Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Критика:: - (Анти?) Герой нашего времени.

(Анти?) Герой нашего времени.

Автор: Андрей Плыгач
   [ принято к публикации 16:29  18-08-2013 | Na | Просмотров: 1068]
1. «Представитель уличной интеллигенции».

«Привет, меня зовут Андрей. Я — опасный экстремист». Таким, весьма экстравагантным способом, представился своим слушателям в одном из последних треков некто Андрей Александрович Позднухов., более известный как участник группы 25-17 Андрей Бледный. Ну, «экстремистом», допустим, у нас сейчас только ленивого не нарекут. Благо, ещё сама великая императрица Екатерина Вторая своим «бунтовщик хуже Пугачёва» не только перечеркнула судьбу несчастного Радищева, но и благословила традицию садо-мазохических отношений между государством и интеллигенцией, которая из штанов выпрыгивает в желании снискать себе славу мучеников и страстотерпцев, желании, достойном разве только радикально настроенных гимназистов. Так и продолжается вплоть до нашего смутного безвременья, ярким примером чего служит фигура грандиозного мифотворца и провокатора — господина Эдички Лимонова. Да бог с ним, пропустил бы я мимо ушей этот неясный ярлык, если бы далее по тексту не последовало, цитирую: «нас восемьдесят процентов страны». Это уже не просто камень в мой огород, но и, не побоюсь этих затёртых на все лады и созвучия слов,- политическое заявление. Интересно и последующее его разъяснение:

«Стать экстремистом просто, как гонять на велике:
достаточно быть русским и не быть педиком,
Достоевский с Ломоносовым составят компанию...»
( «Топоры» )

Я не сомневаюсь, конечно, в половой и национальной ориентации двух великих соотечественников, но известно, как в этой стране любят поиграться с громкими словами и цифрами, тем более публично. И всё-таки, даже учитывая возможность определённого преувеличения, не могу не заметить, что группа, существующая на российской сцене более десятка лет и успевшая набрать солидное количество поклонников, видимо несёт некий идеологический заряд, за который, собственно, идёт голосование рублём. О его сущности я и хочу поговорить.
Вообще рэп как музыкальное направление или как субкультура или его существование в иной классификации для меня интереса не представляют. Не по каким-то объективным причинам, а в силу достаточно субъективных эстетических и нравственных критериев. Ну всё равно мне, акцентная это система стихосложения или нет, увольте от шапочных разборов. Но естественно, что мимолётно я всё же знаком с некоторыми представителями отечественной хип-хоп сцены ( кстати, тот же Бледный вполне конкретно заявил: «после переаттестации мент не станет копом,/как ни старайся,- в России не будет хип-хопа» ). Навскидку: очень лихо и интересно стартовавшая Дымовая Завеса со временем растаяла, в полном соответствии со своим названием; Центр, который на пару лет покорил магнитолы нашей страны своим «Городом дорог», не смог справиться с сольными амбициями фронтменов; АК-47, несмотря на огромное число распространяемых синглов, никогда не придерживались того, чтоб концептуально осмысливать своё развесёлое раздолбайство. Из долгожителей могу назвать почтенных Хамиля и Змея из Касты, стабильно мутящих свою андеграундную волну, и Noize MC, проделавшего нелёгкий путь от тинейджерских стебовых и плаксивых песенок до конфликта с администрацией Города-Героя Москвы по ничтожнейшему поводу нецензурной лексики на концертах, только прибавившему ему популярности. На этом мои познания почти кончаются. Смею заметить, что творчество вышеприведённых коллективов последовательной идейной направленностью не отличается и говорит о проблемах в стране, что называется, постольку поскольку. Другое дело — группа 25-17.
В одной из своих ранних песен Андрей Александрович, этот лысый, мускулистый, бородатый и во всех прочих отношениях серьёзный дядя, которому, как ни крути, уже скоро — пятый десяток, вполне недвусмысленно заявил: «Меня невыносимо бесят все эти хип-хоп песни. Вижу два выхода из сложившейся ситуации: пойти в скинхеды и гонять, блин, всех этих гангстеров по улицам или попытаться в корне изменить ситуацию...» ( «Плагиат» ). Таким образом, он заведомо встаёт в оппозицию многим товарищам по цеху. Ну а что же он из себя такое есть? В одном из его текстов встречается любопытное словосочетание: «представитель уличной интеллигенции» ( «Несвятая троица» ). Я нахожу данное выражение вполне приемлемым. Под словом «интеллигенция» я понимаю не определённую социальную прослойку, сложившуюся историческим или каким-либо другим путём, но людей, обладающих неким свойством души — «интеллигентностью». Здесь не место рассуждать об этом подробно, но стоит отметить, что явление это — чисто русское, на Западе распространено слово «интеллектуалы». Можно по разному оценивать роль интеллигенции в судьбе России, но я склонен поддерживать героический ореол, сложившийся над этим понятием. «Героев» у нас в стране пруд пруди, особливо после ста пятидесяти грамм на рыло, посему углублю: под «героическим» я подразумеваю некий пример духовного подвижничества, образец «самостояния», выражаясь словом Пушкина. И нисколько странного не вижу в том, что взгляды довольно обширной части молодёжной аудитории формируются с помощью моего героя, невзирая на то, что гражданский пафос у нынешней молодёжи не в чести. На моей памяти лишь один человек достаточно удачно и целенаправленно совмещал творчество с идеологией. Говорю я о великом нашем музыканте Егоре Летове. Провести параллели между ним и фигурантом моего эссе нетрудно: становление обоих связано с Омском, оба связаны слухами с «крайними политическими платформами», оба популярны без пристального внимания и даже некоторого замалчивания со стороны сегодняшних «властителей дум» — средств массовой информации. Кроме того, Бледный и Ант записали проект «Лёд 9» на основе музыкальных фрагментов своего земляка. Личность и художественный мир Егора Летова, этого гениального вольнодумца и метафизика, несомненно заслуживает подробнейшего изучения и осмысления, как оригинальное и плодотворное явление нашей культуры, но, к сожалению, этот стихийный бунтарь отошёл на другие уровни бытия, а вот Андрей Бледный продолжает собирать и раскачивать концертные площадки нашей необъятной Родины, посему я и решил остановить на нём свой взгляд. Почитать память мертвецов — любителей много, а вот живым любви не хватает намного больше. Но, прежде чем перейти непосредственно к моему герою, хочу обрисовать ситуацию с «героическим» на сегодня, как я её вижу и понимаю.

а) Литература

Некогда товарищ Лермонтов своим Печориным обозначил переход от наивного романтизма к психологической прозе и критическому реализму. Во всяком случае, мне так объясняли в школе, а за компетентность учителей в отношении Михаила Юрьевича я ответственность не несу. Ныне же небезызвестный Владимир Маканин ( по слухам, кстати, занесённый попутным ветром в школьную программу ) своим романом «Андеграунд или Герой нашего времени» поставил общественность перед фактом, что героев у изящной словесности, собственно, не осталось. Конечно, это следует понимать так, что литераторы на неопределённое время отказываются жечь глаголом сердца впечатлительных молодых людей. Действительно, эпоха социалистического реализма бесславно закончилась, капиталистические реалии оказались непосильны для призывов к новым житейским волнениям и битвам. Постмодернизм или то, что обозначается им на данном этапе, знаменует собой не только возвращение к тем традициям, чьё развитие было прервано Великой Октябрьской Социалистической Революцией, но и вполне объяснимое стремление к элитарности, т.е. своеобразной самозащите от безобразного потока масскульта, берущего на вооружение любые предпочтения читающих ( или делающих вид ) масс, примитивизируя их в угоду ему же. Это даже хорошо. Писатели занялись сугубо внутренними профессиональными проблемами, впали в рефлексию, открывая и пересматривая труды Эйхенбаума, Шкловского, Тынянова и прочих родоначальников многострадального формализма. Возможно, это принесёт плоды в будущем. Но, к сожалению, даже такой популярный у самой разношёрстной публики автор как Виктор Олегович Пелевин за своими многоплановыми изысканными конструкциями скрывает не то что отсутствие идей, а полную пустоту вообще чего бы то ни было, включая саму физическую реальность. Таким образом, современная литература отказывается от навязанной ей уходящими ( ли? ) традициями роли нравственного крохобора. Молодёжь, в свою очередь, отказалась примериваться к званию «самой читающей». Естественно, я лишь набрасываю общую картину, и такие восхитительные вещи как многократно переизданный «Санькя» не могут не волновать мою пылкую и скучающую по романтике юности душу.

б) Кино.

