Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Про любовь:: - Смешная любовь. Глава 13.

Смешная любовь. Глава 13.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 21:13  21-01-2013 | Raider | Просмотров: 824]
Сергей Ермолов

Смешная любовь

роман о любви

Глава 13


Рядом с Наташей мне хочется стать понятнее. Во мне много непредсказуемых желаний.
Иногда меня мучили сомнения в правильности того, что делал. Невозможно быть счастливым всегда. Я старался не обижаться на ее невнимание.
Я был убежден, что Наташа знает какие-то тайны, мне тоже хотелось их знать, и все же я отказывался узнавать их.
«Она разглядывает меня, как подарок», подумал я.
- Я хочу поговорить с тобой. Я хочу тебе кое-что сказать. Мужчине достаточно только воображения, чтобы убедить себя, что он влюблен, — Наташе нравилось злить меня. – Ты не сказал мне ничего нового. Каждый мужчина старается убедить меня в своей привлекательности.
Я подумал: «Она совсем не знает меня».
- Я никогда не думала об одном мужчине лучше, чем о других, — сказала Наташа.
- Самообман в любви неизбежен, — очень просто любить, когда нет других желаний.
- Мне никогда не хотелось зависеть от тебя. Я не хочу, чтобы ты заблуждался. Любая женщина может выдумать свою наивность. Хороший мой, но ведь это ничего не меняет? У нас все по-прежнему, да?
- Я для тебя по-прежнему безответственный подросток? Но детство – это совсем другое. Детство – это просто я сам, — мне казалось, что она меня понимает.
- К тебе еще нужно привыкнуть.
Я не умею чувствовать иначе. Мне не о чем сожалеть. Не сложно быть искренним в желании любить. Я был обрадован. Мне не удалось обмануть свои желания. «Это будет началом нового этапа», сказал я себе. И казалось, что так оно и будет. Наташа не могла заставить меня оправдываться перед самим собой. Мне не удалось радоваться неудаче любимой женщины.
- Ты не слушаешь меня, — сказала она.
- Я думаю о тебе.
- И что же ты думаешь?
- Я уверен, что мы можем быть счастливы.
- Я ищу мужчину, перед которым мне бы не пришлось оправдываться. Если я буду самой собой, то ты меня разлюбишь. Женщине всегда необходимо нравиться самой себе. Ты не чувствуешь себя одиноким?
- Нет.
- Как тебе это удается?
Меня мое притворство удивляло не меньше, чем ее. Я старался скрыть от Наташи то, что хочу. Я не знаю, кто из нас был более откровенен. Я вдруг сказал то, что мне не следовало говорить:
- Без тебя мне просто незачем жить.
- Дурачок.
Она ответила, закурив. Разве у нее была причина говорить так? «Дурачок». Ну что можно было возразить? Я думал так же. Я уже не сомневался в себе. Безразличие любимой женщины не для меня. Конечно, нет. Я не ждал иного ответа. Не от нее. Я боюсь неискренности.
- Сейчас ты мне нужен, как никогда, потому что нуждаешься во мне, — сказала Наташа. – Ты стараешься использовать меня. Иногда, чтобы мужчина понравился мне, я прилагаю к этому не меньше усилий, чем он сам.
- Я уже начинаю бояться того, что ты скажешь в следующий раз.
- Каждой женщине нравится мучить мужчин.
Я посмотрел на нее и подумал: «Что все это значит?» Может быть и она спрашивала себя об этом.
Я был обидчив, боялся совершить ошибку и чувствовал, что лишен обаяния. Равнодушие женщины к мужчине не всегда бывает только притворством. Я придумывал все, что возможно, чтобы защитить свою любовь.
В ее словах, в том, как Наташа произносила их, было что-то такое, что беспокоило меня. Хотя, я не мог точно определить, что именно.
Я ничего не понимал, но мне было приятно, что моя любимая женщина так уверена в себе.
- Ты думаешь только о себе, — она улыбнулась.
- Я готов с тобой согласиться.
- Не делай ничего, что не хочешь.
- И что же получается? Мы можем быть вместе, только когда ты во мне нуждаешься? А не когда я – в тебе? – эти слова оказались очень трудными для меня.
- Не сердись на меня. Так и тебе будет лучше. И часто ты собираешься донимать меня подобными расспросами?
- Мне просто трудно сказать себе, когда надо остановиться.
- Знай, когда сказать «хватит». Слушай, не будь таким вредным. Ты мне очень нравишься, и я не хочу, чтобы ты мне надоел.
Ее беззастенчивость и спокойная уверенность смутили меня. Любимая женщина не должна быть идеальна. У любви нет условий.
- Если бы я только тебя знала, — сказала Наташа.
- Ты и так все про меня знаешь.
