь друзья?
Он буквально выдавил из себя улыбку.
- Друзья? Не думаю. Ты курьер, а я клиент.
И я с удовольствием захлопнул дверь перед его носом.
Мне не терпелось распаковать Бёкер и всадить его в экран своего телевизора.

2.

И вот она появилась. Слегка полноватая девушка с пухлыми ножками и пингвиньей походкой. На ней была просторная юбка и аккуратная серая кофточка, скрывающая истинный размер талии девушки от мужского взгляда.
Её звали Маша, и она работала секретарём, разбирающим почту в проекте «Дом-2».
Я ждал её в новеньком пиджачке, идеально отутюженных брючках и с букетом цветов. Мои щёки были гладко выбриты, а волосы зачёсаны назад.
Увидев такого ИДЕАЛЬНОГО кавалера, девушка сразу же растаяла. На её лице отражались пробегавшие в голове мысли: эх, красавец-мужчина, ждёт её с цветами, ЕЁ — толстую тридцатилетнюю корову. Принц на белом мерседесе. Рыцарь с яйцами, полными спермы, которая даст жизнь новому счастливому потомству в городском муравейнике.
Мне показалось, что, когда официант принёс дорогое вино, она украдкой посмотрела на свой безымянный палец, примеряя на него будущее супружеское кольцо.
Я познакомился с Машей через «Одноклассников». Для реализации задуманного плана нужен был человек, который смог бы обрисовать то, с чем мне предстоит столкнуться в Стране Дьявола. Поэтому на скромную девушку Машу откуда ни возьмись внезапно свалился красавец по имени Андрей, вроде бы директор известной в городе компьютерной сети. Я добавил в друзья к фальшивому Андрею херову кучу ботов, моментально засравших стену, сымитировав живое общение, а так же сделал несколько фотографий, на которых Андрей во всей красе демонстрировал свои богатство и влияние.
Когда нам принесли меню, и я заглянул туда, то с грустью про себя отметил, что в этом ресторане мне предстоит оставить сумму, сравнимую со стоимостью шестнадцати лимонок и Бёкера в придачу.
Цены были нереально высокими, зато атмосфера – до тошноты романтичной.
Мне не пришлось напрягаться по поводу расспросов о «Доме-2», через пару бутылок Маша сама начала выкладывать подробности своей работы.
Как это часто бывает, всё началось с жалоб:
- Андрюша, как же мне это надоело… каждый день… два мешка писем, два мешка, а я одна… и всё разбирать, просматривать.
- Поклонники… как же…
- Они, эти поклонники, знаешь… ненормальные какие-то. Льют слёзы, просят взять их на проект, или наоборот – угрожать начинают. Как-то было письмо — целых пять страниц, и на всех матерщина. Такие я сразу в корзину. Ещё маленькие девочки рисунки присылают – Собчак с сиськами, — Маша хихикнула и изобразила смущение, прикрыв ладонью губы.
Эта сука ещё и леди из себя строит!
Её мне тоже хотелось убить. Выпотрошить новеньким кинжалом и кинуть на столик брюхом вниз, так, чтобы кровь вытекала из раны, пропитывала собою скатерть и капала на пол. С кружевных рюшечек.
- Наверное, тяжело им так, — я разыгрывал сочувствие.
- О-о-о, им достаточно платят.
- Платят? Им ещё и платят? – мой голос в изумлении повысился, но Маша была слишком пьяна, чтобы почувствовать с моей стороны настойчивый интерес к этой теме.
- Хах, пла-а-атят, да ещё какие деньги! Четыреста баксов в день!
- Четыреста баксов в день?! – моему удивлению не было предела.
Ничего себе, фабрика дерьма!
Да за такие деньги…
- Да за такие деньги я бы и сама в «Доме-2» каждый день устраивала скандалы и все эти… перипетии… — поймала меня на мысли Маша.
Дальше она рассказала мне про забор с колючей проволокой вокруг территории «Дома-2». И об охране, круглосуточно дежурящей вокруг огороженной зоны. Оказалось, что участников проекта защищали не только от лезущих изо всех щелей поклонников, но и от психопатов, пытающихся прикончить хоть кого-нибудь, кто связан с «Домом-2».
В апреле прошлого года был примечательный случай: один новокузнецкий наркоша по имени Сергей Ляпин разворошил этот муравейник: тридцать восемь лет — а туда же, на проект. Постоянно пытался прорваться через забор.
Как-то раз его избили охранники, а он через несколько дней вернулся назад, отомстить, взяв с собой два рюкзака с взрывчаткой. Один повесил на забор, а второй закинул во двор. Тот, что висел на заборе, при взрыве оторвал кисть одному из охранников (он хотел снять его), а второй, слава богу, благополучно разминировали.
- В тот день мы на ушах стояли, — рассказывала Маша. – Такие дела кругом вертелись. Звонки-звонки, откуда-то люди узнали про этот взрыв. Но-о-о… передача вышла так же, как и обычно. Я даже помню её начало, представь себе! Сейчас, сейчас, подожди… как же там начиналось-то?.. а, вот: «Ольга и Маргарита сегодня довели друг друга до слез. Почему девочкам никак не удается договориться? Элина продолжает убеждать Алексея, что он ее не любит и быть с ней не хочет. Удастся ли девушке это сделать? А Венцеслав и Катя снова подрались. Кому-нибудь интересно — почему?»
С тех пор охрану усилили, и любой случайный или неслучайный прохожий, попавший в её поле зрения, быстро и бесшумно выпроваживался подальше. Вроде бы недавно на территории «Дома-2» поставили даже вышку со снайпером, но эта информация была на уровне слухов, и Маша за неё не ручалась.
Эта история парализовала меня.
Теперь я видел, что осуществить мои планы будет не так-то просто – и всё из-за дегродов-дилетантов, неправильно пытавшихся взорвать «Дом-2». Мои шестнадцать гранат могли оказаться отсыревшими китайскими петардами против вооружённой до зубов обученной охраны.
Чтобы оценить расстановку сил, мне нужна вылазка к лагерю врага. И больше оружия. Если там есть вышка со снайпером, то мне понадобится много чего. Автомат, динамит, напалм, самонаводящиеся ракеты, и ещё — херова куча денег чтобы купить всё это.
Я обречённо хмыкнул себе под нос.
Вино было выпито, салаты съедены, и романтический ужин подошёл к концу.
Маша предложила поехать ко мне. Я поморщился, представив, что мне придётся трахать эту корову, лизать ей между ног и теребить ей груди. Не-е-ет, к чёрту! Я разыграл джентльмена, отрицающего идею перепихона на первом свидании. Смешнее некуда: Маша недвусмысленно намекала на своё желание засунуть в себя поглубже мой хер, а я притворялся девственным дебилом.
Кое-как мне удалось посадить её в такси и отправить домой.
Нужно было многое обдумать.

