Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Кино и театр:: - Народа душа родниковая (часть IV)

Народа душа родниковая (часть IV)

Автор: Лев Рыжков
   [ принято к публикации 06:42  05-05-2013 | Юля Лукьянова | Просмотров: 923]
Часть I
Часть II
Часть III

Сцена II

Освещена правая часть сцены.
Грустный Ванятка в круге света.

ВАНЯТКА: Они все-таки добрались. Благодаря чему? Раскаявшийся гопник вернул телефон? Да нет, конечно. И указателей на видном месте – тоже не было. И из прохожих вряд ли кто знал дорогу к Андрею Сергеевичу. И на остановке маршрутки их никто не дожидался. Бедные, маленькие люди, которых поманил большой город, да тут же, пожевавши, выплюнул – вот кем они себе казались, любимые мои Хоботовы. И что бы они делали, не вмешайся в их судьбу счастливый случай? Да, вернулись бы в деревню. Под смешки односельчан стали бы отдирать доски со свежезаколоченных окон. Производить прочие позорные ритуалы преждевременного реквиема по мечте.

Свет на левую часть сцены.
Задник – каляки-маляки с изображением кособоких домов, деревьев, машин и прохожих.
Хоботовы застыли. Нина тревожно и зло смотрит перед собой, руки в боки. К Нине прилепилась Яна – она испугана, дрожат плечи. Паша неимоверно печально, почти не таясь, пьет из чекушки. Даже Вова – не мотает больше курчавой головой. В его взгляде – детская обида: поманили и бросили, как так?
На переднем плане – ведро картошки.

ВАНЯТКА: От каких пустяков порою зависит осуществление самых дерзновенных наших планов. Успех – это лестница, ступени которой – пустяки и мелочи. Эти маленькие ступенечки не всегда прочны. Скажем проще: что бы делали незадачливые Хоботовы, не будь в потайном кармане одного из них вашего покорного слуги? Не будет скромностью сказать, что я всегда отличался хорошей памятью. Я запомнил телефонный номер, который утром диктовал водитель. В семействе оставалось еще два мобильных телефона – у Вовы и у Яны.

Композиция на левой стороне сцены трансформируется. В глазах у семейства загорается надежда. На лицах появляется воодушевление. Яна (или Вова) протягивает Нине телефон, Нина решительно (но и почтительно) подносит трубку к уху.

ВАНЯТКА: Я в очередной раз выручил свое родное семейство. Но – добро часто бывает наказуемо. Мог ли я знать, как жестоко накажет меня судьба буквально через несколько минут? Кто бы сказал, я бы не поверил. Однако я должен, должен был это предвидеть.

Каляки-маляки исчезают с задника левой части сцены. Семейство стоит в пустоте. Нина робко стучит в дверцу, соединяющую левую часть с центральной, погруженной во тьму.

ГОЛОС ИЗ ТЕМНОТЫ: Да-да!

НИНА (в темноту): Э-э, извините, нам сказали к вам обратиться

ГОЛОС: Так обращайтесь, милости прошу!

В центральной части сцены загорается свет.
Центр сцены теперь – кабинет. Стоят — стол, кресло, гостевые стулья. Портрет Путина.
За столом – МЕНЕДЖЕР (тот же актер, что играл хипстера в маршрутке).
Семейство робко, боком-боком, втискивается в кабинет.

МЕНЕДЖЕР: Вы ведь (смотрит в бумажки на столе) – Хоботовы?

НИНА: Да.

ПАША: Допустим.

Нина тыкает Пашу локтем в ребра.

НИНА: Мы вообще-то к Андрею Сергеевичу ехали.

МЕНЕДЖЕР: А я знаю. Но Андрей Сергеевич, к сожалению, находится в офисе не постоянно. Часто бывает занят. А еще у него случаются экстренные совещания. И вот сейчас – как раз идет одно из них.

НИНА: И что же делать?

МЕНЕДЖЕР: Два варианта. Первый: вы можете попытаться его дождаться. Тем более, что вероятность его возвращения в офис составляет (взгляд в бумажки) – сорок пять процентов. Это немало.

НИНА: То есть, он может сегодня не вернуться?

МЕНЕДЖЕР: С вероятностью 55%. Но это, согласитесь, больше, чем ничего.

ПАША: Но он нам нужен! (получает тычок от Нины) Ох!

НИНА (сквозь зубы): Не болтай, дурак! Не сбивай цену!

