Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Про любовь:: - Как я люблю Елену Корикову.

Как я люблю Елену Корикову.

Автор: Макс Акиньшин
   [ принято к публикации 15:33  13-02-2014 | Гудвин | Просмотров: 996]
Все персонажи и события вымышлены. Трюки выполняются профессионалами. ПОЖАЛУЙСТА! НЕ ПОВТОРЯЙТЕ ЭТО ДОМА!

-Меня зовут Ирина Михайловна, и я – лесбиянка, чтобы не было вопросов. Понятно?

Вопросов у меня не было и мне все было понятно. Что первое, что второе вообще не имело никакого смысла. Какая разница, как тебя зовут, если ты прелая бабища под сто килограммов и тебя боится вся смена?

-Здесь будет твое рабочее место, Алик. Можешь начинать ознакамливаться.

Ознакамливаться! Мое рабочее место. Впрочем, теперь уже бывшее, потому что я сделал массу вещей за эти месяцы. Вымыл километры пола, вырвался из душного звенящего ада кухни и полюбил Елену Корикову. Еще я вынес пакет со специями номер четыре. Их добавляют в котлеты. Те, в которых сто процентов говядины. Просто разорвал пленку и вынул пакет. И хотя я боялся потерять работу, все прошло на удивление легко. Работа осталась при мне. Та работа, на которой замечательный коллектив и где у меня слепящие перспективы. И ведь я когда-нибудь стану старшим смены. Просто возьму и стану, так же легко как взял этот пакет со специями.

Даром, что Ирина Михайловна неделю подозрительно смотрела на меня. Каждый раз, когда я приходил на работу. Но я ей улыбался. У меня приятная улыбка и свежее дыхание. А мама сказала, что это любовь. Ведь она понятия не имеет о лесбиянках и прелых бабищах под сто килограммов. И много курит у себя в комнате. Курит выворачивающий душу «Донской табак». И еще она не знает, что я люблю Елену Корикову. Каждым атомом своего тела. Каждым. Эта любовь - наш большой с Леной секрет.

У меня много ее фотографий. Я часто рассматриваю их вечером. Зеленые глаза с темными трещинками, расходящимися от зрачка. Глаза, которые смотрят на меня, а я смотрю в ответ. И она растворяется во мне, моя любовь, заполняя меня. Всего меня без остатка. Мы входим в противофазу и становимся одним целым. Проникаем друг в друга, как две капли воды. Слепые котята в поисках себя. Теплые и дрожащие. Нас переполняет кровь, стремительно отталкиваясь от стенок артерий. Я целую ее на ночь, почти не ощущая холода глянцевой финской бумаги. Ее губы теплые и пахнут фиалками. Она ждет меня где-то, я думаю. Ищет меня так же, как ищу ее я.

-Алик, ты шестнадцатого машину принимал?

-Я, Ирина Михайловна.

- Четверки сколько было мест?

-Не помню.

Она брызгает слюной, передразнивая меня.

-Не пофмнюю. Нормально говорить можешь?

-Там по накладной все было, – оправдываюсь я и улыбаюсь. Все это потому, что она не любит Елену Корикову. И не разбирается в секретах. И она безобразна, эта Ирина Михайловна, а я красив. Я знаю это. Я рассматриваю себя в заляпанное зубной пастой «Блендамед» зеркало, когда чищу зубы. Каждый день. Потому что «Блендамед» лучшая паста. В ней больше всего жидкого кальция. А если в пасте его много, то кариеса не будет никогда.

-Ладно, иди, работай, - бурчит старшая.

-Свободная касса!

На мне красивая и удобная униформа. Я готов спасти мир, потому что я влюблен. Меня распирает этой радостью. Но я не готов ею делиться с каждым. Так как она чиста - эта радость. И неиспорчена ничьим присутствием. Такая маленькая радость для двоих. Я думаю о будущем. Можно будет уехать к бабушке в Кастрополь. Все равно она живет летом у нас и ее квартира пустует. Будем только мы двое. Я и Лена. На билеты у меня уже есть, а питаться будем в Маке. Я могу договориться, и нам дадут скидку. Или нет. Попрошу корпоративную карту у Ирины Михайловны, тогда одному из нас можно будет есть бесплатно. Мама в таких случаях говорит – выкрутимся. И выкручивается, потому что приносит с работы ультракаин. Она медсестра.

-Два гамбургера и среднюю колу.

