Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Конец света - 2012 глава 21-22

Конец света - 2012 глава 21-22

Автор: Сергей Климко
   [ принято к публикации 18:57  15-12-2012 | Na | Просмотров: 471]
Глава 21

Операция «ЦЕРН»

— Будем действовать аккуратно, без лишнего шума. Поэтому всем приставить к своему оружию звукопоглощающие насадки, – приказал генерал Иванов.
Требование генерала было вполне объяснимым. Чем дольше они будут действовать незаметно, не раскрывая своего присутствия и своих планов, тем больше у них шансов на успех.
Сказано – сделано. Все выстроились гуськом и, на всякий случай, заслоняя своими телами невооруженного Жана и следуя его рекомендациям, начали осторожно продвигаться по коридорам, словно по лабиринту.
Первых попавшихся боевиков удалось обезвредить легко и быстро. Трое из них сидели в служебной комнате, о чем-то по-своему разговаривали, беспечно смеялись, дверь была открыта, поэтому не составило большого труда проникнуть в комнату и без всякого сопротивления и шума их ликвидировать.
Подобранное оружие доверили нести Васе.
— Давайте, я понесу их автоматы. – Вася сам предложил свои услуги.
Будучи неважным стрелком, он предпочитал быть верным оруженосцем, чем доблестным рыцарем, уничтожающим скверну с лица нашей планеты.
Первые трофейные автоматы он бодро взвалил себе на плечи и при этом оптимистично заметил:
— Какие-то они легкие. Я думал, будет намного тяжелее.
Когда их насобиралось с десяток, а это более сорока кило веса, оптимизма у Василия заметно поубавилось. Как гигантская стотридцатилетняя черепаха, он еле полз и так тяжело дышал, что, казалось, скоро совсем выбьется из сил.
— Вася, давай мы, где-нибудь спрячем оружие и пойдем дальше налегке, — великодушно предложил Серега.
Вася с благодарностью посмотрел на друга. Они вместе вернулись в начало лабиринта и спрятали оружие в одной из служебных комнат, освобожденных от бандитов.
— На обратном пути заберем оружие с собой, оно еще понадобится. – Генерал Иванов был доволен таким ходом событий.
Нельзя сказать, что все проходило без сучка и задоринки. Группа потеряла след сразу после спуска по крутой лестнице. То ли Жан растерялся и не смог определить, куда дальше двигаться, то ли что-то другое помешало следопытом, но они долго мыкались, словно слепые котята, пока глазастый Николай не заметил на полу одну-единственную хвоинку.
— Значит, мы на верном пути, – облегченно вздохнул генерал Иванов.
Ему не очень-то хотелось затеряться в этих катакомбах, так и не найдя пленников.
— Я предлагаю основной группе передохнуть, а Николай с Жаном в это время сходят в разведку. – Генерал решить взять паузу, необходимую для того, чтобы собраться с силами для решающего броска.

