Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Здоровье дороже:: - Котэ 2

Котэ 2

Автор: Скорых Дмитрий
   [ принято к публикации 20:03  23-11-2013 | Гудвин | Просмотров: 641]
Ночью, когда лунный свет проникает в комнату через распахнутые шторы и освещает потолок над кроватью, я всегда представляю, что это летающая тарелка зависла прямо над головой, а ее лучи вот-вот притянут меня к себе плавно-бережно, словно хрупкий хрустальный сосуд. И поднимут они меня по воздуху над деревьями и домами, а я буду лететь, вглядываясь в светящаяся дно тарелки, и пытаться разглядеть силуэты зеленых человечков, которые, открыв шлюз, станут протягивать мне кривые, перепончатые лапки. А еще веселее будет, если при этом достать из-за пазухи двуствольный дробовик и разнести их дружелюбные зеленые рожи на куски, потом ворваться на корабль и перестрелять остальных. С дробовиком я бы смог захватить всю тарелку и отправиться на ней в межгалактическое путешествие. Увидеть Солнце так близко, как апельсин на тарелке, высадиться на Марс и самолично обнаружить на нем останки древних цивилизаций, чтобы затем полететь на поиски живых разумных существ во вселенной. При этом, главное, не попасться на глаза собратьям убитых зеленых человечков, бороздящих космос и наверняка вынашивающих планы мести в отношении вероломного захватчика одной из их летающих тарелок.
- Хочу еще, - прервала Аля ход моих мыслей. Она подложила локоть под голову, а свободной рукой принялась трепать мне волосы.
- Может, отдохнем? – предложил я. Расшатанная нами кровать предательски скрипнула, и по всему телу пробежала нервная дрожь.
- Хочу еще, - упрямо повторила Аля. Ее рука, натешившись с моими волосами, отправилась путешествовать вниз по груди и животу.
- Ты что, не устала? – после трехчасового секс марафона ей давно была пора отрубиться и посапывать, словно воину после тяжелой битвы.
- У-у-у, - капризно вытянула губки она. – Ты что, слабак? Не можешь доставить девушке удовольствие?
Тут я немного помедлил с ответом. Алина рука скользнула еще ниже, к промежности, и я невольно вздрогнул, осознавая, что там у меня все слишком спокойно, как в танке. В голове завертелись тревожные мысли на счет того, что ей ответить и при этом лишить себя обязанности подтверждать правоту слов делом, да еще и не уронить мужское достоинство.
- Ну, так что? – она сжала остатки этого достоинства в кулак и полезла мне на живот. Наши взгляды встретились, и пришлось отвести глаза в сторону. – Ты больше не хочешь?
- Мур, - кот со скрипом запрыгнул на кровать и осуждающе вперил в меня два своих горящих в темноте медяка.
- Надо покурить, - нашелся я, вылез из-под Али и отправился на кухню.
- Давай, возвращайся скорее, я жду, - бросила она вдогонку. – Ну, иди сюда мой хороший, - это уже коту. – Ух ты какой ласковый котэ!
Сгорбившись на табуретке я сидел, гоняя сигаретный дым по легким, и думал о том, почему же мне так грустно. Почему женщина способна заинтересовать только до той поры, пока не окажется у меня в постели? В ком все-таки причина, во мне или в Али? Кто она и все ей подобные – цели, достижения, боевые задачи? Захватил, взял в плен и все, война окончена? А как же эти разговоры о семье, жене, детях? Откуда вообще берется чувство под названием любовь?
Апельсин, который я уронил, когда понесся спасать Алю от кота по-прежнему лежал под столом. Ткнув сигарету в пепельницу я потянулся и поднял его. Апельсин был не очень большой, с тонкой оранжевой кожицей. Не знаю, зачем его купил. Мне больше по вкусу здоровые, с толстой шкурой, которую легко отдирать от мякоти зубами. При этом процессе всегда брызжет сок, попадает в нос, и можно насладиться настоящим тропическим ароматом.
- Ты не уснул там, курилка? – позвала Аля. – Мне уже холодно здесь одной.
- А как же кот?
- Он ушел, уступил тебе место.
- Понятно. Тогда иду, - я снялся с табуретки, как с якоря, и вместе с апельсином пошел в спальню.