Студенты никогда не берут чизбургер - он дороже на семь рублей. Они прыщавые, худые и неоформившиеся. Растрепанные и с красными глазами. И небритые, как будто четверть часа с утра укорачивают их безрадостную жизнь. Если она настолько безрадостная, то зачем ее беречь? По мне так беречь нужно счастье. Оно утекает слишком быстро. Как ртуть - блестящими шариками. Его просто растерять, достаточно забыть о нем. И оно исчезнет, замытое настоящим. Прошлое утонет во времени, и будущее не наступит никогда. Я этого боюсь. Очень боюсь. Без будущего у меня ничего не останется.

- Извините…

Боги…Боги.. Я пустею полностью… Такая пустая оболочка, за которой ничего.. Вакуум.. Еноно.. Полный ноль… Я молчу и вдыхаю фиалки, они везде… Поле до горизонта…. Перебивая картофельный запах арахисового масла…Зеленые глаза и сероватая паутина, разбегающаяся от зрачков.. губы, склеенные помадой.. розовой помадой…, сладковатый запах фиалок…, и никого вокруг… Я смотрел фильм, где никого вокруг. Там люди просто исчезли. Пустой мир. Совершенно пустой: с домами, с деревьями, с машинами, замершими на дороге… Ни одного человека. Но тут они есть… Люди вокруг нас, как рыбы в аквариуме, медленные, безмолвно двигающие ртами. Залитые жидким золотом, льющимся из витрин. Витрин изо льда. Носастый Гришка мыл окна с утра.

-Извините, вы работаете? – она тоже залита этим светом. Только выделяется. Сияет самостоятельно. Я дышу, дышу, дышу шерстяным дыханием, шорохом, свистом бегущей крови. Рассматриваю бледные, еле заметные волоски, вроде тех, что на коже у персика, и додумываю последнюю мысль о жидком золоте и Гришке. Он существо низшего порядка. Мелкая заикающаяся тварь. И никогда не поднимется выше поломоя. И фамилия у него соответствующая и уродская – Носастый. А ведь мы пришли в команду вместе. Только я уже кассир и мне недалеко до старшего. А он по-прежнему трет стекло и моет толчки, касаясь руками мочи и кала всевозможных существ. Пусть даже и через перчатки. У него вся жизнь через перчатки. Вся его гнусная жизнь- через них, где по одну сторону фекалии, а по другую- Гриша Носастый. В принципе это одно и тоже, и достаточно убрать эту досадную помеху- миллиметр латекса, чтобы достигнуть равновесия навсегда.

-Молодой человек?- губы, липкие от помады. Розовый цвет, изящный и воздушный.

- Свободная касса! – я стараюсь вложить в эти слова как можно больше любви. Все просто и неожиданно. Чтобы она поняла. Чтобы почувствовала ту вольтову дугу. То невысказанное и напряженное, что уже есть между нами. Легкий пушок на щеке. Я мучительно вспоминаю: сильно ли я надушен сегодня? С «Аксом», нужно быть осторожнее, от него женщины сходят с ума. А мне вовсе не улыбается, если она сойдет с ума и поцелует меня прямо сейчас. Во- первых: это неудобно, целоваться через стойку, а во-вторых- все сразу всё поймут. И не будет уже никакой тайны. А она нам нужна, эта тайна. Потому что это единственное общее, что есть у нас. И если ее не будет, все будет плохо. Плохо. Плохо.

-Алён! Ну, че ты там застряла?

Она не оборачивается на голос и смотрит на меня. Ее глаза блуждают по мне и неожиданно обжигаются. Черт. Черт. Черт. Я улыбаюсь ей самой лучшей из моих улыбок. Но лицо у нее каменное. Я всегда хотел избавиться от этого. Мерзкий нарост, чуть ниже груди. И его видно под моей красивой униформой. Даже ослепительная фирменная шапочка не спасает положения. Она на голове и не прикрывает уродства.

-Мне апельсиновый сок и чизбургер, будьте добры, – голос ангела, но теперь она смотрит сквозь меня. Черт! Черт! Черт! Что она там видит? Что? Мерзкую жабу Ирину Михайловну? Я собираю ее заказ. И чувствую дрожь, где-то там, глубоко. Около сердца.

-Лён, как ты можешь это есть? – они уже сидят за столиком, но у меня абсолютный слух, я все слышу. Мама говорит, что я очень одаренный. Мне не хватает только внутреннего стержня. И ошибается, потому что стержень у меня есть. Ведь любить Елену Корикову нелегко, не так ли? А тот, что рядом с ней, вызывает во мне пепельную ревность. Урод. Трижды урод, из тех слащавых красавчиков. Вечно положительных принцев.