В это время «Бурый» пробирался к цели с другой стороны ЦЕРНа.
На его беду Махмуд успел сообщить Шамилю о прибытии такого матерого врага, так вероломно предавшего их когда-то.
— Убейте его, — воскликнул Шамиль, узнав эту неприятную для себя новость.
Его озадачило появление здесь Беспальцева.
Если тот прибыл один, то тогда как он намеревается действовать? Сам Шамиль в одиночку ни за что бы ни решился на какое-либо открытое противодействие могущественному противнику. А если Беспальцев каким-то образом связан с пленниками и они работают заодно? Необходимо было допросить Беспальцева и узнать, с какой целью тот здесь объявился.
Так или иначе, Шамиль послал отряд на поиски и, если потребуется, уничтожение своего бывшего союзника.
А бывший союзник тем временем огнем и мечом прокладывал себе дорогу. Пробираться сквозь кордоны боевиков без шума никак не получалось. Ведь против него работал целый взвод вооруженных до зубов боевиков.
«Бурый» пробегал помещение за помещением, попадая под град выпускаемый бандитами пуль, падал и мгновенно поднимался, иногда не успевая сообразить, куда следует двигаться дальше. Он действовал в Серегиной манере, словно обменялся с ним ролью, которую тот играл при освобождении заложников в Минске.
Он отвлекал на себя все внимание боевиков, а в это время группа генерала Иванова вместе с Серегой продвигалась, почти не встречая сопротивления, к месту, где находились пленники.
Внезапно Жан почувствовал, что где-то поблизости должны были находиться пленные ребята. Возле большой белой двери он нашел несколько хвоинок.
— Они здесь, — тихо сказал экстрасенс, указывая на дверь.
Генерал Иванов тихонько подергал за ручку двери, но дверь была заперта. Тотчас за дверью послышалась какая-то возня. Через несколько секунд шум стих.
Когда генерал понял, что дверь никто им не откроет, он приказал:
— Василий, действуй.
Василий деловито подошел к двери. Вскоре дверь была открыта. Спецназ вошел в комнату, однако в ней никого не было.
— Мистика, — только и смог произнести Серега. – Попрятались, наверное, боятся за свои драгоценные шкуры.
При этих словах шкаф, стоящий возле стены, открылся, из него вышел Жора Ведун. Серега даже просиял от счастья, увидев в целости и сохранности своего пропавшего друга.
— Остальных увели, я здесь один, — спокойно сказал тот.
Потом кивком головы поздоровался с вызволившими его из плена товарищами.
— Куда увели? – спросили в один голос Жорины освободители.
— К Шамилю. Там сейчас праздник, ребят попросили спеть и просто выступить, — нехотя ответил Жора.
— А вы разве не поете? – ехидно спросил Вася у Жоры.
Жора с ненавистью посмотрел на Василия:
— Я для врагов не пою. Да и для тебя вряд ли спою, слишком ты въедлив.
— Хоть ты один оказался не коллаборационистом! — с удовлетворением сказал Серега, чтобы прекратить назревавший спор.
— А разве они коллаборационисты? Это Гарик Мартиросов попросил их выступить перед боевиками, видимо, опять что-то задумал, — загадочно произнес Ведун. – Он подавал нам таинственные знаки, поэтому мы теперь вынуждены подыгрывать ему.
— Одни загадки кругом, видимо, мы чего-то не понимаем, — подвел итог допроса генерал Иванов. – Дорогу хоть сможешь нам показать?
— Не знаю, но идти все равно надо, освобождать ребят, им там, наверное, не сладко, — уверенно предположил Жора.
— Тогда одевай броник и бери автомат. Василий, выдай ему один, только самый лучший, — приказал генерал Иванов.
У Васи как раз снова накопилось несколько автоматов, отобранных у боевиков.
— Держите этот, только он без глушителя, — предупредил Вася. – Боевики услышат, если вы начнете стрелять, поэтому лучше уж пойте.
Жора замахнулся на Васю только что полученным автоматом, но тот предусмотрительно, при этом вызывающе скалясь, спрятался за генерала Иванова.
Пришлось Жоре снова оставить Васю в покое.
— А вы пришли сюда по хвое? – вдруг спросил Жора, о чем-то вспомнив.
— Нас привел экстрасенс, но и ваша хвоя сыграла не последнюю роль, — ответил генерал. – Неплохо придумали, молодцы.
— Хвои больше нет, — трагически промямлил Жорик, как будто именно от этого обстоятельства зависело их будущее.
— Ничего не поделаешь, теперь пойдем наугад. Держись сынок, мы их обязательно найдем, — приободрил Жору генерал.
И они пошли искать угнанных на праздничную каторгу друзей.
По ходу они несколько раз натыкались на здешнюю охрану. Один из боевиков успел даже ранить бойца спецназа прикладом автомата, но, в общем и целом, все прошло успешно и почти бесшумно.
— Я знаю, где они, — вдруг осенило Жору. – В конференц-зале.
У всех, включая генерала Иванова, от неожиданности отвисли челюсти. Как это они сразу до этого не догадались! В каждом уважающем себя учреждении есть такой зал. А находится он, как правило, в самом видном и доступном для всех месте.
Генерал достал свой планшет, по которому он периодически сверялся, чтобы определять свое местонахождение, и сказал, указав пальцем на обозначение на планшете:
— Вот здесь находится конференц-зал на пятьсот человек. Пошли обратно.
Минут через двадцать они услышали музыку. Какой-то певец исполнял заунывную восточную песню.
Еще через минуту они оказались возле конференц-зала.
— Нам нужно проникнуть в него окольными путями, чтобы не вспугнуть боевиков, — скомандовал генерал.
Через служебный вход отряд незаметно для террористов просочился за кулисы конференц-зала, откуда все было видно, как на ладони.
Перед ними открылась такая картина. Иван Уркан играл на рояле носом старую советскую песню, а боевики громко и развязно хохотали.
Генерал Иванов от негодования даже сплюнул.
- Вот негодяй, такую песню опошлил.
- Это еще что, я видел, как он ногами играл, — подлил масла в огонь Вася. – В телепередаче «Вечерний Урка». Правда, не на рояле, он тогда на полу на какие-то клавиши давил.
— До чего же додумался, паршивец. Такая хорошая бабушка у него, про десантников песни поет. А внук такой разгильдяй. – Генерал был вне себя от возмущения и готов был тут же устроить перестрелку с боевиками и застрелить их вместе с Иваном.
Однако в зале находился ни в чем не повинный гражданский персонал ЦЕРНа, поэтому стрельбу нужно было пока отложить.
— А я думаю так, — веско сказал Кличко. — Не стреляйте в пианиста, он играет так, как умеет. Этот Иван пока только ищет себя, перебирает все, что подходит под рамки приличия. Вот если бы он играл вот этим местом, тогда – другое дело. – Тут Серега показал взглядом себе ниже пояса.
Все тихонько засмеялись, поняв, куда клонит «Серый».
— А Чарли Чаплин однажды играл этим местом, причем на каком-то светском приеме, — встрял в обмен мнениями всезнайка Жора.
— А вы не сравнивайте хрен с пальцем, — вежливо поддел его Вася. – Кто такой Чаплин, и кто такой Уркан, и тем более Ведун!
— Я тебя сейчас задушу, — не на шутку рассвирепел Жора.
Жорины руки потянулись к Васиной шее, готовые прямо сейчас доказать, что слова их хозяина никогда не расходятся с делом.
— Но-но, я на вас начальству пожалуюсь, — пролепетал Вася, прячась уже за своего друга Серегу.
— Ну-ка прекратить мне, — сказал генерал Иванов. – Потом подеретесь, когда бандитов перебьем.
Эти слова невольно запали в сознание Сереги.
— Конечно, Чаплин – гений, и ему было почти все позволено, — продолжил животрепещущую тему Кличко. – Я не говорю, что Иван все делает правильно. Он действует методом проб и ошибок. Не понравится публике этот номер – он сделает другой. Тут главное — не стоять на одном месте, а работать, когда-нибудь да получится. А сейчас он так играет, чтобы запудрить боевикам мозги. Отвлекает их от дел насущных и тем самым облегчает нашу задачу.
— Может быть, ты и прав, — проговорил генерал Иванов, посмотрев на Кличко. – После концерта мы их порубаем в капусту.
Никто против этого заключения возражать не стал, все продолжали спокойно смотреть концерт.
Затем на сцену вышел Гарик Мартиросов. Он исполнил свой коронный номер про караоке.
- Вход: взрослым – десять рублей, некрасивым детям – три рубля, красивым детям – бесплатно, — с кавказским акцентом быстро тараторил Гарик.
Боевики по-дружески искупали Мартиросова в овациях и аплодисментах.
Однако то, что нравится одним, не обязательно нравится другим. Гражданский персонал коллайдера начал потихоньку покидать конференц-зал.
Прошло еще некоторое время. Со своим стенд-апом выступил Павел Доля. Русский язык был непонятен для большинства зрителей, поэтому над его шутками смеялись лишь немногие русскоязычные боевики.
«Смейтесь, смейтесь. Хорошо смеется тот, кто смеется последним», — зловеще пробурчал в полголоса недовольный таким приемом Павел.
Вскоре зал стал наполовину пуст.
И тут из-за кулис вышел Миша Занустян, переодетый в девочку, и с длинной кавказской бородой.
— Потерялась я, мама, — успел произнести первую фразу Миша, и оставшиеся в зале зрители грохнул со смеху.
Причем смеялись даже те, которые не понимали русскую речь.
Милиционера играл «Бульдог». К середине номера все поголовно лежали на полу и корчились от смеха.
— Все-таки, искусство – это волшебная сила, — улыбаясь, произнес генерал Иванов. – Однако этим мы должны непременно воспользоваться, пока враг в невменяемом состоянии.
Он взял в руки рацию и отдал короткий приказ окружившему город спецназу:
— Можно начинать.
Потом приказал Жану:
— Дорогу наружу помнишь? Тогда тебе и карты в руки. Вот ключи от комнаты со спрятанными там автоматами, бери их и неси к выходу. Я попозже вызову местных бойцов, передашь оружие им.
Затем генерал обратился к Сереге:
— А вы вместе с Василием и Георгием поддерживайте нас огнем. Ну, с богом.
Седой генерал перекрестился.
Когда «Бульдог» произнес заветные слова: «Адреналин Раша», бойцы спецназа ворвались из-за кулис в зал и Николай грозно крикнул:
— Все на пол, быстро. Не двигаться, не то стреляю без предупреждения.
Обычно на тренировках по обезвреживанию террористов все аккуратно ложатся на пол. Но в боевых условиях такие приказы выполняются с точностью до наоборот. В конференц-зале началась паника. Безоружные бойцы отряда Павла Доли и гражданский персонал побежали кто куда. Боевики схватились за оружие и начали беспорядочно стрелять по сторонам.
Бойцы спецназа тотчас занялись привычным для себя делом, а именно приступили к операции по обезвреживанию боевиков. И, несмотря на численный перевес боевиков, последние были застигнуты врасплох и поэтому оборонялись неумело. Горстка хорошо обученных бойцов спецназа, применяя суворовские глазомер, быстроту и натиск, начала теснить боевиков.
Деморализованные боевики падали, бросали свои автоматы и начали убегать вон из конференц-зала.
Заметив это, Серега крикнул Доле:
— Подбирайте оружие и стреляйте в боевиков.
Первым подобрал брошенное оружие Вадим. Он выстрелил из него в ближайшего к нему боевика, но промахнулся, да и патроны как-то сразу кончились. Тогда он начал наносить прикладом удары по подвернувшимся под горячую руку боевикам. Если не получалось ударить прикладом, то бил ногами по корпусу и головой в живот, как его учили когда-то в военном училище.
Следом за ним шли Сергей Цветиков и Сашка Чекало, добивая упавших от ударов Вадика корчившихся от боли боевиков. К образованному таким образом наступательному кулаку присоединились Павел Доля и Иван Уркан.
- Работаем, ребята, — привычно промолвил заскучавший по настоящей работе Иван и нанес удар прикладом автомата по спине одного из боевиков.
Вскоре почти все бойцы отделения Доли были уже вооружены и наносили ощутимый урон противнику.
Однако убивать боевиков было не так уж просто. Бронежилеты и военная выучка делали свое дело. Стреляли боевики неплохо, поэтому у нападавших спецназовцев появились раненые. Их оттаскивали в сторону Вася и Жора, чтобы после боя оказать медицинскую помощь.
Генерал Иванов, находившийся в гуще событий, привычно руководил операцией.
— Вытесняйте боевиков из зала, — кричал он. – Рассеивайте их по коридорам. Добивать их будет легче порознь.
Через полчаса, когда вокруг немного поутихло, спецназовцы бросились искать Шамиля и Мартиросова. Однако их и след уже простыл.
— Я сам побегу искать Шамиля, — крикнул Серега генералу Иванову.
Держась пока в стороне и не бросаясь опрометчиво в гущу событий, постреливая в боевиков из засады, Кличко ждал своего часа. Ему нужен был главарь боевиков. Серега понимал, что если Шамилю сейчас дать уйти, то он соберет вокруг себя оставшихся боевиков и война с ними затянется надолго.
На поиски главаря Кличко выбежал в коридор. Увидев спину какого-то убегающего боевика, Серега бросился за ним в погоню.
«Может, он приведет меня к Шамилю?» — резонно мыслил Серега.
Боевик начал отстреливаться, давая длинные очереди из своего автомата, однако преследователь не падал.
Боевик запаниковал. Серега догнал его и выбил из его ослабевших от страха рук автомат.
— Где Шамиль? – спросил он у обезоруженного боевика.
Серега первый раз в жизни увидел паникующего боевика. Обычно они сражались с выражением ненависти и решимости на лицах. А чтобы взять в их в плен, необходимо было многократное численное превосходство над ними. Сама религия подсказывала боевикам – умри в бою, тогда попадешь в рай. Однако этому боевику очень хотелось жить, и он был готов на все, чтобы его оставили в живых.
— Ты покажешь мне, куда ушел Шамиль? – свирепо спросил Серега у боевика.
В своем зловещем черном обличье и бронешлеме Кличко напоминал черта из преисподней.
Он решил, что выжмет из этого боевика все, что ему нужно.
— Покажу, — заблеял испуганный боевик. – Только не убивай меня.
Боевик повел Серегу за собой. Он решил, что это был сам дьявол, ослушаться которого было не в его силах.
Бой в конференц-зале потихоньку стих. Кругом лежали раненый и убитые. Персонал ЦЕРНа принес бинты и медикаменты, находившиеся в существовавших на всякий случай аптечках. Все живые и получившие легкие ранения были заняты перевязкой раненых и тяжелораненых. Убитых, а среди них были не только боевики, но и гражданский персонал, относили в другое помещение.
— У меня кровь. – Саша Чекало гордо продемонстрировал генералу Иванову свою раненую руку.
Вадим получил ранение в голову, Иван – в ногу, Доля – в плечо. Цветикова царапнуло пулей по щеке. Только Миша и «Бульдог» отделались легким испугом. Как только началась перестрелка, они сразу убежали со сцены за кулисы и оттуда наблюдали за ходом боя. Но раненые ребята на них за это нисколько не обиделись. Бог им судья, главное — все остались живы, даже тяжелого ранения никто из них не получил.
А спецназ продолжал вести бой за пределами конференц-зала. На всех уровнях подземного лабиринта ЦЕРНа убегавшие боевики отстреливались от наседавших на них российских воинов. Еще через час или два все боевики, разбежавшиеся по территории коллайдера, были успешно ликвидированы.

