Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Про любовь:: - Смешная любовь. Глава 14.

Смешная любовь. Глава 14.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 19:15  24-01-2013 | Лидия Раевская | Просмотров: 476]
Сергей Ермолов

Смешная любовь

роман о любви

Глава 14

Когда видел, как любимая женщина спала рядом, это уже невозможно забыть. Наташа думает, что мне нравится быть оригинальным. Она ничего не понимает во мне. Чувства к женщине очень сложны. Мне нравилось быть терпеливым. Когда человек уверен в том, что делает – у него все получается легко. Я хочу перестать думать о случайном в себе.
Любят всего лишь раз – первый. Я хотел убедить Наташу в своей правоте.
- Ты не голоден? – спросила она.
- Нет, — ответил я, — сегодня у меня что-то нет аппетита.
- Может, мы просто устали? Обычно я все время хочу есть, а вот сегодня тоже нет.
- Конечно, мы просто устали. Все дело только в этом.
- Не каждой женщине удается притвориться понимающей мужчину.
Мне было легко уличить ее во лжи. Я чувствовал, как она напряжена – в любую минуту могла сделать что угодно, что угодно сказать.
- Что случилось? – спросил я ее.
- Не знаю, — она смотрела не на меня, а прямо перед собой
- Я не хочу зависеть от твоего настроения.
- Что-то ты задаешь много вопросов.
- А почему бы нам не поговорить? Что в этом плохого?
- Посмотри на меня. У тебя не должно остаться вопросов.
Почему она была так жестока? Почему со мной?
Наташа очень быстро поняла, что со мной происходит. Это было не трудно. А поняв, стала мучить и дразнить еще сильнее. И чем больше она меня дразнила, тем больше я ощущал себя влюбленным. Я не умел отвечать шутками на ее шутки, соревноваться с ней в остроумии. Я мог только, терпеливо и глупо улыбаясь, терпеть ее издевательства. Это было мучительно. Она смеялась надо мной. Я не мог привыкнуть к ее смеху.
- Может, я и не похож на человека, который замечает, что с тобой происходит, но я все замечаю. Я просто не позволяю себе это показывать. Сам не знаю почему, — мне хотелось только пожалеть ее. – Мне кажется, между нами что-то изменилось.
- Не понимаю. Почему изменилось? Ничего не изменилось.
- Я-то изменился, а вот ты – да.
- Я такая же, как была.
- Ты слышала, что я сказал?
- Да, конечно. Но мне казалось, что мы уже достаточно говорили об этом.
Я некоторое время изучал ее лицо.
- Пытаешься меня убедить, будто не понимаешь, о чем я говорю? — я не должен был спрашивать ее.
- Мне с тобой скучно. Нельзя быть только наивным. Я устала от тебя. В отношениях с мужчиной разочарование никогда не бывает неожиданностью.
Я сделал вид, будто не заметил, как она смотрит на меня. Я никогда не смогу забыть ее взгляд. Впервые я почувствовал раздражение от ее слов. Я не мог ее убедить. Мне захотелось пожалеть себя.
- О чем ты задумалась? — спросил я.
- Так, не о чем.
- О чем-то, чего мне не надо знать?
- Мне жаль, что все так получается.
- Ты не это хотела сказать.
- Мне следует перестать скрывать свое равнодушие. Мне не удается заставить себя полюбить.
Я ничего не ответил. Сделал вид, будто ничего не слышал. В любви невозможно обойтись без обмана.
Я казался себе смешным и никому не нужным. Каждому мужчине необходимо, чтобы любимая женщина думала только о нем. Я не мог понять, что со мной происходит. Разве можно любить, обманывая?
- Я могу думать только о соблазне, — сказала Наташа.
- Глупость злит только в нелюбимой женщине.
- Ты не должен учиться у меня плохому.
- А когда попадается такой, который нравится тебе больше остальных, ты пытаешься его удержать?
- Все делаю, чтобы удержать.
- Умоляешь? Плачешь?
- И умоляю, и плачу, но удержать удается не всегда.
Я подумал о человеке, который бросил эту женщину. Я его не понимал. Мне не удалось стать единственным мужчиной рядом с Наташей. Да, это ясно. Ни в чем другом у меня уверенности не было. Я не понимал, что она хочет.
Совсем не обязательно верить, что говоришь правду о себе. Я не знаю людей, которые не выдумывали бы себя. Я спешил ответить на все возникающие вопросы. Наташа лишила меня спокойствия. Она сердилась на меня. Я догадался об этом. В женщине нет ни одного достоинства, которое было бы нельзя признать недостатком. Я узнавал Наташу. Это оказалось очень мучительно. Для женщины окружающие предметы важнее окружающих чувств. К безразличию невозможно привыкнуть. Успокоиться не получается.
Она посмотрела на свои руки. На ее лице появилось хитрое выражение, она словно раздумывала, говорить ей правду или нет. Я испугался. Это было неожиданно. Никогда прежде я не считал себя трусом.
Она вела себя как-то странно.
- Наташа, в чем дело?