- Если бы знать точно, что правильно, а что нет.
- Так как же нам быть?
- Не знаю. Я надеялась, что у тебя готов ответ. Мне никогда не удавалось убедиться в способности мужчин любить.
- Любви нельзя научиться.
- Зачем ты так меня любишь? Это глупо. Я скорее верю человеку, когда он говорит что-то плохое, чем что-то хорошее. Может быть, ты думаешь обо мне больше, чем я думаю о себе. Тебе следует перестать выдумывать меня.
Часто я спорил с ней молча.
Я не возражал. Я не искал для себя оправдания. Я не знал, много сказано или мало. Мне никогда не надоедают разговоры о любви. Наташа позволяла мне вообразить себя счастливым. Я верил, что могу любить.
Наташа смотрела на меня так, словно впервые увидела.
Просто такой уж, видно, я человек. Выдавить из себя несколько слов оказывалось совершенно невыполнимым подвигом. Я не хочу думать об искренности, как о своей ошибке.
- Не интересно обманывать мужчину, который готов верить каждому моему признанию, — сказала она.
- Я не понимаю, что ты хочешь от меня.
- Я хочу почувствовать себя несвободной рядом с тобой. Что еще можно ответить человеку, который спрашивает, как произвести на меня впечатление. Не умея унижать женщину, мужчина не может подтвердить ей свою любовь.
Я испугался. Иногда Наташа не понимает, что она страшна. Я чувствовал себя голым. Спорить с ней было невозможно. Я все еще не знал о Наташе все, что мне хотелось знать. Очень сложно любить впервые.
- Приятно провел время? – спросила она.
- Я, знаешь, чувствую себя не очень уютно после твоих слов.
- Ничего. Когда-нибудь привыкнешь.
Мне казалось, я говорил об очень важном не только для себя. Рядом с любимой женщиной невозможно врать.
Я разглядывал Наташу, хотел увидеть перемены. Она не замечала меня. Переубедить женщину всегда нелегко. Я вытер лоб. Даже пот выступил – положение было серьезным.
Я сидел, наблюдая за ней. Перемены в Наташе всегда застигали меня врасплох – стоило ей несколько дней быть одинаковой, как я уже не мог вообразить, что она может быть другой.
- Мне не хочется, — сказала она.
- Что?
- Мне не хочется. Успокойся. Ты все продолжишь завтра.
Завтра. Каждый мой день – это новая попытка быть счастливым. Наташа ждала, что я подчинюсь. В отношениях с женщиной не должно быть неожиданностей.
- Что с тобой? – спросил я. – Ты на меня сердишься?
- Я? Наоборот.
- Я хочу сделать тебя счастливой, — мне нравилось быть благодарным Наташе.
- Завтра, — ответила она. – Не сегодня. Убери, пожалуйста, руки. Ты говоришь о том, чего не знаешь. Сегодня о продолжении можно забыть.
Мне нравилось уступать Наташе. Я всегда боялся соглашаться с женщиной. Меня легко остановить. Приходилось ждать, когда скажет «да».
Я был готов ждать.
Наташа решила все за меня. Спор был невозможен. Я сделал вид, будто о чем-то думаю, хотя думать было не о чем.
Сложно понять, что именно убедило меня. Мои желания всегда удивляли меня. Иногда они оказываются непредсказуемы. Внешность человека часто обманчива.
- Тебя любят, — сказал я. – Ты всегда будешь чувствовать, что тебя любят. А с тобой то же самое?
- Я не могу разобраться, что со мной. Ясно только – мне приятно слушать, что ты говоришь.
- Я хочу, чтобы ты знала, что я чувствую. Я люблю тебя.
- Я думаю, чем быстрее ты об этом забудешь, тем лучше.
- Ты злая, — я не шутил.
Нет ничего серьезнее обиды. Можно простить многое. Но не все.
Она не ответила. И не пыталась переубедить меня. Каждая женщина знает, что ей позволено требовать от мужчины.
- Ты для меня очень много значишь. Ты мне нравишься. Можешь думать обо мне, что хочешь, но это так, — моих слов о любви никогда не было больше, чем необходимо.
- Ты – забавный мальчик, — вот все, что она ответила.
Я был обижен. Меня очень легко обидеть. Я никогда не умел скрывать свои обиды. Я интереснее того человека, о котором мне удается рассказывать. Все, что я скрываю, превращается в ложь.
- Нет ни одной женщины, — сказала Наташа, — которая добившись превосходства над мужчиной не стала бы им злоупотреблять.
Я медленно улыбнулся. Она наклонила голову и прикоснулась ко мне лбом. Ее глаза закрылись. Мы стояли так минуту, закрыв глаза и прижавшись друг к другу лбами.
- Прости меня, — я старался убедить Наташу в том, в чем мне еще не удалось убедить себя.
- Я боюсь мужчин, способных убеждать.
