Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - возвращение

возвращение

Автор: brunner
   [ принято к публикации 11:44  05-03-2013 | Na | Просмотров: 591]
Реалии Германии

Жаворонки возвестили о наступлении утра. Маленькое северное солнце боязливо осветило причудливые узоры готического городка. Смущаясь, оно пробивалось сквозь силуэты голых деревьев и по древним средневековым стенам забиралось в окна пробуждавшихся горожан.
Ясный день в марте – диковинная вещь для жителей К-берга. Именно поэтому немногие задерживались в постели, разве что только любовники, позволявшие себе поиграть друг с другом. У Полины Краун любовника не было, а солнце она любила. Поэтому в семь часов утра она распахнула тоскливо скрипнувшие ставни и почувствовала свежий запах моря. Фройляйн Краун подставила свои руки нежному светилу, и душу её наполнило мимолётное ощущение счастья.
Вот она выполнила утренний туалет, слегка перекусила и выпорхнула на улочку, будто подхватываемая морским ветром. Пробежав по старой брусчатке до остановки, она села в трамвай и понеслась в университет К-берга.
Университет был разбросан по всему городу, однако основное здание его занимала старая городская ратуша. Пару десятков лет назад несколько видных современных архитекторов решили в качестве подарка на юбилей К-берга подарить горожанам сверхсовременную постройку в стиле деконструктивизм. Теперь замысловатое творение соседствовало с готическим собором XIV века, что не очень радовало пожилых жителей. Однако старая ратуша освободилась и была передана университету. Там теперь и проводились занятия у Полины Краун.
Начался учебный день. В кабинете было тихо, слышно было только бормотание учителя, да прерывистое дыхание кого-то из студентов. Фройляйн Краун нечасто поглядывала на доску; её взгляд то и дело падал на симпатичного молодого человека интеллигентной наружности, в свою очередь смотревшего в окно. На его парте Полина разглядела – о чудо! –«Поэзию» Аристотеля. Из книжечки топорщился ворох с любовью подобранных закладочек. Сердце девушки с умилением сжалось, и всё оставшееся время она просидела, украдкой глядя на молодого человека.
К концу лекции тот всё-таки заметил наблюдательницу; на его лице обозначилась улыбка, а Полина, смущаясь, отвела глаза. В перерыве он подошёл к ней и приветливо представился:
- Йозеф Хагеманн.
- Полина, — краснея сказала девушка, — Полина Краун.
- Очень приятно. Не хотите ли сходить куда-нибудь после занятий, я знаю отличное кафе неподалёку.
Полина была очень счастлива. Их соединила любовь к Канту, Гёте и Бетховену. Они провели восхитительный день и договорились встретиться ещё раз – в субботу, чтобы послушать органные произведения Баха.

Настала суббота. В этот раз погода не жаловала жителей – было пасмурно и ветрено. Моросил мелкий дождик. Полина надела осеннее пальто и побежала на встречу с Йозефом. После музыки они пошли гулять.
Неожиданно брусчатка заменилась разбитым асфальтом. Йозеф рассеяно глядел на плавающие в луже окурки. Игрушечные готические дома медленно перетекли в изъеденные временем хрущёвки. Вместо румяных приятных лиц честных бургеров появились отдающие синевой физиономии советских граждан. На убогом покосившемся, скрывающем что-то заборе виднелась надпись: «К-град фашистам не отдадим». Полина и Йозеф начинали нервничать.
Они зашли в похожее на кафе здание, заказали латте. Вместо этого кёльнер в засаленной сорочке принёс жалкое подобие кофе и потребовал за эти помои неведомую валюту.
Пара вышла на улицу; дождь только усилился. Редкие прохожие шарахались от брызг, жались к домам, опуская глаза. Йозеф задумчиво поглядел на Полину. От его взгляда она улыбнулась, на её душе сразу стало спокойно – от того, что он рядом. И они прошли эту улицу молча, держась за руки, а когда они вышли на неровную К-бергскую брусчатку, дождь уже закончился.

