Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Он и девочка

Он и девочка

Автор: Трехглазый С.
   [ принято к публикации 20:39  05-10-2004 | proso | Просмотров: 374]
Муравьи захватили его дом и выжили его. Он стал скитаться по улицам, питаться на помойках и курить почти уже дотлевшие бычки. Под дождем он умывался, грелся у горячих труб, спал на мягкой собранной в кучу траве. И он ко всему привык, ко всему приспособился. Кроме одного. Ему не давал покоя половой орган, который заставлял его как-то действовать в направлении поиска соответствующей кандидатуры. Девушки-бомжи ему не нравились, слишком много у них в трусах было блох. При совокуплении они падали с шумом на землю и разбегались по кустам. Ему становилось неприятно, он вспоминал Пелевенскую “Жизнь Насекомых” и член от этих мыслей принимал положение полусонной вялости. Девушка-бомж текла, требовала плотской любви. Он говорил ей “извини” и, натянув трусы, склонив голову, уходил прочь. И как только он отходил на некоторое расстояние, член снова вставал и снова, не скрывая своей наглости, требовал от него чего-то более сочного и чистого.

Однажды он решил кого-нибудь изнасиловать. Причем, размышляя холодным вечером, пришел к выводу, что это обязательно должна быть девочка чистая и невинная, розовая и веселая. Нимфетка как сказал бы Набоков. Аргумента были два, во-первых, он всегда мечтал лишить кого-нибудь девственности (лишил лишь только собственную кошку, засунув ей, когда она еще была котенком, во влагалище карандаш “Конструктор”), а во-вторых, он решил, что с девочкой будет легче справиться, легче будет заманить. В тот же самый вечер он облизал себя языком – помылся и наелся заодно и, расстелив кусок гофрированного картона, лег спать. Ему снились красивые сны, помимо его давних приятелей, в них присутствовали Пушкин, Толстой и Петросян. Последний обычно над всеми шутил, его все ненавидели, и в связи с этим вызывали его несколько раз на дуэль, но тот никогда не приходил. – Я ведь еврей, у меня нет чести, - говорил он и продолжал истерично смеяться.

С утра закапал дождик, и от его первых капель он проснулся. На душе немного было серо и тревожно, но все же весело. Отыскав в завернутом пакете свои выходные вещи и облачившись в них, он стал похож на нормального человека, на того к которому можно проявить доверие. В таком прикиде, чистый и почти без преследующего его повсеместно запаха, он вышел из своего шалаша и отправился к ближайшей школе. Когда он подошел к железной выкрашенной в синий цвет ограде, сразу же на глаза ему попалась девочка. На вид ей было не больше десяти, и он, улыбнувшись, зайдя через ворота с купленной по дороге конфеткой, подошел к ней, посмотрел ей прямо в глаза и мягко, стараясь не закашлять, спросил.

-Девочка, хочешь конфетку?

- Не хочу, - сказала девочка. Она сидела грустная, опустив голову и немного сгорбившись, - я хочу воздушный шарик.

-Если ты пойдешь со мной, я куплю тебе его, - сказал он ей.

Девочка посмотрела на него, вытерла катившиеся по щекам слезинки, улыбнулась, подняла валяющийся на земле портфель и приготовилась идти. Он взял ее за руку. Ладонь была крохотной и теплой.

-Какого цвета ты хочешь шарик? - спросил он ее по дороге.

-Синий, - ответила она, - и желательно большой.

-Я куплю тебе самый большой синий шарик, какой только есть на свете.

Дальше они шли молча и мысли появившиеся предательски в голове начали будоражить его нервы и его решимость. Главной мыслью, была та, что ему стало жалко убивать девочку, а убивать ее пришлось бы, поскольку она увидит его и сможет после изнасилования его описать. На руках у него даже выступили капельки пота. Душа его мучалась, сердце мучалось, разум мучился, член мучился… - Надо будет выколоть ей глаза, - пришло ему в голову, - от полученного шока она все забудет. Мимо пробежала какая-то старуха, она повернула на них голову, что-то пробурчала и пронеслась мимо. Ему стало страшно, непонятный холодок завладел его телом, он почувствовал, как задеревенели его ноги.

-Почему Вы дрожите, дяденька? – спросила девочка.

-Холодно мне что-то, - сказал он, и она прижалась к нему ближе, будто хотела его согреть. Колени его застучали, ноги окончательно перестали слушаться. Ему захотелось ее придушить - она проявляла к нему заботу, что не было запланированным. Должно было произойти все совсем по-другому. Он помнил, что предстоит ему в скором времени сделать, на что он решился, чего так страстно хотел. Он повел девочку в лес. Она не спрашивала его ни о чем. Она покорно шла за ним. Он не смотрел на нее, он смотрел себе под ноги, на траву, на упавшую листву, на разбросанные повсюду гандоны. Вышли на поляну.

-Давай немножечко отдохнем, - предложил он девочке, и та согласилась. Они сели на бревнышко, друг около друга. Момент настал. Его ладони похолодели, он вынул из кармана выкидной нож. Стал гладить его холодную сталь. Мысли с бешеной скоростью проносились в его голове. Никогда мозг его не работал настолько быстро. Член по-прежнему стоял, но его сигналы не доходили до головы, она варилась в собственном соку и уже начинала пригорать. Внезапно, как будто щелкнул выключатель, он накинулся на девочку и безжалостно воткнул нож в один из её голубеньких глаз. Девочка не произнесла ни слова, она молча стал терпеть боль. Он провернул нож несколько раз и вытащил то, что заполняет глазницу. Девочка посмотрела на него одним глазам, точнее обоими, но один из них висел на лезвии ножа, и заплакала, единственная слезинка покатилась по окровавленной щеке из ее здорового глаза. Он вырезал и его. Потом отрезал руки, ноги, голову, соски.

-Дяденька, что с Вами? Очнитесь.

Он поднял глаза, девочка смотрела на него с выраженной на лице тревогой. В руках у нее был огромный шарик – Она ведьма, - пронесло у него в голове и, испугавшись этой мысли, сердце его стало биться очень часто и громко. Он отодвинулся от нее и хотел бежать, скрываться, прятаться. Но глаза, те самые детские и голубые, которые он несколько минут назад вырезал, загипнотизировали его. Девочка пристально смотрела на него, не давая возможности подняться. Он чувствовал, что облачен в некую оболочку созданную его же телом. Он не мог им двигать, оно казалось ему заржавевшим панцирем. Он оказался заключенным в собственную тюрьму. И выход из нее был только наверху, через глаза. Он медленно начал всплывать тоненькой струйкой дыма. Он был грациозен и легок. Когда он пересек шею и был уже на уровне рта, неожиданно открылись губы, и его засосало воздушной воронкой. Он оказался внутри синего шарика. Девочка смотрела на него через растянутую резину и улыбалась. Его тело лежало внизу в невероятной позе.

2004г. Сергей Трехглазый.


Теги:





-1


Комментарии

#0 09:37  06-10-2004Практолог    
Опаньки!

Как это, того..., закрутилось-то.

#1 10:18  06-10-2004ДВА В АДНОЙ    
Супер
#2 10:44  06-10-2004newman    
пиздэц какой-то..
#3 15:22  06-10-2004Soljah    
вах
#4 22:01  06-10-2004Рыкъ    
хорошо
#5 04:12  07-10-2004Вэл    
ceh>`pyf ,tc gtcls
што сказать - норкоманьё... Вот трехглазый пишет ярко и выпукло, но чё-т всё одинаковое...
#7 15:38  20-03-2006Carma    
хороший автор, жаль, что не пишет больше

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....