- Я хочу обнять тебя.
- Будет только хуже.
Она не могла не заметить моего тона. Мы зависели друг от друга. Наташа боялась меня. Я не мог не заметить этого. Даже влюбившись мне не удалось избавиться от ощущения, что я обманываю любимую женщину.
Не верить Наташе было легко. Я сопротивлялся. Справиться со мной можно лишь тогда, когда я сам захочу этого. Страдания женщины всегда выдуманы.
Я услышал смех и открыл глаза. Я чувствовал себя усталым и мне было не до шуток. На меня накатила жалость, и я увидел себя одиноким.
- Я смогу простить все, что ты мне сказала. Именно в этом и состоит любовь, — важно не бояться и говорить все, что думаешь.
- Мне жаль, но я не извиняюсь.
- Если ты снова начнешь смеяться, то я перестану с тобой разговаривать.
- Хорошо, я не буду смеяться.
Я улыбался в ответ – это было так на нее похоже. Мне была необходима женская слабость. Только желание женщины может подчинить ее разум. Наташа не боялась своих желаний.
- Кто тебя всему этому научил? – спросила она.
- Ты.
- Я не могу понять: ты добрый или злой? Ты уже достаточно взрослый, чтобы лучше себя знать.
- Рядом с тобой я не хочу быть взрослым. Рядом с тобой это получается само собой.
Разве я не делал, что хочу? Человек не может быть счастлив иначе. Я никогда не завидовал осторожным людям. Они теряют больше, чем находят.
Что она хотела со мной сделать? Я недостаточно умен. Но признаться в этом Наташе – значит, предать себя. С любимой женщиной хочется быть только умным.
Она смеялась надо мной. Мне хотелось упрекнуть ее в бесчувственности. Я уже сожалел о желании быть понятным. Теперь я должен был стать осторожнее. Но мне никогда не удавалось сдержать свои чувства. Я не боюсь быть искренним.
- Наташа, я люблю тебя, — внезапно сказал я, когда она говорила мне что-то.
- Ах вот как. Ты любишь только себя. Ты любишь не меня, а свою любовь ко мне. Я мешаю тебе любить меня – это смешно. С тобой можно справиться только терпением.
Я ей ничего не ответил. Хотелось бы знать – почему? В ответ на ее слова я лишь улыбнулся.
Чужое счастье всегда обижает людей, которые его лишены. Быстрое согласие женщины с мужчиной – проявление женской глупости.
- Я мог бы сделать тебя счастливой, — очень быстро я перестал сомневаться в этом. – А ведь ты несчастлива. Не знаю почему, но несчастлива. Может, и вообще никогда не была счастлива.
- Мне сложно угодить. Очень мало мужчин ищут продолжения своим неудачам.
Я посмотрел на Наташу – она смотрела на меня с улыбкой, полунасмешливой и сочувственной. Ее безразличие был убедительнее моего.
Я был удивлен. У меня получалось жить, не замечая себя. Те, кто любил, меня поймут.
«Будь осторожен», сказал я себе. «Не дай себя обмануть». Рядом с Наташей невозможное всегда могло стать реальным.
- Ты не знаешь, что такое любовь, — сказал я, глядя в лицо, которое все еще насмешливо улыбалось. Я испугался ощущения верности своего открытия.
Наташа смотрела на меня. Она не ответила, словно даже не слышала моих слов. Мне была необходима моя обида.
«Все должно быть не так», — говорил мой внутренний голос. Она была уверена, что я не могу ее любить. Я устал от ожидания любви. Прежде мне было сложно предположить, что от безразличия можно устать. Я боялся ее равнодушия. Я не хотел ждать. Для меня необходимо чувствовать себя любимым.
В ее пальцах дымилась сигарета. Словно ничто не могло заставить ее говорить. Капризы женщины забавны, но приятного в них мало. Они не могут быть важны в отношениях.
Наташа протянула мне пачку и сказала:
- Закури.
У меня задрожали руки. Наташа поднесла зажигалку к кончику сигареты и сказала:
- Кажется, я должна научить тебя курить.
Мне не удавалось быть уверенным, что я – любим. Жизнь редко дает человеку то, о чем он просит.
Я не могу думать о любви спокойно. Я не умею управлять своими чувствами.
Думать следует только о себе. Я не глуп. Но понимание своей ограниченности ужаснее глупости. Я всегда считал себя особенным. Но я особенным никогда не был. Я не стыжусь признаться в этом. Моя прежняя скрытность легко объяснима. Люди без воображения всегда одинаковы. Наташа не знает, как мне сложно быть оригинальным. Я утешаю себя словами. Больше нечем.
Важно не расставаться с любимой женщиной надолго. Я не знаю радости более искренней, чем возможность любить.


