Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Формула действия. Глава 8.

Формула действия. Глава 8.

Автор: s.ermoloff
   [ принято к публикации 08:03  01-04-2013 | Na | Просмотров: 450]
Сергей Ермолов

Формула действия

роман


8

Я опять был захвачен чувством отрешенности, которое слишком часто и всегда неожиданно в последнее время преследовало меня.
Я вынужден страдать из-за себя. Я боюсь ощущения своей разделенности на части.
Желание думать – самое опасное из всех желаний человека. Мне следует перестать думать.
Я – это только следствие моего сумасшествия. Я не знаю ничего более необходимого человеку, чем его невротические принципы. Моя способность думать унижает меня.
Я следую за своей шизоидностью. Быть уродом не сложно. Наверное поэтому я – урод.

Я боялся предстоящего убийства, но страх не смог остановить меня.
Я не хотел рисковать. Но страх мешал дышать и видеть. Мне стало страшно, страшно до ужаса. Я ощущал, как что-то происходило за моей спиной. Меня оставила уверенность.
Что-то происходило за моей спиной, но я не оборачивался. Я боялся даже думать о том, что там происходило.
Невозможно объяснить причины всех своих поступков. Я сознаю, что выгляжу в этой истории не слишком хорошо.

У меня даже пальцы сжались в кулаки от предвкушения того чувства, которое возникало каждый раз, когда мои руки хирурга погружались в тело и обхватывали трепещущее сердце.
Я часто вспоминаю это. Сказочное было время.

Я просто тянул время и прекрасно это знал. Вероятно, это было не самое лучшее, что я мог выдумать. Никогда снова, подумал я. Пожалуйста – никогда.
Нет. Хватит. Забудь.
Иди домой.
Крайняя черта. Я перешел крайнюю черту. Кратковременное облегчение всегда лучше, чем никакое. Конечно, это была иллюзия – должна быть иллюзия. Мне следовало больше доверять своим предчувствиям.
Прошло минут пять – может, чуть больше.
Я не знал, что делать. И самое ужасное, у меня нет выбора.

Меня могло выдать нетерпение. У меня застучало в висках. Я начал массировать переносицу большим и указательным пальцами и попытался расслабиться. Я почти успокоился. Мне повезло.
Отчего-то все пошло не так, как я ожидал. Оказалось, даже я могу просчитаться. Я ощущал нечто вроде смущения. Конечно, некоторые вещи невозможно объяснить словами. Их надо почувствовать.

Я резанул его по ребрам ножом. Так, слегка, чтобы нанести ему как можно меньше вреда и в то же время причинить сильную боль. Через несколько секунд из раны потекла кровь.
По тому, как он смотрел на нож, я понял – он всего лишь удивился, увидев у меня его в руках.
Вот почему я не люблю нож – боль от него приходит не сразу.
Я почувствовал, как сильнее начало биться сердце. Мучительно долго тянулись мгновения ожидания, отделявшие жизнь от смерти.
Он закричал. Очень сильный крик, перешел в резкий визг и неприятно резал слух. Я ощутил мурашки на спине и подумал о том, что могу кричать так же.
Каждый человек решает кем быть: палачом или жертвой. Жизнь не сложна только когда лишен возможности выбора.
Я не мог не радоваться, когда мне удавалось задуманное. Нужно уметь заставлять помнить о себе. Я хочу этого. И не могу объяснить почему.
Меня не увлекают сомнения. Я боюсь потерять все, ничего не найдя. Подобный страх унизителен.

Я обладал властью над жертвами. Мне нравится хвастаться Я командую. Я.
Ничто не сдерживало меня. Мне с собой было не справиться. А впрочем, не все ли равно? Я все помню точно.
Меня совсем не обрадовала торопливость, с которой все происходило. Я сопротивлялся желанию убить. Следует признать, что не все убийцы хотят только убивать. Мне не интересны трупы.
Несколько секунд у меня ушло на то, чтобы вернуться в действительность. Я не мог не закричать. Для меня важны даже мелкие подробности.
Мне хотелось залить его кровью себя. Это ничего не означало. Я неисправим.
Он выгибался дугой и хрипел. Его легкое было рассечено т я слышал, как со свистом входил и входил воздух. Неожиданно его тело стало таким мягким, словно из него исчезли все кости.
Я никогда не был жесток. Смерть жестока и болезненна.
Вдруг я начал хохотать. И без всякой причины. Мне было приятно смотреть на мучения. Я не стремлюсь ни к чему необычному. Я никогда не был оригинален в своих желаниях. В каждом человеке есть чувства, которые он выдумывает для других. Легче мне от этого не стало.
Я почувствовал, как напряглись мускулы шеи. Я прислушивался, пытаясь определить в чем дело. Что-то не так, я чувствовал это. Если бы он заметил мой страх, его превосходство надо мной могло увеличиться. Мне от него было нужно совсем не это. Я старался быть совершенно спокойным.
Лезвие легко вошло в ткань тела. Я просунул обе руки в разрез и поднатужился, чтобы раздвинуть в стороны ребра. Затем я перекрыл главную кровяную артерию хирургически зажимом.
Я просунул пальцы во вскрытую грудную полость и нащупал легкие. Они все еще напряженно работали. Я погрузил руки еще глубже, пока наконец не почувствовал под пальцами бьющееся сердце. Я даже замер. Мне казалось, что в моих руках не просто человеческое сердце, а сама жизнь.
Мудрость состоит в том, чтобы подчиняясь иллюзии жизни не быть обманутым ею.
Чувство покоя, которое я ощутил раньше, теперь усилилось. Мне этого было достаточно, чтобы чувствовать себя счастливым. Приятного в жизни не много.