3.

Мне не пришлось долго ехать. Всего лишь двадцать километров по Новорижскому шоссе.
«Дом-2» находился рядом с деревней Лешково.
Я залез на одно из росших неподалёку от зоны врага деревьев и стал наблюдать через новенький бинокль за Страной Дьявола.
Никаких вышек со снайперами не было – это радовало. А вот патрули были частыми – через каждые полчаса я видел неторопливо прохаживающихся вдоль забора охранников. Я не разглядел у них оружия, но, возможно, оно всё-таки было.
Это зрелище, конечно, впечатляло, однако больше всего меня удивили надписи на длинном, словно бесконечном, заборе. Здесь было всё: от телефонных номеров с сердечками и просьбами об участии в проекте до самых крепких ругательств и угроз в сторону конкретных людей. Я видел безумие, творившееся вокруг этой… фабрики. Видел национальную идею уничтожения раскинувшегося перед моими глазами гадюшника и видел неуклюжие попытки вылизать задницы руководителям проекта, исходящие от сумасшедших фанатов.
Символично…
В этих тяжёлых раздумьях до меня долетел голос снизу:
- А ну слязай, паршивец.
Я в испуге чуть не упал.
Что за…
Кто это?
На земле под деревом стоял дед, на вид лет семидесяти, в ушанке, старой рваной куртке и с дробовиком наперевес.
- Слязай говорю! Развелося тута вас, пидарасов.
- Э, дед, успокойся, — начал я. – Я же просто… я просто…
- И лезут, и лезут! Што мухе на говно! Што одне, што другия! Житья не дают. Иди вон отседова, со шприцами своиме…
- Да нет у меня шприцов никаких… нормальный я.
- Был ба нормальный – не полез ба сюды…
Против железной логики старика мне нечего было возразить. Я спустился, отряхнулся, спрятал бинокль в сумку на бедре и потопал к оставленной неподалёку машине.
- Ну вот зачем ты сюда залез, а? – не унимался дед.
Хорошо ему, у него дробовик, с оружием в руках можно философию разводить.
Но убивать деда мне совсем не хотелось. Всё-таки старый человек, к тому же в чём-то он был прав – я и правда ненормальный.
Только ненормальные желают изменить ход истории.
- Да вот… взорвать этот гадюшник хочу, — внезапно искренне вырвалось у меня.
Может, поймёт. Он же из старшего поколения.
- Хах, — ухмыльнулся дед. – Кто жа не хочет-та? Но раз смотрим в тиливизире-то, значет, саме виноваты…
- Ага. А что поделаешь?
- А ничего! – внезапно огрызнулся старик. – Шёл ба работать! Бабу ба завёл, ребятню, — и откуда он вычислил, что я холост? – А то – туда же – взорвать-взорвать… Я б тожа взорвал, ну а кто кормить детишак станет, а? А так оне мне денюшку зелёную, а я и довольный.
Вот оно что.
А я-то всё вопросом задавался – какая нелёгкая вынесла его в лес, да ещё и с ружьём? А он, оказывается, Павликом Морозовым подрабатывает, Дедом Мазаем на службе у фабрики по производству заячьих консервов.
Я дошёл до машины и сел за руль. Дед на прощанье грозно потряс дробовиком и утопал в лес.
Вроде всё обошлось, но у меня на душе было тяжело как никогда.
Старик прав.
Я тоже попал в потерянное поколение. Мне не нужна была работа. Не нужны были женщины.
Я хотел только одного: увидеть, как вокруг взрываются и горят постройки «Дома-2». Я хотел кружиться в огненном танце по площадке телепроекта, как Шива-Разрушитель, возвещающий конец старому миру, сотканному из грязи и разврата. Танцевать, кричать и грациозно переступать через окровавленные куски тел: головы, руки, ноги, выпотрошенные внутренности и переломанные рёбра.
Что по сравнению с этим никчёмная жизнь офисного трутня, раз за разом оплодотворяющего копошащийся улей?
Я хотел бы устроить апокалипсис уже сегодня, но у меня не хватает на это денег.
Последние сбережения потрачены на бинокль.
Я знал – люди уже несут по улицам транспаранты и кричат в рупоры. Воздух превратился в солёную кровь.
Нужно что-то делать, и срочно.
Когда я выехал на шоссе, до меня внезапно дошло, что дед, по идее, должен был бы отвести меня к охранникам. Но он позволил мне уехать.
Наверное, даже его прокуренные лёгкие смогли уловить перемены.
Вся страна ждёт, пока кто-нибудь ПРАВИЛЬНО взорвёт «Дом-2».

