Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Глава 12

Глава 12

Автор: вионор меретуков
   [ принято к публикации 14:11  07-11-2013 | Гудвин | Просмотров: 582]
Глава 12



Незаметно для себя я уснул.

Разбудил меня визг. Самый настоящий поросячий визг. Но визг не носил трагического характера, связанного с умерщвлением живой плоти. Это я уловил. Потом визг перешел в шипение, а шипение — в радостное хихиканье.

Потом все ненадолго стихло. Потом за стеной заскрипели пружины кровати.

Спустя четверть часа я услышал, как полилась вода в душе.

А еще через четверть часа кто-то начал скрестись в дверь.

Я пролаял: «Херайн!»

Дверь отворилась и на пороге появился Карл.

Глаза его лучились. На губах — победительная улыбка. Карл немного походил на верблюда, до отвала наевшегося колючек.

Он залопотал с кавказским акцентом:

- Ах, какой дэвушка! Нэ дэвушка, пэрсик! Сладост! Мэд!

Так в жизнь Карла вторглась Беттина Шульц. Беттина киноактриса. Приехала откуда-то из Юго-Восточной Германии. Что ей понадобилось делать в Австрии, на озере, название которого – Клопайнерзее — по-русски звучит почти как ругательство? Будто в Германии своих озер нет…

- Я и моя любимая девушка приглашаем тебя в ресторан, где и отметим мой день рождения. Это событие должно состояться… э-э-э, словом, как только я решу, что для этого настало время...

- Ты и твоя новая девушка? А если тебя с ней накроет Адель? – поинтересовался я. – Как ты думаешь, что сделает с тобой бывшая циркачка, не расстающаяся даже ночью с бейсбольными битами?

Карл думал недолго.

- У меня же есть мушкет. Грозное оружие! Оно, правда, не стреляет, но напугать может. Посуди сам, не могу же я неделями обходиться без женщины! И потом, у меня день рождения… Должна же она понять, — Карл почему-то посмотрел на часы, — Адель хоть и бывшая провинциалка, но женщина широких взглядов, — его лицо приняло задумчивое выражение. — Интересно, над кем будут летать ее пылающие булавы, когда она меня разлюбит?

Беттина превосходно говорит по-русски. Акцент почти не заметен. Ее русская матушка училась в Москве в Университете дружбы народов, в конце семидесятых познакомилась там с немецким студентом, вышла за него замуж и укатила в ГДР. Сама Беттина тоже училась в России, кажется, в Питере.

Беттина стройная блондинка лет тридцати. Может, — тридцати пяти. Смущало только то, что она много говорила. Причем, по любому поводу и на любые темы. Остановить ее было трудно, впрочем, я и не пытался. Я только просил ее больше говорить на родном языке, чтобы я мог поупражняться в немецком.

В какой-то момент мне показалось, что Карл связался с дурой… Сразу оговорюсь, что я ошибся. Забегая вперед, скажу, что и болтливость ее со временем поубавилась. Она, видимо, поняла, что болтать, когда тебя никто не слушает, пустая трата времени.

Но поначалу ее безудержная словоохотливость дала мне повод задуматься над проблемой среднестатистического дурака. И рассмотреть ее почти с научной точки зрения.

Опыт общения с дураками и дурами у меня не богатый. Скорее всего, его просто нет. Потому что среди моих друзей откровенных и скрытых дураков не было. Были очень умные, были просто умные, попадались менее умные. Но дураков не было. Это правда. Дураки в число моих друзей не входили. И дело тут, замечу скромно, не во мне и не в моих друзьях, просто так получилось. Видимо, дураков не привлекали компании, в которых я вращался; у дураков, подозреваю, свой круг общения.

Отсутствие опыта непосредственного общения с дураками не означает, что я не знаю о них ничего. По правде говоря, знаю я о них не так уж и мало. Достаточно включить телевизор и посмотреть некоторые передачи, чтобы понять, что мы живем в обществе, которое выдвинуло из своей среды замечательные образцы публичных дураков, известных всей стране.