Наверное, Луна скрылась за тучами, потому что теперь здесь было совсем темно. Лежащую на кровати Алю было едва заметно. Я присел рядом на краешек и погладил ее по ноге. Аля вздрогнула. На мгновение показалось, что алины глаза блеснули в темноте прямо как у кота, точнее, как у кошки, как у большой, лохматой и похотливой кошки. В другой руке я сжал апельсин, словно последнюю гранату перед надвигающимся на меня танком противника. Я закрыл глаза. Она что-то шепнула мне на ухо. Не разбирая слов я поцеловал сухие алины губы, и мы медленно опустились на кровать. Где-то в коридоре зашуршал и мяукнул кот. Апельсин я не выпускал, сжатый в ладони он стал уже таким горячим…
А потом меня всю ночь мучили кошмары. Снились джунгли, дикое племя людоедов и апельсины. Полуголые, с безумными, разукрашенными лицами, с костями, вставленными в нос и волосы, людоеды пытали меня апельсинами. Это было просто невыносимо. Я просил, умолял о пощаде, да что там, лучше бы меня просто сожрали, тем более, что во сне это не смертельно. Но они кидались в меня апельсинами, заставляли есть апельсины килограммами, от чего живот с каждой минутой раздувался все больше и больше, до каких-то немыслимых размеров, а в довершении всего, они стали засовывать апельсины мне в задницу и в уши. Тут уж я не выдержал и проснулся. Уже светало. Я лежал на кровати один. О недавнем присутствии Али в квартире напоминали лишь ее трусики, черным пятном темневшие на полу. Глядя на них я вдруг расхохотался. Никогда бы не подумал, что апельсин войдет в нее полностью. Аля хотела бешеного секса, и она его получила сполна. Могу поспорить, что поначалу ей даже понравилось, а потом когда до нас дошло, что апельсин все же застрял, стало совсем не до смеха.
- Слушай, я не могу его достать, - эта моя фраза положила начало истерики.
- Ты что издеваешься? – выпучила глаза Аля.
- Попробуй напрягись как следует, может быть он сам выйдет.
- Да не выходит он! Ой, мне что-то нехорошо.
- Что такое?
- Больно!
- Так тужься сильнее, - посоветовал я. – Представь, что ты его как бы рожаешь.
- Пошел ты! Не собираюсь я рожать, тем более апельсин! Блин, живот болит, я сейчас лопну.
- Не лопнешь. Дай ка я попробую его подцепить.
- Убери руки, придурок. Ты его трогаешь, и он еще дальше заходит! – в панике Аля завалилась на спину, закатила глаза и начала дышать часто-часто. – Я сейчас умру! Голова кружится.
Ее начало трясти, как в лихорадке. Я даже испугался, а вдруг, и правда, сейчас помрет у меня на кровати с застрявшим между ног апельсином. Этого уж точно никак нельзя было допустить.
- Может быть, его с другой стороны попробовать толкнуть? – пришла мне в голову новая мысль.
- С какой еще другой стороны? – сквозь зубы процедила Аля.
- Ну, через задний проход.
- Какая же ты сволочь! – вспыхнула Аля. Даже показалось, что от злости ей стало немного полегче. – Хочешь мне в задницу еще что-нибудь засунуть? Извращенец гребаный! – собрав последние силы она размахнулась и отвесила мне пощечину.
От удара я едва не рухнул с кровати. Голова сразу загудела, и стало почему-то смешно.
- Ну а что ты предлагаешь? – еле сдерживаясь, чтобы не расхохотаться, спросил я. Щека просто горела. Пришлось как следует ее растереть, чтобы снять боль. – Я же не собираюсь тебе туда ничего такого совать. Можно попробовать пальцем. Хм, хотя представляешь, если палец застрянет.
- Сволочь! Гад! Себе этот палец засунь! Видеть тебя больше не могу! Чувствовала ведь, что ты чудной какой-то. По тебе же видно, что ты маньяк и извращенец. Блин, зачем я сюда пришла, ну чего дома то не сиделось?
- Действительно, - пробормотал в ответ я. – Не хочешь – как хочешь. Тогда только скорую вызывать, других нет вариантов.
От такого предложения Аля совсем пришла в ужас:
- Ну уж нет! Я сейчас его сама вытащу, отвернись.
Я отвернулся…
В скорой мне, разумеется, сразу никто не поверил.
- Молодой человек, вам, что, больше заняться нечем? – ответили мне на том конце провода. – Вы понимаете, что можете понести ответственность за подобные звонки?
- Блин, ну если не верите, приезжайте и убедитесь сами, - на заднем плане стонала и охала Аля, и мне это все порядком надоело. – Мы уже почти час пытаемся его достать, но ничего не получается. По-моему, она там сейчас задыхается. Я не пойму, у вас подобных случаев не бывает что ли никогда?
- Ладно, диктуйте адрес. И как только вам это в голову приходит? Извращенцы.