-Ну, не каждый же день?- он ее не ценит и не знает, что в чизе есть и чеддер, и рубленый бифштекс из говядины. Он очень качественный и в нем куча микроэлементов с витаминами группы Д. Я ненавижу ее спутника. И не только я, потому что рядом Ирина Михайловна. Она тоже ненавидит и мешает мне слушать.

-Алик, слышь… Это же актриса, да?- дыхание у нее несвежее, мягко говоря. Ни разу не свежее. Но про «Дирол» она видимо не слыхала.

-Елена Корикова, - тихо проговариваю я. И выделяю каждую букву этого имени. Каждую букву с запахом фиалок.

-Красивая, - квакает Ирина Михайловна. И моя ревность удваивается. Тварь, сука, с вонью нездорового кишечника. Уйди. Уйди от меня. Мерзость. Ты и Лена? Сгнивший мешок сала, я тебя умоляю, провались в сортире. Исчезни в том коричневом потоке, из которого ты вылупилась. Вслух я не говорю ничего. Потому что я выше этого.

А успокаиваюсь я на удивление быстро. И решаю, что мы все равно будем вместе. Я и Лена. Потому что мы так долго искали. И, наконец, нашли. Я подарю ей «Нивеа». Такой дезодорант, он хороший и содержит волокна хлопка. А если он содержит волокна хлопка, то это как бы хорошо. И не влияет на одежду. Или не волокна? Не помню. Хотя это ерунда, любой мой подарок ей будет приятен. Ведь тот смазливый ей наверняка этого не подарит. Зажилит. А я могу. Еще подарю ей «Флюкастат», он тоже необходим для женщин. И я видел в аптеке. Для чего он нужен, я не понимаю, но в рекламе все улыбались. Я хочу, чтобы она улыбалась. Зелеными глазами с лучиками. Только мне.

-Еще семь дней съемок. Общие планы доснимут к пятнице.

Еще семь дней! Они снимают фильм где-то поблизости. Семь дней! А потом мы уедем в Кастрополь. Она меня любит! Потому что посматривает в мою сторону. Но не улыбается. Она умеет хранить секреты. Я это понимаю. И готов подарить ей всего себя. Без остатка. А не только «Нивеа» и лекарство от печали. И мою голову пронзает. Оглушает водопадом. И льется, льется.. Ослепительная чистая мысль. Прозрачнейшая и великолепная. Как вода в Египте, где все отдыхают. Недостижимая мечта, этот Египет. Пока. Но все будет, я уверен. А мысль, оформившись в доли секунды, вздымается огромной волной. Вот оно! То, что я сделаю ради любви. Она поймет! Ведь Елена Корикова не из тех тварей, что снуют вокруг, задевая телами. Она много выше Гриши Носастого и жирной старшей смены. Всех этих жалких червей во главе с ее спутником. С этим гладким слизнем без любви в сердце. Вонючим актеришкой, торгующим лицом. Я знаю это. Скоро мы будем вместе, наполняя друг друга собой и нашей любовью. Мы – высшие существа.

Мягкая войлочная тишина плавает в квартире, когда я делаю первый надрез. Мама на работе во всех своих лигатурах и щипцах. В звяканье и мычании пациентов. Кожа похрустывает, и на надрезе выступает мелкий красный бисер. Мне совсем не больно, потому что я обколол его ультракаином. Его – эту мерзость, которую мне почему-то не удалили. Нарост отваливается и повисает на коже, когда я надавливаю глубже. Крови немного. Почти нет совсем, и впечатление складывается, будто я режу мягкое мокрое дерево. Холодное и не мое. Абсолютно не мое. Это не я, а кто-то чужой. Я отрезаю последнее, что меня с ним связывает, и промокаю рану марлей. А потом заливаю все немедленно вскипающей, пенистой перекисью. Кусок получается небольшой, когда он был мной, он казался больше. А так, небольшой сморщенный и еще более отвратительный.

-Алик! Ты где?

-На кухне, мам.

-Там в холодильнике макароны. Разогрей себе.

-Хорошо, мам.

