Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Графомания:: - 28 че 29 эм (на конкурс)

28 че 29 эм (на конкурс)

Автор: NikitaEPTE
   [ принято к публикации 00:58  31-07-2012 | Лидия Раевская | Просмотров: 357]
Взгляд бегло прочел смс пришедший ночью: xotela skazat” 4to jal” 4to mi ne vstretilis”, no ya dumau 4to mi yspeem! I spokoynoy tebe no4ki! Sladkix snov!
Приземленное чувство полета. Вроде бы летишь, но больно как будто упал. Волнение переполняет горло, но лицо не показывает признаков жизни. Сто раз, перекрутив в голове разговор. Набирая ее номер, Саша судорожно ходил по квартире. Сердце билось в такт гудков на том конце провода. Боязнь того что она откажет во встрече как во все предыдущие разы как змея обвилась вокруг его шеи. Он тешил себя мыслью, что все, что не делается все к лучшему. Но это оправдание заставляло волноваться еще больше.



14:43


Его телефон произнес звуки уже приевшейся мелодии. Но в этот раз они были пронзительнее, чем всегда задевая самые глубины сердца. Мелодия играла, мгновение и после этого взор Саши был обращен вперед, его извращенное сознание, забитое депрессией, зажглось тысячей огоньков. Внутри начался парад воздушных фонариков. Несмотря на яркое солнце, которое не только ослепляло, но и заставляло все тело изнемогать от жажды, он не мог отвести от нее взгляд. Их разделяло всего 3-4 метра. Но как долго она шла их. Объятия...



Как отпраздновала день рождение?
Я же тебе говорила. Хорошо. Заснула в море.
А что еще?
Заснула в море.



15:00


Подошва замшевых кед просто плавилась от соприкосновения с раскаленным асфальтом. Они шли, так как будто ничего и не случалось. Как будто не было этих двух с половиной месяцев. Он ненасытно любовался отблесками рыжих волос Евы. Он называл ее — «бывшая будущая жена». Застенчивая и развратная. Его рыжее солнце. Гоняющая голубей и как маленький ребенок радующаяся радуге, которая возникла, от брызгав оросителя газонов. Она как маленький ребенок полоскала ноги, в этой радуге утоляя недостаток прохладного ветра. Держала его за руку и вела куда-то.



Где то посреди Андреевского спуска


Посетив Голландский аукцион (англ. Dutch auction) современного искусства, они ринулись по уставшей от ног туристов мостовой вниз. Примечательно то, что этот аукцион был не обычным. Суть голландского аукциона состоит в том, что вначале аукционист назначает максимальную цену, а если никто из покупателей не выражает желания приобрести лот по этой цене, то аукционист начинает снижать цену. Покупателем товара становится тот, кто первым согласится на установленную. Саше безумно хотелось присутствовать при торгах, но для этого пришлось бы, надолго там зависнуть в ожидании жертвы его любознательности. Картинка торгов крутилась у него в голове. Он представлял, как это происходит, но все эти мысли испарились в одно мгновение, когда взор пал на фотоаппарат 1936 г. Он сверкал на солнце. Маня к себе. Мол, типа купи меня. Рука Александра судорожно потянулась к заднему карману его шорт, и первая мысль, которая промелькнула в его голове – его нужно купить и подарить Еве. Но его пыл канул в пропасть, когда разум развеял туман фантазий и вернул его к реальному миру. Это возвращение было не из приятных, оно было похоже на неудачное приземление с парашютом. В голове сразу же возник образ который буквально еще пару минут назад не вызывал у него не каких особенных эмоций. Фотография с фотовыставки о прыжках с парашютом, на которой оказывают первую помощь пострадавшему при неудачном приземлении, почему именно эта фотография запомнилась ему, со всех увиденных он не понимал. Может быть, это подсознание играло с ним в игры? Но к этому мы еще с вами вернемся. Одним мгновением выбросив всю эту белиберду из головы, он принялся дальше рассматривать его вмести с Евой. Этот фотоаппарат был украшен гравировкой: герб германии — орел, державший своими когтями свастику, а над его головой нависли пять колец олимпиады. На самом деле это была очень значимая и важная частичка истории. Ведь именно в 1936 г. летние олимпийски игры проходили в Берлине, за что она и было прозвана Нацистской олимпиадой. Внешний вид фотоаппарата полностью соответствовал взглядам нацистов на мир. Лежа среди десятка других фотоаппаратов он действительно выделялся, указывая на свое превосходство. Мол, я истинный ариец. Позолота и накладки из змеиной кожи. Эта маленькая, но довольно увесистая безделушка очаровывала. Это ведь история. А они держали часть этой истории в своих руках. Смотря через объектив времени.



Вспышка


Было больно открыть глаза. Все в пелене. Вой сирен. Непонятные голоса…



18:00


Долгожданный глоток игристого кегового пива. Запотевший бокал. Видно не только одному ему рядом с ней жарко.
А может это из-за того что на улице + 38 по Цельсию?



1-й бокал


От фонтана несло свежестью озера, брызги хоть и хаотично, но элегантно вытанцовывали на лучах солнца. Просидев минут пять и просто посмеявшись, жадно обнимаясь и стискивая друг другу ладони, глотая воздух и запивая его хмелем но не от пива а от чистоты ее глаз.
Платону хотелось схватить Еву за руку и одним махом взлететь над вечерним Киевом, парить с ней обгоняя облака. Плакать, смеяться и снова плакать от того что она так близко и в тот же момент далеко. Ему хотелось, что бы слезы радости стали дождем, который омоет асфальт и спасет прохожих от невыносимого зноя, а смех был громом, от которого она испугается и еще сильнее к нему прижмется.