Говоря о нашем кинематографе, ни для кого не секрет, что самое нужное из искусств оказалось никому не нужно. С одной стороны,- пресловутая вестернизация, с которой отечественному кинопроизводству тягаться силёнок не хватит, с другой – попеременное отсутствие источников финансирования. Даже такой гигант, как Никита Сергеевич Михалков, сорвав Оскара на антисталинских настроениях и сочувствии Запада, опростоволосился, пытаясь внедрить миф о Великой России эпохи развития капитализма. «Сибирский цирюльник» провалился, а седой мэтр ныне дошёл до заявлений о том, что «крепостное право – патриотизм, закреплённый на бумаге». Или вот ещё что прозвучало эпиграфом в его кальке фильма «12 разгневанных мужчин»: «не ищите здесь правду быта, но истину бытия» ( за точность цитирования не отвечаю, но смысл такой ). Видимо, стареющий барин совсем не знает, что «загадочная славянская душа» только их и ищет, но совсем не в его фантазиях на тему уголовного судопроизводства. Но был у нас фильм, имевший оглушительный, чрезвычайный и даже всенародный успех. Конечно же, я говорю о фильме «Брат», изготовленном в двух частях. «Ворошиловский стрелок», тоже повествующий о традициях кровной мести в российской глубинке и нашедший отклик в сердцах разочарованного старшего поколения, даже рядом не стоял. Данила Багров стал нарицательным персонажем ( даже у Бледного: «как Данила Багров могу вписаться в тему» в песне «Сторож» ), фильмы растащили на цитаты, а молодёжь, наконец-то, почувствовала в чём сила. Это была гениальная провокация. Если сценарий первой фильмы замечательный, ныне покойный ( вообще большинство «замечательных» ныне покойны! ) режиссёр и сценарист Алексей Октябринович ( о как! ) Балабанов писал экспериментально,- клюнут, не клюнут?,- то второй шедевр той же серии был откровенным стёбом над зрителем: пипл, находивший силы не смотреть всякое бразильское мыло, с удовольствием хавает свою «родную» подделку. Ну что же, своё говно не пахнет. Культ «национального героя» в лице Данилы Багрова был национальной трагедией, свидетельством моральной деградации не только подрастающих, но и вполне зрелых «дорогих россиян». Конечно же, это моё личное мнение, и я нисколько не хочу оскорбить память хорошего ( опять покойного! ) русского актёра Сергея Бодрова младшего или культ его личности. Но последовавшая популярность «Бригады» только подтверждает, что не всё ладно в Датском королевстве.

в) Музыка.

Итак, Россия потеряла под конец века значительное число культурных и образованных читателей, а русское кино оказалось «в жопе», по меткому выражению персонажа х/ф «Изображая жертву». В чём же находили отдушину и выражение своих задушевных чаяний массы праздно живущих подростков, оставшихся без пионерских значков и комсомольских билетов? За исключением наркотического бума и видеоигр, поколение, которому я принадлежу, и чьё формирование пришлось на 90-е гг. прошлого века, объединяла, конечно, музыка. Была она разная. Пока наши мамы хлопали перед телевизором всяким пугачёвым да ротару, несознательная часть молодёжи прожигала лучшую пору жизни палёной водкой и низкопробной попсятиной в танцевальных залах ночных клубов ( как подметил Guf, «тогда ещё были дискотеки» ). Автор этих строк успел застать эти буйные игрища в стенах бывших Домов Культуры. Махач, поножовщина, порошок на сливных бачках, секс там же, все эти и прочие мелкие радости жизни сопровождали непритязательные танцульки. Время было весёлое и безбашенное, даже интересно подсчитать сколько юных душ загубили под куплеты «Руки вверх» разгорячённые спиртным сверстники.
Другая часть молодых, соблазнённая блатной романтикой ( как, впрочем, и многие отцы ), ходила в дешёвых спортивных костюмах и, как сейчас помню, чёрных куртках с оранжевой подкладкой,- так называемых «пилотах». В основном, эти поклонники Кучина, Круга, Шуфика ( именно в таком порядке они упоминаются в двух текстах Бледного ) и других наших шансонье, как раз и были той шпаной, которая нечаянно, чаянно и даже кое-где отчаянно могла пырнуть попавшегося под горячую руку или имевшего несчастье крутиться возле «их девок» фраера. Были люди и посерьёзней, но те, кого я застал, либо висят на доске Почётных граждан города Подольска, либо их лёгкая жизнь сыграла с ними злую шутку, раскидав по могилам, тюрьмам и притонам или, как у нас говорят, блат-хатам.
Наконец большинство ребят, среди которых и ваш покорный слуга, носившийся в многажды изорванной футболке с изображением группы «Сектор Газа», тянулись к рок-музыке. Дикие цветные хаеры панкующих, тяжёлые кожаные косухи и длинные волосы металлюг, похоронные одежды и пасмурнейшие расцветки готов, рваные джинсы и майки эпохи гранджа, всё это и многое другое было не просто причудой подрастающих ребят, стремившихся заявить о себе замысловатым эпатажем. Многочисленные субкультуры, существующие на просторах бывшего СССР, являются способами самоидентификации, попытками создания некой духовной общности и даже построения собственной системы ценностей в мире повальных рыночных отношений. Всякую субкультуру следует понимать диалектически: являясь порождением буржуазной культуры, они несут в себе заряд отрицания этой самой культуры. Вопросы, связанные с этим, крайне интересны и развивает их, насколько я знаю, отличный писатель Владимир Козлов в очень доступной художественной форме. Но, говоря о 90-х в истории нашей страны, это было, конечно, время глубочайшей растерянности. Если конец 80-х породил-таки культ «последнего героя» Виктора Цоя ( любопытно, что 25-17 записали трибьют на его «Мама, мы все тяжело больны» и не раз цитировали ), то у «диких девяностых» такого символа не нашлось. «Тоска без конца», «Выхода нет», «Я пью до дна за тех, кто в жопе» — всё это названия довольно-таки популярных песен тех лет. Даже такие оптимистично-пафосные дядьки вроде Шевчука всё больше вопрошали: «Что будет с Родиной и с нами?». Единственный блаженный, причастный великих тайн, торжественно и неуклонно заклинал: «Вижу — поднимается с колен моя Родина!». Конечно же, это был тот самый, бесконечно симпатичный мне, Егор Летов.

г) Резюме.

Приведённые пространные выкладки понадобились мне для того, чтоб бегло обрисовать тот духовный багаж, с которым моё поколение вскочило на подножку отправившегося в свой долгий путь третьего тысячелетия. На нулевые годы приходится и начало процесса коммерциализации отечественного рэпа ( всем памятна популярность такого отвратительного проекта как Децл? ) и небывалое, в свете уходящего века, состояние стабильности. В Чечне ещё идут перестрелки, рубль, как и самолёты и даже космические станции, дружно продолжают падать, лодки тонут, где-то захватывают заложников, но новый президент, сменивший на этом мужественном посту алкаша и шута Борьку, выглядит здравомыслящим, полным сил и желания «мочить в сортирах». На поколение нулевых не выпало особых катаклизмов, нам дали передышку и возможность спокойно оценить прошлое, оглядеться вокруг и, может быть, составить кой-какие планы на будущее. Отсюда, с такого славного начала двадцать первого века берёт свою точку отсчёта и творческий путь Андрея Бледного, представителя уличной интеллигенции.

2. " — Здесь Засада, вам не повезло."

Первым заметным результатом его деятельности является основание собственного лейбла «Засада production». Лейбл звукозаписи, как доходчиво поясняет нам Википедия, это «бренд, созданный компаниями, занимающимися производством, распространением и продвижением аудио- и иногда видеозаписей (главным образом музыкальные видеоклипы и видеозаписи концертов) на носителях разных соответствующих форматов, среди которых виниловые пластинки, компакт-кассеты, компакт-диски, мини-диски, SACD, DVD». «Засаду» та же всезнающая Википедия определяет как «охотничий приём; в военном деле — заблаговременное и тщательно замаскированное расположение воинского или партизанского подразделения на наиболее вероятных путях движения противника в целях его разгрома внезапным ударом, захвата пленных и уничтожения боевой техники...». Именно так это и следует понимать, в военном смысле: самооборона на оккупированной территории и стягивание боеспособных частиц. Вообще подобного рода терминология присутствует у Бледного на протяжении всего творчества, что далеко не случайно. Например, под лейблом Засады выпущен мини-альбом «Сила сопротивления». Или вот такие, говорящие сами за себя, строки:

" Две полоски на тесте — это залет.
В девятом классе — это аборт.
Три полоски на запястье — это крик о помощи.
Поможет? — Нет, таких как ты тыщи.
Полоски сливаются в одну линию,
жирную, глубокую, длинную
линию фронта внутри моей страны..."
( «Линия фронта» )

И я уж не говорю о неподражаемом проекте «Лёд 9», где буквально каждый звук, каждая буква шипят, хрипят, кричат, разрываются и разлетаются во все стороны в одном рефрене: «Не забывай, идёт холодная война!». О её целях и фигуре противника мы поговорим чуть ниже.
Второй, принципиально важный момент, который я хочу отметить, это значение консолидации сил. На любой войне люди делятся на чужих и своих, а первый альбом группы 25-17 так и называется: «Только для своих». Под своими имеются в виду не только фанаты и поклонники, но и многие музыканты. Вообще в традициях зарубежной хип-хоп сцены, с её многочисленными баттлами и всякими войнами побережий, лежит мотив здоровой ( или не очень ) конкуренции. Сам Бледный в своё время отозвался об этом так: «Какие бифы? Какие диссы?/ У нас за меньшее ломали нос, молокосос!» ( «Будь белым» ). Для него характерна объединяющая деятельность: над альбомом «Честное слово третьего подземелья», работали 10 битмейкеров и 20 МС! Количество самое что ни на есть беспрецедентное. Кроме того, 25-17 многократно записывались с такими разными коллективами и сольными исполнителями как Грот, Сибирский Синдикат, Миша Маваши, Дмитрий Ревякин, Константин Кинчев и даже писатель Захар Прилепин. Тут опять-таки важно стремление к общности, основанное на определённых духовных ценностях. Забавно как Константин Кинчев появился в одном из ранних текстов:

«Пел в подъезде под гитару песни:
Кино, ДДТ, Наутилус, Алиса, Бутусов...

