Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - поп из вмика

поп из вмика

Автор: brunner
   [ принято к публикации 21:56  17-01-2013 | Лидия Раевская | Просмотров: 1009]
Я приехал к своей тётке, живущей на другом конце области, после Нового года. Она была не одна, у неё сидела Светлана Николаевна, или просто Света, женщина, которой давно уже за шестьдесят. Света была женой брата (не знаю, как это называется) моей тётки.
Мы посидели, поговорили, выпили чаю. Не помню, куда зашёл разговор, но Светлана Николаевна рассказала одну очень интересную, на мой взгляд, историю, которую я решил сразу же записать. Итак, вот её рассказ:

«Ещё когда мы жили в Баку, то есть до развала Совка, у меня был ученик, Костя Яковлев. Учился он на вычислительной математике и кибернетике, и учился плохо. За него всегда кто-то приходил просить поставить тройку, что я, скрепя сердце, и делала.
Ну, невзрачный такой паренёк, необщительный, на парах спал, девушки не было, да не учился вовсе. Ну, выпустился, я его и забыла.
А тут, когда и начало государство трещать, тут и азербайджанцы активизировались. И в Москве посовещались, да и послали какого-то генерала их утихомирить. То ли Савёлов, то ли Морозов, в общем, на руках его была кровь тысяч людей.
Ну и выхожу на улицу одним прекрасным днём, а там танки. А танки вещь малоприятная, хоть у нас в Баку и войны не было – охраняли, сами знаете, как зеницу ока. Ну, ходить тогда, мы мало ходили – так, за хлебом – за молоком даже не ходили, дома сидели. Значит, вышла, смотрю на эти танки, и вижу, идёт по улице поп — ряса чёрная, клобук, или как его там, чёрный, борода до груди, брови густые, идёт и кадит, молитву ещё приговаривает, ну как юродивый, ей-богу. Ну и я за попом иду, тихонько, и пришла в нашу русскую церковь на Гаджиева, встала в уголке – раньше вообще в церкви не была, но нормально относилась – поп этот богослужение провёл, со всеми поговорил, исповедовал, то есть, они ему ручку и крест поцеловали. А я стою и думаю, заметит, если он. Ну, как вы уже догадались, это и был тот самый Костя Яковлев, ВМиКа выпускник.
И узнал! Подошёл, говорит: «Здравствуйте, Светлана Николаевна, здравствуйте! Как поживаете? Я вас здесь не видел, тоже решили присоединиться к нашей христианской братии?». Я ему сразу и говорю: «Ну, Кость, давай, рассказывай, как ты до такой жизни дошёл» — интересно же. Он попросил кого-то сделать чаю и всё рассказать. И начал Костик:
«На самом деле я всегда хотел священником стать. Но в наше время, сами знаете, сложно-то как. А ещё у меня отец – полковник Кровавой ГэБни, мать – учительница. Так что я ни в какую им сказать не мог – молчал. Ну а университет закончить-то надо, вот я и пошёл на математику. А математик из меня, сами знаете. И получился бы серый инженер. Ну, я отучился пять лет, как положено, отцу диплом под нос и говорю, мол, я уезжаю в Ставрополь в семинарию, попом буду. Он сразу – «нет у меня сына и не было», начал про идеалы марксизма-ленинизма загонять. Мать плачет, я собираю вещи, отец достал водку и пьёт, смотрит футбол.
Отучился я в семинарии, определили меня в Подмосковье, в Богом забытую церковь, полуразрушенную большевиками, я там и стал служить. Но пьянство-то, пьянство на дух не переношу. У нас в Баку-то, никто не пил, а там — повально! Ну, еду я в Москву, стал там просить, чтобы меня в другой храм определили. Они и в Баку меня отправили. Здесь, на Гаджиева и служу». Таков был рассказ Костика, то есть отца Александра.
Ну а я ему с плеча и рубанула: «А в Бога-то, веришь?» Он отвечает: «Я даже об этом и говорить, Светлана Яковлевна не хочу, я верю в людей, и мне приятно, что они со мной говорят, я им совет даю, в Иисуса верю». И замолк он. Ну а потом, сами знаете, в девяносто четвёртом я в Москву переехала, на Киевскую, к невестке поближе. А тут, когда в прошлом году в Баку была, пришла в храм на Гаджиева. Отец Александр пузо отрастил, машина у него, вид такой, дородный, волосы лоснятся. А что, климат хороший, люди хорошие. Он меня не узнал, правда, ну так что ж». Тут Светлана Яковлевна сделала большой глоток чая и замолкла, погрузившись в свои думы о Баку – мифическом городе, которого теперь нет.


Теги:





2


Комментарии

#0 00:53  18-01-2013Лев Рыжков    
Прямо "Рукопись найденная в Сарагосе". История, внутри истории, в которой еще история.

Причесать бы текстик стоило. А так изящно))
#1 11:27  18-01-2013vaxmurka    
Baku estj.A rasskaz xoroshij.
#2 12:13  18-01-2013Вита-ра    
"Тут Светлана Яковлевна сделала большой глоток чая и замолкла,.." - странно,

почему замолчала? уж если начинают вспоминать, обсуждать... их хрен остановишь
#3 12:24  18-01-2013ПОРК & SonЪ    
#1



Француз штоле?

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
08:03  26-03-2017
: [6] [Было дело]
Каждый день Нанны Набу ждал: сегодня придет Таб. Таб не приходил. День Нанны, купленный дорогой ценой, оказывался долгим, пустым и ненужным. И он снова трудился шесть дней, зарабатывая новый день Нанны.

Пойти самому в Шуанну казалось ему немыслимым....
08:01  26-03-2017
: [16] [Было дело]
- ….нехуй шляться у периметра объекта блять. Танцуй сука! Танцуй блять! По-русски ни бэ ни мэ? Ты у меня сейчас не только по-русски запонимаешь, ты сейчас и православие до кучи примешь. Боец ко мне! Отведи этого урюка к обрыву и определи при попытке к бегству....
03:06  24-03-2017
: [16] [Было дело]
Утренний кофе разбавив затяжкою
После вчерашнего сиз
Павел окно отворил нараспашку, и
Вышел на узкий карниз

Цели не ставя прервать раньше времени
Жизни непрочную нить
И не пейзажем порадовать зрение
А для того, чтоб отлить

Яркого солнца лучами украшенный
Звонкий поток без потерь
Вниз устремил производное Пашиных
Пьяных вчерашних затей

И уворачивались уморительно
Люди, как мелкая тля
Сам же себя он со строгим Юпитером
Мысленно отождествлял

Грозн...
15:39  16-03-2017
: [25] [Было дело]
«Ты уже настоящий сын Вавилона», – говорили теперь Набу.

В течение лета Набу много раз слышал эти слова. Сам он не понимал, что значит повзрослеть и стать полноправным «сыном Вавилона». Он не чувствовал ничего такого, чего от него ждали.

Когда ему говорили: «Ты уже настоящий сын Вавилона», – это не предвещало добра....
А ведь о нем никогда не напишут в газетах, не вспомнят потомки и не назовут его именем улицу в городе, за который он был готов отдать свою жизнь не задумываясь.

Простой в общении, добрый и щедрый. Рожден в России, детство и юность прошли под Полтавой, женился и жил на Донбассе....