2-й бокал


- Сбываться?
- Ты хочешь сбыться? – спросила Ева.
- Все будет хорошо… — с полной неуверенностью в голосе ответил Платон.
- Мне безумно не нравиться такой ответ, я ведь очень хорошо знаю тебя. Если ты так говоришь значит что то не так. – с напором продолжала она разговор.
- Посмотрим… Я сейчас готовлю пару новых проектов. – Саша попытался перевести разговор в другое русло. Но Ева как бы, не слушая, продолжала.
- Ты же безумно талантлив!!! Что тебя сдерживает? Ты должен сбыться!!! Просто должен. Для меня это очень важно. Почему ты не делаешь то, что у тебя получается? – с неким возмущением спросила она.
Впервые Саша не смог ничего сказать в ответ. Мысли в его голове просто устроили пьяный дебош. Еще полгода назад он учил Еву, как нужно вести себя, что как делать, а сейчас она учит его. Это повергло его сознание в панику. Нельзя не заметить, что такой напор Евы его восхищал.
Все что он смог ответить, — Я это сделаю!



Вспышка


Трясет. Спешка. И снова эти сирены так режут слух. А голова раскалывается…



3-й бокал (незнакомец с вином)


На тот момент Саша уже потерял счет времени и счет выпитому. Хотя хмель от первого бокала прошел, и пиво вливалось как вода. Ужасно хотелось пить, и он продолжал утолять жажду в ее глазах цвета бездонно чистого моря.
На улице уже потемнело, и под куполом зажглись фонари.
- Посмотри на этого мужчину при входе. Что ты можешь о нем сказать. – спросила Ева.
Александр окинул, его скосим взглядом:

Утро Эдуарда началось безмятежно и спокойно. Проснувшись во второй половине дня, он как сонная муха шарился по комнатам своей сталинки с потолками, уставшими от штукатурки времен перестройки. Старая деревянная дверь балконной рамы была его единственным другом в это время суток. Высказав, свое недовольство от происходящего судорожным скрипом она распахнулась, и перед ним открылся прекрасный вид на одну из исторических улиц города героя. У многих бы других этот пейзаж заставил бы биться сердце в судорожном экстазе, но только не у него. Выйдя на балкон, он потянулся, осматривая суетливых людей, которые бегали по раскаленному асфальту четырьмя этажами ниже. От крайности до крайности, — произнес Эдуард полушепотом. Этот год казался ему каторгой. Лето неумолимо не щадило ни траву ни деревья ни людей своими прихотями, а зима заставляла укутываться под тремя одеялами пряча свое изнеможенное тело от сквозняков. Сегодня особенный день – подумал он. Зайдя в ванную, он осмотрел свое лицо в маленьком зеркале. Это зеркало было похоже на окошко в прошлое. Прикреплено оно было на поеденную грибком стену. Кран ругался плевками ржавой воды. Из шкафчика над умывальником Эдуард достал бритву-опаску и помазок. Вместо крема для бритья он использовал хозяйственное мыло. Бритва искусно мелькала в его руках, не девая ни малейшего шанса седой щетине выдать его возраст на людях, чего нельзя было сказать о его волосах. Длинные пряди седых волос, уложенные набок, вовсю кричали о его возрасте. Он не скрывал восхищения ими. И это было оправданно. Они предавали ему определенный кураж, подчеркивали его морщинистый лоб и впалые скулы. Добавляли изюминку.
Достав из шкафа, хотя вернее будет сказать из того что от него осталось пиджак он принялся выглаживать его. Щепетильно укладывая каждый борт его воротника. От испарения его лоб вспотел. Капли пота свисали как сталактиты, угрожающи нависшие над выглаженным пиджаком. Но в момент их суровость исчезла, лоб расслабился, морщины разгладились, и они с игривым энтузиазмом покатились вниз к подбородку, где их подхватила рука.
И вот он во все оружиях. Обдернув рукава пиджака, как будто передернул затвор пистолета, его взгляд был устремлен в глаза своего отражения.
- Вот она моя последняя роль. – с гордостью произнес он.
Выйдя на улицу он направился по истоптанной годами тропинке видной только ему одному, приостанавливаясь если кто то проходил по ней перед ним. Только ему одному было видно, куда нужно ступать. Только он один знал истинное предназначение этой тропы. И только по ней он шел уверенно и с гордо поднятой головой.
Поднявшись по ступенькам, он попал в парк. В конце его тропинки виднелся фонтан, вокруг которого стояли деревянные столики. Это заведение несло в себе запах совдепа. Такой близкий и понятный с четко установленными моральными принципами. С присутствием чего-то такого близкого и понятного. Не то, что сейчас. Непонятное и жестокое время без моральных принципов и нравственности.
Вкусив горьковато-сладкий привкус дешевого вина, он окончательно вошел в свою роль. Аристократичность его взгляда пугала. Фонтан манил его. Ему безумно хотелось, как маленькому ребенку искупать в нем свои ноги. Но он выбрал место в пустом зале возле окна. Именно здесь он чувствовал себя комфортно. Как бы и сам, но в окружении живых душ. Ведь его душа давным-давно мертва. И лишь изредка выходя на крыльцо и потягивая сигаретку, он выставлял себя напоказ всей этой серой массы, которая вливало в себя пиво и водку, размешивая это все чипсами из герметической упаковки.
Сигарета чувствовала себя как то неуютно в объятиях его пальцев. Она все время хотела убежать от каждого дуновения ветра. Но в последний момент ее, что-то сдерживало, и запланированный побег оставался незавершенным и только частички сгоревшего табака мелькали в сумерках летнего вечера.
Он долго не мог заговорить с женщиной барменом. Но его глаза не произвольно и вопреки его сознанию провожали каждое ее движение.
Стемнело. Хмель вина переубеждал мозг в том, что нужно возвращаться к своей скрипучей кровати. Но тело неслось, куда-то в бездну. Все перемешалось. Смазалось в одну картину. Прикосновение, страсть, крик, боль от пощечин, зеркало в алых каплях и запах той женщины бармена, Катя. Только почему-то взгляд ее был пустой и размытый. И почему она лежит без движения?
Опаска, скользящая по плоти. И только ветер испортил харизму седых локонов, стоящего на подоконнике Эдуарда.

