Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

За жизнь:: - по обе стороны плоскости окна

по обе стороны плоскости окна

Автор: brunner
   [ принято к публикации 19:34  28-02-2013 | Лидия Раевская | Просмотров: 724]
И. Б.

Серая скатерь неба. Голые палки деревьев и прошлогодняя грязь, кое-где ещё прикрытая коричневым снегом. Всё это за окном. А с другой стороны окна – тепло от батареи и Вася Суздалев.
«Хорошо вот так прожить короткую и полную жизнь, как Довлатов или Бродский» — подумал Вася.
В комнате у Васи всё убогое мещанское великолепие постсовкового быта. Хотя, местами уютно. Есть даже как будто итальянские кожаные кресла и красивый лакированный стол, заваленный книгами и бумагами. В этом даже есть обаяние.
Среди Гийома Аполлинера и Буццати синеет маленький монитор. Лампа тусклым светом светит на Васину макушку, где уже намечается лысина. Получается, лицо у Васи отливает синим, а голова – жёлтым.
Кое-где на ковре можно отыскать свастики.
В текстовом редакторе мелькает курсор, Васе не думается. Пустота лезет из пронизанного электромагнитным излучением воздуха. От некогда приятной атмосферы подмосковных лесов и полей, куда давным-давно выезжал на охоту царь Алексей Михайлович со своей дружиной, не осталось и следа. До ближайшего леса – километр. До серой пыли дождя – бетонная стена. Вася смотрит на свой телефон и моргает вспухшими от недосыпа веками – на экране черно. На душе – пусто. На часах – два четырнадцать.
На потёртой тумбочке – афродизиаки. Над ними и слегка за – чёрно-белое изображение недосягаемого Бруклинского моста, где, верно, не раз прогуливался Сергей Донатович и/или Иосиф Александрович.

Весь пафос русского языка опротивел Васе, и он берёт томик с слегка волнующим названием “Shevelev”. За дверью слышны мерные удары в квартиру напротив. То – сын-алкоголик пытается разбудить полуслепую мать. Печальные монотонные удары перекликаются со словами и вызывают лёгкую рефлексию. Тум-тум-тум.
Вася уже трудно этого осознать, и его личный экран чернеет. Вася спит. И тут его голова начинает вибрировать, Суздалев осознает, что это сон. По телу расплывается приятное ощущение счастья. Он проваливается как архангел в воды Мосводоканала, под удивлённые возгласы местных мусульман. Он летит над грязной угловатостью московских линий. Он взмывает под матовым отблеском далёкого света.
Вибрация продолжается и становится всё сильнее. Вот уже она передалась от головы к телу, вот трясётся рука, ему снится, как мокрый нос бордер-колли тыкается в его безымянный палец; Вася вздрагивает и открывает розовые глаза. Под пальцем – мобильный телефон. На нём – два двадцать семь и сообщение.
Секунды, чтобы понять – кто ты и где.
Фикус напоминает ему, что он ещё в котле системы, и до нирваны осталось двадцать лет ипотеки.
Над каждой фразой своего мысленного опуса, Вася тщательно раздумывает, как будто это его наследие.
Вскользь мелькает нежелание смотреть что там на мобильном, уже закрываются веки, руки привычно выдёргивают шнур из розетки, а тело удобно разворачивает себя в кожаном кресле. Фикус ёжится от сухой квартирной затхлости, а Ваня раздобрел, Ване – хорошо. Тут он опять открывает один глаз и долго всматривается в стену, при этом с сожалением осознаёт, что всё таки ничего не написал. Сюжета – нет. Всё хорошо. За окном конец ненавистной зимы, застойный покой мшистых развалин молодой империи. Количество знаков в мысленном опусе стабилизируется и не прибавляется, Вася проваливается в долгую фазу сна и не может слышать писк второй смски.
С утра, то есть около двенадцати Вася мельком смотрит на пиксели: «Мама умерла, завтра похороны. Извини, что не сказал раньше, брат». Вторая смска тонет в мутности серого утра. Где-то около часа закрывается на обед в последний раз местный телеграф.
Да будет мужественен Васин путь! Пожелаем ему удачи.

Записано в Черновицах.


Теги:





2


Комментарии

#0 00:33  02-03-2013brunner    
Напутал с именем, ну да ладно.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
21:35  12-09-2017
: [4] [За жизнь]
Глуша

-…Ну и жарища. Печет словно в преисподней. Ягода на ветке сохнет. Эх, сейчас бы искупаться. А? Озеро-то вот оно, в двух шагах.
Молодая девица промокнула рукавом рубахи красное, потное лицо, морщась глотнула из крынки теплой воды и перешла к следующему кусту, тёмно-красному от переспелой вишни....
00:57  10-09-2017
: [6] [За жизнь]

осень сжимает время в кулак
ночи длиннее - дни короче
реже на озере, медный пятак
солнца багрового, Господи мочит

ветер неистовый, мусор из куч
вновь разметает как выпивший дворник
чьё-то письмо словно солнечный луч
падает птицей на мой подоконник

почерк и адрес до боли знаком
кто-же из ящика выбросил письма
он хоть и хрупок, но под замком....
Закатно. Рождаются планы, пути отрезок
нам видится перспективою - время грезить,
и невзирая на то, что плетут нам парки,
надежды таить и бесцельно блуждать по парку.
Затактно. Не звука печать, но приход мессии –
подкорковая динамика амнезии,
нас ветер листами по чистому полю гонит –
мы странны, местами - нам есть, что вспомнить....
Как ночь тиха, как будто ты в утробе
Как будто ты не здесь, а где-то там
Как будто то затаился кто-то в гробе
Как ток волшебный, что по проводам

Ты всем невидим - пьян, раздавлен, брошен
Распластан средь удушливой листвы
И кто ты, никогда уже не спросят
Никто не позовет из темноты

Припухший нос, разбитое колено,
Растерзанность как вырванный контекст
Всю жизнь предрасположен к переменам
Вся жизнь как недоразвитый протест

Лежит мужик в кусточках возле речки
...
Двадцать три года назад, летом 1994 года я несколько уже месяцев пребывал под следствием на «Матросской тишине». Не помню уже наверное того летнего месяца, когда в битком набитой народом тюрьме началась эпидемия дизентерии, но она началась. Поумирало огромное количество народа....