Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Народа душа родниковая (часть IV)

Народа душа родниковая (часть IV)

Автор: Лев Рыжков
   [ принято к публикации 06:42  05-05-2013 | Юля Лукьянова | Просмотров: 823]
Часть I
Часть II
Часть III

Сцена II

Освещена правая часть сцены.
Грустный Ванятка в круге света.

ВАНЯТКА: Они все-таки добрались. Благодаря чему? Раскаявшийся гопник вернул телефон? Да нет, конечно. И указателей на видном месте – тоже не было. И из прохожих вряд ли кто знал дорогу к Андрею Сергеевичу. И на остановке маршрутки их никто не дожидался. Бедные, маленькие люди, которых поманил большой город, да тут же, пожевавши, выплюнул – вот кем они себе казались, любимые мои Хоботовы. И что бы они делали, не вмешайся в их судьбу счастливый случай? Да, вернулись бы в деревню. Под смешки односельчан стали бы отдирать доски со свежезаколоченных окон. Производить прочие позорные ритуалы преждевременного реквиема по мечте.

Свет на левую часть сцены.
Задник – каляки-маляки с изображением кособоких домов, деревьев, машин и прохожих.
Хоботовы застыли. Нина тревожно и зло смотрит перед собой, руки в боки. К Нине прилепилась Яна – она испугана, дрожат плечи. Паша неимоверно печально, почти не таясь, пьет из чекушки. Даже Вова – не мотает больше курчавой головой. В его взгляде – детская обида: поманили и бросили, как так?
На переднем плане – ведро картошки.

ВАНЯТКА: От каких пустяков порою зависит осуществление самых дерзновенных наших планов. Успех – это лестница, ступени которой – пустяки и мелочи. Эти маленькие ступенечки не всегда прочны. Скажем проще: что бы делали незадачливые Хоботовы, не будь в потайном кармане одного из них вашего покорного слуги? Не будет скромностью сказать, что я всегда отличался хорошей памятью. Я запомнил телефонный номер, который утром диктовал водитель. В семействе оставалось еще два мобильных телефона – у Вовы и у Яны.

Композиция на левой стороне сцены трансформируется. В глазах у семейства загорается надежда. На лицах появляется воодушевление. Яна (или Вова) протягивает Нине телефон, Нина решительно (но и почтительно) подносит трубку к уху.

ВАНЯТКА: Я в очередной раз выручил свое родное семейство. Но – добро часто бывает наказуемо. Мог ли я знать, как жестоко накажет меня судьба буквально через несколько минут? Кто бы сказал, я бы не поверил. Однако я должен, должен был это предвидеть.

Каляки-маляки исчезают с задника левой части сцены. Семейство стоит в пустоте. Нина робко стучит в дверцу, соединяющую левую часть с центральной, погруженной во тьму.

ГОЛОС ИЗ ТЕМНОТЫ: Да-да!

НИНА (в темноту): Э-э, извините, нам сказали к вам обратиться

ГОЛОС: Так обращайтесь, милости прошу!

В центральной части сцены загорается свет.
Центр сцены теперь – кабинет. Стоят — стол, кресло, гостевые стулья. Портрет Путина.
За столом – МЕНЕДЖЕР (тот же актер, что играл хипстера в маршрутке).
Семейство робко, боком-боком, втискивается в кабинет.

МЕНЕДЖЕР: Вы ведь (смотрит в бумажки на столе) – Хоботовы?

НИНА: Да.

ПАША: Допустим.

Нина тыкает Пашу локтем в ребра.

НИНА: Мы вообще-то к Андрею Сергеевичу ехали.

МЕНЕДЖЕР: А я знаю. Но Андрей Сергеевич, к сожалению, находится в офисе не постоянно. Часто бывает занят. А еще у него случаются экстренные совещания. И вот сейчас – как раз идет одно из них.

НИНА: И что же делать?

МЕНЕДЖЕР: Два варианта. Первый: вы можете попытаться его дождаться. Тем более, что вероятность его возвращения в офис составляет (взгляд в бумажки) – сорок пять процентов. Это немало.

НИНА: То есть, он может сегодня не вернуться?

МЕНЕДЖЕР: С вероятностью 55%. Но это, согласитесь, больше, чем ничего.

ПАША: Но он нам нужен! (получает тычок от Нины) Ох!

НИНА (сквозь зубы): Не болтай, дурак! Не сбивай цену!