Саша застыл. История, которую он только что изложил Еве, появилась сама собой. Он увидел ее наяву. Он ее прочувствовал. Ему стало страшно.



Вспышка


Разряд!!! Еще разряд!!!



4-5-6-й бокал


Неужели это наяву? А может быть, я брежу или это сон? Но нет, она материальна. И улыбка у нее правдивая. А руки нежные и влажные. И говорит она со мной, а не с кем-то другим. Армагеддон мысли не давал покоя Саше.
На улице уже было темно. И куда-то испарился незнакомец с бокалом вина. Но жизнь ничуть не переставала бурлить. Буквально через два столика от них происходило очень занятное действие. Как бы правильно это назвать? Ну что-то типа воссоединения полов. Но не в смысле совокупление мужчины и женщины, а более банальное. Мужчины решили привнести в свой вечер немного женского внимания и ненавязчиво пригласили дам сидящих за соседним столиком.
На вид им всем было не меньше лет сорока. Но то как выглядели заигрывания со стороны, не могло не вызвать улыбку. Одна из дам была более спонтанна или вернее сказать, более настроена на приятное проведение вечера. Ее же подруги не страдали от похотливого желании, и некоторое время ломались, как принято это называть в наше время. Или хочется, но колется — я назвал бы это так. Но, в конце концов, пересели за уже сдвинутые и накрытые столы. Их беседа была похожа на школьную дискотеку начальных классов или застолье в детском садике. Мальчики отдельно, девочки отдельно. Смешно бля. Так и хотелось крикнуть — Да едрить его налево вы что маленькие? Так ладно чего-то я отвлекся. Смешно было наблюдать за заигрываниями лысоватого мужчины и слышать звонкий наигранный смех женщин в ответ.
- Вот представь! А может кто-то из них сегодня найдет свою судьбу! – сказала Ева.
- Но у них, же всех есть семьи! – воскликнул Александр.- А они сидят здесь. Ты считаешь это правильно? – спросил он у Евы.
На самом деле Саша даже и не подозревал, что судьба уготовила в этот вечер для них. Они снова сомкнулись в объятьях. Им было так хорошо, что счет времени, не имел ни какого значения. И деньги, отложенные на жетоны метро, что бы разъехаться по домам стали не нужны.
Ведь было уже давно за полночь. Бокалы пустели, а душа требовала продолжения банкета.
- Так как сегодня будем ночевать у меня, то ты идешь за пивом. – уверенно произнесла Ева.
Отпив пару глотков с свежа налитого бокала Саша был повергнут в помешательство от вопроса Евы. Но не от того что не знал ответа, а потому что самые глубины подсознания не могли ожидать такого вопроса.
- А ты хотел бы детей? – спросила Ева.
- От тебя да. Хоть сейчас. – с полной трезвостью ума хоть и с нечетко выраженной речью ответил Саша.
Эта интригующая беседа была прервана светом фонаря, который зажегся от движения. И развеял всю магию беседы. Взор невольно обратился на виновников происходящего. Это были все те же не молодые люди. Их флирт набирал оборотов. Шумная компания уже расходилась. Но парочка, самых разговорчивых, отделились от всех. Они стояли под фонарем в пару метрах от Саши и Евы. Мужчина аккуратно обнимал женщину за талию, не позволяя себе ничего лишнего. Руки женщины придерживали его локти. Как бы соблюдая дистанцию. Улыбка украшала их лица. Он что-то нашептывал ей на ухо, что-то такое, что заставляло ее улыбаться еще сильнее. И ее руки плавно перешли ему на плечи. Они удалились в глубину парка. И остались видны лишь их силуэты. Фонарь снова впал в спячку. И глаза Саши и Евы остались один на один в полумраке будней ночи.
- А ты бы вышла за меня? – спросил Саша, не выдержав напористого взгляда Евы.
- Наверное, да. Если бы у нас все было хорошо. Хотя… Скорее как бы да чем нет. – загадочно ответила Ева.
Минута молчания…
Внезапно Ева потянулась к распакованной пачке чипсов. Оторвав от нее продолговатый кусочек фольги, скрутив его в пару, раз серебристой частью наружу, — дай мне свою правую руку, — обратилась она к Александру. Саша протянул руку. Ева бережно обвернула его безымянный палец этой лентой. Легким движением пальцев, завязав ее на пару узлов. Перевернув руку Саши, ладонью вниз осмотрела свое творение.
- А теперь твоя очередь. – улыбнувшись произнесла Ева.