- Золотой мой, я должна тебе кое-что сказать.
- По-моему, лучше не надо.
Наташа с минуту молчала. Потом сказала:
- А мне кажется, я должна. Думаю, в этом есть смысл. Сейчас было бы слишком ужасно молчать.
Ласковая улыбка неожиданно исчезла, а лоб рассекла вертикальная морщинка – она о чем-то думала.
- Что случилось? – спросил я.
- Скоро ты перестанешь меня любить. Я должна быть к этому готова.
- Не думай обо мне плохо.
- О чем же я должна думать?
- О нас. Думай о нас, — я сказал не то, что она хотела услышать.
- Похоже, что я не слишком-то тебя огорчаю
- Ко всему можно привыкнуть.
- Ни одной женщине никогда не удастся избежать разочарования в мужчинах.
Я не знал слов, которые могли бы переубедить ее.
Не пойму, как только не вскочил я тогда и не заорал. Только как можно спокойнее попросил:
- Продолжай.
- Как тебе кажется, правильно мы думаем? Я начинаю чувствовать себя счастливее, когда перестаю ожидать от мужчины многого.
- Не издевайся, — мне никогда не нравились мои разочарования. – Ты не смеешься надо мной?
- Почему я должна смеяться?
Разве я ошибался? Об этом невозможно спросить самого себя. Мне было не нужно ее признание своей вины.
Наши отношения перестали быть простыми. Я ждал, когда Наташа потребует что-нибудь за любовь. Наверное, у меня был растерянный вид, потому что она рассмеялась. Я совсем не хотел, чтобы мне удалось разочаровать ее в себе.
- Разочарование в чувствах к мужчине неизбежно, — объясняла Наташа.
- Как просто ты сказала. Перечеркнула мою любовь.
- Я умею быть снисходительной к твоим слабостям.
- Я не могу поверить тому, что ты говоришь. Ты же любишь меня.
- Люблю? Это ведь, знаешь ли, не обязательно может длиться вечно.
- Я хочу быть с тобой.
- Все не так просто.
Я не спросил ее – почему. Рядом с Наташей меня не унижала собственная глупость.
Она смотрела мне прямо в глаза и вроде говорила правду. Просто не припомню, чтобы она когда-нибудь так долго старалась объяснить мне что-то.
Я не сомневаюсь, что выгляжу глупым. Я никогда не найду объяснение происходящему только в себе.
Разве я мог хотеть отомстить ей? Бессмысленно злиться на Наташу за то, в чем виноват я сам. Я не хочу видеть себя злым. Мне кажется, Наташа довела меня до состояния, когда я уже перестал различать добро и зло. Любовь изменила меня. Нужно признаться, что я не стремился к этому.
- Каждый мужчина старается притвориться искренним, — сказала она.
- Ты не сможешь меня обидеть.
- Женщина верит мужчине, только когда хочет верить, — чтобы проговорить эти слова, она приблизилась ко мне и уткнулась лицом в плечо. Я поднял ее голову и посмотрел на нее.
- Ты меня любишь?
- Не знаю.
Вопросом ничего нельзя объяснить. Я оказался вне ответа. Мне очень сложно сопротивляться Наташе. Я слабее. Невозможно быть уверенным в правильности всего, что делаешь. Но я не нахожу противоречий в своих чувствах.
- Есть слова, которые я тебе еще не сказала, — желание обмануть делало Наташу неестественной. – Ты хочешь узнать их?
- Нет, не хочу, — я не люблю ложь в других людях и не ищу обман в себе.
- Мне нравится причинять мужчинам боль. Иногда для этого достаточно сказать человеку правду о нем. Я вижу перед собой клоуна, — она знала обо мне что-то такое, чего я еще не знал.
Я потряс головой, словно не понял, словно ее слова были для меня слишком сложны. Только любимая женщина может сделать меня несчастным.
Я засмеялся. Смешного было мало, но я смеялся. Мне очень хотелось убедить себя, что я смеюсь над собой. Исправлять собственные недостатки бесполезно. Влюбившись, я мог признать умной даже самую глупую женщину.
- Клоун. Я никогда не смогу относиться к тебе иначе. Ни одна женщина не может избавиться от ощущения необходимости унижать мужчину, — она казалась очаровательной только самой себе. – Ты очень смешон. Ты даже не понимаешь, как смешна твоя любовь.
Наташа рассмеялась, но ее смех звучал неубедительно. Я чувствовал, что она почему-то нервничает. Я не понимал, зачем ей был нужен весь этот разговор. Она знала, что обидит меня.
Слушая ее, я не мог разобраться, в чем она права, а в чем – нет. Но я чувствовал ее разочарование.
Когда Наташа оказывалась в таком настроении, угодить ей становилось вообще невозможно. Она сердилась и раздражалась, если я во всем послушно соглашался с ней. Но возражения или молчание злили ее не меньше. Уверенность в любви женщины может быть только выдуманной.
Я не говорил Наташе то, что хотел сказать. Мне мешал страх. Я бы унизил свою любовь оправданиями. Зачем признаваться женщине в том, в чем я не признавался себе? Я чувствовал, что Наташа старалась убедить не только меня, но и саму себя. Я объяснил ее поступок. Любовь делает человека непредсказуемым и непонятным. Нет смысла сомневаться в очевидном.