Если бы я был исследователем-социологом, изучающим общество под углом интеллектуального развития отдельных групп населения, то отнес бы дураков к особому слою, состоящему из мощного и сплоченного сообщества, крепнущего с каждым годом и завоевывающего практически все сферы общественных институтов.

Современный дурак смел, предприимчив, он умеренно начитан, он в курсе последних событий в мире, сведения о которых черпает, как правило, их желтой прессы. Дурак точно знает, сколько весит Николь Кидман и с кем она сейчас живет. Он современен и деловит. Дурак дорого и модно одевается. Он хорошо смотрится со стороны.

Дурак много ездит по миру. Отдыхает на известных курортах. Бедных среди дураков почти не бывает. Они либо хорошо обеспечены, либо даже богаты.

Глубочайшим заблуждением было бы отождествлять дурака с неумным человеком. Не следует дурака путать с глупцом. Между глупым человеком и профессиональным дураком лежит пропасть, которую не преодолеть ни в один, ни в два прыжка.

Вопросы дурака всегда неожиданны и оригинальны. Умного человека вопросы дурака ставят в тупик. Умный человек, привыкший иметь дело с умными людьми, от вопросов или высказываний дурака приходит в замешательство и, незаметно для себя, на некоторое время сам превращается в дурака.

Если вы видите, что дурак внимательно вас слушает, не обольщайтесь: он ждет, когда вы сделаете паузу, чтобы самому вступить в разговор.

Редкий дурак знает, что он дурак. Напротив, он уверен, что дураки – это те, кто мыслит не так, как он: по его мнению, дураки – это те, кто мыслит и поступает иначе.

Дураки свободно рассуждают о чем угодно, они уверены в своей правоте, переубедить дурака невозможно, ему органически чужды сомнения.

Дурак знает абсолютно все и на все случаи жизни имеет твердое несокрушимое мнение, которое никогда не меняет. Переубедить дурака может либо еще больший дурак, либо смерть.

Повторяю, дурак знает абсолютно все. Поэтому на губах дурака навсегда застыла уверенная улыбка мудреца, для которого в мире не осталось никаких тайн.

Дурак обожает поучать, он все-все знает, он ментор и оракул. На собеседника он смотрит, как на малого ребенка, к слабостям которого его вынуждают снизойти общепринятые нормы поведения.

Дурак недоверчив. Он убежден, что абсолютно все действия и помыслы человека продиктованы корыстью и злым умыслом, что они изначально порочны, что любовь, дружба, благородство, честность и порядочность придуманы философами, идеалистами, поэтами и писателями, то есть людьми, по его мнению, пустыми, лишними, ненужными, недалекими, по чистой случайности вознесшимися на вершину славы и понапрасну бременящими землю.

Дурак объяснит вам абсолютно все. Причем сделает это чрезвычайно логично.

Дурак холоден и равнодушен: если при дураке будут избивать ребенка или отбирать медяки у нищего, он отвернется и пройдет мимо.

Дурак не способен на высокое чувство. Он не может любить. Но изображает любовь достаточно достоверно, и, поскольку неплохо разбирается в человеческих слабостях, он умеет играть на чувствах другого человека, дураком не являющимся. Дурак (чаще дура) способен внушить к себе любовь.

Можно сказать, что дурак завоевывает мир. Если уже не завоевал.

Дурак все опустил до своего уровня. Он упростил человеческие чувства, доведя их до почти звериных инстинктов. Какие там Петрарка, Данте, Толстой и Достоевский!

Говорят, что самая страшная разновидность дурака – это дурак с инициативой. Уточним, каждый дурак воинственно инициативен. Он ко всем лезет с советами. Негодует, если его не слушают.

Иногда, в редчайших случаях, дурак способен на революционное перерождение: под воздействием неких неведомых сил он в один прекрасный день на горе себе вдруг осознает, что он дурак.

Это его настолько ошеломляет, что преображенный дурак теряет сон и покой.

Каждому из нас приходилось видеть несчастных, которые с отрешенным видом часами смотрят в окно или застывают как изваяния на парковых скамейках, устремив печальные глаза поверх голов праздных гуляк.

