Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

ИстФак:: - Чужая игра

Чужая игра

Автор: Томми
   [ принято к публикации 23:13  18-09-2012 | Raider | Просмотров: 1111]
***В качестве четырех персонажей — четыре известных фольклорно-исторических личности. Все остальное — фантазия автора, то есть моя.
Просто интересно мнение...
И, собственно, текст детектива:

— Вернется Гисборн, сразу ко мне, — Гай уже был на лестнице перед входом в залу заседаний, когда услышал голос шерифа.
— Я здесь, милорд…
Шериф как всегда восседал за своим огромным столом. Перед ним стояла клетка с малиновкой.
— Очень кстати, Гисборн… — сказал шериф, обращаясь к малиновке и щелкая перед ней пальцами. Птичка упорно продолжала молчать.
— Никто не хочет ничего делать, когда я прошу, — вслух пожаловался шериф.
— Это наверно потому, милорд, что вы все время щелкаете при этом пальцами… — тихо, словно раздумывая, произнес Гай.
Шериф с подозрением посмотрел на него, но натолкнулся на серьезный сосредоточенный взгляд человека, который хочет знать, зачем его позвали.
— Гисборн, приведи себя в порядок, прикажи, чтобы тебе подали обед, и будь готов выехать в Йорк…
— Милорд, я только что из Лондона…
— Гисборн, ты когда-нибудь перестанешь перечить начальству? Если я говорю – в Йорк, значит – в Йорк… если я скажу – спрыгнуть с башни…
— Вот это вряд ли… — тут же отозвался Гай. – Вас самого это едва ли устроит…
Шериф оценивающе посмотрел на своего советника.
— Будем считать, что пока я погорячился…
Гисборн иронически поднял бровь, но промолчал. Он всегда помнил, что готов подчиняться до определенного предела, и не хотел, чтобы шериф об этом забывал. И все же он находится на его службе…
— Договорились, милорд… Хорошо, я поеду в Йорк… Что там произошло?
— У принца нашего Джона украли молитвенник, прямо из спальни… Он потребовал расследования. Но… — шериф предупреждающе поднял указательный палец. – Он попросил меня, чтобы я доверил расследование тебе…
Гай пожал плечами.
— Вы сомневаетесь в том, что Джон хочет, чтобы мы нашли молитвенник?..
Шериф вылез из-за стола и подошел вплотную к Гаю.
— Вряд ли он о тебе такого же мнения, как я…
Гисборн стиснул зубы. Как ему надоели дурацкие хамские шуточки шерифа.
— Это приятно слышать, милорд, — усмехнулся он.
— Гисборн, тебе приятно слышать меня? Ушам своим не верю…
— Давайте по существу…
— Обиделся, — протянул шериф. – А ты не об обидах своих думай, а о деле. Ты с Джоном знаком мало… а я с ним почитай полжизни провел при дворе… Он хочет, чтобы ты нашел, но не хочет, чтобы ты понял, что именно нашел…иначе он не стал бы поднимать такой шум из-за простого молитвенника…
— Вы думаете, там второе дно?
Шериф кивнул.
— Я знаю Джона…
— А что хотите вы, милорд?..
— А я уверен, что когда ты думаешь о деле, а не о девках, голова у тебя варит так, как надо…Как надо, Гисборн… Иди, собирайся…
Гай развернулся и, сопровождаемый этим странным напутствием, отправился к себе.


