Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Х (cenzored):: - По-настоящему

По-настоящему

Автор: покойница же
   [ принято к публикации 10:28  25-02-2014 | Гудвин | Просмотров: 662]
— Петя, — спросила я у Флярковского, — ты знаешь, что такое сетецид?

— Знаю, — ответил Петя.

И солгал. Потому что он не знал, что такое сетецид. Что такое настоящий сетецид. Подлинный. Собственноручный.

Хороший, талантливый, умный Флярковский. Ты, наверное, думаешь, что обращение в «Техподдержку» с мольбой о сносе твоих заскорузлых папок — это и есть шаг в пустоту с крыши виртуального небоскрёба? Эх, Флярковский, Флярковский. Задрот ты, задрот, изображающий из себя суперпользователя. Сетевой прыщ, неспособный сам себя выдавить. Да как ты мог подумать, что такую вот куцонькую заметку: «Заклинаю удалить мой профайл, ибо Ваши комментаторы хаммы!!!», можно озаглавить таким звучным и благородным словом — «Самоубийство». Ты что, сдурел?

Даа, плохи твои дела, Флярковский, ох, плохи. Да и нет их у тебя, дел-то. Нет, и никогда не было. Поскольку пузочёс ты и лежебока. А больше ничего.

Но не унывай, Флярковский. Ты хоть и не супер, но всё же довольно милый юзер. И мэн, кстати, тоже. Добрый и отзывчивый. Друг детства, а как же. Вот и послушай, раз друг. Послушай, как дела делаются. Важные, Флярковский, дела. Самые что ни на есть административные. То есть — самоубийственные. Речь-то о сетециде.

Итак. Для начала нужно в эту самую Администацию проникнуть. Внедриться и осесть там, в ожидании своего часа. Смертного, конечно, часа, какого ещё. Не звёздного же. И даже не столько в Администрацию, сколько в административное зазеркалье, в изнанку того ресурса, где ты с какого-то перепугу зарегистрировался и теперь, как дуся, надрачиваешь свою несчастную клавиатуру. А иначе годного сетецида не получится. Получится какая-нибудь хрень на палочке, унылая оперетка, под которую даже мудачьё с сайта весёлых знакомств не спляшет.

Истинно тебе говорю, Флярковский, если хочешь наложить на себя пальцы по-нашему, по-настоящему — чеши в «админку». И всё. Баста. Закон сетевой жизни. Точнее, смерти. Нужно, короче говоря, Петя, сделаться админом. Необходимо срочно им стать, понимаешь. Состояться. Ну, или просто заделаться. Кому как повезёт.

Мне, представь себе, повезло. Меня взяли. В зазеркалье, пропади оно пропадом. А зачем они это сделали, для чего я им там понадобилась — неизвестно. Я так и не поняла. Другой вопрос — зачем мне самой это надо было? Вернее, это не вопрос, это уже ответ. Там сверху написано: «се-те-цид». Ну, вот. Интересно же, как там и что. В самоубийстве-то.

Да, так вот. Проникла в «админку». Огляделась. И ничего замечательного в этой изнанке не увидела. Справа от входа пульт с панелью. Слева корзина для обрезков. В середине всякие разные окошки. На подоконниках красные кнопки. Ещё что-то там по мелочи, я и не запомнила. Ну и ресурсный, так сказать, обеспечиватель. Программу-минимум надо же как-то обеспечивать. Выполнять и перевыполнять. Вот он это дело и двигает. Движок, одним словом.

Сайтовый движок прост и лапидарен. Ни одной лишней детали. Юзероприёмник — раз. Шнековый вал — два. Нож с четырьмя лопастями — три. Решётка на выходе — четыре. Ну, и плюс пара-тройка приблуд. Насадок. Тёрка, там, шинковка. Насадка-пресс. Насадка, я извиняюсь, Кеббе. Предназначенная для выделки сосисочных полуфабрикатов. Да не простых, а каких-то, что ли, полых.

— Флярковский, ты когда-нибудь играл в поло?

— В водное?

— Не, на лошадях.

— Играл.