Серега нашел Шамиля после довольно долгих блужданий по подземной территории ЦЕРНа. Тот уже находился в своем кабинете и, сидя за письменным столом, разговаривал по рации с Махмудом, отдавая ему последние распоряжения.
— На поверхности идут бои, но мы пока держимся, — доложил Шамилю Махмуд. – А русского изменника так и не поймали, слишком ловким он оказался.
На входной двери кабинета Шамиля был кодовый замок.
— Открыть сможешь? – спросил Серега у сопровождаемого им боевика.
Боевик наклонился над замком, нажал несколько кнопок и открыл дверь. Кличко за шиворот втащил его перед собой в комнату. Раздался крик Шамиля:
— Ты зачем сюда приперся, Джохар? – Впопыхах он не обратил внимания на то, что за спиной боевика стоял кто-то чужой.
— Я пришел за деньгами, ты мне должен, помнишь, Шамиль? – ответил за Джохара Серега.
Последовала небольшая пауза, вызванная усиленной мозговой деятельностью Шамиля.
«Где я мог слышать этот голос?» — натужно соображал боевик.
Затем раздались выстрелы, означающие то, что мозговая деятельность была успешно завершена.
Серега, повалившись вместе с боевиком на пол, ответил, в свою очередь, огнем из своего оружия. Раздались крики Шамиля:
- Не стреляй, я дам тебе денег.
Конечно, жизнь всегда дороже любых денег. Шамиль рассудил, что лучше все-таки откупиться, тем более что враг сам этого желает.
Серега поднялся на ноги и подошел к замершему на стуле и бросившему свой автомат Шамилю.
— Ну, где твои деньги? – деловито прохрипел белорус.
Шамиль открыл сейф, стоявший на столе, и достал оттуда кейс.
- Держи, здесь все мои доллары.
Серега открыл кейс – долларов было много, под завязку.
- Миллион долларов, — гордо сказал Шамиль. – Я тебе столько был должен? Долг нужно возвращать. А теперь мне нужно уйти.
- Стоять, — одернул его Серега. – Ты арестован, руки за спину.
- Ты как со мной обращаешься? – воскликнул Шамиль. – Джохар!
Это был сигнал к атаке своему телохранителю. Боевик накинулся на Серегу. Однако тот отпрыгнул в сторону и провел точный хай-кик ему в голову. Джохар рухнул, как сноп, на пол кабинета.
Сереге неплохо давался этот удар. Когда-то таким ударом он отправил в нокаут своего соседа по коммунальной квартире Костю Батурина. Тот крепко дружил с зеленым змием, и поэтому каждый день все жильцы коммуналки находились в трансе от его выходок.
Когда он заполнял ванну бутылками, и в ней нельзя было помыться. Когда он по ночам буянил, то обязательно ломал входные двери, потому что не мог найти свои ключи и открыть их.
Однажды Костя в драке сломал Сереге правую руку, и тот целый месяц проходил в гипсе, а потом еще несколько месяцев восстанавливал свое подорванное здоровье. После этого до Сереги дошло, что драться на кулаках (что Серега частенько практиковал, чтобы обуздать распоясавшегося дебошира) с ним теперь бесполезно. Надо было искать более действенные методы.
Однажды, после очередного скандала, между Серегой и Костей снова завязалась драка. Рука еще не совсем окрепла, и Серега использовал удары обеих ног. И прицельно нанесенный Серегой хай-кик в голову отключил доморощенного террориста Костю на целых четыре часа. После этого тяжелого нокаута Костя целый месяц был как шелковый.
Правда, понадобилось еще несколько лет на то, чтобы окончательно отучить соседа от пьянства. Только после лечения в ЛТП Костя окончательно завязал с алкоголем.
Так что, по всему получается, что, только пройдя через нокауты и боль, террористы становятся нормальными людьми.
Но вернемся к нашим боевикам. После того, как Серега отправил Джохара в нокаут, Шамиль бросился наутек. Белорусу понадобилось всего лишь несколько секунд беготни по лабиринту, чтобы догнать главаря боевиков. Завязалась драка. Сначала — на кулаках, потом – борьба в партере.
В конце концов, Сереге удалось несколько раз ударить матерого боевика затылком о бетонный пол, и тот постепенно обмяк и перестал сопротивляться.
В этот момент чей-то голос за спиной участливо спросил:
— Серега, может тебе помочь?
Только теперь Кличко вдруг осознал, что с его стороны было довольно опрометчиво ввязываться в рукопашную схватку с таким опасным противником. А вдруг Шамилю пришли бы на помощь его товарищи и поквитались бы с Серегой? Не помогло бы никакое умение!
Кличко поднял глаза, чтобы как следует рассмотреть говорящего. К счастью, им оказался его товарищ «Бурый».
— Здорово, старина, — обрадовался «Серый», поднимаясь с пола. – Где ты так долго пропадал?
— Да вот искал своих друзей, ты оказался первым, кого я встретил. – Он обнял своего товарища и напарника.
Однако Серега почувствовал, как в десятке метров от них в кабинете Шамиля зашевелился очнувшийся после нокаута Джохар.
— Подожди меня здесь, и постереги этого. – Серега указал на лежащего рядом с ними Шамиля. – Я приволоку сюда еще одного боевика, вон он неподалеку отдыхает.
Вскоре Серега пришел с чемоданом денег и пришедшим в чувство Джохаром. Втроем они потащили главаря террористов в конференц-зал. Причем рядовой боевик покорно повиновался Сереге и даже не пытался сбежать или оказать хоть какое-то сопротивление своему новому начальнику. Беспальцев тепло приветствовал генерала Иванова и спецназовцев.
— Это – один из боевиков по имени Джохар, — сообщил Серега присутствующим в конференц-зале. – Спокойный и покладистый боевик, может быть нам полезен.
Все недоверчиво посмотрели сначала на Кличко, затем на Джохара.
— А это – доллары, которыми Шамиль пытался откупиться. – Серега бросил кейс с деньгами на стол.
— Поздравляю с уловом, — произнес генерал Иванов, заглянув вовнутрь кейса. – Не знаю только, примут ли американские банки свои прежние денежные знаки?
— А когда это они отказывались от своих купюр? Что-то я такого не припомню, — усмехнулся Серега.
В конференц-зале «Бурый» по рации сообщил своим швейцарским друзьям, что можно приходить за оружием.
— Здесь уже идут бои, ваши люди прижали боевиков, — доложил ему Поль. – Автоматы нам были бы кстати. Помогите быстрее уничтожить боевиков.
Генерал Иванов посмотрел на очнувшегося Шамиля.
— Отдай своим нукерам приказ сложить оружие.
Шамиль упрямо замотал головой.
— Может, мне попытаться? – предложил вдруг свои услуги Джохар. – Я – не последняя здесь фигура, меня боевики послушают.
— А ты кто такой будешь? – Генерал Иванов пристально посмотрел на Джохара.
— О, это долго рассказывать, — ответил Джохар. – Сам я – чеченец, поэтому когда-то защищал независимость Республики Ичкерия. После поражения Дудаева выехал в Европу, где меня и нашел Шамиль. Он предложил мне работать на него, я согласился. Но мне надоела такая работа, хочу мирной и спокойной жизни.
— Ты клятву чеченского воина давал? – в упор спросил генерал у Джохара.
— Давал, — невозмутимо сознался боевик. – Но я уже давно ее нарушил. Все чеченцы, которые сражаются здесь, ее нарушили.
— И ты сможешь помочь нам разоружить террористов? – Генерал Иванов, казалось, не был удовлетворен услышанным.
— Помогу, чем смогу, но для этого нужно время, — ответил Джохар. — Прежде всего, нужно убить Махмуда.
— Почему? – не понял генерал.
— У боевиков строгая дисциплина. Пока начальник не отдаст приказ, ничего не произойдет. А Махмуд отдал приказ обороняться. – Теперь Джохар говорил на понятном генералу языке.
Генерал Иванов посмотрел на связанного по рукам и ногам Шамиля в надежде, что тот заговорит.
Но Шамиль продолжал молчать.
— Веревка по тебе плачет, негодяй. Однако дело может затянуться, — с досадой сказал генерал Иванов.
— Тогда, Джохар, покажи нам убежище Гарри, — воспользовался паузой Серега.
— Охотно, — удивил всех своим рвением Джохар. – Пошли за мной.
— Хорошо, — сказал генерал Иванов. – Раз один из нас тебе поверил, поверю и я. Идите за ним, я присмотрю за ранеными и пленными.
Однако раненые ребята решили пойти вместе с Серегой. Всем было любопытно узнать, чем закончится сыр-бор с Мартиросовым.
Долго идти не пришлось.
- Здесь он живет, — сказал Джохар и ткнул в дверь, возле которой они оказались после минутного перехода по уровням коллайдера.
Серега толкнул ногой дверь в кабинет. За столом, не подавая и признаков беспокойства, сидел Гарик Мартиросов. Вслед за Серегой вошли остальные.
- Вот он, красавец, сидит и в ус не дует, — раздраженно сказал «Бурый». – Другой бы уже лежал на столе с дыркой в голове или висел на веревке над упавшей табуреткой, а этому все нипочем. Сидит себе, живой-живехинек.
Гарик ничего не ответил на сказанную в свой адрес убийственную колкость.
- Это ты сообщил Шамилю про Серегину жену? – продолжал закипать «Бурый».
- Простите меня за это, у меня не было другого выхода, — бесстрастно сказал куда-то вдаль Гарик Мартиросов.
- Я тебя за это прикончу, подонок, — вскрикнул «Бурый», схватился за оружие и ринулся на Гарика.
Недолго думая, «Серый» бросился наперерез. Дружба дружбой, а делать глупости сейчас было бы непростительно. Не выглядел Мартиросов предателем, держался спокойно, не защищался, поэтому нужно было дать ему высказаться.
Серега двумя руками обхватил Беспальцева и повалил на пол. Тот не ожидал такого вероломства от друга и начал вырываться, сопровождая свои действия бранью в адрес и Сереги, и Гарика. Впервые друзья-товарищи преследовали противоположные цели: один – убить, другой – спасти одного и того же человека. Ничего не поделаешь, в подлунном мире бывает по-всякому.



































