Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Меловой крест - роман, 13 глава

Меловой крест - роман, 13 глава

Автор: вионор меретуков
   [ принято к публикации 08:05  02-12-2013 | Na | Просмотров: 406]
Глава 13


...Целую неделю я работал, как в лучшие времена. С упоением и одержимостью.

Через несколько дней из Италии должна была прилететь Дина. Я очень ждал ее.... И это ожидание не шло мне на пользу: Дина стала мне сниться по ночам. А это, согласитесь, нездоровый знак.

...Весна шумела прохладными дождями. По ночам громыхали далекие молодые грозы.

Уставшие за долгую зиму от пудовых шуб москвички с удовольствием переоделись в легкие и смелые одежды, надменно демонстрируя представителям противоположного пола умопомрачительные коленки, похожие на известные своим сладким ароматом дыни сорта «Колхозница», а также подчеркнуто независимую походку от бедра.

Молодые мужчины перестали бриться, полагая, что таким образом автоматически превращаются в мачо.

...В тот вечер я, смертельно усталый, но почти счастливый, вернулся домой, твердо зная, что сегодня победил. Победил свои сомнения, свое несчастье, свои беды, свою грязную совесть, свою любовь к зловонным рекам, протекающим по самому дну моего «я», свои бессонные похмельные ночи, свое равнодушие и свои далеко не невинные слабости.

Маленькую картину, городской пейзаж, шедевр! – я знал, что это так, – я поставил на пол, прислонив к стене, и опустился перед ним на колени.

Да, это было попадание в «яблочко». Простенький сюжет... Да нет! И сюжет отсутствует. Москва. Серенький переулок у Покровских ворот. Торопливо бегущие фигурки прохожих... Слабый свет, падающий откуда-то сверху и как бы извне... Женщина с зонтом, рядом мальчик, мужчины, прячущие затылки за поднятыми воротниками пальто...

Я испытывал удивительное чувство. Оно было похоже на восхищение чужой удачей. Будто это и не я написал. Будто не моя кисть касалась холста, который сейчас стоял, прислоненный к стене с драными обоями. Неужели это моя работа? Как же божественно она хороша!..

И тут улица на картине ожила. Задвигались фигурки, стал мерцающим серо-голубой, почти пепельный, свет. Люди раскрыли зонты. Пошел дождь... Мальчик протягивал руки к женщине, и его губы что-то шептали... Молодые мужчины столкнулись и пристально посмотрели друг на друга.

Я почувствовал, как слезы текут по моим щекам.

Так я еще никогда не писал... Во мне билось и рвалось наружу страстное желание рассказать всему миру о своей победе...

...Вдруг я услышал шорох. Я хотел обернуться. И уже начал это делать, успев изобразить на лице недовольную гримасу, как что-то со страшной силой опустилось мне на голову.

Я почувствовал мгновенную ослепляющую боль, мне показалось, что мир расплющился и стал тонким, как лист бумаги, и вместе с ним расплющились мое тело и мое сознание.

Я летел в черную пустоту, которая всасывала мое сердце, мои легкие, которые перестали вдыхать воздух, мою сморщенную, как у черепахи, кожу и мои слепнущие глаза. Все наполнилось кровью и гулом, который был почему-то связан с болью...

Потом я превратился в одинокий старинный корабль; сквозь кровавую пелену я видел белые, наполненные ветром паруса на своих мачтах и одинокого капитана, который стоял на мостике и что-то кричал срывающимся голосом, с тоской глядя в небо.

Парусник, скрипя снастями, кренясь на правый борт и проваливаясь в волны, стал быстро удаляться и скрылся в сиреневом мареве за горизонтом...

Перед тем, как потерять сознание, я увидел скрывающую чье-то лицо черную маску и холодные глаза, сквозь прорези в маске вглядывающиеся в меня.

«Писатели разных времен и разных мастей придумали немало выражений, которые намертво обосновались в лексиконе не одного поколения литературных халтурщиков.

Ну, например, кто был тот не лишенный таланта писатель, который, в задумчивости слюнявя кончик гусиного пера, первым написал: «женщина со следами былой красоты на лице»? Или – «изумрудная поляна»? Или – «бирюзовый небосвод»? Или – «кружится голова»? (Ах, как кружится голова!.. От любви? Нет, от успехов у него закружилась голова... И почему так сильно голова кружится? Вертеться надо меньше перед зеркалом! И не будет голова кружиться...)

Конечно, легче брать готовые рецепты, чем изобретать новые. Допустим, спешит некий автор описать внешность какого-нибудь безликого персонажа. Что может зародиться в недрах серого вещества под сморщенным лобиком этого современного «властителя дум»?