У них вид людей, которые сосредоточенно пытаются обрести новые для себя нравственные опоры и выстроить ценностный ряд, который на самом деле давно выстроен теми, кого они прежде и в расчет не брали.

Эти несчастные — бывшие дураки, находящиеся на перепутье. Они вышли из одной человеческой категории, но не пришли к другой, которой я еще не придумал названия.

Как ни странно, мои надежды связаны именно с этими людьми. Может быть, преображенный дурак поможет улучшить мир, который скептики еще со времен Раннего Средневековья традиционно называют выгребной ямой и который является колыбелью, как для дураков, так и для тех, кто им противостоит.


* * *

… Пока я принимал душ и одевался, Карл подогнал машину к отелю. Он намеревался после завтрака с поколесить по окрестностям, чтобы проветрить мозги после вчерашнего. Почти одновременно к отелю подкатило такси с зальцбургскими номерами. В нем находилось юное создание с длинными льняными волосами.

Несколько слов об этом создании. Это была девушка по вызову. Иногда я позволяю себе подобные шалости.

Юное создание носило имя создательницы незабвенного образа Эркюля Пуаро. Агата, – допускаю, что ее, как и Аделаиду, на самом деле звали иначе, — была направлена мне московским агентством «Глобус», к которому я однажды уже обращался.

Когда у тебя есть деньги и когда тебе лень тратить время и силы на осаду какой-нибудь обворожительной капризули, то хорошо испытать себя в деле с многоопытной профессионалкой, которая по твоему желанию будет играть какую угодно роль.

В прошлом году я едва не повторил ошибки одного из персонажей Ричарда Гира, влюбившегося в проститутку. Мне прислали девушку, с которой я провел во Флоренции три незабываемых дня.

Флоренция создана для того, чтобы губить нежные, доверчивые души. В этом отношении Флоренция опасней Венеции. Страшный город. В нем можно раствориться, как растворяется сахар в стакане с кипятком. Раствориться и стать его частью.

Этот город притягивает. Уже на второй день мне захотелось поселиться в нем навечно. И если бы не жара, которая царит здесь чуть ли не шесть месяцев в году, я бы, возможно, купил во Флоренции квартирку или домик.

Окна моего гостиничного номера смотрели на площадь Республики. По утрам я выходил на балкон и подолгу стаивал там.

Слева, над крышей гостиницы «Савой», парил в безумном мареве, похожий на крышку гигантской масленки купол собора Санта Мария дель Фьоре. Справа, метрах в трехстах, высилась башня Арнольфо, будто высеченная из единого куска камня. Я любовался всей этой прелестью, курил и ждал, когда проснется моя подруга.

Я не противился чувству. Вернее, его искусному суррогату. Суррогату счастья. Похожему на рекламу конфет.

Девушка (язык не поворачивается назвать ее «проституткой») была чиста, как утренняя заря, и свежа, как дочь Гипериона и Фейи. Казалось, она провела ночь не с клиентом, а с возлюбленным — прекрасным Титоном.

… Внизу, в ресторане, мы пили утренний кофе с пирожными. Потом до полуночи бродили по городу. Все было, как в сусальном кино про любовь. Мне казалось, что я по уши погружен в незамутненные воды неореализма.

Вечером, на площади Синьории, произошло то, что уже несколько раз происходило со мной и прежде — в других местах.

Вдруг странное чувство охватило меня. Я остановился и замер. Огляделся. Увидел знаменитые статуи. Копии и оригиналы. Меня окружали сделанные из мрамора и бронзы фигуры богов и героев. Они очень походили на реальных людей. Только боги и герои были красивее и значительней.

Попирая подошвами древние камни, по площади толпами, группами и в одиночку сновали туристы со всех концов света.

Так было сто и двести лет назад. И так будет завтра и послезавтра, и через сто лет...

Я стоял и пытался разобраться в себе.

Во мне зарождалось странное чувство. Это был коктейль из сладкой грусти, любви ко всему, что окружало меня, и короткого, как удар молнии, прорыва ко всем временам разом — в прошлое, в настоящее и в будущее.

На мгновение я потерял способность воспринимать себя как индивидуума. Я как бы разлился в пространстве, просочившись во все закоулки и потаенные места старинного города.