— Я его постоянно держал в изголовье… — принц Джон, разодетый как павлин, вальяжно шествовал к своей спальне. На шаг отставая от него, как полагалось по этикету, шел Гисборн. Его страшно раздражал слащавый самоуверенный голос принца, его тихий смешок, когда казалось, что он смеется над тем, что ведомо только ему одному. Его обманчиво ленивые движения и неторопливые манеры. Гай был рад тому, что он идет сзади, а Джону не приходит в голову оглядываться.
Гисборн прекрасно понимал, что принц потребовал его участия потому, что уверен в его лояльности больше, чем в чьей либо другой. Конечно, разве попыткой убийства Ричарда он не доказал свою преданность? Как можно после этого в нем сомневаться? Вот только даже теперь Гай не был уверен, что предан принцу. Не тот человек Джон, чтобы безоговорочно верить ему. Наоборот, нужно держать ухо востро. Гисборн вполне отдавал себе отчет в том, что он готов идти за принцем до тех пор, пока тот дает ему возможность приближаться к исполнению его желаний, пока он платит ему, пока он дает ему власть, пока он обещает вознаградить его за службу и выполняет свои обещания. Чувство патриотизма, имевшее когда-то большое значение для Гая, теперь пылилось на задворках сознания, оттесненное туда за ненадобностью для людей, которым он служил.
— Вот здесь он находился, — Джон протянул руку к тяжелому пурпурному пологу, закрывающему кровать, отодвинул его и показал на изголовье. Спинка дубовой кровати была широкой и низкой, ее верх можно было использовать как небольшую полку для того, чтобы держать там необходимые вещи. На ней лежали гребень, ароматница, тарелка с вишнями.
— Когда вы обнаружили его исчезновение, милорд?
— Гисборн, когда по твоему я должен был его обнаружить? – раздраженно передернул плечами принц. – Конечно же, когда стал молиться…
— И когда это событие случилось в последний раз, милорд? – отомстил Гай, прекрасно зная, что принц скорее оценит злую рискованную шутку, чем оскорбится.
Джон захохотал и погрозил ему пальцем.
— Милорд… — Гай попытался вернуть его к делу.
— Ах, да… — принц картинно встал у окна. – Вчера вечером оруженосец брата привез письмо, в котором он опять требовал денег… Гисборн, сколько можно… я выгреб все, что нашел, из сундуков жителей… не думает же он, что я открою ему свои? Вот ты – откроешь?
— И не подумаю, милорд… — Гай почувствовал, что они снова уходят от темы. И почему-то возникла мысль, что принц это делает специально…
Джон смешливо на него посмотрел.
— А если я прикажу?
— Вы не прикажете… — выкрутился Гай. – Поэтому я так уверен.
— Ну, хорошо… Так вот, поверишь, я взялся за молитвенник, потому что только божья сила способна вразумить моего брата… я уже не способен… но молитвенника не было…
— Искали везде?
— Обшарили весь замок…
— Кто имел доступ в ваши покои, милорд?
— Мой слуга Тони, оруженосец Уолтер Кэрри… остальным категорически запрещено заходить в мои личные комнаты.
— И кто-то следит, чтобы и вправду не заходили?.. – поинтересовался Гай.
— Уолтер и следит.
— Хорошо… Милорд, опишите мне пожалуйста, книгу…
Принц на минуту задумался, потом плавно опустился в стоящее рядом у окна кресло.
— Размером с ладонь, красный пергамен, обложка из лилового бархата. Состоит из пяти тетрадей… или из шести? – Джон всерьез задумался. – Вот не помню… там были все основные молитвы, даже на посевы и погоду…уголки и застежки из серебра… да, края листов позолоченные… на первой странице я написал, что этот молитвенник изготовил и написал я…
— Вы?..
— А ты думаешь, я на это не способен?.. Под чутким руководством отца Стивена, он учил меня и помогал…
Гай наклонился над креслом и вполголоса проговорил:
— То есть, вы уверены, милорд, что молитвенник не содержит никаких секретных или опасных сведений?..
— Уверен, — очень быстро ответил принц. Показалось, или слишком быстро? Словно был готов и к вопросу и к ответу.
— Ума не приложу, кому он нужен… — размеренно проговорил Джон. – Он даже продать его никому не сможет… ведь ясно же, что вещь ворованная…
— На память о вас, милорд… — усмехнулся Гай.
— Не несите ерунды, Гисборн, — взорвался Джон, сразу показав, что он не такой уж и спокойный, каким хочет казаться. – Лучше займитесь, наконец, делом.
— А я чем занимаюсь? – на лице Гая было написано искреннее недоумение. Принц встал и заходил по комнате.
— Еще что-то ты хочешь узнать?
— У меня только один вопрос, милорд, который я должен задать… вы использовали новый пергамен?
— Конечно, новый, кто я по-твоему… — и снова в глазах принца мелькнуло что-то неуловимое. Но теперь Гай уже был уверен, что ему не показалось. Ладно, разберемся…