»Ну а мы, ну а мы, педерасты, наркоманы..."

То ли он чего-то попутал,
то ли я чего-то не понял,
с тех пор Константин Кинчев
покинул наши кассетные магнитофоны..."
( «Несвятая троица» )

И совсем показателен отрицательный парафраз группы «Агата Кристи» в песне «Лишь бы не было войны»:

«Давай вечером с тобой встретимся,
будем опиум курить, потом повесимся...»

Несомненно, таким образом показаны и корни, из которых выросли музыканты: русский рок, в лучших своих представителях, олицетворяет высокую гражданственность, беспокойность и философичность. И, конечно же, Бледному не по пути с теми, кто

«Как обезьяны, устроили соревнование:
у кого громче голос, у кого длинней пиписька,
кто гондурас, кто полупокер...
Песни о страстной любви к чьей-то киске:
хорошо хоть не к пёсику...»
( «Будь белым» )

Несомненно, что «хип-хоп» на западный манер со всеми его цепями, «цыпочками» и «гангстерскими» понтами не привлекателен для моего героя. Он выбирает «грязную, тупую, монотонную музыку». В одноимённом треке примечательно выражено его кредо: «Критерий один — честность».
Уже отмечена значимость военной терминологии. Но война, как хорошо нам известно, состоит не только из наступлений и атак, но и периодов отступлений и подсчёта потерянных на время и даже навсегда бойцов. Как ни горько лишний раз упоминать об этом, но ХХ век для нашей страны стал своеобразным мартирологом, хроникой громадных людских потерь: Русско-японская, Кровавое Воскресенье, столыпинские галстуки и черносотенство, Первая мировая, Гражданская, великие стройки, репрессии, ВОВ, снова репрессии, Афганистан, локальные этнические конфликты в бывших союзных республиках, Чеченская кампания и эпоха первоначального накопления капитала. У Бледного слышу:

«Тоска ест моё сердце жадно чмокая,
я пью с фотокарточками не чокаясь:
деда моей бабки расстреляли на болоте,
прадед в сорок третьем в землю лёг пехотой,
потом одни страну великую заново строили,
другие за колючкой ходили строем...»
( «Сторож» )

Это только крупно освещаемые события. Сложно сказать о последствиях Чернобыля и вообще научных экспериментов, относящихся к разработке ядерных средств сдерживания. Сложно сказать о цифрах погибших офицеров на территории всего земного шара в целях усиления геополитического влияния СССР. Но если все эти трагедии, так или иначе коснувшиеся, наверное, каждой семьи в нашей стране, были обусловлены исторически и, в определённой мере, фатальны и неизбежны, то в начале нового века заговорили о других проблемах, принимающих катастрофический масштаб. Лично для меня, как, думаю, и для многих моих сверстников, жителей Московской области в особенности, настоящим откровением был альбом гр. Многоточие «Жизнь и Свобода», целиком и полностью посвящённый антинаркотической пропаганде. Впервые об этой беде заговорили честно, открыто и понятным языком. Вопрос «скажи мне, брат, что будет дальше с нами?..» задавал себе каждый неравнодушный человек. Бешеная популярность альбома вопреки полному молчанию СМИ говорит о некоторых сдвигах в общественном сознании.
Не остался в стороне и Бледный. Приведём несколько примеров. Вот яркая зарисовка из жизни Западной Сибири:

" — Поножовщина! — кричит женщина.
Мужчина уже не кричит...
Праздники!
Пацаны гуляют, отдыхают как умеют.
Рогами в землю,
вот так вот с гонором,
по предварительному сговору,
при отягчающих, в состояньи опьянения:
— Товарищ судья, это — мои друзья,
это — Родина моя,
лысый, в наколках — это я..."
( «Промышленная зона» )

Комментарии излишни. Или вот саркастические советы среднему обывателю:

«Ты посчитан, взвешен, признан полезным!
Хавай синьку, юзай драгсы.
Ведь это не прикольно – жить трезвым.
И главное: никуда не лезь!

Не суй свой нос куда не просят!
Суй в нос всё, что хочешь, без вопросов...
Пидло пляшет, быдло пашет,
пацаны не работают: впадлу! »Знай наших!.."
( «Траффик» )

Ёмко сказано, не правда ли? А вот целые судьбы отражаются в нескольких строках:

«У соседа украл поросенка и тазик алюминиевый из бани:
таких пол тюрьмы сидит Иванов.
И все конечно же »невиновные"… Алкоголики.""
( «Железное небо» )

А вот короткое, как и сам момент самоубийства, описание:

«Окурки с балкона — трассерами.
Кровеносная система — пунктиром, трассами.
За 8,9 метров в секунду
личность становится мясом.
Никто не виноват, так сложились обстоятельства...»
( «Тетрис» )

А вот ещё одна загубленная жизнь:

«Как-то раз по утру, вмазанный,
попался на глаза похмельному мусору,
послал его сдуру… Опачки! 15 суток.
Там то, по кумару, он и познакомился с этим,
духовно-продвинутым мудрецом — Гуру
и понеслось…
»Исправить карму,
открыть чакры,
почистить ауру,
энергия космоса,
летит комета,
погибнет планета,
братья,
сестры"...
Секта какая-то.

Бросил пить, курить, употреблять,
перестал ругаться матом,
отказался в армейку идти служить солдатом,
про Бога переделал все песни.
Родители с его Ленкой сидели дома,
смотрели Петросяна, было весело...
А он вышел и в подъезде повесился."
( «Несвятая троица» )

И вот уже страшное обобщение:

«Самоликвидация на ментальном уровне.
Нация прыгает в пропасть с криком »чур меня!".
Вскоре мы вымрем все, как мамонты:
молодые мамы с Ягуаром и Парламентом..."
( «Огонь» )

Что это за геноцид??? Вот такими вопросами начало задаваться моё поколение. Конечно, мы каждый день всё прекрасно видим на улицах, читаем в газетах, слышим по радио и телевидению, и уже довольно равнодушно относимся к тому, что вокруг гибнут люди!!! То, о чём надо кричать по всем углам и бить во все набаты, вызывает лишь зевоту: — А чё поинтереснее есть? Конечно, это больше относится к старшему поколению, ну а те ребята, что вышли на сцену истории, нашли силы и для других вопросов:

«Я просто пацан с улицы,
который повзрослел и задумался:
кому весь этот беспредел выгоден?..»
( «Слова» )

Или по другому, как в цитированной уже песне «Траффик»:

«Даже как-то пофиг, Васёк ты или Рафик,
подумай: кто пасёт алко-нарко-траффик?..»

Вопрос «кто» мы оставим на потом. А вот «почему» попробуем разгадать. Великолепный по своей лаконичности ответ даёт песня «На серьёзке»:

«Беспредел начинается когда Бога нет в сердце».

Действительно, что же объединяет несчастного подсудимого, ткнувшего кого-то по пьяни ножом, незадачливо повесившегося сектанта и даже среднестатистического «васю», заливающего беленькой свою горемычную судьбинушку? Как мне кажется, общим для них является знакомая, наверное, каждому русскому человеку опустошающая, душераздирающая и неутихающая тоска. Вот насядет она на грудь, не даёт продохнуть, и берётся Ваня за стакан или, не дай боже, за лезвие. А может и найти друзей по душе. Вы никогда не задумывались над этимологией слова «братва»? Это суррогат духовного единства, то, до чего измельчало великое понятие Братства. Собраться вместе, выпить, закусить, погорланить, покуролесить, может прессануть кого или тёлочек подцепить, ещё накатить, поругаться, подраться, помириться, побрататься, проспаться и снова собраться, выпить… Так люди превращаются в зверей и собираются в стаи.
Но у молодых, сильных, смелых, которые ещё не опустились и не опустили руки, возникает следующий вопрос:

«Того, кто хочет жить, жить учить не надо,
но если пастухом стал волк, что будет делать стадо?..»

3. Сила Сопротивления.