Я вдруг почувствовал с трагической ясностью, что здесь, на этой площади, на этой старинной, стертой и выбитой брусчатке, я уже больше никогда в жизни не окажусь, что это мое прощание с этим местом, что это не только прощание с этим местом, но это и мое постепенное и неотвратимое прощание с миром живых людей, что это прощание уже началось, и это прощание мне дорого.

Постояв некоторое время на одном месте и выжав из чувства грусти все до капли, я помотал головой и бросил взгляд на свою подругу. Ее глаза излучали тепло.

С тревогой и некоторым удивлением я заметил, что мне нравится общество красотки. Тем более что она была умна, мила и непосредственна.

Слава Богу, меня на исходе третьего дня скрутил радикулит, и я своевременно выбыл из игры, не позволив чувству разрастись до масштабов болезни.

… Агентство «Глобус» специализировалось на поставке своим клиентам высококачественных иллюзий оптом и в розницу.

И тогда и сейчас я отлично знал, что это лишь отменно изготовленный продукт, что все фальшь. Но люди часто попадаются на удочку, потому что хотят попасться.

Чувствуя, что тупею от пребывания на Клопайнерзее в обществе медленно сходившего с ума Карла, я решил пощекотать себе нервы.

Агата прибыла из Зальцбурга. На такси. А в Зальцбург – из Лондона вечерним рейсом, который опоздал и прибыл только под утро.

Все это она нам рассказала за завтраком. Многочасовое путешествие никак не отразилось на ней. Юное лицо Агаты так и сияло свежестью. Казалось, девушка была совершенно не утомлена.

Когда шофер открыл дверцу и Агата выпорхнула из машины, я привстал с кресла.

Все-таки хорошо быть миллионером!

Агата выглядела так, как должна выглядеть дочка богатых родителей, решившая отдохнуть в обществе не обремененных заботами друзей.

Она была одета в немыслимый комбинезон, который скрывал все, что надо было скрывать, и открывал то, что надо было открывать: я обратил внимание на нежную загорелую шею и совсем детские ключицы. На голове девушки было легкое кепи с надписью «Gant» над длинным и острым козырьком.

Словом, Агата показалась мне современной, романтичной и чрезвычайно соблазнительной. Кроме того, Агата была боса. Это придавало ей еще больше очарования.

Карл при виде Агаты присвистнул.

- Что делается, что делается… – мой друг покачал головой. — Хорошо, что она лишь… иллюзия, – прошептал он мне на ухо.

Завтракали на открытой веранде с видом на озеро. Я попросил официантку принести мне водки с лимонным соком и оливок в остром соусе.

Иногда мне нравится выпивать по утрам: это капризы моей романтичной натуры. Я никогда не опасался превратиться в алкоголика. Мне это не грозит: я пью лишь тогда, когда хочу промочить горло.

Беттина по обыкновению завладела разговором и понесла околесицу о каких-то дзэн-буддистах, у которых в последние годы вошло в моду отправляться в Гималаи для занятий на заснеженных вершинах секс-экстримом под музыку Вагнера.

Я потягивал водку и украдкой разглядывал Агату. У нее были красивые прозрачные глаза; она часто улыбалась, и тогда уголки ее бледно-розовых губ обольстительно приподнимались, открывая ряд влажных зубов, похожих на крупный жемчуг.

И хотя я догадывался, что зубы у нее вставные и жемчуг добыт не в океане, а сработан в стоматологической лаборатории доктора Фишмана, я почувствовал, как во мне зарождается желание. Это было приятное чувство, сдобренное мыслью, что это желание исполнимо. И исполнимо тогда, когда я этого захочу.

Мысль о том, что девушка будет ласкать меня за деньги, мне в голову не приходила.

Я посмотрел поверх головы Агаты. В слегка дрожащем божественном розовом мареве серебрилась узкая полоска озера, и чуть выше синели леса на склонах гор.

Я сделал микроскопический глоток и почувствовал, как в меня вместе с алкоголем проникает желание участвовать во всем, что происходит в мире.