Отец Стивен находился на заднем дворе монастыря, подоткнув рясу чистил коня.
— Прости за беспокойство, святой отец, но я бы хотел задать тебе несколько вопросов…
— Ааа… Гисборн… как там его светлость шериф поживает? Исповедоваться не хочет?
Гай покачал головой и усмехнулся.
— Не дождемся…
С этим человеком он мог позволить себе подобные высказывания. Аббат в течение четырех лет был с ними в Святой земле, прошел всеми дорогами от моря до Иерусалима, видел их всех насквозь и отпускал им все грехи без исповеди столько раз, сколько наверно и сам не помнил. До сих пор отец Стивен, еще далеко не старый человек, едва ли старше самого Гая, чувствовал себя больше воином, чем священником. И с Гаем и с шерифом его связывали дружеские отношения.
Аббат положил скребок на карниз окна и выжидательно уставился на Гая.
— Давай, спрашивай…
— Джон сказал, что ты учил его делать книги?… — без лишних предисловий спросил Гисборн.
— А, ты про молитвенник, — согласно кивнул отец Стивен. – Это было единственный раз… но надо признать – у него талант… и пишет и рисует неплохо. Книга получилась бы еще лучше, если бы не его жадность…
Гай выжидательно посмотрел на собеседника.
— Последние две страницы молитвенника – палимпсест. Пергамен кончался, вместо того, чтобы дать Уолтеру золото и отправить за недостающим материалом, он нашел где-то старый пергамен, самолично соскоблил с него текст и записал по новой… Гисборн, это бросается в глаза… можно считать, что он испортил всю свою работу своей жадностью.
У Гая появилось ощущение, будто он взял след. Палимпсест…
— А что это за текст был, отец Стивен, который Джон соскоблил?
— Да разве ж он покажет?.. Ни слова не сказал… Я уже когда всю книгу смотрел, заметил… а он сделал вид, что так и должно быть…но это не листы из старых книг, точно, это отдельные пергамены… похоже на какой-то документ…
— Кто еще мог знать об этом?..
— Об этих страницах? – понятливо переспросил аббат. – Я точно никому не говорил, я не из болтливых, ты знаешь, Гай…
— Да, знаю…
— Я думаю, тебе не составит труда отыскать вора, Гисборн… принц считает себя умнее всех…
— Не думаешь ли ты, что он сам его украл у себя?
— Нет, нет, Гай… Но он сам себя выдает, разбалтывая то, что скрыл бы любой другой человек с меньшим самомнением…И многие его не любят… особенно те, кто служит ему… помни об этом…
Пожелав отцу Стивену удачи в спасении людских душ Гай вскочил на коня и поскакал обратно в замок.

Войдя с заднего двора Гай приказал найти Тони, с тем, чтобы тот организовал ему пропущенный обед. Прошел в отведенные ему принцем Джоном покои, умылся с дороги и прилег на кровать. Но отдохнуть ему не удалось. Приказания здесь выполнялись быстро, и уже через пятнадцать минут Тони самолично доставил еду в комнату Гая.
— Милорд, я предполагал, что вы хотите поговорить со мной…
Гисборн внимательно посмотрел на молодого смышленого парня.
— Почему ты так решил?
— Ну вы же ищете книгу его высочества… Его высочество сказал, чтобы мы отвечали на все ваши вопросы…
— На все?
— Да, — без тени сомнения ответил Тони.
— Ну хорошо…Тогда скажи мне пожалуйста, кто занимается библиотекой и перепиской милорда?
— Уолтер, ваша светлость.
— А ты?
— Это не входит в мои обязанности.
— Но ты мог себе позволить увидеть то, что тебя интересовало?
— Если вы имеете в виду, был ли у меня доступ, милорд, то да – был…- спокойно ответил Тони.
— Но ты не смотрел?..
— Я не умею читать, милорд…
Гай задумался. Парень ему нравился. Несуетливый, разумный, уверенный. Он, безусловно, мог украсть молитвенник, у него была такая возможность, но едва ли мог ответить на его вопросы относительно исчезнувших документов.
— Кто еще, кроме вас, имел доступ в покои принца Джона?
— Никто, милорд… богом клянусь…- в глазах Тони плясали какие-то непонятные искорки… — И я очень хочу, чтобы нашли этого человека…
Гисборн отодвинул миску в сторону, быстро выпил вино из серебряной чарки, и почувствовал себя значительно лучше. Если он правильно понял последние слова Тони, то этот человек где-то рядом и сам готов сделать все, чтобы его нашли…да ведь это заговор, — вдруг понял Гай. – Заговор, который не должен закончиться развязкой. Точнее, должен, но не сейчас, не сразу…