Саша, не раздумывая, принялся рвать упаковку из под чипсов. Мысли в его голове отказывались верить в происходящее. Он с необычайной легкостью смастерил кольцо из фольги. И вот оно уже сверкало на одном из ее хрупких, но грациозных пальцев. Секунда молчания показалась вечностью. А потом раздался звонкий смех двух счастливых голосов.
- Стоп. Что же мы делаем. – сказочное действие было прервано восклицанием Евы.
Саша был обескуражен происходящим. Он находился, где то там высоко. Там куда слова долетают не сразу. И поэтому не успел воспринять все происходящее.
- Это не правильно. Так нельзя. Нас должен кто-то повенчать. А где же свидетели. Это же моя первая свадьба.- возмущенно воскликнула Ева.
- Так я придумала! Пошли со мной.- и она потянула Сашку за собой, сорвавшись как кошка погнавшаяся за добычей с места.
Забежав в зал, в котором совсем недавно попивал вино с мутного бокала незнакомец. Они одновременно пожалели, что его уже нет, хотя и не сказали об этом друг другу. Но это досадное чувство четко читалось в их глазах. Ведь он был бы неоспоримой кандидатурой для священника. Но так как его не было, они обратились к женщине бармену, Екатерине Станиславовне, которая уже покинула свое рабочее место и заполняла бумаги.
И вот кольца уже лежали на столе. Саша и Ева сидели друг напротив друга. Жадно ожидая согласия замученной от жары и работы женщины. Она смотрела на них как-то пусто. Как-то с пофигизмом. Казалось, что она перестала верить во все высокое. Она похоронила все свои эмоции и мечты под грудой финансовых проблем и пьяных комплементов. Не веря в то, что этот мир может улыбаться тебе в глаза не только из-за корыстных целей. Но бездонные глаза этой, чокнутой, парочки резали ее без ножа. Перед ее глазами хаотично всплывали образы. Образы – слайды. Пыльные, выцветшие от времени спрятанные в глубине самой высокой полки подсознания. И эта корявая надпись, на коробке из под слайдов, маркером – МОЛОДОСТЬ. И внезапно все собралось воедино. И заработал старый проектор. И слайд за слайдом. И улыбка на лице девочки в красном сарафане.
- Все вспомнила. Я все вспомнила!!! – пробормотала она себе под нос. — Какая я была красивая! И вихрь эмоций вскружил ей голову, и этот импульс тока, стремительно понесся, по нервным окончаниям к губам заставляя их улыбаться.
Ну что Федор Петрович,- обратилась она к седевшему за столиком напротив охраннику, — поможем молодым людям. Вы же Федор Петрович хотели, что бы ваша смена закончилась хорошо.
Саша не мог понять, почему эта женщина обращается к охраннику на вы да и еще и по имени отчеству. Ведь он не был старше него. Хм. Такой молодой а такой пустой. – подумал Саша. А тот смотрит на него и Еву как на идиотов. Но все, же Федор Петрович дал свое согласие, ели заметно кивнув головой.
- Данной мне властью объявляю вас мужем и женой!!! Можете обменяться кольцами.- улыбнувшись произнесла женщина. Видно ее, на первый взгляд, каменное сердце не настолько окаменело от обыденной рутины и однообразной работы. Руки Саша дрожали, одевая кольцо на палец Евы. Он был растерян. Да и Ева не могла сдерживать волнения. Весь мир стал на голову. Или это так вставлял алкоголь. Руки Саши вспотели, когда самодельное кольцо оказалось на его пальце. Сердце билось так сильно, как будто пробежало сто метровку по раскаленным углям. Но это было чертовски приятно.
- Теперь можете поцеловаться!!!
И их губы сплелись воедино. Языки стали продолжением друг друга. И даже всей жизни не было жалко Сашке за этот момент, а Ева святилась от счастья. Они вышли из зала за руки, как молодожены выходили из дворца бракосочетания. А Екатерина Станиславовна достала из накладного кармана фартука клочек бумаги, развернула его и бегло прочла семь цифр и подпись под ними Эдуард.
Они плыли по воздуху ночного города к своим покоям из дерева и метала. Посреди которых их ждали самые изысканные яства – потеплевшее пиво, но насколько оно было вкусным на тот момент. А звон от пивных бокалов был звонче, чем от самого дорогого хрусталя. А эти чипсы со вкусом сметаны и лука – заменяли самые изысканные деликатесы. И пламя от зажигалки не обжигало пальцы Саши, когда он припаливал узлы на кольцах, что бы те не развязались случайно и кольца не покинули свои законные места на их безымянных пальцах.



7 бутылка пива


В этот момент они были счастливы.