МЕНЕДЖЕР: А, между тем, в то время, как за вами посылали машину, вероятность застать босса составляла (шелест страниц) – 78%.

НИНА: Откуда вы эту вероятность берете?

МЕНЕДЖЕР: Шеф нам сам ее сообщает.

НИНА: Значит, сейчас – вероятность 45%.

МЕНЕДЖЕР: Да.

НИНА: По-русски говоря, он может прийти, но скорее всего – нет.

МЕНЕДЖЕР: Но вероятность его возвращения – очень значительна!

ВОВА: А вот и нет.

Все смотрят на Вову.

ВОВА (почти не робея): Минимальная вероятность равняется как раз пятидесяти процентам…

ВАНЯТКА: Не думайте о Вове слишком хорошо. Он всего лишь повторяет слова, которые я ору ему прямо в ухо.

ВОВА: То есть, либо «да, либо «нет». 50 на 50. 45% — просто абсурд!

МЕНЕДЖЕР: Какой сметливый и сообразительный молодой человек!

Вова приосанивается, ставит на пол ведро с картошкой. Желательно, чтобы одна картошина (или несколько) покатились по полу.

ПАША: Мой сын! Весь в меня!

НИНА (сварливо): И что же нам делать?

МЕНЕДЖЕР: Либо дожидаться шефа, либо… (разводит руками) …иметь дело со мной. Все полномочия для решения вашего вопроса я имею.

Нина подозрительно озирается.

НИНА: А, собственно, хотелось бы знать – какого вопроса?

МЕНЕДЖЕР (хохочет): Ах-ха-ха! Ну, вы даете! Вы меня разыгрываете, да? (Смех его гаснет под мрачными взглядами семейства) Хотя ладно. Вам, значит, ничего не сообщали, не предлагали?

ПАША: Говорили о каких-то инвестициях…

МЕНЕДЖЕР: Ну, да. Разумеется!

НИНА: И?

МЕНЕДЖЕР: А каковы ваши предположения?

ПАША: У нас на огороде нашли нефть?

МЕНЕДЖЕР (хохочет): Ха-ха! (машет рукой) Что вы, что вы? (вытирает глаза платком) Ой, не могу. Ха-ха! Нефть!

НИНА: А что тогда? Вы хотите – купить у нас наш огород?

МЕНЕДЖЕР: Ни боже мой! Это заведомо убыточно.

НИНА: А что тогда? (переглядывается с Пашей)

МЕНЕДЖЕР: А сами вы – не догадываетесь?

Семейство пожимает плечами.

МЕНЕДЖЕР: Ну, хорошо. Скажу прямо. Нас интересует маленький человечек, который живет у вас в доме. Кажется, его зовут Ваняткой…

ВАНЯТКА: Вот так так! Неожиданный поворот сюжета!

ПАША: Но откуда вы?..

НИНА (толчок Паше в бок): Откуда вы о нем знаете? Что вы такое говорите?

МЕНЕДЖЕР (листает бумажки): Ну, как же! Вот бумаги от вашего участкового. А вот от врачей, да. В академию наук вы еще писали. Документальных доказательств существования вашего Ванятки хотя и маловато, но вполне достаточно.

НИНА: И что вы хотите?

МЕНЕДЖЕР: Ванятку. Этого маленького человечка, который, вполне возможно, сейчас прячется где-то в карманах или складках вашей одежды…

ВАНЯТКА: Ну, вообще-то я сейчас прячусь у Вовы под правым наушником. Но сказать, что я потрясен – это значит преуменьшить, загнать в стакан бурю эмоций в моей душе. Сейчас я как никогда остро чувствую свою беззащитность.

НИНА: Подождите-ка…

МЕНЕДЖЕР: Только не говорите, что у вас Ванятки – нет. Давайте, минуем эту стадию переговоров? А? Вот и хорошо. Итак – наши условия. Они вам, как мне кажется, понравятся.

ПАША: Что? Что за условия?

ВАНЯТКА: Я, конечно, бывало, задумывался о феномене предательства. Я гадал – кто первый предаст меня в случае возможности. Я ставил на Яну. Но первым меня предал собственный отец. Хотя надо было предвидеть…

МЕНЕДЖЕР: Вы заинтересовались? Что ж… Условия таковы. Одно любое, самое заветное желание каждого из вас плюс… двадцать пять тысяч рублей.

НИНА: Пятьдесят.