— Уолтер, я думаю, тебе лучше все честно рассказать мне, — проникновенно сказал Гай, когда они с Кэрри отъехали довольно далеко от замка. Для всех они отправились просто посмотреть окрестности. Лошади шли шагом, погода стояла по-летнему теплая, пахло свежескошенной травой. Но ни один, ни второй не замечали этого. Уолтер, оруженосец принца Джона ехал, низко опустив голову, и о чем-то раздумывал. Гай даже догадывался о чем: не совершил ли он ошибку…
— Это ведь ты посоветовал пригласить именно меня? – спросил Гай. Вопрос прозвучал скорее как утверждение.
Кэрри резко вскинул голову и уставился на него.
— Почему вы так решили, милорд?..
— А разве нет?.. Именно ты — завершение моего расследования. Я уверен, Уолтер, если бы я пошел по другому пути, вы все, заговорщики, всё равно подвели бы меня к нашему с тобой разговору… Ты хотел этого, тогда почему ты боишься?..
— Но вы пошли по этому пути…
— Случайно, Уолтер… не тяни время…
Кэрри решительно тряхнул головой.
— Ну хорошо… Я действительно посоветовал пригласить вас… но предложил это святой отец… он очень хорошего мнения о вас, и сказал, что лучше вас никто в этой ситуации не разберется. – Уолтер выделил слова: «в этой», — Я сказал его высочеству, он подумал и тоже ответил, что лучше вас никого не найти… если вы не найдете вора, то уже никто не найдет…
Кэрри остановил лошадь и прямо взглянул на Гая.
— Милорд, я расскажу вам все, только дайте слово чести, что вы не используете эту информацию мне во вред…
У Гисборна потеплело на душе. Если кто-то еще продолжает верить его слову, значит не все потеряно. Несомненно, это влияние отца Стивена.Уолтер-то, его, Гая, раньше совсем не знал.
— Даю слово, — кивнул Гисборн. – Это же ты взял молитвенник?
Кэрри кивнул.
— Да, я… все ждут, что вернется в Англию король Ричард… он должен узнать, что замышляет его брат…у нас с Тони никогда не было доступа к секретной переписке его высочества, нам доверяли только обычные письма, хозяйственные, юридические… на мне лежало написание ответов на них… а секреты все он хранил в отдельной шкатулке… и что там – никто не знал… Его высочество очень пристрастился последнее время к деланию книг… а у него вечно на столе беспорядок… и вот как-то он достал письма из шкатулки, видимо решил разобрать их… положил на столе… а потом пришел Тони и сообщил, что если его высочество хочет, чтобы мастер сшил его тетради в блок, то должен поторопиться, потому как мастер отбывает через два дня к матери в Эдинбург. Принц заторопился… достал листы книги, стал их складывать… и выяснилось, что не хватает двух последних листов, он не успел их дописать… Принц сначала хотел отправить Тони купить пергамен, но потом вернул с дороги и сказал, что не надо… Попросил его пока сложить листы в тетради, а сам схватил пергамены из шкатулки и стал их соскабливать… Тони все видел, никто же не считается со слугами. Потом он ушел и сказал об этом мне…
Гисборн хотел задать вертевшийся на языке вопрос, но промолчал.
— Он видимо решил, что раз для себя делает книгу, то чего бояться. Он же привык, что ему все сходит с рук…В общем, его высочество успел… Книга вышла просто превосходная. В бархатном переплете, с застежками. Обычно он всегда брал ее с собой, вешал в чехол и на седло. Но позавчера он поехал в Ноттингем на один день, собирался к вечеру вернуться, и оставил ее в спальне. Я вытащил книгу на солнце… Вы же знаете, ваша светлость, что на свету можно увидеть старый текст.
— И что там было? – уже не скрывая интереса спросил Гай.
— Его письмо к Филиппу французскому. Они договаривались о том, чтобы не допустить возвращения короля Ричарда в Англию. И что, если это удастся, принц Джон станет королем…. Поэтому его высочество так испугался, когда молитвенник пропал.
Гай подумал, что узнав принца получше, он сам тоже уже не очень хочет, чтобы тот стал его королем.
— Уолтер, у тебя есть какие-то личные причины не желать этого?.. – тихо спросил Гисборн.
Кэрри тронул лошадь каблуками и поскакал вперед. Какое-то время они ехали молча посреди вересковой пустоши. Потом Уолтер остановился.
— Принц убил моего отца. Он хотел получить наши земли, которые граничили с его землями, те, по которым мы сейчас едем… Обвинил в предательстве и казнил. Я был тогда еще очень мал, но все равно хорошо помню это… Я поклялся отомстить. Мать через год скончалась от болезни. Его высочество взял меня в пажи, потом я стал оруженосцем. Но рыцарем мне не быть.
— Почему?.. Он против?
— Нет, он, наоборот, захочет, чтобы я принес ему клятву верности… я сам не смогу поклясться… ведь это значило бы навеки забыть о мести…
— А другие?
— У Тони и святого отца тоже есть причины ненавидеть принца. Поверьте мне… но я не могу раскрывать чужие тайны.
— И ты хочешь, чтобы я посодействовал тому, чтобы король получил этот молитвенник?
— Да… я отдам вам его, когда мы вернемся, и вы увезете его с собой…
Гисборн мысленно возликовал. Это же решение всех их с шерифом проблем. Это означает, что сбудутся все их мечты – о славе, о богатстве. Получив такое доказательство измены брата король должен будет отблагодарить их.
— А почему ты сам не хочешь попробовать отвезти это королю? – уже для проформы спросил Гай.
— Мне не довезти… мало ли что может случиться в дороге… а если меня еще начнут искать…
— Хорошо, я согласен… но что мы скажем принцу?..
Уолтер опустил голову. Было ясно, что этот вопрос очень сильно беспокоит его. Гисборн просто обязан отчитаться о результатах следствия. И сделать так, чтобы у принца не возникло желания искать книгу дальше. И подставить Уолтера он не имеет права. Гай не задумываясь использовал бы в своих интересах любого человека, который попытался бы использовать его… но не мог заставить себя предать вот этого юнца, который так безоглядно доверился ему и который не имеет никакого представления о том, по каким правилам ведутся подобные игры.
Всю ночь Гай ломал голову над тем, как ему поступить. Утром он встал злым и невыспавшимся, но с готовым решением задачи.
— Тони, отправляйся к отцу Стивену, мне нужны несколько кусков пергамена, лиловый бархат, и серебряные заготовки… у него в монастырской мастерской такого добра должно быть много…
— Я думаю, это неплохой выход, милорд, — проговорил слуга. И снова Гай удивился тому, что этот парень понимает его без слов. Черт возьми, Тони заслуживал лучшего, чем просто быть слугой принца. Надо написать о нем Уорвику…
Гисборн кивнул своим мыслям. Этого мальчишку, Уолтера, заварившего такую кашу, следовало спасти. А заодно и всех, кто так легко стал оказывать ему содействие. Принц Джон не из тех, кто будет долго разбираться. Гай не собирался обманывать самого себя – это было нужно и ему тоже.
— Тони, как ты посмотришь на то, чтобы уехать с Уолтером на Святую землю?
— К королю?
— Да…
— С огромным удовольствием, милорд…
— Хорошо…
Гисборн спустился по лестнице в комнату Кэрри.
— Уолтер, я все-таки думаю, что тебе лучше уехать… вместе с Тони. Скорее всего вас будут искать, но вы укроетесь у отца Стивена, он переправит вас к лорду Уорвику, моему другу, а тот, в свою очередь, поможет вам добраться до Святой земли, до короля Ричарда. Я напишу письмо… только взамен прошу одного: уничтожить письмо при первой же опасности и никому не рассказывать о том, что здесь случилось.
Кэрри задумался.
— Как я смогу говорить с лордом Уорвиком, если уничтожу письмо?
— Не волнуйся, я скажу тебе пару тайных фраз. При необходимости ты используешь их. Постарайся не попадаться никому в руки…
— Да уж постараюсь… Вы все-таки хотите сказать его высочеству, что это я взял книгу… — утвердительно заявил Кэрри.
— Я не вижу другого выхода, Уолтер, — честно признался Гай. – Но ведь важна цель. Чтобы король получил книгу. Ты будешь в полной безопасности, обещаю тебе. Тебя и Тони буквально передадут с рук на руки.
— Тони хочет уехать со мной?
— Да…
— Но принц будет искать книгу…
— Он не будет ее искать, — покачал головой Гисборн. – А через какое-то время он перестанет искать и вас. Я уверен…
— Милорд…
— Я дал тебе слово… — сердито сказал Гай. – Если ты говоришь, что кроме вас в покои принца никто не заходил, как можем мы ему сказать, что там был кто-то третий? Он обвинит вас в том, что вы пустили его туда.
Уолтер кивнул.
— И тогда он все равно нас казнит…
— И вы все равно должны будете ему перед этим сказать, кто там был. Кого вы выберете третьим, Уолтер? – печально спросил Гай.
— Да, вы правы, милорд, — Кэрри поднял голову. – За свои поступки лучше отвечать самому.
— Или не отвечать, — улыбнулся Гисборн. – У вас три часа на сборы. Вечером я поговорю с принцем.