Жизнь, пусть на краткий миг, была прекрасна. Я почувствовал себя центром мироздания, это было странное чувство, я как бы существовал во всех измерениях и во всех временах сразу. Я вспомнил Флоренцию, площадь Синьории, и у меня слегка закружилась голова…

Меня волновало, что сегодня ночью, а может и днем, я буду лежать с этой очень красивой девушкой в постели. Это было главное.

У меня было много женщин. Это не хвастовство, а констатация факта, который говорит о моей сексуальной состоятельности. Но во мне нет твердости и шарма победителя.

Я всегда был не уверен с женщинами. Но умело прятал эту неуверенность. А если женщины и замечали эту неуверенность, то, как правило, они отдавали должное моей наивной неуверенности, видя в ней милую непосредственность, и прощали ее мне.

В последние годы мне нравится проводить время с продажными женщинами.

С женой или многолетней любовницей можно нарваться на отсутствие готовности сию же минуту лечь в постель. «Как-нибудь в другой раз, милый… У меня что-то разболелась голова...»

С проститутками такого не бывает. Они готовы к соитию всегда, в любое мгновение, в любое время суток и в каком угодно месте. Хоть в королевской опочивальне, хоть в хлеву, хоть на куче угля, хоть в телефонной будке. Это их профессия, их конек, их хлеб и их отличительная черта. Этим они мне всегда и нравились. С проститутками я чувствую себя уверенно.

Я уже приканчивал вторую порцию водки, когда мой взгляд случайно упал на Карла. На моих глазах с Карлом стало происходить нечто невероятное. Он вдруг смертельно побледнел, нижняя челюсть его поехала вниз, а глаза устремились на некий объект, находившийся за моей спиной...

Я и оборачиваться не стал. Я сразу все понял. Аделаида. Приехала-таки. Принесла нелегкая.

В то же время мне было интересно понаблюдать, как Карл будет выпутываться из этой истории. Обожаю скандальные ситуации. Меня хлебом не корми, дай только полюбоваться пьяной дракой или разборками повздоривших супругов.

Я человек многоопытный и никогда не вмешиваюсь в свары, оставляя за собой право быть сторонним наблюдателей.

Возможно, эта черта меня и не красит, и кому-то может показаться, что таким образом проявляются глубоко запрятанные садистские наклонности, но сам я думаю иначе. Ведь именно чужие скандалы вносят разнообразие в скуку жизни.

Как раз в этот момент Беттина завершала свой захватывающий рассказ пассажем о последних проделках дзэн-буддистов.

- Заправляет он ей, значит, в задний проход, — Беттина сделала непристойный жест и выдержала короткую паузу, — и тут, естественно, горы не выдерживают и с оглушительным грохотом взрываются. Снежная лавина накрывает любовников. Торжественно и мощно звучат заключительные аккорды «Гибели богов»… – и она замолчала, мечтательно прикрыв глаза.

Конечно, я ошибался, когда называл Беттину дурой.




Теги:





0


Комментарии

#0 14:50  07-11-2013Гудвин    
12 глава, будьте любезны.
#1 14:52  07-11-2013Григорий Перельман    
Слава Богу!
#2 15:04  07-11-2013Григорий Перельман    
пылающие булавы меня потрясли

в остальном же с неослабевающим и непреходящим
#3 15:04  07-11-2013Черноморская рапана    
да да, меретуков, не расстраивайтесь. Они вас в обиду уже никому не дадут. Сами будут(ггг
#4 15:06  07-11-2013Григорий Перельман    
хотя эротичный вал во второй части меня порядком измял и даже подкалечил
#5 15:16  07-11-2013Oneson    
сколько вообще глав то планируется?
#6 15:22  07-11-2013Лев Рыжков    
Пастораль, конечно.

Но за рассуждения о дураках - ладно, плюсик тыцну.
#7 18:00  07-11-2013Chumadey    
ох уж мне эти ЛГ с полным набором комплексов автора

не понравилось
#8 18:32  07-11-2013Бабанин    
"… Агентство «Глобус» специализировалось на поставке своим клиентам высококачественных иллюзий оптом и в розницу."