Глава 22

Неисповедимы пути господни

Однако вскоре, после минутного помутнения разума, здравый ум у друзей все же возобладал. Беспальцев постепенно успокоился, и Серега, убедившись, что весь пар выпущен из котла, освободил его из своего железного захвата.
- Ладно, пускай рассказывает, как он спасал свою шкуру ценой жизни Елены, — отдышавшись, с укором произнес Беспальцев.
- Моя жена жива, поэтому я прощаю ему это, — великодушно поправил Серега Беспальцева.
- Не говори ерунды, ее чуть не убили. Нельзя быть таким добрым, Серега, — посоветовал ему Беспальцев. – Я бы такое никогда не простил.
Все посмотрели на предателя, ожидая услышать от него хоть какие-нибудь объяснения сказанному.
- Да, я спасал свою шкуру. А что мне оставалось делать? – Голос Мартиросова звучал спокойно и убедительно. – Ведь когда в Москве провалилась операция с базуками, в неудаче боевики обвинили меня.
Они начали меня пытать. Шамиль приставил нож к горлу: признавайся, что это ты нас предал русским. Я клялся, что совершенно не причем. Что меня спасло тогда от смерти, просто не понимаю. Меня куда-то увезли с завязанными глазами и долго держали под арестом, пока не выяснили, кто были истинными виновниками провала.
Но как раз в это время у меня родилась идея – а что, если террористов куда-то убрать, изолировать от остального мира? Я долго ломал голову над этой проблемой.
Все смотрели на Гарика с сочувствием и непониманием.
— Помните крылатые слова – нет человека, нет проблем. Это же относится и к нашим террористами. Оставалось только придумать, куда их увести и каким образом это сделать. Нужно было сделать им такое предложение, от которого они не смогли бы отказаться.
Я рассуждал примерно так. Главный враг террористов – белые люди, которые не дают им развернуться и установить свою власть над миром. Стало быть, террористы хотят уничтожить всех белых и им сочувствующих людей. А как это сделать? Нужно на весь враждебный ваххабитам мир напустить большую беду. И гораздо более серьезную, чем 11 сентября 2001 года. Катастрофа 2012 года помогла террористам, но на их беду часть белых людей все-таки выжила.
Я предложил им способ, как уничтожить остальных, а самим выжить, – захватить коллайдер и с его помощью удушить людей, оставшихся снаружи его.
Наша атмосфера ежегодно теряет около ста тысяч тонн воздуха. Мы и так, без всяких катастроф, через несколько десятков лет начнем задыхаться. Но если взять и ускорить этот процесс? Наделать дыр в атмосфере, через которые воздух уйдет еще быстрее, с помощью коллайдера, а самим спрятаться в безопасном убежище.
На лицах почтеннейшей публики появились широкие улыбки.
— Фантастика, достойная самого Александра Беляева, — несколько брезгливо сказал Иван Уркан. – С той лишь разницей, что теперь воздухом торговать уже не станут. Неужели ты верил, что это сработает? Это же – блеф чистой воды.
— Я тоже думал, что бандиты меня поднимут на смех, но, как бы то ни было, они мне поверили. Наверное, сказалось их невежество и малообразованность, — невозмутимо ответил Мартиросов.
— Я всегда говорил, что у тебя есть дар убеждения, — с иронией сказал Иван и широко улыбнулся.
— Спасибо тебе за то, что ты в меня верил, — серьезно ответил Гарик. – Мы вместе с террористами захватили коллайдер, сделать это было несложно. Но дальше была большая проблема – как им внушить, что мы начнем откачивать воздух из атмосферы?
— Да уж, проблема, — саркастически сказал Цветиков. – Боевики же не дураки, допросят персонал и все выяснится.
Гарик внимательно посмотрел на сообразительного Сергея.
— Я обошел и эту проблему – нашел общий язык с персоналом. Мы запустили коллайдер, поставили на нем простенький эксперимент, с помощью которого якобы сделали дыру в атмосфере, через которую начнет выходить воздух. Затем мы подкорректировали все барометры таким образом, чтобы они показывали постепенное снижение атмосферного давления снаружи коллайдера. Мол, если такими темпами будем работать, то через несколько месяцев на Земле совсем будет нечем дышать.
Здание коллайдера находится глубоко под землей, герметизация отменная, запасы кислорода, – большие, продержаться можно долго. В результате бандиты мне поверили и уже довольно потирали руки, предвкушая свою победу, — торжественно произнес Гарик.
— А что потом? – спросил Чекало.
- Что ты имеешь в виду? – не понял Гарик.
- Допустим, погибли все белые, но как жить дальше? Кислорода то нет.
— А дальше следовало бы перезапустить коллайдер в обратном направлении. Следуя логике, с его помощью можно и латать дыры в магнитосфере, — неуверенно произнес Мартиросов. – Глядишь, кислород снова накопится.
Серега вздрогнул. Точно также советовал поступить с коллайдером и астролог Павел Жлоба.
«Неужели астролог прав? Придется серьезно поломать голову над этим проектом».
— Это мне напоминает «Интернационал», — встрепенулся Жора.
И умело напел:
Весь мир насилья мы разрушим, до основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем.
Вопреки его ожиданию, никто не засмеялся. Все помрачнели, находясь под впечатлением от рассказа Гарика.
На некоторое время установилась пауза.
— Да, но через какое-то время выяснилось бы, что воздух-то никуда не уходит, — нарушив тишину, разочарованно сказал Иван. – Тебя бы раскололи и замучили, как подпольщика на допросах. На что ты надеялся, старче?
— Я рассчитывал на то, что, рано или поздно, вы придете на помощь, — невозмутимо ответил Гарик. – И, как видите, мой расчет оказался верным.
— И вы поверили всей этой ахинее? – со злостью спросил у ребят Беспальцев.
— Я поверил, — поддержал Мартиросова Цветиков. — Гарик – наш человек, нужно поверить ему и простить.
Всем стало понятно, что никакой Гарик не враг, а просто незадачливый изобретатель, едва не ставший жертвой своего изобретения.
— Видишь, Джохар, вас всех с самого начала водили за нос, — печально сказал чеченцу Серега.
— Прости меня, Джохар, — сказал ему в свою очередь и Гарик. – Ты не такой, как Шамиль. Ты – нормальный мужик, должен меня понять.
— Мы взяли Шамиля, но он отказывается сотрудничать с нами. – Серега захотел, не мешкая, подключить Мартиросова к насущным делам.
Гарик вопросительно посмотрел на Кличко.
— Он не хочет отдавать своим войскам приказ о прекращении сопротивления, — объяснил ему Серега.
— Пошли к нему, — решительно сказал Гарик. – Я его заставлю это сделать.
Пришлось всем вернуться в конференц-зал.
Они подошли к связанному главарю боевиков, находящемуся под персональной охраной.
— Шамиль, я тебя обманул, — позлорадствовал Гарик. – Никаких дыр в атмосфере мы не делали, воздух никуда не уходил.
Никакой реакции со стороны главаря боевиков не последовало.
— Что вы от него хотите? – спросил Гарик.
— Чтобы он отдал устный приказ Махмуду о сдаче, — ответил Серега.
— Несите ведро с водой, — приказал Гарик. – Отдаст, как миленький.
Через несколько минут Гарик приставил полное ведро к Шамилю.
— Если не отдашь приказ — утоплю. Переворачивайте его и макайте головой в воду. – В эту минуту понятия «Гарик Мартиросов» и «палач» были тождественны.
Рядом стоял Джохар с приготовленной рацией на тот случай, если Шамиль все-таки согласится сотрудничать.
После нескольких погружений головы строптивого боевика в ведро с водой дух непримиримого террориста был сломлен.
— Давайте рацию, — хрипло сказал он, выплевывая воду изо рта.
— Джохар, проследи за ним, — сказал Серега. – Чтобы не сболтнул чего лишнего.
— Какой канал? – спросил Джохар.
— Четвертый, — ответил Шамиль.
Джохар включил тумблер и приставил рацию ко рту Шамиля. Тот по-арабски сказал что-то вышедшему с ним на связь Махмуду.
— Все в порядке, — сказал Джохар. – Приказ о сдаче отдан. Однако Махмуд сдастся только кому-нибудь из вашего руководства.
В этот момент в зал вошел генерал Иванов.
— Кому-то нужно пойти и принять сдачу в плен боевиков, — обрадовал его свежим известием Серега.
— Я все слышал, но опасаюсь какого-нибудь подвоха, — сказал генерал. – Так легко этот контингент не сдается, правда, Джохар?
Тот промолчал.
— Я немного знаю арабский язык, — заметил Мартиросов. – В конце Шамиль сказал, что сдаваться нужно как обычно.
Генерал Иванов нахмурил брови:
— Это правда, Джохар?
— Правда, — подтвердил тот.
— А боевики обычно не сдаются, — задумчиво произнес генерал Иванов. — Есть у меня по этому поводу свои кое-какие соображения, но обсудим их в другом месте.
И генерал вместе с Кличко перешли в другое помещение.
— Я думаю, террористы задумали нас обвести вокруг пальца, — сказал генерал Иванов, едва они остались одни. — Мы придем туда, куда они укажут, но их там не будет. Поэтому мы сделаем так…

