Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Вокруг света:: - Желтое

Желтое

Автор: Снежок
   [ принято к публикации 22:26  15-10-2013 | Гудвин | Просмотров: 537]
Двери метро плавно разъехались, и нас вынесло на платформу. Сверху, снизу и сбоку набросились разноцветные червячки иероглифов. Магазин леденцов, киоск с мороженым, лавка мягких игрушек. Тысячи юрких молодых китайцев выскочили из поезда и заспешили по своим неотложным делам. Сегодня им еще предстояло сидеть в офисе, строить заводы, завоевывать мир. На самом деле все дела планетарного совершаются всего лишь в нескольких городах. И мы оказались в одном из них.
Оля испуганно озиралась по сторонам. Стремительные старожилы подземки любезно огибали нас по касательной.
-Держи меня крепче за руку – сказал я и сжал ее ладонь посильнее.
-Ты точно знаешь, куда идти? – тревожно спросила она
-Да – соврал я и полез в рюкзак за картой Гонконга – Тут же все очевидно. Смотри, выходим и идем прямо до Fortress Hill, а там найдем.
-Хорошо – сказала она, и мы пошли искать эскалатор.
Если в зимнюю сибирскую ночь пойти в баню, выпить два литра водки на троих, выскочить на мороз и окунуться в снегу, а потом забежать обратно – от тела пойдет пар и сильно перехватит дыхание. Практически то же самое происходит при перелете из Москвы в Гонконг. Из холодных прокисших московских будней вас вбрасывает в кипящий, остро пахнущий, наваристый бульон Гонконга.
Мы вышли из метро и начали пробираться вдоль узкой улочки, наполненной забегаловками, парикмахерскими, массажными салонами и морщинистыми продавцами батареек в пачках по двадцать штук. Воздух был такой плотный, что его можно было складывать в холщовые мешки. От прилавков с фруктами пахло морем. Пожелтевшие пекинские утки с вывернутыми шеями печально смотрели нам вслед. Футболка намокла через две минуты, а сетчатка отказывалась воспринимать яркую цветовую палитру.
На противоположной стороне улицы было абсолютно то же самое, а посредине ходили двухэтажные трамваи. Я отчаянно пытался высмотреть хоть что-то, напоминающее номера домов.
-Давай попробуем зайти сюда? – предложила Оля – Вон там дверь и можно спросить консьержа
-Давай – сдался я, и мы свернули в одну из дверей. На невысоком стульчике у входа сидел сухонький старичок и разгадывал кроссворд.
-Извините – сказал я – А вы не знаете, где находится хостел?
Старичок улыбнулся и молча покачал головой. У него не хватало переднего зуба.
-Fortress Hill, 8? – не сдавался я – Hostel? You should know it!
Старичок снова улыбнулся и показал пальцем на лифт. Возле пятого этажа была прибита пошарпанная табличка пять на десять сантиметров. Мы зашли в лифт и нажали на пятый этаж.
- Вот ключ от вашей комнаты – пропищала миниатюрная китаянка на рецепшене– Добро пожаловать в Гонконг
-Спасибо – сказали мы почти одновременно.
Lan Kwai Fong – это болевая точка Гонконга. Вибрирующая жила на теле города. Так выглядел Вавилон на начальной стадии застройки. Рыжие упитанные бритосы наливаются пивом. Толпы хитрых турков сгрудились над кальяном. Отработавшие, уставшие, час назад улизнувшие из офисных клеток китайцы обживают непривычную роль хозяев жизни. Маленькая улица бурлит, в плотном тропическом воздухе разлит запах алкоголя. Музыка буравит ушные перепонки, тяжело качается сердце.
Это похоже на Walking Street, но там не трансов. Это похоже на Soho, но в Soho под ногами не бегают тараканы размером с чайную ложку. Это похоже на кусок Златоустинского переулка, но никто не старается сломать челюстно-лицевую кость водителю такси за смуглый цвет кожи и неправильное произношение русского языка.
Мы спускаемся со второго этажа трамвая, достаем шестигранные монетки по два гонконгских доллара и выходим на улицу D’Aguilar — один из кровеносных сосудов, ведущих к сердцу города. Мощеный булыжником проулок уводит вверх, к раскатам музыки. Со спины течет пот, но не жарко. Вдалеке мерцает красно — зеленая вывеска 7- Eleven, круглосуточно магазина с набором жизненно необходимых товаров. Хочется выпить и танцевать.
-Зайдем в магазин? – предлагаю я
-Давай – отвечает она
Я подхожу к холодильнику и беру холодную запотевшую бутылку Heineken 0.33 – стандартный летний размер. За предыдущие ночи я уничтожил целую батарею этих малышек. Оля берет Red Bull и крошечный бутылек с водкой. Достаю зажигалку, хлопком открываю бутылку и делаю первый глоток. Ночь становится разноцветной и начинает расплываться. Мы проходим несколько переулков и выходим в эпицентр Lan Kwai Fong. Подобно броуновскому движению во все стороны перемещаются толпы людей. Люди смеются и размахивают руками. Люди горланят во весь голос и подпевают музыке, разливающейся со всех сторон и даже не думают стесняться своего счастья. Людям хорошо.
Я пытаюсь прочувствовать атмосферу и впитать ее в себя. Насытить легкие, изголодавшиеся по теплу и свободе. Сбросить девятимесячную зиму и обмороженные, прокуренные помещения. Забыть ощущение всеобщей враждебности и напряженности. Расслабиться и стать хотя бы немного счастливым человеком.
- Ты чего? – трогает Оля меня за руку – Ты чего задумался?
Я ничего не отвечаю и просто целую ее. Сначала в левую бровь, потом — в правую, и затем в губы. Теперь хорошо и мне. Она берет меня за руку, и мы идем вверх по улице. Вливаемся в ликующую, веселящуюся толпу. Lan Kwai Fong усеяна открытыми барами и клубами. Повсюду играет музыка. Охранники улыбаются.