Про Шекспира)) И про "Корабль дураков" (по этой классификации я оттудова). Пока не разобрался в Авторе, плюсну на всяк. Че я, дурак, што ли?!)))
#9 01:59  08-11-2013castingbyme*    
Я толерантна что пиздец. Но даже я не могу читать такое говно. Похоже, что автор скоро не остановится на описании завтрака, но и опишет свою систему выделения и её функционирование, регулярность опорожнения кишечника со всеми подробностями, марку туалетной бумаги, её упругость и непромокаемость, а также устройство сливного бачка в отеле где-нибудь в шикарной загранице.
#10 06:10  08-11-2013Лев Рыжков    
Кастенька, да и пусть бы описывал, как посрал. Лучше уж витиеватое говно, чем витиеватые банальности))
#11 12:22  08-11-2013castingbyme*    
Лёвушка, да ведь он и говно будет описывать так, что со скуки сдохнешь. ПОдведёт под него философскую базу типа: говно бывает разное - твёрдый кал, жидкий понос, козьи катышки...

У него какашка не будет прыгать по окрестностям и чужим койкам, как у тебя, не будет пить горькую и ебаца, как у Шизоффа.

У него будет стабильное унылое бюргерское говно безо всякой перспективы
#12 12:24  08-11-2013Лев Рыжков    
Надо Меретукова раскрепостить, очистить башку от штампов и ограничений.

Техника-то у него так-то есть, а с содержанием - проблемы ниибацца.
#13 12:30  08-11-2013Григорий Перельман    
эта техника умерла в начале 19 века в баварии
#14 12:50  08-11-2013Алена Лазебная*    
Скушшшшшно и всё тут. Стилистика выдержана, но мертвое все. Современная Бавария производит впечатление выхолощенной страны, но есть и там экземпляры достойные.
#15 12:58  08-11-2013castingbyme*    
Клопайнерзее это не Бавария, а Каринтия.

#16 13:04  08-11-2013allo    
так ведь потихоньку на волне всеобщего осуждения

и дочитают роман негодующие читатели

хехе
#17 13:05  08-11-2013Алена Лазебная*    
Да, я знаю, Бавария это от ГП пришла, вот и вырвалось. А по-существу, так немцы, конечно, посмеиваются над австрияками. Примерно как украинцы над молдаванами, но Меретуков же не об этом пишет.ггг
#18 13:07  08-11-2013castingbyme*    
Алёнушка, не пизди, плиз. Всё как раз наоборот
#19 13:10  08-11-2013Алена Лазебная*    
Кастя, я три года жила в Мюнхене и говорю, то что знаю. И без обид, кстати. Австрийцы лично мне гораздо ближе и симпатичней. Добрее и душевней.
#20 13:14  08-11-2013allo    
сейчас там насущнее объекты для презрения есть

и куча прекрасных причин для консолидации
#21 13:17  08-11-2013Григорий Перельман    
австрия несомненно шикарная страна по сравнению с этой сраной бундушкой.
#22 13:17  08-11-2013castingbyme*    
Австрия - это отделившаяся Бавария. Один язык, одна культура, один менталитет.
#23 13:18  08-11-2013castingbyme*    
Бавария себя считает отдельным государством. К картофанам-немцам отношение презрительно-высокомерное
#24 13:21  08-11-2013castingbyme*    
Щас чувствую у Меретукова будет культурный шок
#25 13:22  08-11-2013медленный пес    
продолжайте, вионор. мне очень интересно чем все закончится.
#26 13:23  08-11-2013Григорий Перельман    
я вот думаю, что Вионор набивает нужное для романа количество знаков. иными проблемами я не могу пояснить эту рассудительную неспешность.
#27 13:25  08-11-2013медленный пес    
он не может иначе.
#28 13:26  08-11-2013Григорий Перельман    
да все могут иначе. я не против обилия слов. даже за. если они по делу.
#29 13:27  08-11-2013castingbyme*    
у него в компе очень много слов. Он пока их не выдаст на-гора и не исчерпает залежи, не успокоится.
#30 13:29  08-11-2013castingbyme*    
напоминает трёхсотсерийный сериал бразильский.
#31 13:32  08-11-2013allo    
Вионор - крайне молчаливый и не зубастый писатель