«Властитель» напрягает свое беспомощное воображение, и выползает из-под его пера следующий шедевр: «на голову убитой женщины был надет светловолосый (!) парик». О переживаниях морского волка автор таинственно напишет, что тот «внутренне застонал».

С грустью подумаешь – пусть уж лучше ворует...

Мой совет – держать под рукой книги признанных литературных асов, сожравших не одну собаку во время поисков нужных слов и выражений.

У них этого добра – блистательных метафор, точных эпитетов, красочных описаний природы – пруд пруди! Именно у них вечно рыскающий в поисках легкой поживы беллетристический вор-домушник может без труда разжиться и «царственной походкой», и «звериным оскалом», и «горделивой осанкой», и «горящими, как раскаленные уголья, глазами» и «седой львиной гривой», и «ледяным взглядом».

На том же развале он подберет себе и «именины сердца», и «ропот буйных вод», и «роняет лист...».

Но время неизбежно приговаривает любителей чужой словесности, этих беспринципных литературных мародеров, к забвению.

Воровство опасно тем, что оно заразительно. И хорошо, если бы оно заражало только собратьев по перу. Но нет! Оно заражает читателя, приучая его к второсортности, посредственности. Ведь воруют не только отдельные слова, но и «цельные» выражения. И, что неизмеримо страшней, воруют мысли.

Слава Богу, мы знаем, капризная слава, мимоходом обласкав вора, покинет его навсегда. Но вред нанесен...

Впрочем, некоторым авторам воровство сходило с рук. Например, Михаилу Юрьевичу Лермонтову. Вот уж кто попользовался чужими трудами!.. Вот кто безнаказанно рвал в чужом саду спелые яблоки! Вот кто продуктивно копал картошку в чужом огороде! Вот уж кто побродил с ружьишком по чужим угодьям! Вот кто черпал полной мерой из чужого колодца! Во множестве встречающиеся в его стихах все эти «волны жизни», «безумцы молодые», «угрюмые океаны», «гонимые странники» и «грозные бури» давно многократно были «отработаны» до него.

А он бесстрашно заимствовал затертые словосочетания, зная, что ему ничего за это не будет. Что ему все можно. И где они, авторы этих изношенных перлов? Сияют ли они достаточно ярко на небосклоне звезд второй величины? Или давно погасли?

А Лермонтов останется Лермонтовым, даже если евтушенки всех стран соединятся, совместно задумаются, что-нибудь такое напишут и превратятся в одного большого Вознесенского! Значит, дело в чем-то другом. Думаю, понятно, – в чем...»

Если почтенный читатель думает, что эти мысли принадлежат мне и родились в моих взбаламученных мозгах после удара по черепушке, он глубоко заблуждается. Эти строки взяты из последней книги Юрка, которую я как-то полистал перед сном, и они, эти строки, вдруг огненными буквами предстали пред моим внутренним мысленным взором, когда я еще находился в беспамятстве. Было такое впечатление, что кто-то, может, тот же Юрок, держит передо мной раскрытую книгу с вышеозначенным текстом.

Вот они, загадки грубо потревоженного дубиной подсознания...

Мне кажется, что Юрок из-за злости на весь мир стал в последнее время излишне болтлив. Так бывает со стариками. Хотя ему лишь сорок.

Юрок ополчился на все, до чего может доплюнуть. Он исходит злобой, как змея перед атакой. На его всегда мокрых губах запекся желтый яд. Он культивирует в себе злобу. Он ее пестует. Он подпитывает ею свое прихрамывающее вдохновение. Злость – его знамя.

И чтобы злые мысли не пропали даром, он их аккуратно записывает. Он ошибочно принимает свое ворчание и раздражительность за творческие озарения и гениальные предвидения. И принуждает других исходить злобой вместе с ним. Для этого он печет свои романы, как пекарь ватрушки.

Кстати, по поводу выражения «кружится голова». Помните? Вполне допускаю, что оно, это выражение, у меня возникло не случайно. Так же как и остальные строки из книги Юрия Короля.

Если бы старик Фрейд воскрес и оказался рядом, он бы понял. Когда сквозь липкий туман в мое сознание прорвался неприятный хрипловатый голос, произнесший что-то вроде «алаблаблаблаб...», у меня не кружилась голова, голова-то как раз оставалась на месте, а вертелось – и вертелось со скрежетом и карусельной скоростью – все, что в ней находилось.

Мне показалось, что голос принадлежит какому-то неприязненно относящемуся ко мне человеку, который в отличие от орущего на корабле скорбного капитана, вполне реален и, скорее всего, опасен.