МЕНЕДЖЕР: А, между тем, в то время, как за вами посылали машину, вероятность застать босса составляла (шелест страниц) – 78%.

НИНА: Откуда вы эту вероятность берете?

МЕНЕДЖЕР: Шеф нам сам ее сообщает.

НИНА: Значит, сейчас – вероятность 45%.

МЕНЕДЖЕР: Да.

НИНА: По-русски говоря, он может прийти, но скорее всего – нет.

МЕНЕДЖЕР: Но вероятность его возвращения – очень значительна!

ВОВА: А вот и нет.

Все смотрят на Вову.

ВОВА (почти не робея): Минимальная вероятность равняется как раз пятидесяти процентам…

ВАНЯТКА: Не думайте о Вове слишком хорошо. Он всего лишь повторяет слова, которые я ору ему прямо в ухо.

ВОВА: То есть, либо «да, либо «нет». 50 на 50. 45% — просто абсурд!

МЕНЕДЖЕР: Какой сметливый и сообразительный молодой человек!

Вова приосанивается, ставит на пол ведро с картошкой. Желательно, чтобы одна картошина (или несколько) покатились по полу.

ПАША: Мой сын! Весь в меня!

НИНА (сварливо): И что же нам делать?

МЕНЕДЖЕР: Либо дожидаться шефа, либо… (разводит руками) …иметь дело со мной. Все полномочия для решения вашего вопроса я имею.

Нина подозрительно озирается.

НИНА: А, собственно, хотелось бы знать – какого вопроса?

МЕНЕДЖЕР (хохочет): Ах-ха-ха! Ну, вы даете! Вы меня разыгрываете, да? (Смех его гаснет под мрачными взглядами семейства) Хотя ладно. Вам, значит, ничего не сообщали, не предлагали?

ПАША: Говорили о каких-то инвестициях…

МЕНЕДЖЕР: Ну, да. Разумеется!

НИНА: И?

МЕНЕДЖЕР: А каковы ваши предположения?

ПАША: У нас на огороде нашли нефть?

МЕНЕДЖЕР (хохочет): Ха-ха! (машет рукой) Что вы, что вы? (вытирает глаза платком) Ой, не могу. Ха-ха! Нефть!

НИНА: А что тогда? Вы хотите – купить у нас наш огород?

МЕНЕДЖЕР: Ни боже мой! Это заведомо убыточно.

НИНА: А что тогда? (переглядывается с Пашей)

МЕНЕДЖЕР: А сами вы – не догадываетесь?

Семейство пожимает плечами.

МЕНЕДЖЕР: Ну, хорошо. Скажу прямо. Нас интересует маленький человечек, который живет у вас в доме. Кажется, его зовут Ваняткой…

ВАНЯТКА: Вот так так! Неожиданный поворот сюжета!

ПАША: Но откуда вы?..

НИНА (толчок Паше в бок): Откуда вы о нем знаете? Что вы такое говорите?

МЕНЕДЖЕР (листает бумажки): Ну, как же! Вот бумаги от вашего участкового. А вот от врачей, да. В академию наук вы еще писали. Документальных доказательств существования вашего Ванятки хотя и маловато, но вполне достаточно.

НИНА: И что вы хотите?

МЕНЕДЖЕР: Ванятку. Этого маленького человечка, который, вполне возможно, сейчас прячется где-то в карманах или складках вашей одежды…

ВАНЯТКА: Ну, вообще-то я сейчас прячусь у Вовы под правым наушником. Но сказать, что я потрясен – это значит преуменьшить, загнать в стакан бурю эмоций в моей душе. Сейчас я как никогда остро чувствую свою беззащитность.

НИНА: Подождите-ка…

МЕНЕДЖЕР: Только не говорите, что у вас Ванятки – нет. Давайте, минуем эту стадию переговоров? А? Вот и хорошо. Итак – наши условия. Они вам, как мне кажется, понравятся.

ПАША: Что? Что за условия?

ВАНЯТКА: Я, конечно, бывало, задумывался о феномене предательства. Я гадал – кто первый предаст меня в случае возможности. Я ставил на Яну. Но первым меня предал собственный отец. Хотя надо было предвидеть…

МЕНЕДЖЕР: Вы заинтересовались? Что ж… Условия таковы. Одно любое, самое заветное желание каждого из вас плюс… двадцать пять тысяч рублей.

НИНА: Пятьдесят.

МЕНЕДЖЕР: Окей. Пятьдесят.

ВАНЯТКА: Я метался в панике, и у Вовы, должно быть нестерпимо зачесалось в ухе.