с содроганием представляю как бы его жрали

в гадюшнике булгаковского массолита
#32 13:33  08-11-2013Григорий Перельман    
я вот понял что: или вся эта глава о дурости, и тогда всё остальное - лишнее. или о дурости слишком водянисто, хотя можно было бы залупить одним абзацем и дальше по блядям.
#33 13:37  08-11-2013Алена Лазебная*    
А, если меретукову синопсис подкинуть, то же самое на выходе будет?ггг
#34 13:40  08-11-2013Григорий Перельман    
так сенопсес он вроде сам накидал: хапнул немеряно бабла по лёгкому. получилось не совсем так. начал щемить по свету. ну финал можно любой придумать, ъотя хэппиэнд уж совсем пошленько выйдет.

вопрос в другом, почему это всё разведено кхуям как детское питание, где соль и перец, блять?
#35 13:41  08-11-2013Гриша Рубероид    
из-за леса из-за гор

показал нам Вионор.
#36 13:45  08-11-2013castingbyme*    
а может он нам готовит очень страшный финал по типу фауста, где за лёгкое бабло надо душу продать и погибнуть в геенне огненной?
#37 13:46  08-11-2013castingbyme*    
или он ещё раскачивается, а весь драйв начнётся в писят второй главе?
#38 13:46  08-11-2013Григорий Перельман    
нормальный финал укладывается в одну главу, а хороший - в одну страницу
#39 13:47  08-11-2013castingbyme*    
да чо там, у меня и в одну строчку бывало укладывался
#40 13:48  08-11-2013Григорий Перельман    
я про роман
#41 13:49  08-11-2013castingbyme*    
вот страшый синопсис - сломалась титановая дужка у очков. И теперь я всё вижу криво на экране. Титановая!!! ПО идее - вечная. Но оказывается ничто не вечно под луной блять
#42 13:51  08-11-2013allo    
стержень любого романа - история любви

но не к самому же себе ептеть
#43 13:52  08-11-2013castingbyme*    
знаете, что меня беспокоит и по чуему у меня душа болит и мечеца? Вот собрал нас Меретуков кучно под своей главой, а где-то маются другие авторы и переживают по причине недостатка внимания и каментов
#44 13:53  08-11-2013castingbyme*    
по чему
#45 13:53  08-11-2013Григорий Перельман    
ну в новом то романе - история нелюбви. к себе. но вот надо это как-то сформировать.
#46 14:01  08-11-2013OPUS ONE    
#43,вы тут еще палаточный городок разбейте
#47 14:02  08-11-2013Гудвин    
писателю меретукову насрать на несвежие, как носки в поезде, взгляды читателей.
#48 14:04  08-11-2013Григорий Перельман    
вотвот. а есть люди тонкие. благодарные.

например:



Спасибо, Антон! Именно Ваши "********" помогли мне осознать принципы построения моей собственной автобиографической повести. Ведь автопортрет - это всегда испытание. Испытание на вшивость.



С поклоном.



я плакал как дитя
#49 14:09  08-11-2013allo    
ага и на мобилу смска *.. на ваш счёт поступило...* гг
#50 14:09  08-11-2013Григорий Перельман    
вот если б я ввёл сие в правило - ..... но не ввёл.
#51 14:11  08-11-2013Алена Лазебная*    
ничто не вечно под луной блять(с) Вечны только дворники и меретуков, ггг

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....
Я как обычно взял вина к обеду,
решил отпить глоток за гаражами,
а похмеляющийся рядом горожанин,
неторопливую завёл со мной беседу.

Мой собеседник был совсем не глуп,
ведь за его плечами "восьмилетка."
Он разбирался в винных этикетках,
имел "Cartier" и из металла зуб....
09:26  18-11-2016
: [47] [Было дело]
Выползая на ветхо-стабильный причал,
Окуная конечности в мутные волны,
Кто-то ржал, кто-то плакал, а кто-то молчал,
За щекой буратиня пять рваных оболов.

Отстегнув за проезд, разогнувши поклон;
От услышанных слов жмёт земельная тяжесть....