МЕНЕДЖЕР: Окей. Пятьдесят.

ВАНЯТКА: Я метался в панике, и у Вовы, должно быть нестерпимо зачесалось в ухе.

Вова чешет в ухе.

ВАНЯТКА: Родная мать тоже, кажется, предавала меня. Пятьдесят тысяч, даже если умножить это на четыре… Неужели я стою так дешево?! И вообще – какого черта здесь мной торгуют? Мной? Я – живой человек, на всякий случай!

МЕНЕДЖЕР: Итак, одно, заветное желание. Плюс – пятьдесят тысяч…

НИНА (спохватываясь): Евро!

МЕНЕДЖЕР (понимающе усмехаясь): Долларов.

НИНА (завороженно): Ну… окей, что ли…

ВАНЯТКА: Окей? Я не ослышался? Мамуль, ты чего?

МЕНЕДЖЕР: Только одно условие – желание должно быть искренним. То есть, я должен видеть его неподдельность. Ну, надеюсь, понимаете…

СЕМЕЙСТВО (вразнобой): Да-да…

ВОВА: То есть, совсем-совсем любое желание?

МЕНЕДЖЕР: В пределах разумного.

ВАНЯТКА: Эх, Вова-Вова! А я-то считал тебя самым родным своим человеком. Даже второй матерью. И вот – итог доверия!

ВОВА: В пределах разумного… Ну, понятно. Окей.

На правой стороне сцены Ванятка производит боксирующие движение.
В центре Вова хватается за ухо.

ВАНЯТКА: Гад! Гад!

ВОВА: Ай! Айййййй! Да прекрати ты!

Менеджер усмехается.

ЯНА: Ну, как же так? Это же – живой человек? И, значит, вы его у нас – покупаете?

ВАНЯТКА: А Яночка, кажется, против. Честно сказать – от нее не ожидал. Я все-таки пока что мало понимаю в людях.

МЕНЕДЖЕР: Если вас волнуют юридические тонкости, то сделка будет проведена по документам, как…

ЯНА: Меня не волнуют юридические тонкости! Меня волнует, как вы можете покупать вот так просто живого человека?

НИНА: Янка! А ну, успокойся!

ЯНА: Успокойся? Это брат мой, между прочим!

НИНА (смекая): А ведь действительно… Это – брат, слушайте. И сын. И как вам не стыдно?

МЕНЕДЖЕР: Сколько вы хотите?

НИНА (неуверенно): Ну, раза в два больше.

ПАША: Как минимум!

МЕНЕДЖЕР: Увы, 50 тысяч долларов – последнее слово с нашей стороны. Вы – либо соглашаетесь, либо остаетесь ждать Андрея Сергеевича, вероятность появления которого на данный момент времени составляет (взгляд на часы и в бумажки) – уже 18%. И имейте в виду – офис скоро закрывается.

НИНА: Эй, подождите, а ночевать нам где?

МЕНЕДЖЕР: Не имею ни малейшего понятия.

НИНА: Ну… Хорошо!

ВАНЯТКА: Хорошо?

МЕНЕДЖЕР: Ну, и чудно. Со своей стороны могу уверить, что обращаться с… э-э… Ваняткой будут самым гуманным образом. То есть, условия ему понравятся. Итак?

НИНА: Да.

ПАША: Да.

ВОВА: Да, конечно.

ЯНА (после паузы, надрывно): Да!

МЕНЕДЖЕР: Вот и чудно. Что ж, вот еще одно условие сделки… Договоры составляются сугубо индивидуально. То есть, с глазу на глаз.

ПАША: Да-да, конечно!

НИНА: Ой, что-то это мне не нравится.

МЕНЕДЖЕР: Сожалею, но таковы условия.

ЯНА: Вы кто, дьявол?

МЕНЕДЖЕР: Ну, что вы! Ха-ха! Я – всего лишь обычный житель этого города. Ну, так с кого начнем? Давайте, пожалуй, с вас! (указывает на Павла) Вы ведь – Павел Геннадьевич?

ПАША: Да! Да!

МЕНЕДЖЕР: Что ж… Вы оставайтесь. Остальных – попрошу ненадолго (указывает на двери)…

Нина, Яна и Вова выходят в левую часть сцены.
Паша подобострастно застывает в кресле.
Ванятка в правой части сцены хватается за голову.

НИНА: Только не продешеви!