-Пойдем внутрь? – спрашивает она
-Подожди – отвечаю я – Давай посидим
-Хорошо – говорит она
Мы проходим несколько раз назад и вперед, выбираем место и садимся на поребрик прямо посредине улицы. Я вытягиваю ноги, ставлю пиво на тротуар, на пару секунд закрываю глаза. Музыка, разговоры, крики сливаются в одну мелодию. Я чувствую, как в моей голове потихоньку начинает оттаивать этот лед. Теперь не хочется толкнуть в спину прохожего, если он слишком медленно идет. Не хочется вгрызаться в горло пассажиру метрополитена им. Ленина после тринадцатичасового рабочего дня. Не слышно семафоров бесконечных пробок и воздух пахнет не гарью, а цитрусом и алкоголем.
-Пойдем внутрь – говорю я
-Куда? – спрашивает она
-Неважно – отвечаю я – Хоть куда. Пойдем туда, где есть музыка
Мы заходим внутрь первого попавшегося клуба. Виски – пиво — коктейль. Пиво – виски — коктейль. Музыка жарит из громадных колонок. Человеческая масса вибрирует и трясет конечностями. Разума нет, одни животные инстинкты. На час мы становимся клетками этого организма. Держимся за руки, смеемся, танцуем и целуемся невпопад. Все расы объединились в одну и построили свой Вавилон. И фундамент его – музыка, а не камень.
Вспотевшие и усталые мы выходим на улицу. Раскаты из колонок сменяются гулом человеческой речи. Заходим в 7 – eleven и повторяем набор часовой давности. На углу одного из баров столпотворение человек в сто. Идем смотреть.
В центре толпы стоит двухметровый чувак с неестественно длинными конечностями. Похож на француза или швейцарца. Под соломенной шляпой – стеклянный взгляд. Он застыл на месте и смотрит в одну точку. Вокруг вытанцовывают забывшие все страхи китайцы. Парень недвижим, как языческий алтарь.
- This is crazy jerk of HongKong! — подбегает к нам какой-то бородатый австралиец –This is crazy jerk of Hongkong! He comes here every night for several years and dances like crazy!
- You can see him on youtube, he is really crazy! – добавляет австралиец
Толпа вздрагивает и начинает расширяться. Crazy jerk устал стоять и стал выдавать пируэты. Все визжат от радости, crazy jerk вращает конечностями во все стороны, как деревянный человечек из магазина ИКЕА. Дикий взгляд его устремлен куда-то вдаль. Два метра чувака пропитаны музыкой и безумием от головы до пят. Мы подключаемся к толпе и танцуем вокруг этого сумасшедшего. На несколько минут вселенная сужается до пятачка на углу одного из баров одной из улиц одного азиатского города. Мы – часть этой вселенной, а посредине – не солнце, а какой-то ебанутый француз, уехавший из своей Нормандии или Лотарингии или уютного Парижа на другой конец земного шара.
Музыка на секунду останавливается и crazy jerk снова замирает. Большой взрыв закончен, и вселенная начинает расширяться обратно. На карте появляются другие города. В Ливии – гражданская война, в Токио – эвакуация и радиоактивные морепродукты, а где-то посредине Евразийского материка спокойно живут мои родители и растут мои маленькие племянники.
-Пойдем домой – тянет меня за руку Оля – Я немного устала
-Пойдем – соглашаюсь я
-Поедем на такси? – спрашивает она
-Пойдем лучше пешком – говорю я – Это же не Москва, тут можно ночью ходить пешком
-Хорошо – говорит она
До нашей комнатушки идти пешком полтора часа. Но это не проблема. Город полыхает всеми цветами. Ночь тепла и свежа, магазины работают круглосуточно, а мы никуда не торопимся. Я беру еще один заряд Heineken, и мы идем вдоль трамвайных путей. Слева набережная и слышно, как шумит море. По правую руку – кипящие и остро пахнущие ресторанчики с клеенчатыми столами. Из переулков резко вырастают сюрреалистичные небоскребы, их верхушки уходят в белый туман и смешиваются с зеленью гор.
Мы идем вдоль Hennesy Road, держимся за руки и вспоминаем:
Как на морском рынке в районе Wan Chai шевелит щупальцами краб и креветки выскакивают из тазов прямо под ноги.
Как пахнут деревья в Victoria Park после дождя.
Как на завтрак подают теплое молоко с сахаром и сыром тофу.
Как по синей прозрачной воде плывет вереница дебаркадеров, а на них удивленно смотрит подъемный кран.
Как стучит сердце и темнеет в глазах после четырех чашек пуэра.
Как быстро автобус несется вдоль мыса, если сидеть на втором этаже у переднего стекла и представлять, что ты – водитель.
Как можно отдать несколько лет жизни за еще одну порцию дим-самов.
Как Оле в ногу врезался космический таракан, больше похожий на мышь.
Как белый европеец учит играть толпу усердных китайцев на ирландской волынке.
Как черные, морщинистые мужчины разгружают руками свежевыловленную рыбу из сетей, а их жены и дети очищают и сортируют ее на невысоких деревянных лавочках в порту Aberdin.
Наша комната размером два метра на четыре метра. В центре натянута веревка, и третий день не могут высохнуть футболки. Одно окно выходит в колодец между пятью многоэтажками, а другое – на Fortress Hill Road. Я не могу вытянуться на кровати в полный рост, и предыдущие ночи спал по диагонали.
В нашей комнате тесно и жарко. По нашим горячим переплетенным телам стекает пот, смешивается и впитывается в простыню. Нам хорошо и вряд ли может быть лучше.
Дожидаюсь, пока Оля засыпает, и слушаю, как мерно и спокойно она дышит. За окном начинается ночной тропический дождь. Капли барабанят по стеклу и медленно стекают вниз. Я слышу, как стучат шпалы двухэтажного трамвая.