На следующее утро Серега с небольшой группой спецназовцев оказался на улице Блуменштрассе. Именно здесь, возле дома номер пять, боевики должны были сложить свое оружие и сдаться в плен.
Это была окраина города, такая же, к примеру, как и сельхозпоселок в Минске. Двухэтажные дома, возле каждого из них, – по десять соток земли. В таких домах легко держать оборону и следить за обстановкой – и видно далеко из окон, и никто не подберется незамеченным.
Однако никаких признаков жизни в этом доме не наблюдалось.
Обстановка требовала что-либо предпринимать.
- Нужно посмотреть, не заминирован ли дом? – предложил Серега.
- Конечно, заминирован, — объяснил сопровождавший его Джохар. – Едва вы в него войдете, и мины взорвут дом. Боевики всегда так поступают, их нужно искать совсем в другом месте.
Серега уже собрался было сообщить по рации Иванову о том, что происходит на Блуменштрассе. Но в этот момент его окликнули. За углом соседнего дома стоял темноволосый парень с автоматом.
Парень подошел к Сереге.
— Меня зовут Поль. Меня послал за вами ваш генерал, — без предисловия начал он. – Боевики ушли еще ночью, а я должен вам показать дорогу. В городе еще полно засад, нам не следует попадаться в лапы боевиков.
Сереге оставалось только поверить швейцарскому добровольцу и, петляя по узким улицам Женевы, отряд двинулся к ЦЕРНу.
Через час они вышли на отряд российского спецназа.
— Командир батальона подполковник Петров, — доложил Сереге подошедший к нему здоровенный детина – косая сажень в плечах.
— Кличко, — представился только по фамилии Серега.
Как-то неловко ему было называть свое звание – капитан запаса, да еще и Советской Армии.
— Знаю, вас называют большим дьяволом, — уважительно сказал Сереге подполковник Петров.
«Вот так и слагаются легенды, пошалишь немного перед террористами – и уже на тебе, ты — дьявол», — весело подумал Серега.
— Как обстоят дела? – деловито поинтересовался «дьявол» у командира батальона.
Петров вынул из офицерской сумки планшет – точь-в-точь такой же, как и у генерала Иванова, и начал вкратце обрисовывать ситуацию:
- Вот здесь расположен коллайдер, вот боевики, окружившие его кольцом, а вот мы, в свою очередь окружили боевиков. Окружили плотно, так что ни один из них не должен прошмыгнуть мимо нас.
- Значит, все идет по плану, — довольно сказал Серега. – Раздавим бандитскую гадину в кратчайшие сроки.
А возле ЦЕРНа в это время разгорался бой. Генерал Иванов оказался прав – боевики не были бы боевиками, если бы упустили последнюю возможность закрепиться на этой территории.