Вова чешет в ухе.

ВАНЯТКА: Родная мать тоже, кажется, предавала меня. Пятьдесят тысяч, даже если умножить это на четыре… Неужели я стою так дешево?! И вообще – какого черта здесь мной торгуют? Мной? Я – живой человек, на всякий случай!

МЕНЕДЖЕР: Итак, одно, заветное желание. Плюс – пятьдесят тысяч…

НИНА (спохватываясь): Евро!

МЕНЕДЖЕР (понимающе усмехаясь): Долларов.

НИНА (завороженно): Ну… окей, что ли…

ВАНЯТКА: Окей? Я не ослышался? Мамуль, ты чего?

МЕНЕДЖЕР: Только одно условие – желание должно быть искренним. То есть, я должен видеть его неподдельность. Ну, надеюсь, понимаете…

СЕМЕЙСТВО (вразнобой): Да-да…

ВОВА: То есть, совсем-совсем любое желание?

МЕНЕДЖЕР: В пределах разумного.

ВАНЯТКА: Эх, Вова-Вова! А я-то считал тебя самым родным своим человеком. Даже второй матерью. И вот – итог доверия!

ВОВА: В пределах разумного… Ну, понятно. Окей.

На правой стороне сцены Ванятка производит боксирующие движение.
В центре Вова хватается за ухо.

ВАНЯТКА: Гад! Гад!

ВОВА: Ай! Айййййй! Да прекрати ты!

Менеджер усмехается.

ЯНА: Ну, как же так? Это же – живой человек? И, значит, вы его у нас – покупаете?

ВАНЯТКА: А Яночка, кажется, против. Честно сказать – от нее не ожидал. Я все-таки пока что мало понимаю в людях.

МЕНЕДЖЕР: Если вас волнуют юридические тонкости, то сделка будет проведена по документам, как…

ЯНА: Меня не волнуют юридические тонкости! Меня волнует, как вы можете покупать вот так просто живого человека?

НИНА: Янка! А ну, успокойся!

ЯНА: Успокойся? Это брат мой, между прочим!

НИНА (смекая): А ведь действительно… Это – брат, слушайте. И сын. И как вам не стыдно?

МЕНЕДЖЕР: Сколько вы хотите?

НИНА (неуверенно): Ну, раза в два больше.

ПАША: Как минимум!

МЕНЕДЖЕР: Увы, 50 тысяч долларов – последнее слово с нашей стороны. Вы – либо соглашаетесь, либо остаетесь ждать Андрея Сергеевича, вероятность появления которого на данный момент времени составляет (взгляд на часы и в бумажки) – уже 18%. И имейте в виду – офис скоро закрывается.

НИНА: Эй, подождите, а ночевать нам где?

МЕНЕДЖЕР: Не имею ни малейшего понятия.

НИНА: Ну… Хорошо!

ВАНЯТКА: Хорошо?

МЕНЕДЖЕР: Ну, и чудно. Со своей стороны могу уверить, что обращаться с… э-э… Ваняткой будут самым гуманным образом. То есть, условия ему понравятся. Итак?

НИНА: Да.

ПАША: Да.

ВОВА: Да, конечно.

ЯНА (после паузы, надрывно): Да!

МЕНЕДЖЕР: Вот и чудно. Что ж, вот еще одно условие сделки… Договоры составляются сугубо индивидуально. То есть, с глазу на глаз.

ПАША: Да-да, конечно!

НИНА: Ой, что-то это мне не нравится.

МЕНЕДЖЕР: Сожалею, но таковы условия.

ЯНА: Вы кто, дьявол?

МЕНЕДЖЕР: Ну, что вы! Ха-ха! Я – всего лишь обычный житель этого города. Ну, так с кого начнем? Давайте, пожалуй, с вас! (указывает на Павла) Вы ведь – Павел Геннадьевич?

ПАША: Да! Да!

МЕНЕДЖЕР: Что ж… Вы оставайтесь. Остальных – попрошу ненадолго (указывает на двери)…

Нина, Яна и Вова выходят в левую часть сцены.
Паша подобострастно застывает в кресле.
Ванятка в правой части сцены хватается за голову.

НИНА: Только не продешеви!

ЯНА: Мама, вот как не стыдно!

НИНА: А ты поживи с мое, потом стыдить будешь.

Центр сцены.

МЕНЕДЖЕР (внимательно смотрит на Пашу): Итак? Вы желаете?..