Что это такое? Кроме всем знакомого ( ну, может не всем ) определения из учебников физики, это ещё и название совместного альбома двух Омских коллективов и одноимённый трек, в котором даётся чёткая формулировка: «Сила Сопротивления — это ты и я». Грот и 25-17 создали невероятный по своим чистоте и пафосу проект. Это всё та же духовная общность, но приобретающая совершенно другие размеры:

«Будем собираться семьями,
помогать друг другу в сопротивлении»
( «Дым» )

Стоит ли лишний раз напоминать этимологию слова «семья»? Это я, но помноживший силы в семь раз! Как часто мы склонны к подлости и постыдному равнодушию, как часто мы готовы лезть в петлю только от того, что нам кажется, что мы одни-одинёшеньки на белом свете… А наша община, между тем, всё растёт и растёт:

«Нам солнце светит всегда, пусть даже небо тусклое.
Когда вокруг россияне — мы остаёмся русскими!..»
( «Надежда» )

Вас пугает слово «русские»? Что ж, к этому вопросу мы ещё подойдём. Пока что обозначим характерную черту: пропаганда ЗОЖ. Естественно, не следует понимать это поверхностно. В одном из текстов Бледный со своей блестящей афористичностью предупреждал вот такую лицемерную а порой и самую обыкновенную глупость:

«Кто-то гордится тем, что он не гей.
Ваня гордится тем, что он не какой-то там Вася.
Алексей гордится тем, что он не ест мясо.
За ЗОЖ! — поднимем бокалы старик.
За легализацию! — три подхода на турник.
За Русь! — я в PlayStation дико рублюсь,
ношу Фредак, не курю, не пью, не колюсь.
Среди себе подобных повысить статус.
Среди себе подобных обрести святость...»
( «Жизнь продолжается» )

В здоровом теле — здоровый дух. Смысл этого выражения зачастую забывается за всеми этими показушными походами в качалку, бассейн, фитнес-клуб или куда ещё там. Качать бицепсы, чтобы разбить какому-нибудь хачику нос, как находятся любители агитировать, — того не стоит. И в связи с этим мне хотелось бы разъяснить одно заблуждение. В песне «Наркотестер» есть такие примечательные строчки: «Диагноз стандартный: сердечная недостаточность./Сломать барыге ноги будет недостаточно». Ещё более показательно зарекомендовывает себя Грот. Одну из сильнейших их песен я, пожалуй, приведу полностью:

«Гремит по дворам, от подвала до балкона,
с авиабазы голос нового сухого закона:
тот, кто не отличает Родину от сортира,
перевоспитан будет или нахуй депортирован!

Мне говорят: нет Духа Русского в моем теле,
если могу отказываться намахнуть по беленькой,
говорят,- я теперь и не мужик вовсе!
Настало время ответить за все, мразь, готовься!

Заливаешь неудачи свои алкоголем?
— Немощный ублюдок без характера и силы воли!
А если ты по синеве биться со мной наметил,
делайте ставки: медведь против тупого тетерева!

Куда тебе? Встанешь пока, найдешь опору,
я тебе, распиздяю, вызываю скорую!
На пьяном шабаше блядей всех зовешь братом:
жизнь положу, чтоб таких раскидать по палатам!

Подруге покажи, как ты крут в попойках:
Бухло вкидывай уверенно и спокойно...
А мы придем к тебе, тварь, как совесть к Иуде,
И будь уверен: за нами потянутся люди!

По синей волне спрос вдвойне, ёпт!

Чё, принял пивасика? Якобы язык смочил?
Выросли крылья и типа ты уже пожил?
Надо еще два с половою, да этого мало,-
ща догонимся нахуй и полетят ебала!

А пока папиросочка и серьезные брови:
расскажи свою повесть, как ты хапнул горя!
Тебе без бэ все вокруг пожимают лапу,
а местная шпана станет величать »папой"...

Обкидался, перечисляй кликухи,
Попонтуйся, в натуре, ты для братухи.
Говорит глупости, зато голос грозный:
— И ты не забывай, главное что все серьезно!

А я понять не могу, к чему твоя показуха?
Когда тебя мы подняли, ты завизжал как шлюха!
Забейся в угол, жди очередного повода,
но не забывай о силе сибирского холода!

Ты и не думал даже, с этой сукой ночью,
что гондон твой окажется таким тугим и прочным?
Заверещал от боли, а был навеселе...
Ибо не ходить твоим выродкам по нашей земле!

Не передашь больше никому гнилые гены,-
поросль волков молодых, не вылезти гиенам!
Какой смысл прививать бешеного шакала?
Двинули в бой, а нас не так уж и мало!
( «Алкотестер» )

Песня, что называется, на одном дыхании, наболевшая. Но даже у вполне лояльных к творчеству обеих групп людей может возникнуть справедливый вопрос: это что такое, призыв к уличным разборкам, к беспорядкам, к насилию? Позвольте, уважаемые мирные граждане, привести выдержку из восхитительного труда великого русского философа И.А.Ильина «О сопротивлении злу силою»: «Вся история человечества состоит в том, что в разные эпохи и в разных общинах лучшие люди гибли, насилуемые худшими, причём это продолжалось до тех пор, пока лучшие не решались дать худшим планомерный и организованный отпор. Так всегда было и так всегда будет: радикальное зло, живущее в человеке, торжествует до тех пор пока не обуздывается и поскольку не сдерживается; и всюду, где эта обуздывающая и сдерживающая сила не восстаёт в самом индивидууме, она должна прийти и приходит извне, от других, в виде внешнего сопротивления и вызываемого ими страха и страдания...»
Мы, видимо, не так умны, как этот философ, чтоб понять, что добро бывает не только с кулаками ОМОНа, но и с монтировками в твоём дворе. Что странного в том, что молодые люди, у которых сердце кровью истекает от ежедневной вопиющей несправедливости, кто виноват в том, что они готовы встать под любые флаги, под любые лозунги, лишь бы делать хоть что-то? Уж не вы ли, непротивленцы, гуманисты, молчаливое большинство, способные лишь вешать ярлыки «хулиганства» и «экстремизма»? Это к вам едко обращаются те, кто смеет вступить в борьбу со злом:

«Глаза заклейте пластырем,
купюра стала пастырем.
Заткните уши ватой,
ведь вы не виноваты.
Давайте, сделайте вид
Что этого всего нет,
ну или вас это точно никак не касается...
Может тогда насиловать, резать будут не вас,
Маш, Наташ, Лен, Иванов и прочих Вась...»
( «Сила сопротивления» )

Мы со своей интеллектуально изощрённостью совсем потеряли ориентиры,- мы научились оправдывать зло. Тот же Ильин замечательно сказал, что зло «лукаво, едино и многообразно». Что это значит? Вдумайтесь:

«Терпимость? Терпи! Когда тебя нагнули.
Толерантность? Не парься. Кто нагнул.
Политкорректность? Закрой рот, белый.
Гуманизм? Накорми собой зверя.»
( «Слова» )

Такими красивыми заграничными словами оправдывается наше бездействие, наше потакание злу, наше равнодушие разобщает друг друга и брат брата. Возвращаясь к Бледному, должен сказать, что в одной из цитат я умышленно опустил пару строк:

«Диагноз стандартный: сердечная недостаточность.
Сломать барыге ноги — будет недостаточно.
Граммы, дороги, круглые, плюшки, шишки:
проводников соблазнов покарает Всевышний!..»

Конечно же, Андрей Александрович не пропагандирует насилие, более того, он неустанно повторяет: «моё оружие — творчество». Или вот ещё: «слово — меч обоюдоострый». Ну вот, скажете вы, и этот — болтун. Да нет, господа, вы совсем забыли, что вначале было Слово. Что такое «слово»? Ну да, частица языка, бла-бла-бла. Слово — просто графическая оболочка того самого Духа Русского, который более тысячелетия по зёрнышку, по крупиночке складывался в то самое речевое богатство, которое досталось нам. Только вслушайтесь: со-чувствие, со-страдание, со-участие, со-весть… Много зла в жизни происходит от того, что мы утратили способность к общению, к нормальному живому общению. Мы все «на связи» со своими телефонами, интернетами, но бесконечно одиноки, иногда, кажется, и вовсе одни. Глупо тешить себя иллюзиями, что всё в наших руках, но, боже, когда видишь по телевизору девочку, выбросившуюся из окна, поневоле задумаешься: ей бы хватило одного, всего одного тёплого слова, прикосновения… Но Слово произнесено не было. Сама виновата? Вы думаете, это честно? Нет, это бесчестно. Вы забыли, какая огромная сила есть в ощущении единства, в осознании того, что мы — вместе, мы — семья, братья и сёстры, русские. И мы должны в ноги кланяться тем, кто, срывая голос, кричит об этом, как Андрей Бледный. И самым честным и благородным людям остаётся только молиться вместе с ним:

«Великий Господь, храни мою мать,
любимую жену, сестру и моих детей.
Ты — Всемогущий, прошу, сделай так,
чтобы мне никогда
не пришлось стрелять в людей.»
( «Обрез» )


Но нерешённым остаётся вопрос: а где враг и кто он, собственно говоря?

4. Главный враг всегда внутри тебя.