Ранним утром боевики под командованием Махмуда сконцентрировали все свои силы вокруг ЦЕРНа, чтобы атаковать засевших там русских.
— Наш командир – в плену. Мы должны освободить Шамиля, чего бы это ни стоило, — поставил задачу своим подчиненным Махмуд.
Начался обстрел зданий из минометов. Выпустив пару десятков мин, боевики пошли на штурм. Немногочисленный отряд под руководством генерала Иванова отстреливался, но не подпускал боевиков к зданиям. Генерал подбадривал защитников цитадели:
— Осталось совсем немного, боевики должны потерять осторожность, а уж тогда им в тылы ударят наши.
И через полчаса подоспевший спецназ отвлек боевиков от задуманного. Позиции боевиков были молниеносно атакованы двумя батальонами хорошо обученных российских солдат.
В это время Серега ломал голову, как поймать Махмуда.
— Джохар, что ты можешь сказать о Махмуде, какой он в бою? – Необходимо было найти какое-либо слабое место в своем противнике.
— Я не знаю, сражаться с ним не доводилось, а вот Шамиль рассуждал так: настоящий полководец должен руководить своими людьми с неба.
— То есть все видеть и этим грамотно пользоваться. А Махмуд — его подчиненный и должен поступать так же, как и начальник. – Серега ухватился за эту незримую нить, которая может привести его к правой руке Шамиля.
— Искать его нужно на высоте. – Джохар начал осматривать подходящие для этого места.
И вдруг он заметил в небе что-то наподобие птицы.
— Смотри, там что-то летает, — сказал чеченец, показывая рукой на небо.
Серега долго вглядывался в указанное место, и через минуту заметил эту «птицу», летавшую высоко в небе.
«Вот зоркий сокол, мне бы такое зрение», — невольно позавидовал Джохару Серега.
Сам он уже много лет мучился с глазами – астигматизмом и близорукостью. После пятидесяти лет близорукость сменилась дальнозоркостью. И только специальными упражнениями, сидя за компьютером и двигая глазами в разные стороны, ему удалось немного стабилизировать свое зрение.
— Это беспилотный самолет, но очень маленький и бесшумный, самый настоящий ретранслятор, — догадался он. – Вот он и есть глаза и уши Махмуда.
Он обратил внимание Петрова на летавший в небе объект.
— Что будем делать, подполковник?
— Да, задал он нам задачку, зараза, — сквозь зубы ругнулся командир батальона. – И сбить его ракетой сложно, на электротяге работает и не излучает тепла. С таким же успехом можно сбить сокола или небольшого орла. Остается только определить, откуда им управляют. Они видят каждый наш шаг, этого нельзя допустить.
— Как это сделать? – поинтересовался Кличко.
— Нужно взять пеленг с нескольких точек, — предложил Петров.
— А у вас здесь есть такая аппаратура? — не поверил Кличко.
— Пеленгатора у нас нет, но и в наших условиях можно определить направление на постоянно работающий передатчик. Для этого нам нужно установить полное радиомолчание. Сделать рамку, подсоединить ее вместо антенны к своему приемнику и, вращая рамку, по максимуму звука на рабочей частоте определить направление на источник излучения.
— А в другой точке сделать то же самое, и, отследив два направления на объект, вычислить точку нахождения передатчика, — добавил к его словам Серега. – Но передатчик, которым пользуется Махмуд, может работать с перерывами.
— Это усложнит дело, — мрачно проговорил Петров. – Но никакого другого выхода из положения у нас нет.
— Правильно, — сказал Кличко. – Делаем две рамки.
И, с наспех сделанными рамками и приемниками в руках, они поплутали по городу, чтобы определить азимут передатчика Махмуда, руководившего своими подчиненными
Через некоторое время запасной командный пункт противника был вычислен. Он находился в одном из домов, находившемся на окраине Женевы. Наверняка, рассудили военные, там находился и Махмуд. Теперь им предстояло уничтожить боевика, дабы лишить боевиков организованных действий.
Махмуд сидел перед пультом управления своего командного пункта и отдавал последние распоряжения своим бойцам. Весело мигали лампочки, на экране дисплея отображалась вся передаваемая беспилотником информация. Их дела обстояли не так уж и плохо. Его боевики окружили ЦЕРН и, благодаря его командам, отбивали все атаки спецназа.
Вход в подвал, где он находился, закрывала тяжелая железная дверь. Вдруг кто-то в нее постучал:
— Махмуд, открой, это я, Джохар.
Махмуд не знал о предательстве Джохара, однако для храбрости взял в руки оружие. Охраны у него здесь не было, поэтому рассчитывать теперь он мог только на самого себя.
— Ты один? – раздалось через минуту из бункера.
— Да, — ответил чеченец.
Послышались шаги за дверью и звук взводимого затвора.
Стоявший за дверью вместе с чеченцем Серега инстинктивно почувствовал неладное. Как только открылась дверь, он первым ворвался в подвал, заслоняя собой Джохара.
«Авось, и здесь прокатит», — было последнее, о чем он подумал.
Увидев перед собой чужака, Махмуд выстрелил длинной очередью. Серега упал, как подкошенный. Две пули пробили поврежденный в прошлых передрягах бронекостюм. Серега потерял сознание.
Стоявший за Кличко Джохар выстрелил в Махмуда. Тот упал замертво.
— Держись, друг. — Джохар попытался вытащить Серегу из подвала.
Подоспели бойцы батальона Петрова. Они вытащили раненого на свежий воздух.
— Теперь – за мной, — сказал Джохар. – Дорога каждая минута. Тут поблизости есть больница.
Через полчаса он уже вытаскивали пули из раненого белоруса. Персонал больницы отсутствовал, поэтому врачевал один Джохар.
- У меня есть опыт подобных операций, — сказал он удивленному Петрову. – Когда-то десятками доставал такие же пули из наших бойцов.
Кто такие «наши бойцы», подполковник понял без всякого объяснения.
— Ну вот, две стальные пули я достал. – Джохар бросил их на пол операционной. – Нужны лекарства.
Они обшарили все шкафы, надеясь найти хоть какое-нибудь лекарство. Увы, все было стерильно чисто.
Петров доложил по рации генералу Иванову о закончившейся операции.
- Все в порядке, «двухсотых» нет, но у нас есть «трехсотый».
— Кличко? – спросил генерал.
— Вы угадали, — подтвердил Петров.
— Когда-нибудь это должно было случиться. Лез под пули, сломя голову, не думая о последствиях. Мне за него президент самому голову снимет, — пожаловался на свою нелегкую судьбу генерал Иванов.
— Не волнуйтесь, пули уже извлечены, вот только нет лекарств, — успокоил его подполковник.
— Уже легче. Теперь нужно перевезти его в ЦЕРН, к остальным раненым, — приказал генерал. – Здесь кое-какие медикаменты есть. Я пришлю людей, перетащим его на руках.
— А какова у вас обстановка? – поинтересовался Петров.
— Все стихло, если у врага нет командования, – нет и войны. – Генерал Иванов отключил рацию.
— Ну, Джохар, ждем подмогу, — сказал Петров чеченцу.
Однако тот был сильно озабочен состоянием раненого.
— Вы ждите, а я пошел за лекарствами. Без них раненый умрет. Как только найду – принесу в ЦЕРН.
И он пошел в горы. Еще в детстве Джохара научили врачевать травами. В горах Кавказа росло множество лечебных трав, заживляющих раны даже быстрее иных медикаментов. Альпы – это вам не Кавказ, но если поискать, то и здесь можно найти что-нибудь полезное. Так рассуждал, двигаясь по горным тропам, Джохар.
Он должен был вылечить этого долговязого черного дьявола, спасшего его от верной смерти от пуль Махмуда и выцарапавшего его из цепких лап Шамиля.
У каждого человека есть предел усталости. Джохар чувствовал, что больше жить, как раньше, он уже не сможет. Нужно что-то решать, куда-то уехать, сменить образ жизни.
Когда вода застаивается, она протухает. Так и Джохар портился в такой враждебной для него обстановке.
По еле заметным тропам он продвигался все дальше и дальше от города. Чем выше в горы он поднимался, тем более сохранившейся выглядела природа. Здесь уже не было обгорелых деревьев, а свежей, низкорослой растительности было все больше и больше.