Мясорубка хрустит. Она старая и, несмотря на то, что мы с мамой ее драим по очереди, она вся в темной грязи, набравшейся в литом рельефе. Предварительно я снял кожу с мяса, с интересом рассматривая родинки на ней. А снял, потому что в коже накапливаются всякие вредные вещества. Потому что экология уже не та, что была. Я забочусь о Лене, я хочу, чтобы она была счастлива. И по этой причине котлету жарю на масле «Олейна» с добавлением оливкового. В нем меньше холестерина, чем в том, которое мама приносит с рынка. Глупая экономия. Но я с ней не спорю, она так воспитана и ничего не понимает в жизни. Сковородка скворчит, когда я посыпаю котлету специями номер четыре. Она классная, в смысле не котлета, а сковородка. Хотя котлета тоже. Пахнет аппетитно. А сковородку мы купили в гипермаркете. Потому что там только черта лысого не найдешь. Я проговариваю про себя «черта лысого» и хихикаю. Смешно. Вот сковородка у нас с антипригарным покрытием. Можно было купить и с керамическим, но она выходила дороже и мама сказала: что и так сойдет. Иногда мне кажется, что она мне не мать, что меня взяли с детдома. Я рожден другой, высшей силой. Той, которая понимает, чем обычное покрытие отличается от керамики. Но я не обижен, ведь мама все-таки заботится обо мне. Хотя она и глупа. И экономит на здоровье. Моем и Лены.

-Свободная касса! – бок побаливает, но я все равно улыбаюсь. Лучшей из своих улыбок. Сегодня великий день. Для меня и моей богини. Я возвышаюсь над всей этой шевелящейся и жрущей массой примитивов. Потому что я люблю. И любим. И каждая клеточка моя резонирует этим недосягаемым для других величием. Эй вы, твари! Существа! Как вас там? Люди! Вы ничего не знаете. И не узнаете, ага?

Студенты никогда не покупают чиз, но сегодня я сую его им вместо гамбургера. Ешьте одноклеточные, сегодня я великодушен. У меня за спиной Ирина Михайловна орет на Гришу, а тот гугняво заикается в ответ. Амеба. Гриша, ты амеба, хочу сказать я. А все потому, что ты не любишь, и никто не любит тебя. Ты терминальный тупой. Тупее всего тупого человечества. Страшно жить без любви. Так же страшно, как и без ненависти. Чтобы жить, нужно любить и ненавидеть. Иначе никак.

Она долго ожидает. И меня это настораживает. Такое впечатление, что она хочет попасть на другую кассу. Ну, что же ты? Куда ты денешься от нашей любви, Лена? Я – кассир смены! Почти третья должность в ресторане. В моей власти все эти жалкие подавалы, орущие бессмысленные слова. Я бог - вседержитель! Я могу сделать всех, слышишь алмазная, всех людишек счастливыми! Все-таки она не уходит от меня, и мы оказываемся в одиночестве. В том самом золотом аквариуме, где остальные вяло шевелят жабрами. А мы льем друг на друга свою любовь.

-Апельсиновый сок и чизбургер.- старается не смотреть на меня. Еще бы, ведь окружающим вовсе не обязательно знать нашу тайну. Она умна. Вселенски умна моя фиалковая любовь.

-Ваш заказ девяносто семь рублей.

Я смотрю, как она ест. Аккуратно кусает меня и жует, запивая апельсиновым соком. В уголке ее розового рта капля кетчупа. Того, что делают из настоящих помидоров. Капля кетчупа - это моя кровь. Мы вдвоем. Только мы. Я -всемогущий наблюдатель и она - хранящая нашу тайну. И меня в себе. Всего. Без остатка. Мы одно целое. На уровне атомов и молекул. Как же это хорошо - любить! Я улыбаюсь.

Завтра куплю билеты в Кастрополь. Поедем на автобусе, так выйдет дешевле.


Теги:





-4


Комментарии

#0 15:33  13-02-2014Гудвин    
ну тут читатели все скажут.
#1 16:00  13-02-2014Гриша Рубероид    
сначала вроде ничё но не дочиталось. плохого ничего не скажу это на любителя наверно. один вопрос токо: тебе, чо, за рекламу всякой хуйни деньги платят что ли. да, и точку нахуй из названия.
#2 16:04  13-02-2014elkart    
Гамбургер по имени Ли Якокка...
#3 16:19  13-02-2014Стерто Имя    


скушная гамосятинка.... в дом культуры вместо стенгозеты повешоть....

"она безобразна, эта Ирина Михайловна, а я красив. Я знаю это. Я рассматриваю себя ...Каждый день."

