Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Про скот:: - ДаМыДома.

ДаМыДома.

Автор: Бабанин
   [ принято к публикации 17:52  07-11-2013 | Гудвин | Просмотров: 598]

Как говаривал кумир всех доживших до сегодня шестидесятников товарищ Х… (в свитере, с бородой и иногда – с трубкой): «Писать надо пьяным, но редактировать всегда трезвым». (Кстати, подозреваю Редаков одного литсайта в обратном). Эта фраза засела ржавым гвоздем где-то в районе височной доли левого полушария и понемногу стала отравлять жизнь: сначала мне, потом подтянулись окружающие. Я стал писать – в смысле пить и писать! Сначала я писал понемногу, робкими глотками, потом поперло и писать я стал запойно. Но редактировал всегда на свежую голову. Потом стал экспериментировать: писать и пить, только пить, редактировать пьяным, не редактировать вовсе… Мне понравилось. Окружающим, судя по всему, тоже. Меня даже чуть не пригласили в мужской журнал «Mach O», но в последний момент одумались. Зато через неделю взяли, но уже в женский глянцевый журнал с каким-то масонским названием «Дом для дам». Даже выделили страницу в десять тысяч знаков еженедельно, да еще и с двумя фото. Название я придумал (в пику названию журнала) сам: «ДаМыДома». И всем тотчас понравилось: сначала название, а потом и мои материалы. Концепт и контент журнала лично мне очень напоминал «Работницу» прошлого века. Все статьи проходили через редакторское (супруги с сорокалетним стажем, бывшие учителя русского и труда – самый популярный школьный симбиоз) сито, которое можно было выразить слоганом: «Обо всем, даже о климаксе, заканчиваем: «Все непременно будет хорошо и даже лучше»!

И я стал писать «солнечные» жизнеутверждающие десять тысяч знаков в неделю. А супруги выдавали мне по десять тысяч рубасов, но, правда, в месяц. И тогда я стал подличать: писать знаки пьяным поздно вечером и отсылать статью в ночь сдачи материала, не утруждая себя правкой по утрам перед тем, как тыцнуть «отправить» на редакционное «мыло». Таким хитрым маневром я связал редакам руки и ноги, да что там ноги — я подвесил редаков за яйца – им ничего не оставалось делать, как публиковать всю ахинею, что я высылал. Иначе – «дырка» в номере, задержка в печати, двойные тарифы за срочность.

Странно, но моим читательницам нравилось все! Понемногу я набирал в их глазах очки и баллы, а редаков принудил увеличить свой гонорар вдвое угрозами «перехода в более солидное издательство». При этом я не чувствовал себя скотиной, хотя писал, как сценарист Узбек-фильма обо всем том, что видел вокруг. А видел-то я самые неприглядные моменты из жизни окружавших меня женщин: об их неизлечимом алкоголизме, вреде брития срамных мест и подмышек, о пользе мастурбации, о вреде фаллоимитаторов, об аллергиях на шерсть кошек, о мерах предохранения, о секретах контрацепции, о прелестях жизни «синих чулок»… Но ни на секунду не забывал, что «Все непременно будет хорошо и даже лучше»! Я писал, а меня читали. Потом даже стали перепечатывать, да и попросту воровать в интернете. Мой рейтинг вырос аж до шестидесяти тысяч рублей и неуклонно рос из месяца в месяц. Раз в неделю, по вторникам, на совещаниях мне ставили «пять звездочек» — высшая оценка трудового коллектива за лучший материал! Коллеги начали меня сначала недолюбливать, а потом люто ненавидеть. Мой портрет повесили на Доску почета – сначала редакционную (его два раза обливали краской, причем, зеленой), а весной – на районную (там не обливали, но вот голуби… Твари!).

Кроме того, у меня появился свой фан-клуб, состоящий из разведенных и не очень женщин разного возрастного диапазона. Они каким-то тантрическим способом умудрялись узнать в редакции мой номер телефона и жаждали поделиться со мной своими дамскими историями. В силу своей природной мягкотелости и потдатливости я никому не мог отказать. Ни в чем! У меня появились добровольные гувернантки, повара, массажистки, прачки, уборщицы и прочая, работавшие вахтенным способом… Я забыл, что такое перманентное одиночество, разлуки, муки ревности. Я забыл самое главное: что такое сосредоточенно дрочить, лежа в ванне, представляя скачущую на себе Дженнифер Лопес или Линду Евангелисту! Я деградировал в этом океане женской преданности, любви, нежности, заботе. Я настолько обленился, что уже не брал никаких интервью и не выдумывал своего персонажа, повествуя от первого лица. Нет, я посылал им вопросы по электронке, а они охотно отвечали. Мне оставалось убрать шероховатости, нелепости, подчас – обсценную лексику – все, десять тысяч знаков.