— Ну, Гисборн, ты нашел вора? – встретил его Джон. Он сидел за столом у окна в своих покоях и сам с собой играл в шахматы.
— Нашел, милорд…
— И кто это?
— Уолтер и Тони…
Принц поднял недоуменный взгляд на застывшего в дверном проеме Гая.
— Оба? – обиженно спросил он. – Гисборн, что я им сделал?.. Я был для них как отец родной…Я любил их, они у меня как сыр в масле катались…
— И укатились… — пробормотал Гай.
— Что? – приподнялся Джон.
— Мне не удалось их задержать… к тому моменту, когда я узнал, что это они, их уже не было в замке…
— А книга?
— Книгу Уолтер сжег, в отместку вам… в своей комнате.
Гисборн прошел к столу, сел напротив принца, окинул взглядом расстановку фигур на доске и сделал ход черным конем.
— Вам шах, ваше высочество… — объявил он.
— Так нечестно, Гисборн, — пожаловался принц. – Ты воспользовался плодами чужой игры.
Гай улыбнулся.
— Так что с книгой?
— Он ее сжег, — терпеливо повторил Гисборн. – И оставил вам в комнате записку, почему он это сделал.
Принц вскочил с кресла.
— Пошли.
Они спустились по лестнице и вошли в комнату Кэрри.
В очаге, уже остывшем, среди угольев лежала горсть пепла, в которой легко узнавались остатки пергамента, куски обугленного бархата и почерневшие серебряные застежки. Принц присел перед очагом, поворошил кочергой. Гай подал ему записку, собственноручно написанную Уолтером перед отъездом, в которой он обвинил принца в смерти отца и сообщил, что кража книги – это месть за его гибель.
«Есть поверье, если сжечь молитвенник, то…», — заканчивалась записка и дальше шло перечисление ужасных неприятностей, которые случатся с тем, чей молитвенник будет сожжен. Эти неприятности они выдумали вдвоем с Гаем, вспоминая все народные приметы, так чтобы было похоже на правду.
— Гисборн, а вы верите в приметы?..
— Нет, милорд, — равнодушно отозвался Гай.
— И я не верю… глупый юнец… — принц поднялся и остановился перед Гаем. – Это он еще не знал, что я приказал отравить его мамашу… она не хотела стать моей… Представляешь, Гисборн, она мне… МНЕ отказала… а я ничего плохого ей не сделал…
— Люди любят вас, милорд…
Принц улыбнулся.
— Да, я знаю… ведь я столько для них делаю…
— Будем искать воров?
Джон задумался.
— Нет… — наконец сказал он. – Очень многие слышали про кражу молитвенника… если я объявлю розыск этих негодяев после того, как они сожгли книгу, решат, что там и вправду было что-то серьезное… а там ведь ничего серьезного не было, правда, Гисборн? – Джон пронзительным взглядом посмотрел на Гая, но тот ответил ему совершенно невинной улыбкой.
— Абсолютно ничего серьезного, милорд…
— Вот и отлично… пойдем, я скажу казначею, чтобы он выдал тебе плату за твои труды… и завтра можешь отправляться в Ноттингем.


