Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Пустите даму!:: - Портал

Портал

Автор: Fairy-tale
   [ принято к публикации 20:06  29-08-2012 | Инна Ковалец | Просмотров: 762]
Портал
Учитель истории Новосельцев Петр Юрьевич, прозванный коллегами и учениками Петром Первым за высокий рост и любовь к своему предмету, проснулся утром в воскресение 26 августа 2012 года в плохом настроении. Ему приснилось, что историю в российских школах запретили напрочь, заменив физкультурой, и вечно поддатый Пал Георгич, физрук и моральный урод, дал Петру Первому пинка, широко раскрыв школьную дверь. Новосельцев плюхнулся на мокрое от августовского ливня крыльцо и проснулся. Он натянул на свое тощее тело линялые треники, шумно высморкнулся в несвежий носовой платок и отправился на кухню пить растворимый кофе «Пеле» и жевать засохший пласт «Голландского» сыра. Его супруга Антонина, руководитель партии эмансипированных женщин, мирно похрапывала в соседней комнате на старой тахте, где в изголовье валялись грязные лифчики. Тяги к уюту и порядку мадам Новосельцева не испытывала, предпочитая проводить время на митингах, громко ратуя за свободу от домашнего рабства и мужей-тиранов. Десять лет назад, когда молодой Петя познакомился с очаровательной ясноглазой Тонечкой, она боролась за права то ли индийских тигров, то ли гренландских котиков. Потом, когда врачи сообщили ей о бесплодии, защищала чайлд-фри, женщин, не желавших плодить себе подобных по идейным соображениям. Чуть позже, когда чайлд-фри в большинстве своем ушли в декрет, променяв идею на засранные пеленки, возглавила партию эмансипе. Домой она приходила лишь переночевать, полностью отдавая себя партийной жизни. Петр Юрьевич от скуки завел себе любовницу – домовитую лаборантку из кабинета физики, которая пекла ему пирожки с мясом и мечтала выйти замуж, несмотря на маленький оклад и недостаток харизмы.
Петр Юрьевич, привыкший к спокойствию и тишине огромного дома, построенного на средства Тониных родителей, лаборантку не обнадеживал.
Итак, шумно почесав треники в области паха, Новосельцев ввалился на кухню, где обнаружил странного человека в изящном дворянском костюме начала прошлого века. Человек был гладко выбрит, молод и красив.
- Позвольте представиться, князь Андрей Аристархович Вяземский, — чинно произнес человек.
Новосельцев спиртное употреблял редко, поэтому еще раз протер глаза и ущипнул себя за локоть.
- Как Вы сюда попали, князь? – удивился он, так как знал привычку жены запирать дом на все засовы после прихода. Или же непонятный мужчина являлся любовником Антонины? Да ну, бред. Тонька за последние пять лет сильно прибавила в весе, за собой совершенно не следила, курила, как паровоз, и материлась, словно портовый грузчик, полностью отвергая в себе женственность. Сексом она не интересовалась.
- Я пришел из подвала, — коротко сообщил князь, — там, в старом шкафу портал перехода в будущее. О нем мне еще мой дед, Николай Аристархович, рассказывал. У Вас не найдется чаю? И еще я бы с удовольствием перекусил.
Петр Юрьевич вспомнил, что дом, в котором проживал он и Антонина, был построен на месте усадьбы Вяземских, последний из которых сбежал в разгар большевистского беспредела с сундуком, набитом фамильными бриллиантами. Выходит… это тот самый Вяземский?
- С ума сойти! – воскликнул Новосельцев, подбегая к Вяземскому. Он потрогал князя за пиджак и убедился, что тот был не галлюцинацией, а живым человеком.
В последующие два часа князь Вяземский и потрясенный Новосельцев выпили литра два чая, закусив его неаппетитными бутербродами с сыром и колбасой, обсудили политику большевиков и будущее России, дружно покритиковали Ленина и практически сдружились. Когда же разговор коснулся бриллиантов, Вяземский вздохнул:
- А вот камешки не успел забрать. Так и остались они в тайной комнате в сундуке лежать. Струсил.
- Много бриллиантов? – алчно переспросил нищий учитель истории.
- Много, — кивнул князь, — да что бриллианты, жизнь дороже.
На кухню в засаленном халате и с вечной сигаретой в углу рта, выплыла Тоня Новосельцева. Она измерила князя недовольным взглядом и спросила хрипло:
- Что за мудак?
- Э-э-э, — начал заикаться Новосельцев, а князь нахмурился:
- Как Ваша горничная выражается, Петр Юрьевич? Мало того, что она позволяет себе появляться перед господами чуть ли не в исподнем, так еще и курит! Нет, я бы ее решительно выпорол на конюшне!
Антонина, которую никогда не били, даже в розовую пору детства, когда она боролась за права детей в своем дворе, потеряла дар речи и сигарету. Бычок шлепнулся на разношенный тапок мужа и угрожающе подмигнул красным огоньком. Петр Юрьевич поднял сигарету и сказал спокойно:
- Это мой родственник Андрей Аристархович. Он здесь немного поживет. Оденься в приличное платье и приготовь поесть.
- У меня нет платья! – заорала Тоня. – Я ненавижу готовить! Ты же знал об этом, когда женился!
- Вы женаты на служанке? – поразился Вяземский. – Не знал, что большевики зашли так далеко.
- Я не служанка! Я председатель партии свободных женщин!
- Тоня, сядь. Нам с Андреем…Аристарховичем необходимо серьезно поговорить, — заметил Новосельцев сурово, — да и надо наливочки домашней по случаю выпить рюмочку, да, князь? Сам готовлю, — похвастался хозяин, поспешно вскакивая из-за стола.
«Бриллианты, бриллианты, — шумело в его голове, — много бриллиантов. Можно послать куда подальше школу, купить дом на Канарах, Тоньку выгнать к чертовой матери, лаборантку тоже. Найду себе шикарную девочку с аппетитной попой и остаток жизни проведу в раю».
Он спустился в подвал, распахнул дверцы старого резного шкафа и решительно шагнул в пустоту.
…Очнулся Новосельцев в огромной комнате с белым роялем. Над ним склонилась чья-то небритая рожа, противно пахнущая чесноком и перегаром.
- Пришел в себя, княжеский выблядок? – зло спросила рожа.
- Где я? – поинтересовался Новосельцев.
- В свободной России, — сурово ответила рожа. – А теперь говори, сволота, куда брюлики задевал?
- Какие брюлики? – перепугался Новосельцев. – Я, вообще, уважаемый господин, не знаю Вашей фамилии, не в курсе. Я школьный учитель истории.
- Ах ты, падла! Мы, рабочие и крестьяне, с голоду пухнем, а ты, буржуй, брюлики куда-то спрятал! Еще и господином обозвал!
На горизонте возникла еще одна небритая рожа, обильно усыпанная оспинами.
- Чего ты с ним возишься, Пашка! Давай падлу в расход! – решительно скомандовал второй, и Новосельцев почувствовал, как его дернули за ноги и куда-то потащили. Последней мыслью его было «Я сплю, и мне все это снится», а потом наступила темнота.
Небритая рожа Пашки буркнула что-то вроде «патронов жаль на эту контру недобитую» и земной путь учителя истории закончился в яме, куда его тело сбросили вслед за попом местной церквушки.
Князь Андрей Аристархович Вяземский, в мгновение ока обаявший суровую эмансипе Тоню Новосельцеву, вспомнил, что сундук с бриллиантами, который он успел захватить из имения до появления большевистских налетчиков, нужно перепрятать. Наверняка на вырученные от их продажи деньги можно будет спокойно жить до глубокой старости и в этом, новом веке. А ведь он единственный, кто поверил дедовым россказням о портале!
В жизни всегда есть место чуду.