ЯНА: Мама, вот как не стыдно!

НИНА: А ты поживи с мое, потом стыдить будешь.

Центр сцены.

МЕНЕДЖЕР (внимательно смотрит на Пашу): Итак? Вы желаете?..

ПАША (оглядываясь на дверь, шепотом): Водки!

МЕНЕДЖЕР: Сколько?

ПАША (от волнения сбивчиво): П-п-п… пятьсот!

МЕНЕДЖЕР: Ящиков?

ПАША (хриплым шепотом): Тонн!

МЕНЕДЖЕР: Невозможно. Хотя… Зачем они вам? Вы их – продадите?

ПАША (смотрит на менеджера широко раскрытыми глазами): Я? Я их выпью! И вообще – какая разница?

МЕНЕДЖЕР: Разница есть. Если вы их выпьете, то проведем как матпомощь. А если продавать захотите, придется ООО регистрировать, бумаги, сами понимаете, проводить… С месяц займет.

ПАША: Нет-нет! Я сам!

МЕНЕДЖЕР: Ну, хорошо. Сколько пишем? Пятьсот ящиков?

ПАША (сглатывает): Ну… да…

МЕНЕДЖЕР: А не многовато ли? Вы так уверены в своей печени? Мне почему-то кажется, что пятьдесят ящиков – вполне нормально.

ПАША: Да! То есть, нет!

МЕНЕДЖЕР: Да, как скажете. Пишем пятьсот ящиков… Все. Здесь подпишите.

ПАША: Все?

МЕНЕДЖЕР: Да-да. Дальше пусть заходят…

Ошарашенный и счастливый Паша выходит на левую часть сцены.

НИНА: Ну, что?

Паша лишь расплывается в улыбке и начинает танцевать. Танец может продлиться сколь угодно долго и быть насколько угодно идиотским, или, напротив, гармоничным и профессиональным (на усмотрение режиссера).

НИНА: Вот засранец. Янка, ты иди…

Яна входит в центр сцены.

МЕНЕДЖЕР: Ваше желание?

ЯНА: Вот что? Так просто? Вы все-все выполните?

МЕНЕДЖЕР: В разумных пределах.

ЯНА (мнется): Мне надо… Мне надо, чтобы человек один… как бы вам сказать…

МЕНЕДЖЕР: Взаимностью ответил?

ЯНА: А вы – дьявол?

МЕНЕДЖЕР: Да что вы! Какой же я дьявол? Я просто догадался. Тем более, нетрудно… Говорите фамилию, адрес.

ЯНА: Фамилии не знаю. Телефон есть.

МЕНЕДЖЕР: Запишите его вот здесь. И подпишите, где галочка.

ЯНА: И все?

МЕНЕДЖЕР: Да, конечно. Следующего позовите.

ЯНА: Но… Разве это легко?

МЕНЕДЖЕР: Да, конечно. Небольшая беседа…

ЯНА: И все?

МЕНЕДЖЕР: А зачем усложнять? Оформим, как общественное мероприятие… Вот здесь расписывайтесь.

Яна расписывается и выходит на левую сторону сцены и присоединяется к танцу Паши.

НИНА: Счастливые все, я смотрю. Вова, сыночек, ты теперь.

Вова вскакивает.

НИНА: Только фигни не загадай, я тебя умоляю.

ВОВА: Нет, мамуль…

НИНА: Что хоть загадаешь?

МЕНЕДЖЕР: Следующий!

Вова порывисто переходит в центр сцены.

МЕНЕДЖЕР: Что будете загадывать?

ВОВА: Хих-хи-хи!

МЕНЕДЖЕР: А поконкретней?

ВОВА: Хи-хи-хи! (если возможно, краснеет)

Со стороны кулис заходит СЕКРЕТАРША (та же актриса, что и девушка из маршрутки).

СЕКРЕТАРША (с бумагами): Юр, сможешь подписать?

МЕНЕДЖЕР: Насть, так срочно, да?

ВОВА: Ее! (показывает пальцем на секретаршу)

МЕНЕДЖЕР: В смысле?

ВОВА: Хочу вот ее себе в жены.

МЕНЕДЖЕР: Молодой человек! У вас губа – не дура. Но хорошо ли вы подумали?

ВОВА: Ее. Точка.

МЕНЕДЖЕР: По рукам. Зовите вашу маман.