Вовсю шумела весна. Заканчивался март месяц, вроде еще не время для бурного цветения растений. Но глобальное потепление добралось и до этих отдаленных от цивилизации мест и изменило время начала вегетационного сезона.
А вот и поле, на котором боевики выращивали опиумный мак. Тот самый, который растет в Афганистане и других горных районах, а также «золотом треугольнике». Боевики посадили его здесь в прошлом году, не веря, что из этой затеи что-либо выйдет. Все же большая разница в широтах и климате.
Однако вышло. Вырос мак, и у боевиков наступили счастливые дни. Они наладили кустарное производство героина. Джохар не был любителем этого зелья, он предпочитал что-нибудь послабее. Может, поэтому и сохранил еще здравый ум.
Теперь на этом поле появились ростки нового урожая этой дури. Джохар погладил эти нежные и хрупкие растения.
«Жалко вытаптывать, ведь могут пойти на хорошее дело. На лекарства, например».
Он вспомнил, как когда-то лечил в Чечне с помощью опиума даже «белую горячку» (delirium tremenes).
Морфий, получаемый из мака, помогал лечить рак, по крайней мере, успокаивал сопутствующие боли. Кодеином он лечил у больных чахотку и успокаивал кашель. Недаром великий и мудрый Парацельс называл опиум «лауданум» – достойный похвалы.
Однажды Джохар даже попробовал курить опиум. В результате познал неизвестное ему доселе чувство полного покоя. Во время курения опиума он ни о чем не думал, ничего не видел и не слышал. Наступило состояние полного удовольствия. Джохар впал в блаженное забытье, из которого не хотелось выходить.
Но потом, после окончания сеанса курения Джохар испугался, что однажды он из такого неземного состояния уже не сможет выйти. А в результате он потеряет собственное я и, что еще хуже, может стать животным. Поэтому дальше испытывать судьбу и курить опиум он не стал.
Джохар облазил все подножия близлежащих гор, и ему улыбнулась удача – он все-таки нашел нужные ему лечебные травы. Одно из них – сфагнум – мох, растущий на влажных лугах. Когда-то Джохар использовал его взамен дефицитной ваты, делая изо мха марлевые подушечки, обладающие ранозаживляющим и антисептическим действием. В них содержалось фенолоподобное вещество под названием сфагнол. Прикладывая их к ранам, Джохар ставил на ноги, казалось, безнадежных больных.
Кроме мха, чеченец обнаружил траву под названием горец. Правда, было еще рановато для ее сбора, нужно было подождать, пока она вырастет. Но из нее Джохар делал когда-то отвары для крововосстановления своим раненым пациентам.
Назад Джохар пришел с огромным тюком трав. По пути он нарвал даже листьев подорожника, соком которого тоже заживляют раны.
А Серега тем временем находился в забытьи. Раны были настолько тяжелые, что ему было трудно дышать. Однако мозг все это время лихорадочно работал. Перед глазами тяжелораненого он прокручивал отдельные неприятные моменты его богатой на события биографии. По большой части это были кошмары.
Кошмары обычно преследуют обладателей различных фобий. У Кличко слабыми точками была боязнь высоты, и излишняя чувствительность к боли и насмешкам.
Вот он в детском саду рвет цветы на клумбе. Они сильно пахнут, а возле них роятся пчелы. Он рвет цветок с сидящей на нем пчелой, которая его жалит, и маленький Сережа плачет от боли.
Затем перед глазами проносятся школьные годы. В классе над ним смеются, потому что он – самый младший и самый толстый, и дразнят противными кличками.
Вот он в девятом классе. Его одноклассник, сидящий за соседней партой, больно тычет в спину Сереге острым циркулем, при этом злорадно смеясь. Кличко поворачивается назад, чтобы огреть того книгой, и на него цыкает учительница – не нарушай порядок.
Теперь Серега ползет по подоконнику, смотрит вниз – а там пропасть. У него кружится голова, того и гляди, сорвется вниз и разобьется насмерть.
Постепенно кошмары приобретают более-менее приемлемый вид. Например, его знакомый и бывший соперник, Александр Чекало, вертящий «солнышко» на перекладине.
И вот, наконец, Серега оказывается в небольшой лодке, отплывающей от берега странной реки. Посреди лодки стоит человек, обернутый во все черное, и держит в руках весло. На другом берегу этой реки горит яркий свет.
Черный человек протягивает руку, будто прося у Сереги что-то.
«Ему нужны деньги за перевоз», — догадывается Серега.
Кличко качает головой, давая понять незнакомцу, что денег у него нет.
Черный человек смотрит в небо, откуда раздаются какие-то громкие, но непонятные звуки. Во сне или в бреду почему-то понимаешь только самого себе, но редко когда – окружающих.
Тогда человек в черном смотрит в сторону своего клиента, снова подплывает к берегу и указывает Сереге веслом на берег.
«Выгоняет меня из лодки», — решает Серега.
Он встает, чтобы сойти на берег, и тут человек в черном сильно толкает Серегу веслом в грудь.
Серега вскрикивает от боли и обиды на лодочника … и тут он открыл глаза.
В его грудь врач направил фонендоскоп, чтобы прослушать сердце и задетые пулями легкие.
— Ну вот, мои травы помогли, — с гордостью сказал стоявший возле него Джохар. – Смотрите, больной пришел в себя.
Пришедший в себя Серега обнаружил себя лежащим на больничной койке. На его лбу появилась испарина.
«Не хватало еще, чтобы Харон перевез меня через Стикс на тот свет», — не на шутку испугался Кличко.
Это была первая пришедшая в его голову мысль. Еще некоторое время ему понадобилось, чтобы окончательно собраться с мыслями и подключить к работе свой речевой аппарат.
— Какого хрена и сколько времени я здесь лежу? – промямлил, наконец, Кличко слабым голосом.
— Только одни сутки, — обрадовался такому знаменательному событию уже давно сидевший возле койки на стуле генерал Иванов. – У тебя серьезные ранения, и у медиков были сильные опасения насчет твоего здоровья. Даже боялись, что не выживешь. Твой бронекостюм совсем прохудился, пора штопать.
И он показал две дырки в Серегиной «пуленепробиваемой» робе, висевшей на стуле возле койки.
Серега пошевелил конечностями. Все было на месте – две руки, две ноги, еще кое-что необходимое в жизни.
«Слава богу, ничего не ампутировали, хирурги чертовы, а то могли бы и чего-нибудь оттяпать, пока больной без памяти», — мысленно обрадовался он.
Серега с детства питал сильное недоверие к хирургам, считал, что их хлебом не корми, но дай что-нибудь отрезать или, наоборот, пришить. Ведь вместо того, чтобы вылечить, гораздо проще больной орган просто ампутировать и присобачить вместо него другой.
— Скажи спасибо своему Джохару, — наставительно произнес генерал Иванов. – Его травы и внимание сделали свое дело. А террористов мы уничтожили, жалкие остатки ушли в горы, добиваем их с помощью местной милиции.
Улыбка по поводу очередного переименования полиции в милицию далась раненому Сереге нелегко.
— Ну, не буду тебе мешать выздоравливать, — сказал напоследок генерал Иванов и вышел вместе с Джохаром из палаты.
«Однако, я не зря поверил этому чеченцу, если так все обернулось. Все-таки, риск – благородное дело», — подумал Серега, скрипя все еще непослушными извилинами.
Слух о том, что Серега не только остался жив, но и даже пришел в себя, быстро разлетелся по всей Женеве. Многие знакомые и незнакомые Сереге люди пришли посмотреть на выздоравливающего героя этой войны, заслонившего собой одного бандита от другого и получившего за это две бандитские пули. Сомнительно, чтобы в здешних местах нашелся еще один такой же дурак, рискнувший своей жизнью во имя неизвестно кого. И теперь этот спасенный бандит, ставший изгоем чеченского народа за то, что захотел покоя, лечит не только белоруса, но и других раненых русских и швейцарцев.
А ведь их было много. В соседних комнатах ЦЕРНа лежали раненые, пролившие свою кровь и сражавшиеся столь же храбро, как и Серега.