— Я думаю, нам это пригодится, милорд, — закончив рассказ Гай выложил перед сделавшим стойку шерифом молитвенник. Шериф схватил его, раскрыл на последних страницах, подбежал к раскрытому окну и посмотрел пергамен на свет. Сквозь подчистки, краску и новый текст явственно проступало письмо к французскому королю.
— Гисборн, этому цены нет… Когда вернется король Ричард мы все с тобой выиграем… эта книга озолотит нас, это исполнение всех желаний… это деньги, много денег… это власть… я займу подобающее мне место при дворе, а ты получишь должность шерифа… ей богу, я освобожу ее для тебя… ты заслуживаешь этого… в том случае, если перестанешь валять дурака и наконец-то будешь выполнять свои обязанности и поймаешь этого чертова Гуда.
Гай не слышал причитаний шерифа, он сидел с мечтательным видом в кресле и перед его взглядом проносились картины одна заманчивее другой. Но последняя фраза шерифа вернула его к реальности.
— Поймаешь его, как же, — проворчал он.
— А ты попробуй, хоть раз, — отозвался шериф.
Гай машинально кивнул, и шериф удивленно посмотрел на него.
— О чем ты думаешь все время, Гисборн?
— О том, что для Англии сейчас нет хорошего короля…Мы столько боролись и ради чего? Ради того, чтобы посадить на трон этого придурка, который ничуть не лучше своего брата?
Шериф встал за креслом Гая и облокотился на его спинку. Слова шерифа прозвучали почти на ухо Гисборну:
— Надо сделать так, чтобы любой из них, пришедший к власти, стал нашим королем… И не сомневался в нашей верности… Это трудно, но возможно, Гисборн…