Ещё одна каверзная вещь, связанная с группой 25-17 в частности, и со многими проблемами по стране в целом, это вопрос национализма. Озадаченность этим вопросом неподражаемо выразил Андрей Александрович:

«Скажи: я — русский и горжусь этим.
Услышишь: — Да, ты — нацист, Петя»
( «Слова» )

Вообще угрозой «русского фашизма» мы уже запуганы донельзя. Это стало нечто вроде клейма политической неблагонадёжности: сюда валят и некоторые формы политического строя ряда государств Европы ХХ века ( с национал-социализмом Германии и фашизмом Италии мы наиболее знакомы ), причём приравнивая советский строй к ним же, и реакционно-милитаристские государствообразования вроде Японии до и в годы войны, и хулиганские субкультуры типа скинхедов и нео-нацистов ( берущих начало, между прочим, от ямайских негров, рудбоев! ), и национально-освободительные движения XIX века, и расизм, и патриотизм, и шовинизм, и этноцентризм, и такие различные фигуры, как наши писатели-деревенщики ( вроде В.Г.Распутина ), и литераторы-державники ( вроде А.Проханова ), и филологи-историки ( В.В Кожинов ), и публицисты ( И.Р. Шафаревич ) и многих других, кого я по необразованности не знаю. Благо, обыватель даже смутно не представляет себе различия между «народом», «этносом», «нацией», «национальностью» и прочими неясными терминами. Для него, этого дорогого электората ( все вокруг так заботятся, так заботятся о его образовании! ) считаю своим долгом привести хотя бы парочку авторитетных мнений:
- «Что такое есть национализм?
Национализм есть любовь к историческому облику и творческому акту своего народа во сё его своеобразии. Национализм есть вера в инстинктивную и духовную силу своего народа, вера в его духовное призвание. Национализм есть воля к тому, чтобы мой народ творчески и свободно цвёл в Божьем саду. Национализм есть созерцание своего народа перед лицом Божьим, созерцание его души, его недостатков, его талантов, его исторической проблематики, его опасностей и его соблазнов. Национализм есть система поступков, вытекающих из этой любви, из этой веры, из этой воли и из этого созерцания...» ( И.А.Ильин )
- Ах,- завопят либералы,- это же идеолог РОВС, неприкрытый нацист! Что ж, специально для господ либералов приведу выдержку из их кумира:
- «Нация не есть эмпирическое явление того или иного отрывка исторического времени. Нация есть мистический организм, мистическая личность, ноумен, а не феномен исторического процесса. Нация не есть живущее поколение, не есть и сумма всех поколений. Нация не есть слагаемое, она есть нечто изначальное, вечно живой субъект исторического процесса, в ней живут и пребывают все прошлые поколения, не менее, чем поколения современные. Нация имеет онтологическое ядро. национальное бытие побеждает время. Дух нации противится пожиранию прошлого настоящим и будущим...» ( Н.А.Бердяев )
- Так ничё ж не понятно! — завопит активная молодёжь — ты по делу давай! Национальную идею даёшь! Вот что я приготовил для активистов, тем более, что и сам не разобрался в дебрях бердяевщины:
- «Всё, что говорится о национальной идее с телеэкрана — пустое. Характерно, что разговор начался после того, как Ельцин дал поручение найти эту самую идею. Я думал о национальной идее неотступно с 1963 года, уже почти 35 лет, и, в конце концов, пришёл к выводу, что собственно национальной идеи в России не существует, и мы можем гордиться тем, что мы выше такой идеи...» ( В.В.Кожинов )
- Вот это правильно! — снова подадут голос либералы,- что нам, лапти опять носить? Даёшь западные модели! Не всё так просто, товарищи:
- «Фашистское государство в Германии возникло, по словам первого вице-кацлера Папена, »пройдя до конца по пути демократизации" Веймарской республики. То есть, в условиях крайнего кризиса, гражданское общество с помощью присущих ему демократических механизмов породило фашистское государство. Философ Хоркхаймер, которого любят цитировать наши либералы, сказал о фашизме: «тоталитарный режим не что иное, как его предшественник, буржуазно-демократический порядок, вдруг потерявший свои украшения». А вот что пишет об этом Герберт Маркузе: «превращение либерального государства в авторитарное государство произошло в лоне одного и того же социального порядка. В отношении этого экономического базиса можно сказать, что именно сам либерализм »вынул" из себя авторитарное государство как своё собственное воплощение на высшей ступени развития".
Таким образом, по признанию виднейших западных философов, фашизм — это Западная демократия на высшей ступени развития..." ( С.Г.Кара-Мурза )
- Ах, да что ж это такое,- зачешет голову милый обыватель,- мы от фашизма идём или к нему? Вы что хотите сказать?
Да ничего такого, конечно. Я лишь довожу до вашего сведения, что у части нашей интеллигенции возникают нормальные вопросы «кто мы», «откуда идём» и т.п. Их задавали себе и Киреевский, и Карамзин, и Чаадаев, и многие другие, и отвечали на них по-разному, но никогда не было столь оголтелого русофоства, прикрывающегося антисоветизмом и либеральной патокой.
Но это я отвлёкся. Возвращаясь к Бледному, его же игривыми словами оглашу первый вопрос:

«Парады педерастов охраняют Антифа.
То есть, если я не гей, значит я — фа?»
( «Слова» )

или можно повернуть его так:

«Это столица? Да? Точно столица?
Какого государства? Степи не вижу.
Не вижу гор: казино, бутики, высотки...
А, вон забор, на нём свастика.
Что за напасти, а?
( »Аттракцион" )

а вот не менее интересный вопрос:

«Вчера по телику смотрел сюжет в криминальной хронике:
выходцы с Кавказа, провинциальный городок.
Дискотека, алкоголь, порошок.
Девчонок привезли в Москву, стреноженных как коз,
и сдавали их в почасовое пользование.
Интересно, у меня вопрос:
когда их на тюрьму закроют
там их накажут или они проплатят
и станут в шоколаде жить, в красной хате?..»
( «Железное небо» )

но это всё — второстепенное. Главный, принципиальный вопрос звучит всё же так:

«Наглые, ушлые, пришлые,
из чужой страны,
и обожратый синькой неудачник Вася
с другой стороны...

Скажи, кто ты?!
Ответь, где ты?!

Наглые, ушлые, пришлые,
из чужой страны,
и на всё готовый за стакан Иван
с другой стороны...

Скажи, кто ты?!
Ответь, где ты?!..»
( «Идентификация» )

Это — перекрёстный вопрос. Он касается всех и каждого: и неудачников, что «на кухне синьку квасят», и потенциального самоубийцы, и бесчисленного количества оступившихся, тех ребят, что режут, стреляют и бьют друг друга, продают брат брату отраву, бросают в беде, отворачиваются, проходят мимо, закрывают глаза и не думают ни о чём, кроме личных эгоистических интересов. Это вопрос национальности. Слишком долго нам внедряли в мозги понятие «народа». Это наше историческое идолище поганое, которому поклонились в своё время несметное количество лучших русских людей. Вождь всех народов знал магическую силу слов «враг народа». Интеллигенция издавна спускала столь любимому ей «народу» все грехи: ну, он тёмный, дескать, непросвещённый… И в ужасе попятилась, когда лик Святой Руси обернулся звериным рылом. И до сих пор ещё нам тычут иллюзией власти этого народа.
Это тот народ, о котором с такой горькой иронией говорит Андрей Бледный:

«Народу много.Русское быдло:
Вас корми говном — вы скажете повидло»
( «Сила сопротивления» )

это тот народ, который:

«Если в голове нет масла, а в кране воды:
во всём виноваты чурки ну и, конечно, жиды»
( «Моя крепость» )

это тот народ, который:

«Малиновый пиджак на плечах как мантия:
короли из народа, демократия»
( «Ржавчина» )

это тот народ который:

«Во дворе, в парке, на лавочке, у метро
менеджеры с бомжами заодно:
остатки непереваренной пищи и запах аммиака...
— Ты меня уважаешь?..
— А-а!
Драка!
На каждого хачика, на каждого чурку
у нас найдётся управа! Найдётся!
Слава России, России слава!
Великая держава! Великая держава...»
( " «Идентификация» )

У нас всегда была сильна многонациональная традиция. Если англичане и французы приложили руку к созданию расистских теорий, а немцы пытались воплотить их на практике, то мы два раза поспешно и необдуманно дали отмашку разрыву мин национального самоопределения. Так откуда же взялись бритоголовые молодчики, наводящие страх на неместных или тех же рэпперов? Да всё оттуда же, откуда появляются афганцы, гоняющие неформалов, люберы, гоняющие их же и Общество «Память», разросшееся до «Национально-патриотического фронта». Во-первых, не стоит забывать их ограниченность возрастными рамками: молодые люди, в основном, от 16 до 25. В поисках своего места в мире они с равным успехом могут пойти в криминальную группировку и в кружок по шахматам. Во-вторых, надо знать, что это подросшие дети тех людей, которых гнали со всех окраин бывших союзных республик криками: «Русские, убирайтесь к себе домой!», это младшие братья тех, кого наша власть бессовестно предавала и продавала в первой чеченской кампании, это та молодёжь которая ежедневно видит элементарную невоспитанность своих кавказских сверстников. И в третьих: за всеми разговорами о русском или советском империализме, мы утратили не чувство национального превосходства, но ощущение национального достоинства. Об этом стоит задуматься тем нынешним идеологам, которые мажут сплошной беспросветной краской наше прошлое. Антисемитизм, черносотенство и прочие проявления шовинизма расцветают в момент национального унижения. Проиграли Русско-японскую? — Пустим провокаторов в народ, погромим жидов, студентов, не впервой! Страшно, когда власть перестаёт заботиться о своём моральном облике:

«Пострадал приезжий. Это фашизм! – крик в ухо.
Если гости режут местных – это бытовуха...»
( «Просыпайтесь» )

и те, кто безответственно, не стараясь разобраться в причинах происходящего, развеивает ярлыки «экстремизма» в надежде на силовой аппарат и правоохранительные органы, обязан помнить, что русский иван только до поры до времени вымещает злость на приезжих и ругает власть шепотком на кухоньке. Когда-нибудь душа его заскучает по вольнице:

«Люди в масках против людей в масках.
Первая кровь как предварительные ласки:
в поисках правды, требуя за всё расплаты,
назвав предателем, брат убьёт брата...»
( «Лишь бы не было войны» )

Очень показательна идея песни «Революция». Буйный и параноик готовят Революцию… в сумасшедшем доме! Чем не метафора российской действительности? Говорят, что тот, кто не был в юности радикалом — подлец. Известно, чем это иногда кончается:

«Всех убить, всё поделить, Россию спасти...»