"Я мучительно вспоминаю: сильно ли я надушен сегодня?"
#4 16:27  13-02-2014евгений борзенков    
вэл ком ту дэ джянгл, господин мерд.
#5 16:28  13-02-2014Гриша Рубероид    
а чё хоть за дура-то это?
#6 16:31  13-02-2014Игорь Бекетов    
Ростбифная диффузия субстанций. Во имя любви. Дорога к финалу, где диве скармливается зажаренная на постном масле опухоль, показалась затянутой. Если все это задумано ради эпатажа, то зря. Автор строчит довольно резво, не отстой. Можно взять на поглядеть в дальнейшем.

Масло в сковороде всё же шкворчит. И можно ли семейный бюджет пополнять ультракаином? Поделитесь, у меня на запасных путях простаивает вагон с этим анальгетиком.

#7 16:35  13-02-2014СОФР    
Поржал. Местами очень заебись.
#8 16:36  13-02-2014Макс Акиньшин    
Как тут отвечать, не пойму. Короче: шолом, православные.
я считаю, что это поебень.
#10 17:13  13-02-2014Шизоff    
чота вроде и неплохо, а вроде и слишком дохуя понапихано
#11 17:17  13-02-2014Илья ХУ4    
согласен с маером
#12 17:19  13-02-2014Макс Акиньшин    
Все оттого, папуасы, что вы не знаете настоящей любви... Это меня печалит...
Хуч, сдается мне что головы автора неплохое украшение для стены моей хижины. Мозг есть не будем (ясно почему) в надежде на то что автор бегун и боксер погладаем конечности.
#14 17:22  13-02-2014Илья ХУ4    
нащет папуаса эт ты лиханул каэш, муфлон этакий, а нащет любви прав ведь, да(
голова, блядь.
#16 17:24  13-02-2014Шизоff    
настоящая любовь за деньги, а брать то их где
Надо выгнать свою дефку на панель, а заработанные ей деньги тратить на любимую.
#18 17:26  13-02-2014Макс Акиньшин    
Мне мама подсказывает: деньги на комоде...
#19 17:26  13-02-2014Илья ХУ4    
не согласен, Антон
#20 17:28  13-02-2014Илья ХУ4    
ща, короче, чуваки, пойду картошки въебу и побазарим о любви. это интересно. но целый день не жрал ничо...
#21 17:29  13-02-2014Шизоff    
и я пойду . первородство продам за чечевичное хлебово, хуй с ней. любовью
Последнюю фразу хуча в начале прочитал как "выебу картошку" и не особо удивился. Хуч, у вас там на зоне слово "папуас" не очень обидное?
#23 17:31  13-02-2014Макс Акиньшин    
Ступай, Исав...
Привет, Подмышкин.
#25 18:05  13-02-2014Макс Акиньшин    
И тебе не кашлять, добрый человек
#26 19:24  13-02-2014Уся Ваткин    
Елена Корикова любила сисьге светить в кино , поэтому плюс
#27 09:29  14-02-2014katarina    
этакий "Особо Опасен", особенно поначалу.
#28 09:55  14-02-2014Стерто Имя    
анишкин распоясался. с мамой по очереди мясорубку драит. любовнег нашолся.... ггг

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
Волос волнистых водопады
На контуры покатых плеч,
На линий тела перепады
Бесшумно продолжают течь.

На лоб прилипший мокрый локон,
Погасшей страсти завиток.
Засунутый в уснувший кокон,
Ждёт пробуждения росток.

Блестит в ложбинках пота бисер....
15:49  29-11-2016
: [28] [Про любовь]
Хочется есть, спать или, допустим, женщину.
Когда очередная душа падает с крыши на
мерзлый асфальт.
Выскоблена. Выпоторошена.
Чем важен этот очередной помешанный?

Это он себе так решил, что мира внимание
приковано, присобачено, приворожено
к нему,
что на простыни, на библии, на коране
влага от слез к нему бедному,
неухоженному....
15:49  29-11-2016
: [19] [Про любовь]
а где-то там, в дали далёкой
жил мой солдатик бравый - Лёха
молодчик справный, валоокай

а я жила, сама с собой
в другой совсем дали далёкой

как я к нему тянула длань
чрез даль далёку и за грань
но длань не дотянула я

вот потому и не пожму
Алёшки твёрдого хуя....
07:56  29-11-2016
: [10] [Про любовь]
Взгляд козы

Хочу Вам друзья рассказать
Семейной жизни азы:
У каждой женщины есть
Особенный взгляд — козы.

Бывает, что все по чину.
Живешь ты без всякой бузы,
Но смотришь с утра на жену,
Хуякс, а там взгляд козы

Такой ебанутейший взор....
18:51  27-11-2016
: [144] [Про любовь]
...