Теги:





-3


Комментарии

#0 22:42  21-01-2013Лев Рыжков    
Афтр, сделай так, чтобы эти двое сдохли в муках. Только кровавейшие страдания героев в финале могут оправдать эту беспардоннейшую из ахиней.
#1 23:29  23-01-2013Настасья Сусликова    
или пусть они окажутся родными брат с сестрою
#2 23:29  23-01-2013Настасья Сусликова    
и заведут детей

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:41  09-12-2016
: [18] [Вокруг света]
Саня был профессиональным бомжом. Каждый раз как ему наскучивала ежедневная рутинная работа, Саня собирался в дорогу в более-менее теплую страну. Собирался отнюдь не с целью туристического паломничества, Саня летел бомжевать! Шалом, Европа! Благо паспорт гражданина Израиля давал право находиться без визы в любой из европейских стран минимум 90 дней....
09:14  06-12-2016
: [22] [Вокруг света]
Плюс пятнадцать на острове Крит,
Минус двадцать на острове Врангеля.
Оттого я сегодня небрит,
Оттого выпадаю за рамки я.

Ведь в Гадюкино снова дожди
Ледяные и ветер порывистый.
А в Гадюкино Жопа почти
И Пиздец, как последствие кризиса....
13:02  21-11-2016
: [86] [Вокруг света]
9-е марта. Примерно час ночи. Пришлось прервать сладкий сон на занятия по физ. подготовке. Боролись за право выживания в палатке, потому что за пару-тройку часов намело столько снега, что сломалась моя лыжа, используемая как центровой кол. Тент тоже пострадал....
08:21  17-11-2016
: [19] [Вокруг света]
Угловатый, лобастый, он помнит бессонные ночи.
И улыбкой Христа в перекрестках сверкают киоски.
Из фасадов домов смотрят города мертвые очи.
Маяковский в Москве умирал и Владимир Высоцкий.

Этот город зимой - ледяной и блуждающий айсберг....
09:44  14-11-2016
: [10] [Вокруг света]
Раньше у меня была жизнь. И настроение было. А теперь совсем ничего нет, одно унылое говно. И я его яркий представитель.
Есть миллионы людей, которые нуждаются в знакомстве друг с другом. Все они похожи в своем воспитании, работе, старении, статистике....