Вова выходит на левую сторону, начинает плясать.
В центре секретарша растерянно пожимает плечами. Менеджер разводит руками.
В кабинет (центр сцены) решительно заходит мама.

МЕНЕДЖЕР: Вы, я полагаю, все уже продумали?

НИНА: Примерно.

Правая сторона сцены.
Ванятка убирает руки, смотрит в зал.

ВАНЯТКА: Переговоры мамули с менеджером заняли больше всего времени. Они в чем-то напоминали составление строительной сметы.

Центр сцены: Нина и менеджер спорят над бумагами.

ВАНЯТКА: Сидя в приемной, мама обдумала метраж, этажность, количество соток. Сначала она заказала пятиэтажный особняк на Рублевке. Но после доводов менеджера согласилась на один из менее престижных коттеджных поселков. И не на пять этажей, а на два.

Центр сцены. Нина подписывает.

ВАНЯТКА: И вот так я нежданно-негаданно стал собственностью неведомого олигарха Андрея Сергеевича. Мне было горько, но, в то же время, и лестно, что я стою так дорого…



Теги:





-1


Комментарии

#0 18:49  06-05-2013Илья ХУ4    
МЕНЕДЖЕР))
#1 00:37  07-05-2013Лев Рыжков    
И чо?
#2 00:41  07-05-2013Илья ХУ4    
ну, с менеджера поржал, Лев.



#3 00:42  07-05-2013Илья ХУ4    
нащет "подпёздывай" - зря ты.
#4 00:45  07-05-2013Илья ХУ4    
знаешь поди, как я к тебе отношусь.



плюнуть, если охота в старину хуча, так пожалуйста, чо уж там
#5 00:50  07-05-2013Илья ХУ4    
всё скучней и желчней както всё.. или мне только, хз.
#6 00:50  07-05-2013Лев Рыжков    
Да зачем плеваться, что ты))
#7 00:58  07-05-2013Илья ХУ4    
мне вот чес признаца, как быдлану подзаборному, всегда легче было ебасос расколотить и запинать потом ногами тело, чем тележить.



но порой кто нибудь ёбнет чонить словесно и так противно становица, пиздец.



и думаю потом, да, ногами и руками легче пинать...



это так оффтоп.



пойду спать.
#8 01:30  07-05-2013врилыч    
спать - лудшы, чем ногаме тележыть, отож

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:15  24-11-2016
: [28] [Кино и театр]
Питерская коммуналка. Скажем, конец восьмидесятых.
За столом сидят двое – мать и дочь.
Обе в распахнутых пальто и зимних сапогах.
Они смеются и прямо пальцами вылавливают из скользкого кулька, лежащего тут же на столе, холодные солёные огурцы....
09:26  11-11-2016
: [17] [Кино и театр]
Шестирукая бабища с сиськами из силикона,
В стрингах из змеиной кожи и с ружьем наперевес,
След берет Иуды Кришны – всем известного гандона,
С рыжей и бесстыжей рожей,
Возбуждая интерес
У толпы многоголовой, многорукой, многоногой,
Именуемой кем надо - «потрясающий народ»,
А народ поверив снова жизни лучшей в жизни новой
Ждет, когда застрелит гада эта бестия вот-вот....
11:21  09-11-2016
: [4] [Кино и театр]
Действие происходило на сцене большого театра. Не того Большого, легендарного с позолотами люстр и красочными декорациями, где блистали звезды оперы и балета, а просто большого, по размерам. Люстры с декорациями были и здесь, но далеко не золоченые и красочные, тем не менее они подкупали своей естественностью, люстра походила на солнце, а декорации были словно собраны по кусочкам со всех уголков страны, с видами больших и малых городов, бескрайних полей и заснеженных тундр....
13:14  07-11-2016
: [4] [Кино и театр]
ПОЭТ

По дороге на студию Вадим за баранкой был угрюм, на шутки товарищей не реагировал. Съемочная группа возвращалась с очередного редакционного задания – снимали сюжет на сахарном заводе....
20:59  01-11-2016
: [11] [Кино и театр]
"здесь и сейчас" - это тонкой иглы остриё.
или вниз со шпиля, или проткнут нАсквозь.
это фокус.., такой себе хитрый приём -
самого себя разглядеть под маской.
не такой, как все... таких, как ты сотни.
выпадаешь в осадок города, и где-то на самом дне
ставишь лета тавро, чтобы никто не отнял,
чтоб запомнить, как живое небо горело в огне....