Я поцеловал ее и сказал, что никогда не боялся выглядеть смешно. Никогда не боялся, что люди станут смеяться надо мной.
Я делал, что мог. Мне не в чем оправдываться.
- Быть уверенной в искренности мужчины можно лишь обманывая себя, — Наташа пыталась разглядеть фальшь в моих словах.
- Иногда мне кажется, что я лишь воображаю себя любимым.
- Ты никогда не умел шутить.
- Ты хочешь сказать, что я плохо использую свои возможности?
- Я не понимаю, для кого ты бережешь свои силы.
- Ты у меня одна.
- А что бы ты сделал, если бы я тебя действительно разлюбила? – Наташа злилась. И ей нравилось злить.
Я знал, что она обманывает. Я слушал ее, как слушал бы правду, потому что ведь неудобно обвинять любимую женщину во лжи. У меня был странный вид. Как будто ничего не случилось.
Больше она ничего не говорила. Она начинала страдать. Невозможно было понять, как она относится ко мне. Плохо или хорошо? Она слушала меня, опустив голову и закрыв лицо руками. Мне были видны только ее волосы. Иногда я начинал злиться на Наташу только потому, что она была мне необходима.
Я впервые увидел ее такой и испугался. Любая женщина может разочароваться в самой себе.
Наташа сидела напротив меня, замкнутая и неприступная. Мы могли оба выиграть или оба проиграть.
- Я просто задумалась о любви. О том, почему мужчины, которых я люблю, не такие, как мне бы хотелось, — она простила меня еще раз.
- Мальчик все понял. Он исправится, — всегда очень сложно извиняться перед женщиной за то, в чем не чувствуешь свою вину.
Мне было невыносимо терпеть, как она смотрит на меня. Только научившись обвинять мужчин в своих разочарованиях, женщина перестает обвинять себя.
- Прости, что я так себя вела, — сказала Наташа.
- Все нормально. То есть мне кажется, я тебя понял. По-моему понял.
- Твое серьезное отношение выдает наивность.
- Ты желаешь мне зла.
- Мне нравится причинять боль мужчине, которого я люблю. Посмотри на меня. Не будь таким сердитым и чужим.
- Ты не можешь не обидеть.
Я был обманут. Мне приходилось быть жертвой ее смеха. Я хотел видеть в ее глазах слезы.
Любовь сделала меня уязвимым. Мне никогда не нравилось быть смешным. Не знаю, есть ли разочарования, которые нельзя пережить. Я делал вид, что ничего не произошло.
- Женщинам нравится мучить мужчин, — сказала она. – Есть привычки, с которыми быстро не расстанешься.
С нежностью, без всякой злобы я подумал: «Ты сказала так, чтобы унизить меня».
Вид у нее был странный, но, как я понимал, он и не мог быть другим. Иногда Наташа пугала меня так сильно, как это не удавалось никому другому. Женщина, вообразившая себя умной, уверена, что может разочароваться в любом мужчине.
Я был снисходителен к недостаткам Наташи. Мое воображение делало ее интереснее, чем она была. Ни одно условие любви не кажется мне невыполнимым.
Я уже мог представить себя нелюбимым. Рано или поздно это должно было случиться. Я знал о том, о чем Наташа еще не догадывалась.
Мне было неловко, я не знал, что сказать. А она делала вид, что не замечает меня. Я не мог изменить Наташу. Мне не хотелось понимать ее. Я люблю тайны.
Я чувствовал свою беззащитность перед женщиной. Я повторял себе, что Наташа во всех отношениях взрослее меня и как мне крупно повезло, что она меня любит. Я не мог сомневаться, что она меня действительно любит. Иначе вообще ни в чем нельзя быть уверенным в этой жизни. Я умею быть глупым, когда необходимо .
Мне хочется быть подробным в описании того, как все происходило. Обида не всегда позволяет мне помнить Наташу такой, какой она была в действительности.
Все, что она говорила, было правильным и логичным. Но понял я это позже. А тогда я только растерянно смотрел на нее, не веря тому, что слышал. Я чувствовал себя одиноким. Меня злило, что мои слова не производят на Наташу никакого впечатления. Никогда не следует стараться узнать то, что скрывает женщина.
Мне казалось, что я обезумел от ощущения своей беспомощности. Не знаю, что заставило меня подумать именно так.
Наташа была далеко от меня. Она была со мной, но где-то очень далеко. Так было всегда.
Я ищу слова, которые передали бы, что со мной происходит, но слова коварны и своевольны. Мне не удается почувствовать себя обиженным Наташей.
Если я и был неискренним, то совсем не в том, в чем притворялась она. Не только сомнения делали меня неловким и смешным. Я старался не злиться. Было бы обидно, не сумей я выместить на ней свою злость. Ненавидеть Наташу было бы правильнее. Но разве любовь, какая бы она ни была, имеет что-нибудь общее с логикой?