Вскоре я докатился до крайней низости: я брал гонорары уже не только с издательства, но и с самих героинь. Нет, я не вымогал и не требовал; инициатива отблагодарить принадлежала именно им! Со временем сама собой сложилась «такса»: анонимное интервью – шестьсот, именное – тысяча двести, с фотографией героини – двушка, с двумя фото – три с половиной тысячи, портрет на обложке – шесть тысяч! Все хотели поделиться своими женскими тайнами, историями и секретами, а некоторые (вот, бабы тщеславные, а!) – чтобы их узнавали на улицах. Самое интересное, что все они были мне искренне благодарны, и норовили «отблагодарить по-взрослому». А я, повторюсь, в силу своего слабоволия и гендерного альтруизма не мог отказать: я пил и круглосуточно принимал «знаки благодарности». Мой дом был уставлен «трофейным» коньяком, вискарем, водкой, винами. Я забыл, где находится дворовый «штукарь», откуда берется пища, как ходить пешком. Меня повсюду возили на собственных или мужниных «маздах», «тойотах», «лексусах», а потом и вовсе предоставила в полное распоряжение свою служебную «вольво» замгендиректора какого-то концерна. В конце концов, мне подарили новенький «кавас» — я даже успел на нем пару раз прокатиться.

Бывший трудовик был вне себя от счастья: тиражи журнала резко возросли, а после выхода в свет моей книги, которая так и называлась «ДаМыДома», он умер от счастья. Взаправду умер. Книга, составленная из моих материалов, была молниеносно раскуплена, даже пришлось ее переиздавать, а бывшая учителка русского предложила мне место почившего мужа: в прямом и переносном смысле. К счастью, я отказался.

Зато я попросил на добровольной основе студентку филфака под диктовку набирать и рассылать мои вопросы очередным героиням, принимать ответы и редактировать «рыбу». Мне оставалось лишь придумать название и написать два абзаца: открывашку и закрывашку – все!

В какой-то момент от внезапно свалившихся на меня славы, денег и женщин я почувствовал себя женским гуру или самой Ив Энцлер. «Как все просто в этой жизни!» — Думал я, — «Надо лишь дать каждой женщине выговориться начистоту о наболевшем и желанном». И ведь все честно, никто никого не обманывает, не оговаривает, не обирает, не совращает – все по обоюдному согласию. Я чувствовал себя самым счастливым человеком под Луной, обладателем бесплатного гарема, состоящего из танцовщиц, моделей, актрис, студенток, бизнес-леди, стриптизерш, светских львиц, проституток… И единственное, что от меня требовалось – сделать вид, что их история самая интересная, а они – самые необыкновенные женщины на планете! «Как все просто»!

Не мог же я в небе прочитать, что исповедь некоей молодой красивой женщины напалмом сожгет весь мой Рай на Земле?! Дистанционное интервью сделала, как обычно, Маша – мой секретарь, а я лишь по привычке пробежал по тексту нетрезвым глазом, тут же придумав гениальное (так мне показалось) название «Милль э тре». В этом откровенном монологе прелестница (я, долбоеб, разместил ее фото не только в материале, но и на обложке) исповедывалась о своем бурном прошлом и настоящем: учитель физкультуры в седьмом классе, тренер по гимнастике, рокер из соседнего подъезда, два милиционера в участке, сторож зоопарка, однокурсники в формате де-труа, де-кятр и (о, боже!) де-онз, три спелеолога (правда, поочередно, без извращений), лечащие врачи (стоматолог, гинеколог, дерматовенеролог и, пусть не к месту, но — окулист), погонщики верблюдов в Египте, стюарт в туалете аэробуса, водители и охранники мужа (сам муж в этом списке не упомянут), стриптизер, сын ее подруги – список бесконечен! И все воспоминания в таких ярких красках и шокирующих деталях, будто бы вчера. Ничто не предвещало подвоха…

Ну откуда я мог знать, что эта сексапильная и любвеобильная «эммануэль» с бешенством матки – жена действующего Губернатора края, которая таким образом решила отомстить мужу за его якобы измену с молоденькой стажеркой?!

Все-таки верно говаривал старина Хэм: «Что мешает писателю? Выпивка, женщины, деньги и честолюбие. А также отсутствие выпивки, женщин, денег и честолюбия». Честолюбие я бы вычеркнул – оно здесь как не-пришей-к-пизде-рукав!


Теги:





7


Комментарии

#0 18:55  07-11-2013Гудвин    
грамматику по трезвяку правь, редактор.
пиздато
#2 19:26  07-11-2013Лев Рыжков    
Ну, не по-бабанински как-то даже увлекательно.