ПАША (оглядываясь на дверь, шепотом): Водки!

МЕНЕДЖЕР: Сколько?

ПАША (от волнения сбивчиво): П-п-п… пятьсот!

МЕНЕДЖЕР: Ящиков?

ПАША (хриплым шепотом): Тонн!

МЕНЕДЖЕР: Невозможно. Хотя… Зачем они вам? Вы их – продадите?

ПАША (смотрит на менеджера широко раскрытыми глазами): Я? Я их выпью! И вообще – какая разница?

МЕНЕДЖЕР: Разница есть. Если вы их выпьете, то проведем как матпомощь. А если продавать захотите, придется ООО регистрировать, бумаги, сами понимаете, проводить… С месяц займет.

ПАША: Нет-нет! Я сам!

МЕНЕДЖЕР: Ну, хорошо. Сколько пишем? Пятьсот ящиков?

ПАША (сглатывает): Ну… да…

МЕНЕДЖЕР: А не многовато ли? Вы так уверены в своей печени? Мне почему-то кажется, что пятьдесят ящиков – вполне нормально.

ПАША: Да! То есть, нет!

МЕНЕДЖЕР: Да, как скажете. Пишем пятьсот ящиков… Все. Здесь подпишите.

ПАША: Все?

МЕНЕДЖЕР: Да-да. Дальше пусть заходят…

Ошарашенный и счастливый Паша выходит на левую часть сцены.

НИНА: Ну, что?

Паша лишь расплывается в улыбке и начинает танцевать. Танец может продлиться сколь угодно долго и быть насколько угодно идиотским, или, напротив, гармоничным и профессиональным (на усмотрение режиссера).

НИНА: Вот засранец. Янка, ты иди…

Яна входит в центр сцены.

МЕНЕДЖЕР: Ваше желание?

ЯНА: Вот что? Так просто? Вы все-все выполните?

МЕНЕДЖЕР: В разумных пределах.

ЯНА (мнется): Мне надо… Мне надо, чтобы человек один… как бы вам сказать…

МЕНЕДЖЕР: Взаимностью ответил?

ЯНА: А вы – дьявол?

МЕНЕДЖЕР: Да что вы! Какой же я дьявол? Я просто догадался. Тем более, нетрудно… Говорите фамилию, адрес.

ЯНА: Фамилии не знаю. Телефон есть.

МЕНЕДЖЕР: Запишите его вот здесь. И подпишите, где галочка.

ЯНА: И все?

МЕНЕДЖЕР: Да, конечно. Следующего позовите.

ЯНА: Но… Разве это легко?

МЕНЕДЖЕР: Да, конечно. Небольшая беседа…

ЯНА: И все?

МЕНЕДЖЕР: А зачем усложнять? Оформим, как общественное мероприятие… Вот здесь расписывайтесь.

Яна расписывается и выходит на левую сторону сцены и присоединяется к танцу Паши.

НИНА: Счастливые все, я смотрю. Вова, сыночек, ты теперь.

Вова вскакивает.

НИНА: Только фигни не загадай, я тебя умоляю.

ВОВА: Нет, мамуль…

НИНА: Что хоть загадаешь?

МЕНЕДЖЕР: Следующий!

Вова порывисто переходит в центр сцены.

МЕНЕДЖЕР: Что будете загадывать?

ВОВА: Хих-хи-хи!

МЕНЕДЖЕР: А поконкретней?

ВОВА: Хи-хи-хи! (если возможно, краснеет)

Со стороны кулис заходит СЕКРЕТАРША (та же актриса, что и девушка из маршрутки).

СЕКРЕТАРША (с бумагами): Юр, сможешь подписать?

МЕНЕДЖЕР: Насть, так срочно, да?

ВОВА: Ее! (показывает пальцем на секретаршу)

МЕНЕДЖЕР: В смысле?

ВОВА: Хочу вот ее себе в жены.

МЕНЕДЖЕР: Молодой человек! У вас губа – не дура. Но хорошо ли вы подумали?

ВОВА: Ее. Точка.

МЕНЕДЖЕР: По рукам. Зовите вашу маман.

Вова выходит на левую сторону, начинает плясать.
В центре секретарша растерянно пожимает плечами. Менеджер разводит руками.
В кабинет (центр сцены) решительно заходит мама.

МЕНЕДЖЕР: Вы, я полагаю, все уже продумали?

НИНА: Примерно.

Правая сторона сцены.
Ванятка убирает руки, смотрит в зал.