Теги:





-2


Комментарии

#0 01:19  25-01-2013Лев Рыжков    
Как всегда, чудовищно))
#1 09:38  25-01-2013ITAN KLYAYN    
Я всех заебал вусмерть своей навязчивостью и усёрными потугами на ахуенное остроумие. Ебу сам себя в рот, и коленопреклоненно молю редакторов ресурса не разбанивать меня вообще никогда: отныне мой приют - уйутненький пушин говнобак. Чмок-чмок,
#2 09:38  25-01-2013ITAN KLYAYN    
Я всех заебал вусмерть своей навязчивостью и усёрными потугами на ахуенное остроумие. Ебу сам себя в рот, и коленопреклоненно молю редакторов ресурса не разбанивать меня вообще никогда: отныне мой приют - уйутненький пушин говнобак. Чмок-чмок,
#3 17:42  25-01-2013Настасья Сусликова    
Интересно, сколько Глав "смешной любви" автор собирается выкладывать?
#4 21:05  25-01-2013Инна Ковалец    
эта музыка будет вечной....
#5 02:15  26-01-2013Настасья Сусликова    
Я пожалуй начну читать этот роман с первой главы,вдруг проникнусь
#6 02:28  26-01-2013Лев Рыжков    
Вот, кстати, тоже пример настойчивого публикования заветной папочки.
#7 02:46  26-01-2013Файк    
Ну, это вааще шЫдевр!

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
09:14  06-12-2016
: [20] [Вокруг света]
Плюс пятнадцать на острове Крит,
Минус двадцать на острове Врангеля.
Оттого я сегодня небрит,
Оттого выпадаю за рамки я.

Ведь в Гадюкино снова дожди
Ледяные и ветер порывистый.
А в Гадюкино Жопа почти
И Пиздец, как последствие кризиса....
13:02  21-11-2016
: [86] [Вокруг света]
9-е марта. Примерно час ночи. Пришлось прервать сладкий сон на занятия по физ. подготовке. Боролись за право выживания в палатке, потому что за пару-тройку часов намело столько снега, что сломалась моя лыжа, используемая как центровой кол. Тент тоже пострадал....
08:21  17-11-2016
: [19] [Вокруг света]
Угловатый, лобастый, он помнит бессонные ночи.
И улыбкой Христа в перекрестках сверкают киоски.
Из фасадов домов смотрят города мертвые очи.
Маяковский в Москве умирал и Владимир Высоцкий.

Этот город зимой - ледяной и блуждающий айсберг....
09:44  14-11-2016
: [10] [Вокруг света]
Раньше у меня была жизнь. И настроение было. А теперь совсем ничего нет, одно унылое говно. И я его яркий представитель.
Есть миллионы людей, которые нуждаются в знакомстве друг с другом. Все они похожи в своем воспитании, работе, старении, статистике....
13:17  07-11-2016
: [37] [Вокруг света]
В поезде Мадрид-Лиссабон в моём купе ехал очень странный субъект. Мужик, хорошо за шестьдесят, бомжеватого вида, в куче одёжек. Оказался наш, из. Саратовской области. Едет, мол, просить политическое убежище в Португалии. А чего тебе, старому дураку, в губернии своей не сидится?...