Но Андрей Александрович Позднухов, он же Андрей Бледный, далеко не юноша, чтоб соблазняться и соблазнять такими посулами кого-либо:

«Всех убить, всё поделить, Россию спасти!
— Вась, я верю в Бога, а не в тебя, прости.»
( «Телёнок» )

Так кто же всё-таки враг твой, человече? К несчастью, слишком легко думать, что ты — «обиженный», «обделённый», «стонущий» под кустом «народ». А все «они» — против тебя. Кто они? Да неважно, выбирай на свой вкус: чурки, жиды, хачики, черножопые, чучмеки, чуркестанцы, путины, ельцины, гайдары, чубайсы, мусора, менты позорные, жульё, ворьё, новые русские, олигархи, бандиты, Сионские мудрецы, члены Римского клуба. Все они давно ополчились против тебя, простого и честного работяги. Это убеждения позволяет тебе равно как и громить витрины после футбольного матча, так и заливать зенки еженедельно ( «в пятницу, в ритме шансона» ), ежедневно и ежечасно. Забавно, как нынешние горе-националисты любят цитировать Менделеева или Столыпина. Но весь вопрос в том, что великому химику и убитому реформатору было чем гордиться. Называя себя националистами, они утверждали то, во имя чего трудятся: крепкой, здоровой и великой России. Ты не националист, если для тебя национальная гордость — предмет самоутверждения. Не путай Божий дар с яичницей. Твой главный враг — это ты сам, твои страсти, пороки, равнодушие, слабость, глупость, жадность, эгоизм. Здесь идёт война, но не бедных против богатых, не чёрных против белых, совсем нет. Здесь «Дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей.» Чью сторону выберешь ты, и есть вопрос национального самосознания, в отличие от «кого бить» или «за кого голосовать». Андрей Бледный свой выбор сделал:

«Глухие просят гимна, безногие требуют маршей,
толпе нужен вождь… Я стал ещё старше.
И меня не будет с вами, на ваших баррикадах:
мой внутренний джихад, чужого мне не надо.»
( «Межсезонье» )

К несчастью, не всех Господь наделил талантами физиков, математиков, поэтов или ораторов. Неужели же от этих людей ничего не зависит? Нет, как раз и они, в конечном счёте, решают всё.

5. «Только любовь может сделать этот мир лучше»

Что такое любовь? Найти какое-то внятное определение трудно, и в этом вопросе мы зачастую ориентируемся интуитивно. Но мне не надо открывать, допустим, «Смысл любви» Соловьёва, чтобы высказать достаточно очевидную вещь: любовь это наше отношение к людям. Причём понимать можно двояким образом: это и дар, присущий только хомо сапиенсу, как венцу эволюции ( ну, или творения, как вам больше нравится ), и, собственно, наше отношение к папе, маме, братьям, сёстрам, друзьям. Сейчас не принято говорить своим товарищам мужского пола такие нежности но всё же:

«Брат это больше чем друг,
но друг может стать ближе, чем брат»
( «Овощи» )

И, конечно же, любовь это прекрасное, воспетое бесчисленным количеством трубадуров, рыцарей, бродячих музыкантов и полуголодных поэтов, ни с чем не сравнимое, возвышенное чувство, вспыхивающее между мужчиной и женщиной, версия мини-рая на нашей грешной земле:

«Я стоял на мосту, как солдат на посту,
с букетом ждал мою невесту,
и я был самым счастливым, честно.
Эти минуты тянулись бесконечно,
как в солнечном детстве беспечном, беззаботном:
некуда спешить и не надо идти на работу...
А вскоре, мы с любимой поедем на море
и не в Египет, а в Черногорию,
и вспоминать будем, целый год потом, на повторе,
как мы были там, как нам было там,
на берегу и под парусом.
Я сам не верил, что так будет:
как будто я Адам, она Ева,
мы первые люди...»
( «Я никогда не видел моря» )

Я уже говорил о дурной русской тоске, той хандре, что не даёт дышать, жить и петь, калеча душу и тело. Но есть и другое, светлое, озаряющее нашу мрачную жизнь чувство полноты бытия, его осмысленности, чувство, которое не передать словами, даже такими чистыми и ясными:

«Счастье — знать, что ты кому-то нужен,
и вовсе не в качестве платёжеспособного мужа»
( «Счастье» )

Наша жизнь так скучна, монотонна и, по большей части уходит на прозаические вещи: сон, работа, покупки, дела, дела, дела… И так иногда жизненно важно почувствовать, что в этом огромном и равнодушном мире есть свой маленький островок теплоты и покоя. Я не удержусь от того, чтоб лишний раз процитировать Бледного, благо, эти слова прекрасны:

«Подруги змеями шипели: »наиграется и бросит",
но яд не действовал. Расчесывая волосы, мечтала
с улыбкой, ныряя глубже, чем зеркало:
белое платье сияло так, что солнце меркло,
голубь хлопал крыльями под куполом старого храма,
«и только смерть разлучит нас»… Плакала мама.
Тополя, пух, пыль, лето, два билета
на самолет, туда где можно быть счастливыми как дети.
Желтое солнце, волны играют с песком,
как Адам и Ева — без одежды, босиком.
Не думать где и как жить, забыть про суету,
про шесть месяцев в году покрытую снегом страну.
Как части пазла, двое стали одним целым:
и это не просто метафора постельных сцен,-
одно сердце на двоих, одна мечта,
лишь бы в этом плавании выдержала мачта..."
( «Звезда» )

Но, к большому горю, любовь бывает столь же восхитительна, сколь и не вечна. На нашем жизненном пути неизбежно встречаются первые разочарования, а вокруг так старательно шепчут заветные мантры «бери от жизни всё», что неизбежно лезут в голову вовсе ненужные мысли:

«Любви нет. Это просто секс.
Дружбы нет. Взаимный интерес.
Вся эта чушь: »one peace,one love"...
— Я сильнее, а, значит, я прав.
Утро: зубная щётка, бритва,
в зеркале вижу типа с рожей бандита..."
( «Карусель» )

Молодость полна ошибок. Первое чувство, так нежданно ворвавшееся в твою маленькую жизнь, обдав сладким бризом, столь же неожиданно уходит, оставляя ощущение сквозняка, уходит неожиданно, с разбитой посудой, звоном стекла, хлопаньем дверей, со слезами, с выяснениями, разъяснениями, объяснениями, с пьяными ночными звонками, неловкими стихами, откровенными признаниями, срывающимися оскорблениями, руганью, ссорами, ревностью, абортами и даже попытками покончить со всем этим, начав с себя. Что мы можем сказать каждой девушке, которая прошла или ещё пройдёт через всё это? Да, наверное, то же самое, что и герой ещё одной песни:

«Вышла замуж, ребенок и, вдруг, все кончено,
как будто сглазили или навели порчу,
словно черти проверяют на прочность:
малому — год, отец – нарик сторченный,
тащит все из дома, должен всем знакомым,
а раз нашла его в ванной, почти в коме...
Нужно объяснить ему, чтобы все понял:
она его любит, а там проблемы с законом...
(Но эта жизнь не моя,
а я этому типу не маяк,
чтоб он на меня смотрел, как моряк в ночи,
и слушал, как я его буду жить учить...)
А вслух сказал:
– Не плачь, держись,
нормально все будет, ну? Это жизнь...
( »Плюшевая" )

Жизнь бывает беспощадна. Те проблемы, которые мы отстраняем от себя на второй план, те нелепые случайности, которые подстерегают нас на каждом шагу, тот мир, от которого мы старательно прячемся в свой собственный, всё это в один, даже не прекрасный, а совершенно обыденный и ничем не примечательный день, рушит сложившуюся идиллию:

«Вечером, на улице, какие-то типы
знакомились навязчиво, тащили в автомобиль:
он выбежал из дома с гаечным ключом и в тапочках...
Она опять ждала: свиданки, передачки.
И вопреки всем бурям жили долго, были вместе:
так не бывает в жизни, пусть будет хотя бы в песне.»
( «Звезда» )

Любовь — это союз двух свободных людей. Свобода в добре и зле — великий человеческий дар, за который мы уплатили грехопадением и изгнанием из Эдема, описанным в истории первой трагической любви на земле. Рай — это бестелесное существование. Наша же грешная жизнь проходит в плотской оболочке, которая требует своего, что зачастую толкает на некрасивые, необдуманные и порой просто подлые поступки. Хочется всё успеть, всё попробовать, старость — где-то там, далеко-далеко, ты — молод, и твоё тело требует новых и новых удовольствий и наслаждений, исполнения капризов и прихотей, и такая жизнь иногда задевает самых близких:

«Случайно прочитала смс в его мобильном:
какая-то киса хотела, ждала любимого.
Обещания, клятвы… Она больше не верила:
битая посуда, ушел, хлопнув дверью.
Случайные встречи, письма, звонки,
дни тянулись друг за другом, как позвонки.
Потом пришли менты, потом кредиторы,
потом из-за гаражей его увезли на скорой.
Он не вернулся, сбежал в другой город.
Говорят, там опять начал все по новой...
Вот так самый близкий стал самым чужим,
остались шрамы на сердце и маленький сын...»
( «Снайпер» )

Молодость безответственна, легковерна, бездумна, агрессивна, зачастую эгоистична. Молодчики Муссолини, эсэсовцы Гиммлера, хунвейбины Мао Цзедуна — это всё молодёжь, зрелых людей сложнее свести с ума. Если молодость — пора проб, ошибок, невольного бросания слов на ветер, накопления опыта, физических и моральных сил, то зрелость — возможность воспользоваться накопленным. В этом и заключается вопрос:

«Кем вырастет твой сын?
Сбудутся ли надежды, мечты?
Кем вырастет твой сын?
Станет ли он лучше чем ты?»
( «Твой сын» )

Что такое ребёнок? Я много вертелся вокруг да около вопроса национальности, пришло время и разъяснить его. Позвольте ещё раз привести выдержку из книги великого русского писателя ( к большому несчастью, тоже недавно ушедшему от нас ) Бориса Львовича Васильева «И был вечер и было утро»: «Корневая система каждого человека без всякого исключения бесконечно велика, представляя собой арифметическую прогрессию с множителем 2. У каждого из нас ДВА родителя (отец и мать), ЧЕТЫРЕ (2 + 2) деда плюс бабки, ВОСЕМЬ пра… ШЕСТНАДЦАТЬ прапра… ТРИДЦАТЬ ДВА прапрапра… и так далее. Поняли, куда я гну? Я гну в землю, стремясь напомнить, что корни человека заведомо больше его кроны хотя бы потому, что в кроне своей он волен, а в корнях нет.»
Вопрос национальный, вопрос национализма, вопрос национальности — это вопрос корней, а не крон. Ребёнок — та точка, в которой сошлись бесконечно великое количество генетических линий и исторических судеб. Это живёт в нём и называется национальностью. Мн кажется именно это пытался высказать Бердяев в приведённой мной выше цитате. Некоторая её заумность, вероятно, от того, что в то время ещё читали немецких классических идеалистов на языке оригинала. Вы только вдумайтесь в тот факт, что в какие-то первые 5-10 лет жизни ребёнок усваивает почти все основные нюансы родной речи, которая создавалась веками! А ведь вопрос языка — тоже вопрос национальности. Известный факт, что дети эмигрантов уже ассимилируются в другой культурной среде, пусть даже в семье говорили на русском языке. В четвёртом поколении происходит полное отторжение от корней. Пушкин мог писать и говорить на французском, но стать поэтом — только на почве родного языка. Не хочется препираться лишний раз по поводу долгого спора о возвращении буквы «ё» или возможностях реформирования русского языка, но то, о чём говорит Бледный, должно быть однозначно:

«Я создал семью, люблю жену,
делаем детей: хочу трех, двух — минимум,
их отчеством будет мое имя,
и в своем отечестве они должны быть своими,
а не изгоями или гоями...»
( «Овощи» )

Ребёнок — воплощение нашего прошлого, настоящего и будущего. Только поэтому звучат такие, возможно оскорбительные для кого-то, слова:

«Пидоров венчают в храмах, вы, что, не рады?
Это »любовь"! (Нет!) «Все люди — братья!» (Нет!)
Всеобщее равенство — бред.
Вера. Моя семья. Моё отечество."
( «Мы победим» )

Мы заботимся о своих корнях, о своём генеалогическом древе ( во всяком случае, должны ). Это залог процветания нашей «берёзовой рощи», нашего Божьего сада — России:

«Больше русских детей! Ведь было бы странно,
если б я думал о демографии Таджикистана!»
( «Ч/б» )

только осознавая необозримое величие прошлого, чувствуя миллионы нитей, протянувшихся к тебе из глубин тысячелетней истории нашей, представляя сколько глаз человеческих, рождённых, живших и умиравших на этой земле, сколько глаз этих с надеждой смотрели в будущее, терпеливо, день ото дня приближая его своими кровью, слезами и потом, сколько рук трудились над тем, чтобы их дети жили достойнее, только осмыслив масштабы прошлого и ответственности перед настоящим и будущим, только осознав, что житейская философия бездумного потребительства ни к чему хорошему не приведёт, только тогда продолжится творческий акт нашей великой нации:

«Я благодарен тем, кто дал понять:
любви нет? — мне повезло, меня моя ждёт дома
всем чертям назло!
Дружбы нет? Мне повезло, есть близкие люди
всем чертям назло!

Я буду сильным для дочери или сына,
моя жена будет самая красивая.»
( «Карусель» )

К сожалению, в нашей стране происходит распад семьи. Дети-сироты, дети-беспризорники, дети, живущие с бабушками или тётями, безотцовщины, детдомовцы… Это не сейчас началось и не скоро закончится. Целое столетие мужское население страны безжалостно истреблялось всеми возможными способами, что неизбежно привело к врождённой конфронтации со своим государством. Характерно, что в преступной среде группировки иногда именуются «семьями». Характерно, что в блатном фольклоре романтизировано понятие именно «матери». Отец там если и встречается, то только в чине прокурора или «пахана». Это отражение непрекращающегося разложения нашей нации. Угасание семейного очага уводит молодых людей на улицы и приводит нашу саму дорогую болельщицу к окну:

«Стрелки пилят время на тарелке циферблата:
абонент не отвечает. Добро пожаловать в ад,
где, как на углях, родители после отметки »3":
не действуют таблетки, капли и нашатырь.
Немолодая женщина у подоконника.
Может быть, он просто не слышит звонок мобильника?
Мать боится разбудить соседей, заплакав в голос.
«Где он? Что с ним?» — сверлит голову вопрос.
Может, пьяный в подворотне поймал печёнкой нож?
Как всё началось — не разберёшь: он засопел, как ёж.
Сталь режет тех, кто любит бокс и любит бег.
Соседская собака лижет липкий красный снег..."
( «Полёты» )

Всё, что у нас есть — это родные и близкие. Семья — микрокосм. Это единица той великой силы, что называется нация. Человек берётся за оружие, будь на дворе 1812-й или 1941-й год, защищая прежде всего своё: свой дом, свою жену, своих детей. И чувство плеча того названого брата, который помогает тебе в этом, точно также защищая своих, это великое чувство братства и патриотизма, которое помогало нам выдержать столько тяжёлых периодов в нашей истории, оно должно быть восстановлено и сохранено. Это задача равно как и государства, заботящегося на деле, а не только на словах, о наших национальных интересах, но и каждого русского, от мала до велика:

«Делать белых детей, делать их счастливыми!
Будь я сенегальцем, мои дети были бы черно-синие.»
( «Топоры» )

Заботиться брат о брате, любить друг друга, рожать детей и всем миром воспитывать их на основе чести, достоинства и национального самостояния — была ли в истории России более приятная национальная задача?
Но совсем не случайно один из альбомов группы 25-17 называется «Песни о любви и смерти». По сути, это — две главные составляющие бытия, которыми мы, собственно, его и меряем. Вероятно, именно в детстве у кудрявого светловолосого мальчика появился страшный вопрос:

«Когда я был маленьким мальчиком,
я часто плакал, оставаясь один в помещении,
от возмущения: все это кончится,
мои мама, папа, бабушка и младший братишка умрут...»
( «Когда ветер» )

Когда человек начинает любить? Вероятно, именно в то момент, когда он понимает, что самых дорогих людей неизбежно заберут на ту сторону. До какого-то момента человек не осознаёт этого чувства. В младенчестве есть лишь смутное понимание того, что тебя любят, просто за то, что ты есть. Но однажды, когда ты ужаснёшься мысли о том, что их, тех, кто любит тебя, их когда-нибудь не будет, ты принимаешь тот факт, что так не может быть. Бог есть. Бог не может не быть. Осознание того что ты любишь и любим, это и есть вера. Бог есть Любовь, Он Глава той семьи, имя которой — Россия. Любовь к Отцу — залог любви к Отечеству. Если этого не живёт в нашем сердце как национальность, то остаётся лишь взирать вокруг с горечью и гневом библейского пророка:

«Если Бог хочет наказать, он лишает разума.
Мне часто кажется, что вся страна наказана.
Как в фантастическом рассказе,
вижу сияние над головами людей:
это не знак святости,
это — признак разложения на уровне
морали, убеждений, принципов, идей.
Запах гниения уже привычен для ноздрей,
трупные пятна на лицах взрослых и детей.
Самоликвидация на ментальном уровне:
нация прыгает в пропасть с криком »чур меня!".
Вскоре мы вымрем все, как мамонты:
молодые мамы с ягуаром и парламентом.
Кто что мутит, тот то и выхватит,
каждый будет наказан по своим прихотям"
( «Огонь» )

6. Не конец.