А она …


Покинув свои покои, они пошли по асфальтной дороге, ведущей через парк. Она казалась настолько мягкой, как будто была усыпана миллионами лепестков только срезанных роз. Они шли по этой выстеленной ангелами тропинки. Их взгляд был направлен в небо, а оно смотрело на них. Тысячи светящихся глаз смотрели на них с высоты как бы завидуя, и в тоже время восхищаясь, ослепляющему блеску глаз новоиспеченных Жены и Мужа. В этот момент они были ярче звезд и где-то выше давно спрятавшегося за горизонтом солнца.
Саша стоял на коленях, обнимая Еву за ноги.
- Я жалею что никогда раньше не стоял перед тобой на коленях, — говорил он, Ева смущаясь гладила его по коротко остриженной голове.
Гул от уставших, раскаленных шин и палящего солнца дорог пел колыбельную. Молчание фонтанов невольно заставляло дышать во всю грудь. Сердца пели в унисон с музыкой раздававшейся из мобильного Евы. Их танец был немного неуклюж. Ноги Евы заплетались в эйфории от объятий Саши. Он кружил ее, прижимая к себе. Пальцы рук жадно обнимали друг друга, не давая исполнять пируэты уличного вальса. Случайно загулявшие прохожие скоса смотрели на эту безумную парочку, которая потерялась меж реальностью своих чувств и хмеля в ночной сказке.
А она целовала его как в последний раз…



Вспышка


Кто-то держит рука. Нежно. Скрип двери. Кто-то зашел. Руку отпустили. Плач…



Такси


Ева заснула. Она всегда так дела когда они вмести возвращались домой. Ее голова лежала на Сашкином плече. Он держал ее за руки, нежно поглаживая ее ладони. Его губы впитывали аромат ее волос, как и тогда когда они были вмести по настоящему, а не так как сейчас понарошку. Саша смотрел на отблески фар на дороге. Его всегда манили огни проезжающих на встречу автомобилей. Сердце затихло, как бы прислушиваясь к дыханию Евы боясь нарушить своим стуком ее сон. Ему хотелось, что бы эта поездка никогда не заканчивалась. Что бы Ева всегда была рядом и ее волосы никогда не покидали его плеча. Что бы все было по настоящему…



Под утро


Они бродили по пустому супермаркету меж длинных полок с полуфабрикатами и сонного персонала, который как сонные мухи ожидают теплых лучей солнца, ожидали конца своей смены.
Кассир не скрывая удивления, сканировала штрих коды на товаре — набор юных натуралистов: пачка сосисок, лоток яиц и бутылка шампанского.
Свет от фонарей рисовал метаморфозы из теней пары молодых людей шедших посреди проезжей части.
- Я сегодня женился! Моя первая свадьба!- выкрикнул восхищенно Саша под хлопок вылетающей пробки с бутылки шампанского, стоя посреди пустой дороги. Его голос разнесся по всему спальному району спящего города. Ему хотелось, что бы сам Сатурн услышал его крик и кольца этой могучей планеты начали выплясывать в такт пульсирующей крови по венам Саши.
Проходя по узкому переходу возле стоянки, где отдыхали железные кони всех пород они приближались к трамвайным путям по очереди отпивая из бутылки полусладкий газированы нектар.
Со стороны могла показаться, что они ругаются. Они, то шли, то останавливались. Серьезные лица в момент сменялись радостными улыбками и звонким смехом. Загадочный взгляд Евы из-подо лба заставлял сердце Саши биться как после удара электрошока. Его пульс был похож на маленький зеленый огонек, который хаотично прыгал, на экране вырисовывая кривую жизни.
Они шли, спотыкались, радовались, улыбались, строили друг другу рожи. Ева бережно как маленького ребенка, с такой же нежностью держала лоток яиц и упаковку сосисок, ругая свои непослушные ноги за то, что они вечно норовили споткнуться об асфальт, который, почему то постоянно подсовывал под ее ноги выбоины. Их поход был вечен. Присев около соседнего подъезда они нежно обнялись. Страсть переполняла их губы, а хмель головы. Саша глубоко вдыхал дым от сигарет, как будто курил в последний раз. А шампанское искрилось, а руки жадно обнимали плечи.