Прошло пятнадцать лет. Полина замужем за Йозефем и теперь носит фамилию Хагеманн. Они живут в Иккермюнде. Или в Нойбранденбурге. Или ещё где-то. Супруги много работают, растят дочь. Незыблемыми кажутся позиции ХДС/ХХС.
Но вот в один прекрасный день Йозеф и Полина, а также маленькая Эльза отправляются погулять. Они идут по уютной улочке, с балкона им приветливо глядят миловидные старушки, радуются редкие дети. Солнце бьёт малышке Эльзе в глаза и она, смеясь, забегает за папу и толкает его. Только папа не двигается. Йозеф приставил ладонь к глазам и смотрит в конец улицы. Там как будто происходит какое-то шествие.
Люди приближаются к семье, старушки закрывают окна, а родители поспешно уводят детей домой. Полина уже дёргает за руку Йозефа, но тот стоит на месте, пытаясь выяснить, что случилось. Наконец, он может рассмотреть смуглые лица идущих в его сторону людей. Все они безвкусно одеты, у всех на руке зелёная нашивка. Кто-то в руках несёт плакаты, кто-то выкрикивает что-то на незнакомом языке. Слова непривычно кусают слух. Эльза плачет. Люди приближается, как и облачко пота впереди них.
Наконец от группы отделилось двое мужчин, и направились к Йозефу. Подошёл первый и начал безжалостно коверкать немецкие слова:
- Вы находитесь на территории Исламского государства Германия. Пожалуйста, предъявите документы, чтобы мы могли удостоверить вашу личность!
- Не заставляйте нас ждать, — почти тут же произносит другой. Йозеф ошеломленно смотрит.
- Насколько я знаю, я нахожусь на территории К-берга, и эта территория пока ещё принадлежит немецкому народу, — неуверенно начинает Йозеф. Рука Полины выскальзывает из его ладони. Женщина уводит рыдающую девочку домой. Йозеф унывает и отчаянно бросает:
- Кто вы такие и что вам нужно?
- Мы являемся стражами Исламской революции в Джамахирии Германия, — натянуто, но с удовольствием произносит первый, — предъявите ваши документы.
Спор затягивается. В это время Полина спешно провожает Эльзу в комнату и даёт ей игрушки. Сама же женщина приоткрывает жалюзи и смотрит на улицу. Вот Йозеф не выдержал и ударил одного из мужчин, за что тут же и поплатился. Его начинают методично избивать. В конце концов, стражи Исламской революции уносят Йозефа Хагеманна. Лишь маленькое алое пятнышко на брусчатке напоминает о случившемся.

Два года Полине Краун снится один и тот же сон. В нём она знакомится с молодым человеком по имени Йозеф и выходит за него замуж. Во сне у них есть маленькая дочь Эльза. Полина добровольно находится в лаборатории по изучению физиологии сна в Дармштадте, земля Гессен, и никогда не была в Пруссии. Она не видела море. У Полины Краун нет груди (мастэктомия) и матки (гистерэктомия). Она не может иметь детей. Её отец находится в доме престарелых в Висбадене, а мать умерла.
Полина почти не разговаривает. Единственный человек, с кем она перебрасывается парой слов – доктор Эммануэль Фёскер. Он и приносит Полине книги её любимого писателя – Вольфганга Кёппена.


Теги:





4


Комментарии

#0 22:46  05-03-2013СИБ    
м-да... мрачно
#1 23:14  05-03-2013brunner    
Как есть.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
07:00  15-08-2017
: [15] [Здоровье дороже]

Я уйду
Уйду внезапно
Помни - и не жди меня.
Слишком долго ветер западный
Направление менял
Но теперь подуло с юга
Мне пора на сервера
Заждалась шального друга
Вьюга - белая сестра
Мне собаки-хаски ближе
И родней чем отчий дом
Где в пустые окна вижу
Лишь тоску да бурелом....
17:22  08-08-2017
: [8] [Здоровье дороже]
Мой друг, чтоб жизненные сложности
Не повышали без того
Высокий уровень тревожности
Найди и воскреси того,
Кто растворился терминатором
В быту, как в доменной печи.
Змеиным фаллоимитатором
Желанье выйти в москвичи
Дырявит оборону разума,
Как ферзь защиту Каро-Канн,
Вокруг, мон шер, так много разного,
Не упирайся, как баран
В свою программу продвижения,
В карьерно-социальный план,
Все эти, как бы, достижения
На деле морок и туман....
10:55  02-08-2017
: [20] [Здоровье дороже]
Неоднократно, ежедневно, по нескольку раз в день, на протяжении долгих лет, Нитруловичу приходила одна и та же мысль. Поведение этой мысли было всегда разным – иногда она витала где-то под потолком, или ещё выше, иногда спускалась до самого пола, но чаще всего долбилась прямо в мозг, пугая своей монотонностью....
07:04  29-07-2017
: [14] [Здоровье дороже]
Платонов не считал себя виноватым перед матерью, так как не мог простить ей своего позора, который ему пришлось пережить в детстве по её милости. Сейчас, казалось бы, дело прошлое и детские обиды давно пора смыть в унитаз. Но это настолько въелось Платонову в душу, что даже тяжелая болезнь матери- единственного оставшегося родственника, не давало ему покоя....
11:06  24-07-2017
: [76] [Здоровье дороже]
молчи о безусловном; избегай
предельных черт, градаций и отметин.
наш марафонский телефонный петтинг
я буду вспоминать до четверга,
а в пятницу я выброшу чернила,
рассматривая статику светил,
мне дико жаль, что ты не сочинила,
того, что я тебе не посвятил,
того, что обуславливалось дрожью,
безумствами предвестников потерь....