4.

На следующий день я попрощался со своей квартирой, загрузил гранаты в багажник, прицепил кинжал на пояс и приготовился вершить судьбу своей страны. Пускай меня убьют, разорвут, растопчут — я знал, что люди откинут в лужи свои жалкие бумажные опахала с корявыми надписями и бросятся ко мне, раскидывая гнилые останки сдохшего мира.
Скорее всего, у меня не получится пройти даже первые постройки, потому что взрывной эффект гранат, как я вычитал пару минут назад в Википедии, на самом деле немногим отличался от ударной волны детских хлопушек. Подумаешь – жалких пятьдесят метров железных осколков. Но… моя душа жаждала катарсиса прямо сегодня, сейчас. Мною овладело настолько сокрушающее желание сотворить новый мир, что ему невозможно было сопротивляться.
Я причесался, побрился, повязал на шею галстук, и тут…
Звонок на сотовый.
Маша.
Она сказала мне, чтобы я срочно приезжал к ней. Срочно. Без раздумий.
«Это очень важно для тебя… и меня…».
Я слышал всхлипывания на том конце трубки.
Нашли! Вычислили, козлы! Сдал дед с дробаном!
«Нет, нет, нет. Успокойся. Ты вооружён, а они не ждут от тебя сопротивления. Покажи им зубы! Покажи!»
Пусть это попахивало самоубийством, но я изменил свой первоначальный план. Будь что будет. Если там, у Маши, меня ждут омоновцы с дубинками… пускай. В конце концов, если они там, то рядом с «Домом-2», наверное, уже дежурят военные с танками.
Когда я подъехал к условленному месту встречи, на улицы опустилась ночь. Многоэтажка, куда мне нужно было зайти и подняться на шестнадцатый этаж (именно там жила Маша), тускло светилась оконными огоньками.
Я взял с собой всего одну лимонку. Достаточно. Так легче, незаметнее. Буду держать наготове, в кармане брюк.
Моя правая рука нервно подёргивалась рядом с Бёкером на бедре. Не думаю, что мне удастся лихо выхватить клинок до того, как омоновцы повяжут меня, но… так я чувствовал уверенность.
Лифт моментально закинул меня наверх. Я вышел в коридор, направился к нужной квартире и нажал на кнопку звонка. Почти сразу же дверь приоткрылась (на длину цепочки), показав мне заплаканную Машу. Она впустила меня к себе, утирая катящиеся слёзы, и как только я переступил через порог, что-то сбило меня с ног.
Я не удержался и куском мяса свалился на пол. Рёбра лимонки в кармане больно вдавились в моё бедро.
Дверь захлопнулась.
Я поднял глаза вверх и увидел того, кто ударил меня.
Нет, это не был омоновец. Рядом со мной стоял щуплый паренёк в обтягивающей голубой футболке, с волосами, уложенными на голове по последней моде. Узкие джинсы стесняли его движения, он явно не был проворнее меня, но из-за ноющей боли в ноге я даже и не думал сопротивляться.
Парень держал в руках пистолет Макарова, дуло которого настороженно отслеживало все мои движения.
- Дура!
- Сашенька, я не знала! Я не знала!
- Бизнесмена захотела, а? Чтоб денег много было! Да это ж лазутчик!
- Ну откуда ж я знала?! Прости меня! Я всё исправлю!
- Что ты исправишь, а, что?! Всё кончено! Слышишь, кончено! Все наши мечты превратились в дерьмо!
- Нет, нет, мы же подготовились! Теперь у нас есть всё! Взрывчатка нормальная, а не самопалы эти, которые Серёжка накрутил…
- Сержан просто обосрался, а ты… ты… Куда теперь, а? Куда? Кругом менты! Ты кинула меня! Кинула наше будущее! Диверсия? Ага, какая диверсия, за нами уже вертолёты летят, и машины едут. Дура! А он… он… — парень пытался найти подходящие слова. Наконец, нашёл. -Он знает моё имя! Ты сказала ему моё имя! Сука, я ненавижу тебя! Зачем ты появилась в моей жизни, зачем?!
- Сашенька, ну прости меня, хочешь, я на колени встану, умолять тебя буду, хочешь – ноги тебе поцелую, только не бросай меня, пожалуйста…
Я не верил своим ушам. Эти… «террористы»… тоже хотели взорвать «Дом-2». И, похоже, у них было припрятано неплохое оружие.
Вот только…
Только…
- Я доверял тебе, а ты меня подставила, насрала на меня, связалась с этим шпионом! Да кто ты после этого, корова?
- Я корова? Это ты баран! Нет чтобы самому всё сделать, послал Серёжку… а он же это… на игле всегда был… мы почти попались!