Здоровье Сереги благодаря целебным травам и еще неизвестно чему постепенно шло на поправку. Вскоре Кличко начал интересоваться состоянием дел на коллайдере. Он попросил привести к нему в «палату» молодых физиков, чтобы узнать об их планах.
Разговор начался издалека.
- Когда-то знаменитый физик Никола Тесла занимался похожей проблемой. Только он хотел создать «непробиваемый щит», или электромагнитное поле большой мощности, способное закрывать границы целых государств от иностранного вторжения. Мы хотим создать дополнительную магнитосферу. В обоих случаях потребуются большие энергетические мощности. – Борис не стал углубляться в теорию, а в общих чертах обрисовал ситуацию.
- Как мы их добудем? – полюбопытствовал Серега.
- С помощью коллайдера. Столкнем частицы, движущиеся с околосветовыми скоростями. Выделится огромная энергия, которую мы извлечем и передадим в атмосферу с помощью антенн.
- А где взять антенны?
- Нужно построить самим или привести откуда-нибудь готовые антенны, — простодушно объяснил Сереге Глеб.
- А какие частицы сталкивать, вы уже решили?
- Это мы выясним экспериментальным путем, — уклончиво пробурчал Борис.
Ему не понравилось, что Кличко так быстро нащупал слабое место их с Глебом программы.
Серега уже понял, что это долгая песня. Для того чтобы решить такую сложную проблему, нужны годы кропотливой работы.
— Ну, идите и работайте, и да поможет вам бог. – Серегин сарказм бил через край.
Он понял, что влип по самые не балуйся. Бог здесь не поможет, помогут только знания и тяжелый труд.
Когда ушли физики, Серега пустился в самобичевание.
«И зачем я согласился на эту аферу? Сидел бы себе дома, нашел бы себе какую-нибудь подходящую работу. Президент Беларуси не дал бы с голоду сдохнуть, помог бы, как тогда Василию. Нет, потянуло за приключениями в эту сумасшедшую Москву».


Теги:





-2


Комментарии

#0 21:38  15-12-2012Инна Ковалец    
а сколько глав всего, афтыр?
#1 23:50  15-12-2012Лев Рыжков    
Я этого автора читаю по принципу трех косяков. Три раза споткнулся - дальше не продолжаю.

Ну, и вот нумер раз:

"что-то другое помешало следопытом" - ага. Потом посолило и поперчило.

Нумеро сегундо:

"мыкались, словно слепые котята, пока глазастый Николай не заметил" - ага, самый глазастый из слепых.

И, финальный аккорд:

"Генерал решить взять"

Вот на этом буйстве инфинитивов перестал следить за увлекательным б/п повествованием.

#2 01:39  18-12-2012Atlas    
о, весла махмуда! наденьте звукопоглощающие насадки!

и ведь обидится, затаит... клянусь, ничего личного

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:07  05-12-2016
: [4] [Было дело]
Где-то над нами всеми
Ржут прекрасные лошади.
В гривы вплетая сено,
Клевер взметая порошей.

Там, где на каждой ветке
В оптике лунной росы
Видно, как в строгой размете
Тикают наши часы.

Там, где озера краше
Там, где нет края небес....
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....