Сон


Одни Глаза виднелись из темного угла. В соседней палате плакал маленький ребенок, разрывая подсознание. А Глаза из темного угла не переставали смотреть на него. Страшно и холодно. Скрип от колес инвалидной коляски сливался в унисон причитанием женщины в коридоре на обтертом ожиданиями диване. Ее глаза были заплывшими от слез горя.
- Что происходит? – задавал вопрос Саша, но Глаза из темного угла молчали.- Где я нахожусь?
Справа от Сашки стояла койка, на которой не было ничего кроме старых проржавевших пружин. На ней ни кто не лежал, но пружины прогибались как будто под чьим-то весом скрепя и воя. Внезапно все замерло. Все помещение покрылось тишиной.
- Меня здесь нет. Нет, я говорю. Тихо, тихо, а то он услышит. Не смотри на него. Не нужно. – донесся ели слышный шепот с соседней койки на которой никого не было.
- Молчи! Я тебе приказываю! Ты что меня не поныл?! – угрожающи, произнесли Глаза из темного угла.
Дрожь пробрала Сашу. Тишина стала еще тише. Пружины, проскулив пару раз, замолчали. А Глаза из темного угла еще пристальнее впились в него. Саша не мог понять, почему угол был во мраке ведь за окнами светило яркое солнце и его лучи освещали всю комнату. Они были теплыми, он чувствовал их тепло на своей щеке, но в помещении все равно было сыро.
- Правильно задавай вопросы и я тебя не трону. – обратились к нему Глаза.
- Кто ты? – произнес сашка.
- Не правильный вопрос!!! – хриплым и противным голосом ответили Глаза.
Темнота из угла начала расползаться по комнате. Она обступила койку, так плотно, что лучам солнца было не пробиться через нее. Глаза становились все ближе и ближе. Они опустились вмести с Темнотой над Сашей. Зловония от дыхания Темноты рассеялась по комнате. Глаза из темного угла зависли над лицом саши. Он хотел отмахнуть их рукой, но не смог двинуть даже пальцем, Темнота впилась в его руки, тихо подбираясь к его шее.
- Ты задаешь не правильные вопросы. Ты здесь не случайно. – промолвили Глаза. – И ты мой…
Темнота обвила шею Платона, подняв его над койкой сжимая все тело.
Внезапно по Темноте разлетелись, разряди тока. Они как грозовые молнии разрывают горизонт, рвали Темноту на клочья. Глаза заорали громче грома. А разряды становились все сильнее. Тело Саши вздрагивало от каждого разряда.
Темнота разлетелась как песок с ладони от дуновения ветра. Саша стремительно полетел вниз. Его обессилившее тело рухнуло на койку, и медленно начало погружаться в глубину водной глади. Метаморфозы подсознания бушевали фантазией.
Открыв глаза, Саша увидел нависшее над ним лицо в одноразовой маске бирюзового цвета. Это был мужчина в белом халате. Капли пота не удерживаясь на его лбу падали прямо на онемевшее лицо Саши.
- Жив. – произнес мужчина в белом халате. – Слава Богу!!!
Повернув голову на бок, расширений зрачки Саши от яркого света больничной лампы, запечатлели как объектив его старого Зенита маленькую зеленую точку, скачущую по монитору. Нет сил, больше держать тяжелые ресницы.
- Вам крупно повезло молодой человек. – кто-то промолвил к Сашке.
Он окинул взглядом комнату. Возле окна стояла спиной к нему старая женщина. На ее голове был повязан пестрый платок, так что волос не было видно. Обернувшись к нему, она улыбнулась. Опираясь, на самодельную палочку прошла до стульчика, который стоял возле Сашкиной койки.
- Доброе утро. Как ваше самочувствие? – спросила она.
- Спасибо. Нормально. Только голова болит.
- Ну это нормально. Вы счастливчик. – сухой кашель перебил старушку.
- Как я здесь оказался?
- Как и все мы. Вас привезла машина скорой помощи. – улыбаясь продолжала старушка.
- Мне показалось, что я умер. Но я жив. – с некоторым недоумением сказал Сашка.
- Так бывает. Как вас зовут молодой человек? – спросила старушка.
- Саша.
— Красивое имя. Был у меня один знакомый, которого так звали. Вы с ним очень похожи. – с каким то таинственным восхищением говорила старушка. – Да ладно. Это не важно, ведь, это было очень давно.
- Мне приснился странный сон. – Саша рассказал старушке о Глазах в темном углу и той таинственной Темноте которая пыталась задушить его. На что та только пожала плечами. И поднявшись со стула, снова подошла к открытому окошку.
- А Глаза у вас что-то спрашивали или может, что-то говорили вам? – спросила она.
- Да. Они просили меня задавать правильные вопросы. А когда я начал задавать их, то Глаза ответили что они не правильные. Но это все лишь сон. – неуверенно в своих словах ответил Сашка.
- А вы молодой человек уверены, что вы задавали правильные вопросы? – спросила старушка.
- Не знаю?
- Вы с ними еще встретитесь. Они так просто вас не отпустят. И поверьте мне, вам лучше знать правильные вопросы. Потому что они вас так просто не оставят в покое.- тревожно ответила старушка.
- А кто они такие?
- Это то что засело в вашей голове. То с чем вы не можете смириться. Ладно. Мне пора на процедуры. – поправляя платок на голове, говорила старушка.
Старые руки уже не слушались, и старушке пришлось снять платок с головы, что бы перевязать его. Удивлению Сашки не было границ. Эти волосы. Старость ничуть не повлияла на волосы пожилой женщины. Они выглядели как у молодой девушки – блестящие, ровные и рыжие.
Быстро перевязав платок, старушка направилась к двери.
- Подождите женщина. – выкрикнул Сашка, — вы так и не сказали как вас зовут?
- Когда то давно меня называли Ева. – ответив старушка быстро выскользнула через дверь.
У Сашки отняло речь. Попытавшись, встать с койки он проклинал ноги, которые категорически отказывались его слушаться.
Его щека прикоснулась к холодному полу больничной палаты. Его взор был направлен в сторону той двери, в которую только что выскользнула старушка.
- Задавай вопросы. – донесся из под койки хриплый голос.
Дрожь пронзила Сашку от кончиков волос до ногтей на ногах.
- Я не знаю что спрашивать!!! – выкрикнул он, — что тебе от меня нужно?
Потоки зловонной Темноты как штормовые волны выплеснулись из-под койки. Она схватила Сашу так, что его сердцу захотелось выпрыгнуть из груди. А через минуты он был прижат к потолку, а перед ним моргали те Глаза из темного угла.
- Все! Ты мой! – шипели они.
- Подожди. Я знаю вопрос. – сквозь удушье прошептал Саша.
- Задавай!!!
- Для чего я здесь? — спросил он.
- Правильный вопрос. – ответили Глаза.
Темнота немного отступила, ослабив свои объятия.
- Для того что бы отпустить. – продолжали Глаза.
- Кого?
- Того кого не можешь отпустить. – ответили Глаза.
- Но я не могу этого сделать. Она мне нужна. — продолжил Сашка.
- Это не вопрос!!! – заорали Глаза.
- Как мне это сделать? – отчаянным голосом продолжал Саша. Темнота опустила его на койку.
- Принять все происходящее как должное. – ответили Глаза. Темнота стала понемногу развеиваться и у Глаз начал появляться силуэт.
- Но я, же ее люблю. И не могу без нее. Она все, что у меня есть. Я не могу это сделать.
- А ты смоги. Не мучай себя. – промолвили Глаза.
- Хорошо я это сделаю. – с слезами на глазах ответил Саша. Темнота развеялась полностью, и комнату наполнил свежий воздух.
И силуэт Глаз приобрел форму и плоть. Саша не верил своим глазам. Перед ним сидела Ева. Ее рыжие волосы блестели под лучами солнца, которое пробивалось через пыльные окна.
- Спасибо тебе. – шепотом произнесла Ева, поцеловав его в щеку.
Саша проснулся в холодном поту. Его сердце болело, как будто Темнота до сих пор сжимала его своими зловонными лапами. Но вся тревога отступила, как только радом с собой он увидел спящую как ангел Еву. Она была Божественна.
- Слава Богу, это был сон. — с облегчением вдохнул он.
- Что случилась? — сонным голосом спросила Ева.
- Все хорошо. Просто приснился плохой сон. – ответил Саша и обняв Еву прижался к ней. – Спи котенок. Еще рано.
Но хоть ему и хотелось спать, его глаза не смыкались, предпочитая любоваться спящей Евой.