Хотя и брехня))
#3 19:46  07-11-2013Алена Лазебная*    
Публицистика, бля! ггг+
#4 20:30  07-11-2013basic&column    
Хорошо. Веселый очерк.

Не понижая градус интереса до конца.
#5 20:32  07-11-2013Бабанин    
Сами вы "ггг+"! А сие - правда, ибо сочинять, в отличие от большинства здесь, к сожалению, не умею. Жисть, она круче любого фикшена. (Развернулся, но не ушел).

П.С. А че с граммммммматикой-то, Волшебник? Где не там запятая или буква кака?..
#6 22:35  07-11-2013Наталья Туманцева    
Текст не читала, извини, Бабанин. Твой синтаксис - еще одна изощренная китайская пытка.

Но этсамое... Напиши лучше про секс, много и откровенно. Потому что так, как я тебя вижу, то это должно быть занятно. Перфомансы там всякие с животными, ебля неодушевленных предметов, коллективная мастурбация на тень от мыльного пузыря, поклонение бородатой женщине, аккумулятор от запорожца в роли сексуального фетиша, кунилингус с помощью улиток и т.д.

Вот это я прочту.
#7 00:09  08-11-2013Ева    
Ахахаха, Бабанин, рассмешил !

Изысканность в простате )
#8 00:09  08-11-2013Ева    
Ахахаха, Бабанин, рассмешил !

Изысканность в простате )
#9 00:09  08-11-2013Ева    
Ой!
#10 00:17  08-11-2013Vova Putler    
зачел
#11 00:57  08-11-2013Бабанин    
Наталья Туманцева "Перфомансы там всякие с животными, ебля неодушевленных предметов, коллективная мастурбация на тень от мыльного пузыря..."

Наташа, ты... это... надеюсь, не преподаешь в начальных классах?.. Спектр влечений очень... странный. Стремно жить, когда "такие люди в стране Советской есть"))) Конечно же, напишу! Изучу матчасть и - за стол, ггг!
#12 01:25  08-11-2013basic&column    
#11 Бабанин, как другу не поддавайтесь на провокации.

Хватит с вас "спектрального анализа". она все равно не читает, но подначивает.

Вы только-только начали по-человечески изъясняться.



Усвойте основной закон цивилизации: человеческую речь нельзя понимать буквально.

Джон Фаулз, "Волхв"
#13 12:55  08-11-2013Наталья Туманцева    
Бабанин, учительницы начальных классов не в пример развращеннее меня - постоянный стресс сказывается.

Давай изучай и пиши, жду с нетерпением.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:04  08-12-2016
: [10] [Про скот]
Ты читала мне свои стихи,
В момент общей прекрасной поездки,
В доверху набитой маршрутке,
Я смотрел в запотевшие окна,
Пытаясь спрятать уши в собственной куртке.

Блядь, как ты орала!!!!

Про чулки, вино, котов, огромные шляпы и Францию....
12:03  08-12-2016
: [20] [Про скот]
Александр Александрович Боев
Спал в метро, как потухший вулкан
Превосходно так спал, только стоя
Обнаживши свой жёлтый оскал

Ему снилось, в таинственной зыбке,
Средь причудливо - райских ветвей
Сквозь пальто, свитерочек сквозь хлипкий -
Ощущение женских грудей

Как упругие эти там груди
Прикасались к евойным мудям
Как скользили, как будто на блюде
Как сползали по ляшкам к ступням

Только зло, очень резко, и дико
Был разбужен он в восемь ноль семь ...
11:50  08-12-2016
: [19] [Про скот]
В ночь, когда будут язва луны
Небо мучить и звездная сыпь
На болоте у старой сосны
Прокричит пизданутая выпь.

Там к коре прижимая желвак,
Сочным смехом наполнив свой рот
По сосне, как последний мудак,
Лезет вверх пизданутый же крот....
09:16  06-12-2016
: [35] [Про скот]
Я лежу на камне.
На широком камне.
Нипочем века мне.
Триста лет лежу.

Неподвижно тело.
Чешуя вспотела.
Вам какое дело?
Может я рожу.

У кого-то крылья,
у кого-то лапы,
у меня от папы
неказистый вид.

Я такой ползучий,
я такой шипучий,
я такой гадючий -
самого тошнит....

Я пьяный щас.. решил покаяться.. хотя и каяться особо нехуя.
Короче, была обычная поездка за мясом в деревню Агашкино, Мы просто везли мясо..
Ща, пива выпью, расскажу.. короче.. в стране нехуй жрать. Подходит ко мне Петя Шнякин из ВОХРЫ - ну что, подкормиться хочешь?...