В заключение хотелось бы сказать, что я лишь в малой мере осветил творчество Андрея Бледного, да это и не входило в мою задачу. Найдутся ещё и свои биографы, и свои историки, достаточно компетентные для того, чтоб расставить все точки над i как в отношении его художественного, так и жизненного пути. Что я хотел выразить в данной работе, так это убеждение в том, что он этого достоин, как никто другой.
Вопреки, может быть, сложившемуся у кого-то мнению, я не выдвинул здесь ровным счётом ни одной своей идеи. Я отнюдь не националист, и в силу давно сложившегося мировоззрения — убеждённый атеист. До поры до времени я даже разделял предубеждения, касающиеся всего что связано с вопросами национализма в это стране. Пересмотреть свою точку зрения меня подтолкнуло растущее количество людей, интересующихся им. Обдумав прошлое и настоящее своего поколения, я пришёл к тем выводам, которые попытался изложить здесь. Я не претендую ни на какую концепцию, лишь попытался обозначить то направление, в котором движется значительное число размышлений моих сверстников. Я считаю это направление верным, пусть даже и не придерживаюсь. К сожалению, я с детства уверовал в несокрушимую космическую силу энтропии всего и вся, касается это меня, моей страны или мироздания в целом. Тем не менее, нахожу смелость признать, что за Егором Летовым с его проектом «Коммунизм» и революционной романтикой, равно, как и за Андреем Бледным и многими другими сегодняшними музыкантами, с их честным и твёрдым миропониманием, за ними стоит некая, видимая лишь при внимательном изучении нашей истории, правда. Обозначать её сущность излишне, но причины моего расположения достаточно просты: мне не нравится либеральная концепция человека. Ну, не нравится мне признавать в нём только животное, движимое инстинктами и примитивными потребностями. Но это становится достаточно распространённым мировоззрением, что вынуждает меня подтвердить правоту слов Андрея Бледного:

«Я видел сон, как Новодворская кидала зигу,
а Шендерович сказал: »Mein Kampf" крутая книга.
Смеяться будешь потом, на лесоповале,
неважно ты Джулиан Ассанж или Навальный.
Для каждого продуманы схемы и заготовки,
Неважно, ты Тихонов или Ходорковский.
Разбить свою башку, чтобы понять — нет никакой стены,
А если она есть, то это — ты..."
( «Стена» )

Я полностью согласен, что живу в государстве идеократическом. Идеи гуляют по нашей стране, как ветер по степи, тревожа умы, волнуя сердца, не давая спать по ночам, разбивая носы и кулаки в кровь. Ничего странного не нахожу в том, что из Сибири вылез как и князь Пётр Алексеевич Кропоткин с верой в анархизм, так и нынешние националисты и патриоты. В Сибири просторно, а русская мысль любит вольные просторы. Возможно именно поэтому интеллигенцию так часто отправляли на поселение именно туда: дескать, подумайте ещё… Тем не менее, это не значит, что я склонен всё упрощать, совсем нет. Подписываюсь под каждым словом:

«Как с плаката тыкать пальцем: »Иванушка, не пей!",
но, как Лига вам читал: «Я знаю людей».
Это говядина: бык-трезвенник и бык-алкаш.
Сегодня ты — Горбачёв, завтра, как Ельцин — бухаешь."
( «Жду чуда 2» )


Таких иллюзий у меня нет. Но надежда, какая-никакая, есть. Она в том, что на нашей земле снова посеяно и даёт первые ростки зерно здорового, жизнеутверждающего, национального самосознания. Всем, кто в поте лица своего трудится над этим, как герой моего времени Андрей Бледный, им от меня — низкий поклон, они не даром едят свой хлеб. И никакой это не «экстремизм», увольте: о каком экстремизме может идти речь после Октября 93-го?
И последнее: с плохо скрываемым удовольствием хочу напомнить, что 25-17 продолжают работать, и как раз в этом году обещают выпустить второй альбом в рамках проекта «Лёд 9» «Искушение святого простолюдина». Значит, ещё далеко не конец, и всё лучшее, может быть, ещё впереди и у Андрея Александровича Позднухова и у нашей, несомненно, великой Родины, жителям которой, моим братьям и сёстрам, вслед за великолепной группой 25-17, желаю того же самого:

Мы желаем счастья вам, как группа Стаса Намина,
чтобы солнце грело вас, как улыбка мамина,
неба ясного, как глаза Димы Ревякина,
И храни вас Бог от дурного всякого.

2013г.


Теги:





2


Комментарии

#0 18:06  18-08-2013Na    
Понравилось, автор. Замечу разве - 25-17 интересный проект, но мне, например, многим ближе долматовские суждения про планчик, бабушку и Москву. А вообще очень хорошо написано. Во многом с тобою согласен, Андрей. А о многом и вовсе не думал за отсутствием к оному какого-либо интереса. Но я очень рад, что о том задумываются другие. Ты, например)
#1 18:10  18-08-2013Григорий Перельман    
ишь каков мыслитель
#2 18:24  18-08-2013Владимир Павлов    
Что, стоит читать?
#3 18:24  18-08-2013Дмитрий Перов    
ой
#4 19:41  18-08-2013Швейк ™    
Да уж...
#5 21:04  18-08-2013Стерто Имя    
вот же... испугало что длинно не в меру..

начал читать снизу вверх чтобы понять о чем..

так и добрел до начала, как пузырь оторвавшийся ото дна....

читать стоит конечно же

#6 21:27  18-08-2013Черноморская рапана    
читаю. интересно... + надеюсь дочитаю.
#7 00:52  19-08-2013дважды Гумберт    
"благословила традицию садо-мазохических отношений между государством и интеллигенцией, которая из штанов выпрыгивает в желании снискать себе славу мучеников и страстотерпцев, желании". ну как так?
#8 00:55  19-08-2013дважды Гумберт    
блин, нельзя так писать наотъебись. познавотельно, конечно. рэп - музыка рабов
#9 01:28  19-08-2013дважды Гумберт    
солидный труд, я не проникся. но автор - молодец. бледного не слушал, но вспомнил почему-то многоточия. у них было что-то. насчот Летова, мне кажется, у него не было идеологии какой-то. просто вектор - к свободе. то есть, либерализм вне контекста, как таковой. йо

Комментировать

login
password*

Еше свежачок

(А. В. Иванов. Вилы. — М: Издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной. 2016. — 574 с. — (Новый Алексей Иванов)

Явившийся читателю аккурат накануне выборов в начале осени увесистый этот том имел все амбиции быть острым, «на злобу дня». Но выборы прошли тише некуда, и «Вилы» впились в бок критики почти критикой не замеченными....
18:21  23-11-2016
: [14] [Критика]
это было или нет
или через много лет
позабыто безвозвратно
сдан билет погашен свет

вёсла сушатся над морем
ласты склеились в углу
тихо капают во мглу
слёзы грёз убитых горем

все слова теперь умолкли
пустота и тишина
и лежат на книжной полке
кучей книжного дерьма

было ли хоть что-то важно
или только сон бумажный
....
12:13  12-11-2016
: [80] [Критика]
Он уходил. Хрипел и пачкал красным
Колючий снег. И пеной на клыках
Встречал рассвет. По ломаному насту.
Он проиграл, но не изведал страх.

Он уходил. И псы к нему боялись
Податься ближе десяти шагов...
---------------------------------------
Вот вы в своих стихах не заебались,
Поэты, блядь, отстреливать волков?...
ПАДАЕТ ПЕРВЫЙ СНЕЖОК. ПОДМОРОЗИЛО...
.
Падает первый снежок.Подморозило.
Листья опали с древес.
Смотрится в светлое зеркало озера
Голый по-зимнему лес.
.
Ветер холодный поет колыбельную
Мокрым кустам ивняка
В сонной долине серебряной лентою
Тонкая вьётся река....
(В. Пелевин, «Лампа Мафусаила, или Крайняя битва чекистов с масонами» — М.: Издательство «Э», 2016. — 413 с.)

На вопрос «Пелевин или Сорокин?» Дмитрий Быков глухо в ночи ответил категорически: «Пелевин!» Вопрос этот (впрочем, как и ответ), из разряда: «Любовь или морковь?...