Утро


Хоть заснули они, когда уже светало, но утро у Саши началось уже с девяти. Он еще немного подремал после неприятного сна, но так и не смог уснуть крепким сном. Он не мог дать времени пройти мимо него. Ведь это время он проводил рядом с Евой. И от каждой минуты он хотел взять как можно больше. Что бы потом не жалеть ни о чем. Ведь кто знает, может это последние минуты рядом с ней. С той, которой он был готов отдать все и ни чего не требовать в замен. С той, чей взгляд дурманил его разум сильнее всех наркотиков. Он не мог спать, когда она рядом. Буря эмоций вперемешку с остатками алкоголя переполняли его голову. Она была так прекрасна. Его губы нежно целовали ее плечи и шею. Ее тело было совершенно в лучах солнца ворвавшегося сквозь окно девятого этажа. С каждым поцелуем его губы приближались все ближе и ближе к ее губам. Ева сладко потягивалась. Открыв глаза, она улыбнулась, и на ее щеках появились ямочки.
- Доброе утро.- сонно прошептала она.
- Доброе утро жена. – улыбнувшись ответил Сашка, нежно поцеловал ее в щеку.- Я уже, соскучился по тебе.
- И я… — произнесла Ева, крепко обняв его.
Они еще пару часов провалялись в постели, наслаждаясь телами, друг друга.
Для Саши эти пару часов были самыми блаженными в его жизни. Хоть Ева и твердила все время, что это не правильно, что так не должно быть. Что они не должны этого делать. Но что такое правильно? И кто установил эти правила? Разве не правильно быть вместе, если друг без друга невыносимо? Зачем противиться этому? Все эти вопросы в голове Саши не находили ответов не в происходящем, не в бездонных глазах Евы, не в глубинах своего же подсознания. Мысль о том, что она его уже не любит медленно убивала его изнутри. А может нужно сделать, так как во сне – отпустить ее. Или наоборот быть более настойчивым. Саша не знал что делать. Он жадно наслаждался прикосновениями Евы. За последние месяцы он наконец-то был самим собой. Без этих масок и притворства. Но он, ни как не мог понять кто такая с ним Ева. Была ли это игра или просто ностальгия за прошедшими временами. Единственное что он знал точно, что готовит она так же вкусно как и раньше. И вкусно это было не из-за того что Ева знала какой-то необычный рецепт яичницы с сосисками а потому что она готовила именно для него.



Вспышка


Что-то не так. Врача сюда.



18:00(день два)


Парк Шевченко. Красный корпус университета. Лавочка. Дети на машинках. Пони. Стук копыт по асфальту. Она сидит. Голова на коленях. Взгляд. Глаза в глаза.
Она — Будем иногда жениться?
Он — Посмотрим…



19:11:59(день два)


Метро……………ей на лево…………ему на право…………еще один пропустили………………сладкий поцелуй…………………он ее отпустил…………свет в конце тоннеля…………все ярче и ярче…………



