Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - возвращение

возвращение

Автор: brunner
   [ принято к публикации 11:44  05-03-2013 | Na | Просмотров: 621]
Реалии Германии

Жаворонки возвестили о наступлении утра. Маленькое северное солнце боязливо осветило причудливые узоры готического городка. Смущаясь, оно пробивалось сквозь силуэты голых деревьев и по древним средневековым стенам забиралось в окна пробуждавшихся горожан.
Ясный день в марте – диковинная вещь для жителей К-берга. Именно поэтому немногие задерживались в постели, разве что только любовники, позволявшие себе поиграть друг с другом. У Полины Краун любовника не было, а солнце она любила. Поэтому в семь часов утра она распахнула тоскливо скрипнувшие ставни и почувствовала свежий запах моря. Фройляйн Краун подставила свои руки нежному светилу, и душу её наполнило мимолётное ощущение счастья.
Вот она выполнила утренний туалет, слегка перекусила и выпорхнула на улочку, будто подхватываемая морским ветром. Пробежав по старой брусчатке до остановки, она села в трамвай и понеслась в университет К-берга.
Университет был разбросан по всему городу, однако основное здание его занимала старая городская ратуша. Пару десятков лет назад несколько видных современных архитекторов решили в качестве подарка на юбилей К-берга подарить горожанам сверхсовременную постройку в стиле деконструктивизм. Теперь замысловатое творение соседствовало с готическим собором XIV века, что не очень радовало пожилых жителей. Однако старая ратуша освободилась и была передана университету. Там теперь и проводились занятия у Полины Краун.
Начался учебный день. В кабинете было тихо, слышно было только бормотание учителя, да прерывистое дыхание кого-то из студентов. Фройляйн Краун нечасто поглядывала на доску; её взгляд то и дело падал на симпатичного молодого человека интеллигентной наружности, в свою очередь смотревшего в окно. На его парте Полина разглядела – о чудо! –«Поэзию» Аристотеля. Из книжечки топорщился ворох с любовью подобранных закладочек. Сердце девушки с умилением сжалось, и всё оставшееся время она просидела, украдкой глядя на молодого человека.
К концу лекции тот всё-таки заметил наблюдательницу; на его лице обозначилась улыбка, а Полина, смущаясь, отвела глаза. В перерыве он подошёл к ней и приветливо представился:
- Йозеф Хагеманн.
- Полина, — краснея сказала девушка, — Полина Краун.
- Очень приятно. Не хотите ли сходить куда-нибудь после занятий, я знаю отличное кафе неподалёку.
Полина была очень счастлива. Их соединила любовь к Канту, Гёте и Бетховену. Они провели восхитительный день и договорились встретиться ещё раз – в субботу, чтобы послушать органные произведения Баха.

Настала суббота. В этот раз погода не жаловала жителей – было пасмурно и ветрено. Моросил мелкий дождик. Полина надела осеннее пальто и побежала на встречу с Йозефом. После музыки они пошли гулять.
Неожиданно брусчатка заменилась разбитым асфальтом. Йозеф рассеяно глядел на плавающие в луже окурки. Игрушечные готические дома медленно перетекли в изъеденные временем хрущёвки. Вместо румяных приятных лиц честных бургеров появились отдающие синевой физиономии советских граждан. На убогом покосившемся, скрывающем что-то заборе виднелась надпись: «К-град фашистам не отдадим». Полина и Йозеф начинали нервничать.
Они зашли в похожее на кафе здание, заказали латте. Вместо этого кёльнер в засаленной сорочке принёс жалкое подобие кофе и потребовал за эти помои неведомую валюту.
Пара вышла на улицу; дождь только усилился. Редкие прохожие шарахались от брызг, жались к домам, опуская глаза. Йозеф задумчиво поглядел на Полину. От его взгляда она улыбнулась, на её душе сразу стало спокойно – от того, что он рядом. И они прошли эту улицу молча, держась за руки, а когда они вышли на неровную К-бергскую брусчатку, дождь уже закончился.