Теги:





0


Комментарии

#0 22:19  29-08-2012Инна Ковалец    
Задумка про портал- хорошая, ее бы развить, а хабалистую супружницу урезать, и числительные исправить.
#1 23:16  29-08-2012S.Boomer    
подростковая какая-то атмосфера причудилась и порадовала
#2 16:20  30-08-2012Дмитрий Перов    
слабо
извини, уважаемый автор, но вот так
#3 15:04  31-08-2012Сальвадор Мнацаканов    
Хорошо зачлось.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:54  14-01-2017
: [59] [Пустите даму!]
...
09:54  08-01-2017
: [14] [Пустите даму!]
Она была милей всех прошлых
и позапрошлых пошлых за...
И не из тех мурен подкожных,
что потрошат вас за глаза.
Не косолапила словами,
не косоглазила умом....
00:23  02-01-2017
: [22] [Пустите даму!]
Сижу в халате, она стоит напротив
В дорогом кружевном белье,
Многие женщины красивы в своем роде,
Но именно эта нравится мне.
Тонкими нотками дорогого парфюма благоухает,
Взволнованна,
Глаза опускает долу нерешительно.
Такие дамы не ездят в трамвае,
С таким телом им все позволительно....
В солнечное сплетение давит движущая сила,
Вот только идти на пролом нет мочи.
Вспоминается лишь, что раньше себе говорила,
Нет ничего крепче собственной воли.

А еще как люди кричали из-за угла:
Ты слаба, глупа и имя твоё не очень.
Каждый день винила и ругала себя,
Что во власть взяла грустная осень....
12:52  27-12-2016
: [6] [Пустите даму!]
Целый день в отделе Любви творилось что-то необычное и сумбурное. Менеджеры, с раннего утра бегали, как заведенные, они перетрясали архивы, судорожно чертили какие-то схемы, составляли на скорую руку графики. Никто, как это обычно бывало, не раскладывал пасьянсы, не пил кофе в курилке и не травил байки....