Вечер второго дня

- А мы вчера весь день с Сашей гуляли. И даже успели пожениться. – игриво начала свою историю Ева. Ее отвлек от разговора с ее подружкой пронзительный звонок телефона. Номер ей был не знаком.
- Добрый день. – пресный мужской голос произнес на том конце телефонной трубки.
- Добрый. – ответила Ева.
- Вы Ева? – продолжал мужчина.
- Мы знакомы? – с тревогой произнесла Ева.
- Нет, – скованно ответил незнакомец – вам знакомо такое имя как Александр? – продолжил он.
- Да. – дрожащим голосом ответила Ева, — Что то случилось?
- Он постоянно говорил ваше имя, но мы долго не могли найти номер вашего телефона. — продолжал мужчина.
- А почему говорил? – затаив дыхание спросила Ева.
- Я вам соболезную. – без малейших эмоций продолжал незнакомец.
- Что произошло? Когда? Вы можете мне объяснить? – в ее голосе были слышны нотки беспомощности.
- Это произошло в 14:43 вчера. Несчастный случай. Он просил вам передать, что ему приснился сон, и он его запомнил…
- Этого не может быть. Мы ведь все это время провели вмести. Расстались всего пару часов назад. – попыталась возразить Ева. Но в ответ получила только короткие гудки…


Теги:





2


Комментарии

#0 08:46  31-07-2012Дмитрий Перов    
экий рулон то
Первую треть читал, затем по диагонали. Нудная графомань с ошибками. Но не говно. В формат конкурса не вписывается по количеству знаков. Так что без оценки
#1 11:18  31-07-2012Ева    
Импульс моего тока стремительно понесся по нервным окончаниям к губам, заставляя их улыбаться.
#2 16:42  31-07-2012NikitaEPTE    
Ну хоть не говном назвали и то приятно)
#3 16:46  31-07-2012    
ебааать, простыня. Не надо так, автор. Бей на куски. Иначе, хуй кто читать будет.
#4 16:59  31-07-2012NikitaEPTE    
ёбте, на куски? а это как? подскажите новичку?)
#5 17:02  31-07-2012    
ну отсылай по частям. Часть первая, часть вторая, часть сто пятая. Каждый день по куску
#6 17:03  31-07-2012Дмитрий Перов    
как как… ножничками. аккуратненько )
#7 17:04  31-07-2012Дмитрий Перов    
посмотри, к примеру, как АраЧеГевара «Диму. Жида» разделил. Примерно так, автор. Удачи.
#8 17:09  31-07-2012NikitaEPTE    
Понял! Спасибо за совет)
#9 19:37  31-07-2012Самоса-бой    
Тяжелая вещь.
И в прочтении тяжелая и в разумении.
Видно что писалась в сюрреалистической горячке и бредовом состоянии.
Слишком большое нагромождение планов, слайдов и эскизов, наскоро склеенных соплями автора.
Вычитывать надо рукопись перед публикацией, йобана — ворд в помощь!
#10 19:58  31-07-2012Голем    
«Зловония от дыхания Темноты рассеялась по комнате» — блять ты каким местом всио это набирал?? даже скроллить нибуду
#11 21:01  31-07-2012Knopka    
трудное чтение.
#12 21:07  31-07-2012NikitaEPTE    
Два года назад писалось. как говорится — первые шаги. Да и плюс любовные драмы. Так что получилось как получилось, уж не обессудьте.
#13 22:10  31-07-2012hemof    
рубрика такая красивая ГРАФОМАНИЯ, не то что высер какой-нибудь
#14 22:15  31-07-2012NikitaEPTE    
Hemof, я здесь новый пользователь. и еще ничерта не понимаю в во всех этих заумных высказываниях! Если не впадлу, пояните ка мне разницу. 
#15 22:18  31-07-2012    
это уже история, увы
#16 23:20  31-07-2012hemof    
Да всё просто, Никита, раньше рубрика называлась графоманский высер, а теперь, видишь, как красиво, ГРАФОМАНИЯ.
#17 23:46  31-07-2012NikitaEPTE    
ну теперь все понятно. а то я не мог понять где здесь подвох или подёб. в общем оставляю свою писанину на растерзание прожженных волков сия ресурса))

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:30  04-12-2016
: [0] [Графомания]

По геометрии, по неевклидовой
В недрах космической адовой тьмы,
Как параллельные светлые линии,
В самом конце повстречаемся мы.

Свет совместить невозможно со статикой.
Долго летит он от умерших звезд.
Смерть - это высший закон математики....
08:27  04-12-2016
: [0] [Графомания]
Из цикла «Пробелы в географии»

Раньше кантошенцы жили хорошо.
И только не было у них счастья.
Счастья, даже самого захудалого, мизерного и простенького, кантошенцы никогда не видели, но точно знали, что оно есть.
Хоть и не было в Кантошено счастья, зато в самом центре села стоял огромный и стародавний масленичный столб....
09:03  03-12-2016
: [7] [Графомания]
Я не знаю зачем писать
Я не знаю зачем печалиться
На судьбе фиолет печать
И беда с бедой не кончается

Я бы в морду тебе и разнюнился
Я в подъезде бы пил и молчал
Я бы вспомнил как трахались юными
И как старый скрипел причал....
09:03  03-12-2016
: [5] [Графомания]
Преждевременно… Пью новогодней не ставшую чачу.
Молча, с грустью. А как ожидалось что с тостами «за».
Знаю, ты б не хотела, сестра, но поверь, я не плачу –
Мрак и ветер в душе, а при ветре слезятся глаза.

Ты уходом живильной воды богу капнула в чашу....
21:54  02-12-2016
: [6] [Графомания]
смотри, это цветок
у него есть погост
его греет солнце
у него есть любовь
но он как и я
чувствует, что одинок.

он привык
он не обращает внимания
он приник
и ждет часа расставания.

его бросят в песок
его труп кинут в вазу
как заразу
такой и мой
прок....