Если бы не это, то можно было бы признать, что встряска мозгов пришлась очень кстати. Потому что как раз тогда в мою голову неведомо откуда залетели мысли, доселе никогда ее не посещавшие. И именно тогда я вдруг понял, что время – это движение.

То, что время движется, мы знаем с рождения. И то, что оно необратимо, понимаем, стоя перед могильной ямой. На протяжении всей своей жизни мы с возрастающими с каждым годом тревогой и тоской замечаем, что время, как горный ручеек, движется в одном направлении. Мы знаем, что это закономерно. Хотя и неприятно.

А почему бы не предположить, что время – вернее, то, что человек вкладывает в это понятие – не более чем условность, порожденная тем же человеком?

Ясно, что существуют законы Вселенной, к пониманию которых пытается приблизиться человек. Далеко не все доступно его пониманию. Наверняка, есть некие основополагающие начала, которые вступят в противоречие с привычными представлениями человека об устройстве мира, как только он подойдет к этим началам достаточно близко.

Человек знает не так уж много. Хотя кое-что все же знает, например, он знает, что все имеет начало и конец. День, весна, человеческая жизнь, жизнь цветка, бабочки – все эти мелочи в какой-то момент зарождаются и спустя некоторое время испускают дух.

Мы не в силах постичь, что время и пространство существуют независимо от нашего сознания. Мы из кожи лезем, тщась понять, что представляют собой всеобщие формы существования материи. Мы рвемся в Космос, завоевывая не пространство, а приоритет в научном и политическом мире. Мы слабо и беззвучно пукаем, полагая, что издаем громоподобный шум.

А Вселенной до всего этого нет никакого дела. Никакого! Вселенная существует и будет существовать независимо от того, хочет человек этого или нет. Она будет существовать, даже если мы сто раз наложим в штаны. Этим летающим с ужасающей, непостижимой скоростью горам безмолвных, холодных камней, которые мы назвали планетами, и бескрайним океанам огня, которые мы именуем звездами, нет дела до человека с его примитивными фантазиями и мозгами мизерабля.

Они, эти планеты и звезды, даже не знают, что кто-то как-то их там назвал... Эти безразмерные громады материи бороздят бескрайние просторы Вселенной, совершают свои головокружительные космические петли Нестерова и не подозревают, что за их перемещениями в усовершенствованную электронную лупу наблюдает некое двуногое, двурукое, одноголовое существо с микроскопической планеты, окрашенной в веселенький голубой цвет и имеющей приятную форму трехосного эллипсоида.

Вообще, упростив и низведя все до своего убогого, беспомощного уровня, мы ковыряем пальцем в пустоте, пробуя ее на прочность, мы тупым ножом нашей людоедской философии пытаемся кастрировать понятия, о которых, в сущности, ничего не знаем.

Итак, время – вещь условная. Оно движется. Движется необратимо. Но вовсе не обязательно, что оно движется строго от начала к концу...

Оно, время-то, понимаете ли, виляет, шляется, шатается и слоняется по Вселенной, как пьяница по ночным кабакам.

Помимо этого, есть еще такое презанятное понятие как вечность. Ей вообще чуждо любое движение, будь то движение вперед – в будущее, или назад – в прошлое.

Вечность – это неподвижность, бесчувственность, омертвелость, незыблемость. А это значит, что все времена существуют одновременно. Человеку никак не совладать с этими сложностями. Словом, мир, скорее всего, совсем не такой, каким он представляется нашему несовершенному умишку.

Если верить выдумкам о переселении душ, то, следуя всему вышесказанному, несложно предположить, что после нашей смерти, которая, увы, неизбежна и которая будет ниспослана нам в некий прекрасный, известный только богам день, душа любого из нас может переселиться как в тело младенца, которому предстоит родиться в двадцать пятом веке, так и в тело какого-нибудь давно для нас умершего повесы века семнадцатого, который и дня не мог прожить без драки на шпагах и игры в бильбоке.

И наши души, примерившие новоиспеченные, свежие корпуса, по полной программе, от звонка до звонка, проживут свои новые жизни. И неважно, что для пишущего и читающих эти строки время дуэлей на шпагах давно минуло, а время космических полетов к звездам еще неизвестно когда настанет...

К сожалению, мы не обладаем правом выбирать время, когда родиться: это право узурпировано кем-то, кто владеет тайнами рождения и смерти. Если бы не это, я бы ткнул пальцем в какой-нибудь из веков минувших. И выбрал бы, скорее всего, век девятнадцатый, и это легко понять. Какие были люди...