Прошло пятнадцать лет. Полина замужем за Йозефем и теперь носит фамилию Хагеманн. Они живут в Иккермюнде. Или в Нойбранденбурге. Или ещё где-то. Супруги много работают, растят дочь. Незыблемыми кажутся позиции ХДС/ХХС.
Но вот в один прекрасный день Йозеф и Полина, а также маленькая Эльза отправляются погулять. Они идут по уютной улочке, с балкона им приветливо глядят миловидные старушки, радуются редкие дети. Солнце бьёт малышке Эльзе в глаза и она, смеясь, забегает за папу и толкает его. Только папа не двигается. Йозеф приставил ладонь к глазам и смотрит в конец улицы. Там как будто происходит какое-то шествие.
Люди приближаются к семье, старушки закрывают окна, а родители поспешно уводят детей домой. Полина уже дёргает за руку Йозефа, но тот стоит на месте, пытаясь выяснить, что случилось. Наконец, он может рассмотреть смуглые лица идущих в его сторону людей. Все они безвкусно одеты, у всех на руке зелёная нашивка. Кто-то в руках несёт плакаты, кто-то выкрикивает что-то на незнакомом языке. Слова непривычно кусают слух. Эльза плачет. Люди приближается, как и облачко пота впереди них.
Наконец от группы отделилось двое мужчин, и направились к Йозефу. Подошёл первый и начал безжалостно коверкать немецкие слова:
- Вы находитесь на территории Исламского государства Германия. Пожалуйста, предъявите документы, чтобы мы могли удостоверить вашу личность!
- Не заставляйте нас ждать, — почти тут же произносит другой. Йозеф ошеломленно смотрит.
- Насколько я знаю, я нахожусь на территории К-берга, и эта территория пока ещё принадлежит немецкому народу, — неуверенно начинает Йозеф. Рука Полины выскальзывает из его ладони. Женщина уводит рыдающую девочку домой. Йозеф унывает и отчаянно бросает:
- Кто вы такие и что вам нужно?
- Мы являемся стражами Исламской революции в Джамахирии Германия, — натянуто, но с удовольствием произносит первый, — предъявите ваши документы.
Спор затягивается. В это время Полина спешно провожает Эльзу в комнату и даёт ей игрушки. Сама же женщина приоткрывает жалюзи и смотрит на улицу. Вот Йозеф не выдержал и ударил одного из мужчин, за что тут же и поплатился. Его начинают методично избивать. В конце концов, стражи Исламской революции уносят Йозефа Хагеманна. Лишь маленькое алое пятнышко на брусчатке напоминает о случившемся.

Два года Полине Краун снится один и тот же сон. В нём она знакомится с молодым человеком по имени Йозеф и выходит за него замуж. Во сне у них есть маленькая дочь Эльза. Полина добровольно находится в лаборатории по изучению физиологии сна в Дармштадте, земля Гессен, и никогда не была в Пруссии. Она не видела море. У Полины Краун нет груди (мастэктомия) и матки (гистерэктомия). Она не может иметь детей. Её отец находится в доме престарелых в Висбадене, а мать умерла.
Полина почти не разговаривает. Единственный человек, с кем она перебрасывается парой слов – доктор Эммануэль Фёскер. Он и приносит Полине книги её любимого писателя – Вольфганга Кёппена.


Теги:





4


Комментарии

#0 22:46  05-03-2013СИБ    
м-да... мрачно
#1 23:14  05-03-2013brunner    
Как есть.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
20:00  16-11-2017
: [2] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....
11:48  25-10-2017
: [7] [Здоровье дороже]
После полутарелки манной или рисовой каши и чашки кефира, что ему давали на завтрак, он обычно взбирался на высокий алюминиевый барный стульчик, стоявший в углу лоджии, устраивался там поудобнее, опираясь спиной на стену, или, наоборот, локтями на широкий подоконник, и приступал к процессу ежеутреннего осмотра своих владений....