- Я всё рассчитал, не гони! Я понять не могу, как ты можешь так говорить после всех моих расчетов? Я реально по-умному сделал всё, решил вопросы, а что ты… что ты сделала? Ты ничего не сделала, ты просто побежала трахаться…
- Мы не трахались, не трахались…
- Трахаться ты побежала, тра-хать-ся! Хочешь, я это громче скажу, пусть все услышат, какая ты шлюха, променяла нормального пацана на этого своего Андрюшу-богатея. А ещё клялась, клялась, говорила – дело прежде всего, дело…
Это была последняя капля. Она переполнила мою чашу терпения, и я не выдержал. Настало время для красной кнопки пульта, пора покончить с этим бардаком, — я рванул кинжал из ножен и полосонул им террориста по руке. Удивительно, но это движение вышло у меня быстрым и красивым. Как в кинофильмах: эффектный выпад – вж-ж-жик – и отрезанная кисть с пистолетом валяется на полу.
Из руки террориста фонтанчиками забрызгала кровь, пропитывая ровный срез и падая на пол. Парень оторопело уставился на своё мясо и белеющую в нём кость. Его глаза помутнели, и он грохнулся в обморок.
Маша попыталась истерично завизжать, но из-за увиденной жуткой картины что-то повредилось в её горле, крик переломил какую-то перегородку, и вместо визга у неё вырвался едва слышный хрип. Кажется, в её глазах даже промелькнуло удивление: дескать, — а где же вопль героини, убегающей от маньяка?
Я хотел подобрать пистолет, но хватка сжавших его мёртвых пальцев была очень крепкой. Пришлось отрезать их по одному, надеясь на то, что какой-нибудь нерв в кисти не дёрнет курок пистолета.
Выстрел Макарова, подобный магическому заклинанию, призвал бы сюда всех ментов в округе.
Операция прошла отлично — отрезанные пальцы валялись на полу, и я уже собирался положить оружие к себе в карман, как вдруг вспомнил о позабытой в суматохе гранате.
Меня посетила отличная мысль.
- Маша, смотри внимательно, — сказал я.
Я взвалил на плечи тело незадачливого террориста и вынес его на балкон. Затем распахнул на улицу деревянное окошко. Девушка послушно наблюдала за моими действиями: паралич коснулся не только её горла, но и тела.
Я потрепал юношу по щёкам. Тот очнулся, и, словно сквозь сон, медленно зашевелился.
Как там учит «Википедия»? Распямить усик?
Вот, я достал гранату и потянул наверх то, что почему-то получило название «усик», хотя больше было похоже на дверную ручку для карликов. Так. Сделал.
А теперь потянем чеку.
Чека не выходила. Я подумал, что оружейный магазин надул меня, и это была всё-таки деактивированная граната. Но, через пару минут манипуляций с неподатливым металлическим кольцом по моим ушам вдруг хлестанул сухой выстрел. Зазвенели стёкла балкона. Полсекунды я ничего не мог понять, но потом сообразил, что это — звук выдернутой чеки.
Никаких изящных элегантных щелчков.
Ну и ну, кто бы знал…
Я дёрнул Машиного приятеля за челюсть и засунул ему в рот гранату. Внезапно до него дошло, ЧТО происходит. Парень замычал, из его глаз потекли слёзы. Он не мог раскрыть рот и выплюнуть лимонку — похоже, моей рукой были повреждены мышцы лица или кость.
Я резким рывком поднял его за ноги и скинул с балкона.
Он даже не пытался уцепиться за что-либо, да и как: правая рука была отрезана, а слабые пальцы левой не смогли бы удержать вес тела. Спустя секунду я услышал хлопок, а затем звуки ломающегося стекла и бетона. Ещё через секунду послышался глухой шлепок мяса об асфальт.
Великолепно!
Моё сердце лихорадочно стучало.
Да, я сделал это.
Сначала я хотел раскрыть свои карты, присоединиться к одинаково мыслящим со мною людям, но их разговоры между собой открыли мне глаза, обнажили правду: эти двое уже были поражены скотским вирусом «Дома-2». Ничего КАЧЕСТВЕННОГО с ними не получилось бы. Эти разговоры… как будто их глотки вылавливали радиоволны из воздуха и транслировали новые истории любви из «Дома-2».
Какая мерзость!
Я повернулся к Маше.
Нужно сделать всё очень быстро. У меня не так уж много времени, но я не могу уйти, не узнав у неё местонахождение запасов взрывчатки. Соседи этажами ниже наверняка вызвали мусоров – когда убедились, что в их окна не лезут грабители.
Надеюсь, смерть её друга была достаточно жуткой, чтобы вернуть ей назад дар речи.
Я покрутил перед Машиными глазами окровавленный Бёкер и улыбнулся.