ВАНЯТКА: Переговоры мамули с менеджером заняли больше всего времени. Они в чем-то напоминали составление строительной сметы.

Центр сцены: Нина и менеджер спорят над бумагами.

ВАНЯТКА: Сидя в приемной, мама обдумала метраж, этажность, количество соток. Сначала она заказала пятиэтажный особняк на Рублевке. Но после доводов менеджера согласилась на один из менее престижных коттеджных поселков. И не на пять этажей, а на два.

Центр сцены. Нина подписывает.

ВАНЯТКА: И вот так я нежданно-негаданно стал собственностью неведомого олигарха Андрея Сергеевича. Мне было горько, но, в то же время, и лестно, что я стою так дорого…



Теги:





-1


Комментарии

#0 18:49  06-05-2013Илья ХУ4    
МЕНЕДЖЕР))
#1 00:37  07-05-2013Лев Рыжков    
И чо?
#2 00:41  07-05-2013Илья ХУ4    
ну, с менеджера поржал, Лев.



#3 00:42  07-05-2013Илья ХУ4    
нащет "подпёздывай" - зря ты.
#4 00:45  07-05-2013Илья ХУ4    
знаешь поди, как я к тебе отношусь.



плюнуть, если охота в старину хуча, так пожалуйста, чо уж там
#5 00:50  07-05-2013Илья ХУ4    
всё скучней и желчней както всё.. или мне только, хз.
#6 00:50  07-05-2013Лев Рыжков    
Да зачем плеваться, что ты))
#7 00:58  07-05-2013Илья ХУ4    
мне вот чес признаца, как быдлану подзаборному, всегда легче было ебасос расколотить и запинать потом ногами тело, чем тележить.



но порой кто нибудь ёбнет чонить словесно и так противно становица, пиздец.



и думаю потом, да, ногами и руками легче пинать...



это так оффтоп.



пойду спать.
#8 01:30  07-05-2013врилыч    
спать - лудшы, чем ногаме тележыть, отож

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
06:27  18-06-2017
: [7] [Кино и театр]
Театр - квинтэссенция простоты,
Где ты - это я, а я - это ты,
Где оба причастны одной cудьбе.
(Когда больно мне, то больно тебе),
Где жизнь - квинтэссенция пустоты
Со всполохом призрачной красоты,
Ее обнажённый бесстыдный полёт,
Где грим Азазелло на шабаш зовёт,
Огонь из светящегося конфетти,
И кто-то смеется и шепчет: "Прости"....
21:27  13-06-2017
: [6] [Кино и театр]
Стоят в глубинках городки,
Где петухи орут до хрипа.
Признаюсь, очень мне близки
Селения такого типа

Заборов их перекосяк
Выводит запросто к речушке
Любого, кто презрел "пятак"
Киношки, рынка и торгушки.

Читать оставьте, коль для вас
Тоскливы встречи с бедным бытом,
Моя история как раз
О месте всеми позабытом....
08:53  05-06-2017
: [23] [Кино и театр]
Развеяв по ветру последний марафет,
громит прибой прибрежные аптеки,
из склянок битых - йодом льёт рассвет,
дыхнуло гнилью, мидий взмыли веки

По рунами изрубленной доске
расколотое, скачет солнца блюдце,
свиваясь в имя чьё-то на песке,
лучи, рассеиваясь, литерами вьются

В медуз светильниках притушен белый свет
над ложами, укутанными илом -
дымится, рвётся солнца трафарет
горгоньей головой-паникадилом

Ложатся в пазл морских ежей скорлупки,
не затихает вет...
16:56  02-06-2017
: [12] [Кино и театр]

Массивные инкрустированные двери бесшумно отворились. В маленький зал, чей потолок пожирала позолоченная лепнина, энергично ступил то ли молодой то ли старый, то ли высокий, то ли низкий, то ли красавец, то ли урод, то ли крепкий, то ли слабый человек....
23:04  28-05-2017
: [73] [Кино и театр]
Язык болтается сиреневый
над морем - облако повесилось,
зажмурилось, слетело лесенкой,
качается, щекочет дерево

А мы в закат идём по берегу,
совпав по месту и по времени,
и нам вполне себе сиренево
до моря, облака и дерева

Лилово нам, и фиолетово
торчит топориком из темени
луна, тараща зрак базедов на
звёзды брызнувшие семенем

на море, кипарисы, лётчиков
подбитых, выбитых из стремени,
с резьбы слетевших и со счётчиков,
с учёта снявшихся из племени<...