Теги:





-4


Комментарии

#0 11:31  19-09-2012Raider    
слабовато пока
но задел есть, работай
перечитай дрюона и кристи

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:02  08-12-2016
: [56] [ИстФак]
В Руси воззрим красоты неземные,
Простор в ней мысли и ума бескрайний,
Рождает спор людей с названьем-давний
Героем были власти волостные.

Поместий мало дельных, силы нет,
Они идут, неся с собою свет в ответ,
Крестьян толпа несет в себе прощенье
И дар в лаптях, малютку-просвещенье....
17:26  05-10-2016
: [12] [ИстФак]
- Попроще надо жить, monsieur, попроще.
Ты слышишь лапки маленьких крысят?
Не выходил бы давеча на площадь.
Ты знал, тираны это не простят.

Твои мечты, фантазии – нелепость.
Ушел бы в море, как российский флот.
Ночь над Невой. Белеет камнем крепость,
И там, где кронверк, строят эшафот....
21:42  26-09-2016
: [10] [ИстФак]
Леонид Ильич Брежнев, тяжело сопя и покряхтывая поднялся на трибуну, раскрыл папку с профилем Ленина, неторопливо надел роговые очки, и начал читать речь:

- Кхе, кхе... Товарищи, кхе, я хотел бы поздравить наш великий, могучий советский народ, кхе, кхе, с окончанием старой пятилетки, кхе, кхе, и началом новой кхе, кхе....
Котовский очень любил делать две вещи, которые позволяли ему забыть о тяжелых буднях комкора - долго скакать на коне, и прыгать с парашютом. Конь у него был кобыла, а парашюта не было совсем. Поэтому, когда у кобылы начиналась течка, и скакать на ней было не комильфо, он приходил в местный аэроклуб, и рявкал в лицо вытянувшегося во фрунт перепуганного директора:

- Еб вашу мать, блядь, Котовский, нахуй суки, парашют, мать вашу блядь нахуй !...
НЕБО НАСУПИЛО ТУЧИ КОСМАТЫЕ...
.
Небо насупило тучи косматые
Плюнуло мелким дождем.
Встретился как-то в районе Арбата я
С бронзовым в кепке Вождем.
.
Чапал походкой Ильич осторожною,
Взгляд арестански-лукав.
Финским поблескивал изредка ножиком,
Спрятанным в правый рукав....