...Я предрекаю, что еще при жизни нынешнего поколения произойдут события, которые перевернут наши представления о месте человечества во Вселенной.

Недалек тот час, когда мы станем свидетелями открытий, которые по значимости и силе воздействия на нашу жизнь превзойдут все то, что было создано нашими предками за тысячелетия существования разумной жизни на Земле.

И совершенно не обязательно, что к этим открытиям человечество подойдет самостоятельно, без помощи извне. Возможно, человечеству будет оказано содействие, это означает, что некто всемогущий, придав человечеству ускорение посредством фигурального пинка под зад, насильно укажет ему путь к Истине.

И в этом нет ничего нереального: многие серьезные ученые, среди которых попадаются даже атеисты, уже открыто признают, что некогда существовала некая сверхразумная сила, которая создала видимый и невидимый Миры, имя которым Вселенная.

Можно еще добавить, что эта сила, по-видимому, никуда не исчезла и продолжает незримо наблюдать за проделками человечества, изредка вмешиваясь в ход истории. Видимо, так нужно. Человечество по-прежнему разгуливает в коротких штанишках, и если бы его временами не удерживали от чрезмерно опрометчивых поступков, то человеческая история уже несколько раз могла бы оборваться.

Безрассудная деятельность человека испепелили бы города, леса, высушила бы моря и реки, и по несчастной Земле давно ползали бы только одни насекомые, вроде тараканов или клопов, существ, как известно, бессмертных...

...Мы еще не знаем, но догадываемся, что существуют иные миры, которые во множестве рассыпаны вокруг человека, находясь как рядом с ним, так и на расстоянии многих световых лет.

И нам будет дано убедиться в этом.

Человечеству будет предъявлено Доказательство.

Повторяю, очень скоро на человечество обрушится новое знание, которое в корне изменит его представление об окружающем мире.

Я уже вижу, как одуревший от нового знания человек, подвывая и кряхтя от натуги, зависнет со спущенными штанами над космической выгребной ямой в безнадежной попытке исторгнуть из себя непривычное, слишком грубое и острое блюдо, которое сварганит для него некто всемогущий. Он будет тужиться до тех пор, пока его ни разнесет на куски.

И это будет, слава Богу, концом для всех нас...

Столь сильное откровение явилось мне после того, как кто-то железякой шандарахнул меня по кумполу.


Теги:





1


Комментарии

#0 12:41  02-12-2013Наталья Туманцева    
Вот хоть что-то есть стабильное в этом бушующем мире - Вионор все так же выкладывает главы своего романа...

Спасибо вам, Вионор, вы действуете на меня успокаивающе.
#1 20:27  02-12-2013Илья ХУ4    
о, Вионор, привет



я уж грешным делом думал ты сдох
#2 20:29  02-12-2013Илья ХУ4    
хотя, ты такой тип, что и из землегорска заебешь своей прозой





пиши ещо

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
11:51  08-12-2016
: [0] [Было дело]
- А сейчас мы раздадим вам опросные листы с таблицей, где в пустых графах надо будет записать придуманные вами соответствующие вопросы, - сказал очкарик, - Это будет мини-тест, как вы усвоили материал. Времени на это даётся десять минут.
Тенгиз напрягся....
08:07  05-12-2016
: [102] [Было дело]
Где-то над нами всеми
Ржут прекрасные лошади.
В гривы вплетая сено,
Клевер взметая порошей.

Там, где на каждой ветке
В оптике лунной росы
Видно, как в строгой размете
Тикают наши часы.

Там, где озера краше
Там, где нет края небес....
11:14  29-11-2016
: [27] [Было дело]
Был со мной такой случай.. в аптекоуправлении, где я работал старшим фармацевтом-инспектором, нам выдавали металлические печати, которыми мы опломбировали аптеку, когда заканчивали рабочий день.. печатку по пьянке я терял часто, отсутствие у меня которой грозило мне увольнением....
18:50  27-11-2016
: [17] [Было дело]
С мертвыми уже ни о чем не поговоришь...
Когда "черные вороны" начали забрасывать стылыми комьями земли могилу, сочувствующие, словно грибники, разбрелись по новому кладбищу. Еще бы, пятое кладбище для двадцатитысячного городишки- это совсем не мало....
Так, с кондачка, и по старой гиббонской традиции прямо в приемник.

Сейчас многие рассуждают о повсеместной потере дуъовности, особенно среди молодежи. Будто бы была она у них, у многих. Так рассуждают велиречиво. Даже сам патриарх Кирилл...

Я вот тоже захотел....