Что-то подталкивало меня. Я не мог остановиться. Мне просто удалось взглянуть на это со стороны, как на событие, не имеющее ко мне никакого отношения.
Успокойся. Дыши глубже. Прислушайся к току крови.
Это значило все и не значило ничего – как тогда, так и сейчас.

Боль может изменить человека. Я это видел. Совершенно отчетливо. Иначе и быть не могло. Мне следует вспомнить все подробности.
Что нужно было сделать, чтобы так изуродовать голову, лицо? Головокружение, внезапная нереальность.
Улыбаться я не хотел. А он не мог.

Хотел бы я вообразить, что понимаю происходящее. Но это не удается. Везде и со всяким могло случиться. Но почему именно со мной? Я находился под впечатлением от увиденного. У смерти много пугающих подробностей. Иногда мне удается удивить самого себя.
Ни один человек не может понять истинные причины своих поступков. Мне никогда не хотелось принести в жертву смерти какого-то реального человека. Я лишь стремился почувствовать себя смертью. Дурацкие мысли, подумал я. Но мысли были.


Минуту сидел с закрытыми глазами. Усталость сковала все тело. Может быть, мне это только кажется. В том, что происходит со мной, есть какой-то другой смысл. Меня унижает неизвестность будущего. Выход из сложности не может быть прост. Иллюзия простоты всегда обманчива.

Я все еще прячусь. Очень важно суметь сохранить себя в тайне. Я уверен, что каждый человек опасен для меня. Никакая защита не кажется мне достаточно надежной. Я боюсь ненормальных людей. Я борюсь за себя со всем миром. Опасный для окружающих людей, я оказываюсь опасен и для себя. Я не хочу сожалеть об этом. Я уже ничего не стесняюсь. Всю жизнь был застенчив, а теперь потерял стыд.

Я не шевелился. Осознание действительности возвращалось очень медленно. Мне не следовало оставаться, на месте убийства. Но я не двигался с места. Очень медленно опустился на колени.
Мне стало трудно дышать. Как будто на горле сомкнулись пальцы и начали медленно сдавливать его.
Но было и еще кое-что, то, что трудно объяснить. Я не могу прикоснуться к нему, подумал я.
Как получается все так, а не иначе? От чего зависит ход событий? От пустяка. Сегодня эта мысль не позволила мне спать всю ночь.
Я слишком нежный, слишком слабый, чтобы быть убийцей. Только страдание делает человека лучше.
Чтобы голова не раскололась на части, я нагнулся, прикрыл лицо ладонями и замер. Если напрячь слух, можно услышать, как кто-то смеется. Не страшно. Самое страшное для меня уже позади.


Все мое напряжение исчезло. Мне следовало быстрее уйти. Это было бы правильнее. Но я все еще стоял на коленях.
Непонятное чувство заставило меня оглянуться. Вокруг было тихо, и я боялся тишины. Я осмотрелся по сторонам и не понял, где нахожусь. Я не знал, что сделаю в следующий момент.
Что я сделал не так? Оставил после себя следы? Я не должен был допустить здесь просчет, поскольку подобные ошибки всегда стоят жизни.
Я встал, потом побежал. Надеюсь, это выглядело достаточно грациозно.

Я вел себя так, будто ничего не случилось. Умел не обратить на себя внимание. Был доволен собой.
Если бы все дни были похожи на прошедший, мне было бы не на что жаловаться. Сделанное мной было чем-то слишком большим. И непостижимым. Я не оправдываюсь. Это было бы бесполезно.
Я знаю, что делаю опасное. Все так делают. Я не намерен контролировать себя. Очень важно суметь приблизиться к последней черте.
Я живу за стеной, которая настолько толста, что докричаться до меня невозможно. Но я знаю, что никто не кричит. Человек, стремящийся понять себя всегда смешон.





Теги:





0


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
20:00  16-11-2017
: [2] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....
11:48  25-10-2017
: [7] [Здоровье дороже]
После полутарелки манной или рисовой каши и чашки кефира, что ему давали на завтрак, он обычно взбирался на высокий алюминиевый барный стульчик, стоявший в углу лоджии, устраивался там поудобнее, опираясь спиной на стену, или, наоборот, локтями на широкий подоконник, и приступал к процессу ежеутреннего осмотра своих владений....