Скорая примчалась через пятнадцать минут. Немолодой, но бойкий врач в длинном, белом халате, ухмыляясь, зашел в квартиру. В руке у него был волшебный медицинский чемоданчик. Тот самый, благоухающий лекарственными ароматами, от которых все кошки сходят с ума. Мой кот стал неисключением и сразу же принялся обнюхивать столь приятного посетителя. Следом за врачом в квартиру впорхнула девчушка с копной светлых волос на голове, ярко накрашенная, в голубых джинсах с причудливыми блестками и тоже в халате, по-видимому, это была практикантка из медучилища. Ей все было интересно, и она еще с порога спросила:
- Где больная?
- Там, - я неопределенно махнул рукой в сторону кухни и спальни.
- Живая еще? – хохотнул врач.
Я молча кивнул. Интересно, что они в тот момент обо мне подумали?
- Так что, Семеныч, тут, и правда, баба с апельсином? – коренастый водитель скорой пожаловал последним. Его тут только не хватало. Впрочем, мне уже было все равно.
- Не знаю, сейчас посмотрим, - ответил врач.
- Ой, у вас тут такой котик славный! – девчушка принялась гладить кота, тот был совсем не против. – Британский?
Я снова кивнул.
- Что ж, ведите нас, мил человек, - скомандовал врач, и мы все вместе, включая водителя, гуськом, словно внутри окопа, пошли по коридору на стоны и всхлипы несчастной Али.
Я не стал присутствовать при осмотре «больной», было как-то не по себе. Поставил чайник и, пока они там возились, заварил себе «Липтон» из пакетика. От чая стало жарко, и я открыл на кухне окно. Свежий воздух, а с ним шелест дождя ворвался в квартиру и немного остудил голову. Мне лишь хотелось, чтобы все это безумие наконец-то закончилось. Аля по-прежнему стонала и плакала. Доктор чуть слышно увещевал и просил расслабиться, девчушка-практикантка молчала, а водитель лишь хехекал, облокотившись на дверной проем.
Из коридора появился кот, неспешно прошел на кухню и улегся возле газовой плиты. Морда недовольная, шерсть на боку свалялась, вид потрепанный и уставший. Захотелось пнуть его как следует, но я сдержался.
- Матерый котяра, - прокомментировал водила. – Как звать?
- Пожиратель, - сказал я.
- Хех, оно и видно, брюхо, поди, еле таскает. Много жрет, да?
- Немало.
- У меня тоже кот есть, - зачем-то разоткровенничался водила. – Жена ему куриные головы покупает. Жрет – только треск стоит. А ты чем своего кормишь?
- Апельсинами, - не выдержал я.
- Хех, шутник, - отвернулся водила.
- Здесь мы ничего не сделаем, надо везти в больницу, - врач вынырнул из комнаты, стягивая на ходу перчатки. – Иди за носилками, - бросил он водиле, - девушка сама ходить не в состоянии. Вы, молодой человек, не переживайте, все с ней будет в порядке, но в следующий раз рекомендую все же отказаться от использования посторонних предметов.
- Если он у него теперь будет еще, этот следующий раз, - водила отправился за носилками, оставив нас на кухне одних.
Я потупил взгляд. Кот подвинулся ближе к доктору и понюхал его ботинки.
- А мне больше собаки нравятся, - доктор погладил кота по голове. – Они человечнее что ли, добрее, о хозяине заботятся. Вот, например, какая от кошки в доме польза, если мышей нет? Никакой. А собака – это друг! У меня знакомый, охотник, так вот, уже тридцать лет держит дома борзых. Три поколения за это время сменилось, и все как один – верные друзья своего хозяина. А кот что, только брюхо набивать и может. Никакого прока.
- Он нечисть из квартиры выгоняет, - парировал я.
- Вы, и правда, в это верите? – удивился доктор.
- Нет. Но подстраховаться ведь не помешает.
Вернулся водила с носилками. В его руках уни напоминали свернутый в несколько раз картофельный мешок. Мы сразу пошли в комнату, где кое-как уложили на них, завернутую в одеяло Алю. Получился своего рода гамак с четырьмя ручками. Я взялся за ту, что была у Али в ногах. Рядом со мной был водила, который тут же хехекнул и пробубнил, что нехорошо выносить живого человека вперед ногами.
- Так безопасней, - сказал доктор. – Ну, все готовы? Выносим?
- Аккуратнее, - простонала Аля.
- Тише, тише, все будет хорошо, - запричитала практикантка и едва не выпустила свою ручку. Носилки сразу перекосились, и Аля съехала набок.
- А-ай, - взвизгнула она. – Падаю!
- Все в порядке, - успокоил доктор. – Выносим, хлопцы.
Стиснув зубы, мы с водилой пошли в авангарде процессии к двери. Поворот в коридор был таким узким, что пришлось непросто. Мне даже прищемило руку, от чего я тихонько взвыл и закусил губу.