Теги:





-3


Комментарии

#0 13:17  16-10-2013Алена Лазебная*    
Двоякое ощущение. Вроде и неплохо написано, и правдиво, но перенасыщено образностями и красивостями. Но... это мое восприятие.
#1 21:04  16-10-2013медленный пес    
для описания крайне мало охвачено. для сюжета динамики просто нет, как и самого сюжета. ни туда ни сюда.
#2 00:21  17-10-2013Зазер Ю    
Редкая, просто супер редкая поебень

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:49  29-11-2016
: [28] [Про любовь]
Хочется есть, спать или, допустим, женщину.
Когда очередная душа падает с крыши на
мерзлый асфальт.
Выскоблена. Выпоторошена.
Чем важен этот очередной помешанный?

Это он себе так решил, что мира внимание
приковано, присобачено, приворожено
к нему,
что на простыни, на библии, на коране
влага от слез к нему бедному,
неухоженному....
15:49  29-11-2016
: [19] [Про любовь]
а где-то там, в дали далёкой
жил мой солдатик бравый - Лёха
молодчик справный, валоокай

а я жила, сама с собой
в другой совсем дали далёкой

как я к нему тянула длань
чрез даль далёку и за грань
но длань не дотянула я

вот потому и не пожму
Алёшки твёрдого хуя....
07:56  29-11-2016
: [10] [Про любовь]
Взгляд козы

Хочу Вам друзья рассказать
Семейной жизни азы:
У каждой женщины есть
Особенный взгляд — козы.

Бывает, что все по чину.
Живешь ты без всякой бузы,
Но смотришь с утра на жену,
Хуякс, а там взгляд козы

Такой ебанутейший взор....
18:51  27-11-2016
: [144] [Про любовь]
...
09:34  21-11-2016
: [22] [Про любовь]
Ноябрь. Пора пересчитывать звёзды,
Несчастья, зубы, дни до начала лета,
Думать о прошлом, глотать воздух
Самого грустного серого цвета,

Смеяться, пить беспробудно водку,
Воспринимать осень, как некую данность,
Плакать, мечтать безнадёжно и кротко:
Вот закончится год, но я то останусь

В памяти лучших друзей, знакомых
Партнёрш по сексу, коллег и прочих....