Когда я зашёл в лифт, то внезапно наткнулся в нём на тех же людей, которые в прошлый раз подозревали меня в шпионаже на «Комсомольскую Правду». Они были удивлены нашей встрече не меньше.
Теперь они везли с собой готовые плакаты.
Наверное, митинг запланирован на завтра.
Они что-то хотели сказать мне, но на этот раз Я взял слово:
- Ничего не надо говорить, господа! Слышали звуки снаружи? Настал наш час, скоро всё измениться.
Они недоверчиво переглянулись.
- Мы слышали какие-то хлопки… это были выстрелы? – спросила одна из девушек.
- Ага. Я был ближе к этим хлопкам, и точно могу подтвердить – это были выстрелы.
Лифт неторопливо полз вниз.
Теперь дорога была в два раза длиннее: шестнадцать этажей вместо восьми.


Теги:





0


Комментарии

#0 17:17  09-06-2012Шырвинтъ    
пусть будет
#1 01:09  10-06-2012кольман    

У каждого поколения свой виноватый. У моего Чубайс.

#2 10:26  10-06-2012Fairy-tale    
точно, этот гадский дом-2 давно пора взорвать!!!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:03  08-12-2016
: [0] [Было дело]
Пашка Кукарцев уже давно зазывал меня в гости. Но я оброс жирком, обленился. Да и ехать в Сибирь мне было лень. Как представишь себе, что трое суток придется находиться в замкнутом пространстве с вахтовиками, орущими детьми и запахом свежезаваренных бич пакетов....
11:51  08-12-2016
: [0] [Было дело]
- А сейчас мы раздадим вам опросные листы с таблицей, где в пустых графах надо будет записать придуманные вами соответствующие вопросы, - сказал очкарик, - Это будет мини-тест, как вы усвоили материал. Времени на это даётся десять минут.
Тенгиз напрягся....
08:07  05-12-2016
: [102] [Было дело]
Где-то над нами всеми
Ржут прекрасные лошади.
В гривы вплетая сено,
Клевер взметая порошей.

Там, где на каждой ветке
В оптике лунной росы
Видно, как в строгой размете
Тикают наши часы.

Там, где озера краше
Там, где нет края небес....
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....