Продолжение будет...


Теги:





1


Комментарии

#0 20:56  23-11-2013Дмитрий С.     
Ну, не понравилось, потому что необычная в общем-то история утонула в нагромождении лишних слов и стала скучной.
#1 18:15  24-11-2013Скорых Дмитрий    
Дима, что же мне делать?
#2 18:04  26-11-2013Алена Лазебная*    
Страсти-мордасти)

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
16:09  21-11-2017
: [6] [Здоровье дороже]
По утру приоткрывши глаза
Среди мутных и сказочных месив
Я в колоде вдруг вижу туза
Как какой-то таинственный Мессинг

На окне моём темный вазон
Для меня же он просто прозрачен
Вижу я вдалеке горизонт
Что кровавой чертой обозначен

А ещё виден мне человек
Будто с неба рукою он манит
Через толщу сомнений и нег
Обо мне он неведомом знает

Может я это там в небесах?...
20:00  16-11-2017
: [2] [Здоровье дороже]
Ортодонт исправит зубы у кого они кривы
Психиатр ударит в бубен, как душою не криви

Мир поможет офтальмолог не сквозь пальцы рассмотреть
В жопу палец ткнет проктолог, все фаланги, не на треть

Только лишь писатель Павел ничего не совершит
Никого он не исправит, словом мир не оглушит

Вот сидит он вечерочком, прогуляться то в облом -
Пишет, балуясь хуёчком под обшарпанным столом

А умрет, так что поделать, не помогут тут врачи
Две дыры в башке проделать чтобы вставить ...
14:39  09-11-2017
: [17] [Здоровье дороже]
Тот, кто уверенно ставит всё на зеро –
имеет полное право делить на ноль.
Адама погубило собственное ребро.
Голая Алла трансформируется в алкоголь.

От каллиграфии открещиваются врачи
и гнут свою линию наподобие морщин.
Русский Ваня дольше вечности лежит на печи
и лаптями от Бриони хлебает щи....
09:36  08-11-2017
: [4] [Здоровье дороже]
...
15:42  29-10-2017
: [11] [Здоровье дороже]
Сама войну хоть как-то покарать
Едва ли сможет слабенькая мать,
За сыновей отобранных кроваво.
По всем штабам засевших упырей
Не уязвить проклятьям матерей,
Находят тех награды лишь, да слава.

Но бранных слов не щёлкнет гневный кнут....