— Молодец, а я не играла.

— Поиграешь ещё.

Ну, вот, села за пульт. Уже всё, дождавшаяся, решившаяся. Полностью сдвинувшаяся. То есть, готовая двинуться в пустоту.

Подышала на панель. Протёрла её сухой фланелькой. Глянула на таймер. Ага, ноль-ноль, ноль-ноль.

— Мой час, — сказала.

И неожиданно подумала: «Не звёздный ли?»

Выбрала в колонке свой собственный логин. Уникальный, ха-ха. Установила флажок.

— Всё, что ль?

Нажала «Удалить». И без промедления — «Подтверждаю».

— Всё.

Вкладка начала обновляться.

Медленно она обновлялась, с усилием, то и дело помигивая и подвисая, готовая, казалось, в любой момент зависнуть прочно и основательно. Кулер гудел, как пропеллер пикирующего «кукурузника».

— Флярковский, ты когда-нибудь прыгал с парашютом?

— Нет, я же высоты боюсь.

— Молодец, я тоже боюсь.

Полтора часа меня наматывало на винт. На шнек этот живодёрский. Девяносто бесконечных минут. Почему так долго? Движок старенький, поэтому. Такой, знаете, видавший виды. Чихающий на ладан. А может, на сервере какая-нибудь заминка случилась. Очередь, то, сё. Атака воинствующих луркоёбов. Да мало ли.

— Флярковский, ты меня любишь? Это важно.

— Люблю.

— Молодец. Сильно-сильно?

— Умеренно.

— Ну, бля.

Хрустнув, сломался юзерпик. Аватарка, угу. А следом и весь фолдер с картинками угукнулся. Медленно-издевательски.

— Флярковский, сколько будет квадратный корень из двадцати восьми тысяч трёхсот пятидесяти семи?

— Сто шестьдесят восемь с мелочью.

— А поточнее не судьба?

— После запятой — триста девяносто пять, и ещё шесть знаков.

— Ну, молодец, молодец.

Один за другим раскрошились хэтэмээлы. Бывшие совсем ещё недавно стихами. Свежими, модерновыми и уссачными. Да, теперь уже бывшие. И тоже так медленно всё. Со скрежетом.

— Знаешь, Флярковский, а когда мы с тобой жили, я тебе изменяла.

— Орал был?

— Частично.

— Блядь.

— Мудак.

Подтянулась папка с комментами. Ну, тут долгая песня. Самая, пожалуй, долгая. Надо ж было столько набалаболить. Терпи теперь, пока всё в фарш не перекрутится. Терпи и не ной. За пальцы никто ведь не тянул.

— А помнишь, Флярковский, как ты впервые меня поцеловал?

— Ну.

— Когда это было, в каком классе?

— Не помню.

— Ну, вспомни, ну, пожалуйста, молю и прошу. А не то я тебя покусаю.

— Покусай.

— Не буду.

Когда начнёт ломаться базовый URL, внутри захрустит особенно тяжело. Выдирающе. Я стисну зубы и стану улыбаться. А потом меня просто выбросит в пустоту. Навсегда.

— Флярковский, ты б хоть предложил что-нибудь, позвал бы куда, а то сидишь, как я не знаю.

— Замуж за меня пойдёшь?

— Ты что, сдурел?

— Значит, поехали на лыжах кататься.

— А вот это уже по-нашему, по-настоящему. С гор?

— С гор.

— Поехали, что ж! Дорогой мой Петечка.


Теги:





1


Комментарии

#0 14:41  25-02-2014Chumadey    
идея интересная и диалоги получились забавные, но тяжело читается

а потом так и тянет спросить - а как же бэкап?
#1 14:47  25-02-2014Стерто Имя    
не.. молодец покойница... она еще и админ похоже.... чотко нопесало... +
#2 14:48  25-02-2014Стерто Имя    
про Литпром кабуто.... гг
#3 15:32  25-02-2014евгений борзенков    
Женька, да плюнь )) признайся, ведь ты подхватила какой-то хохловирус, не ?

иногда свиньи побеждают, надо признать, и жрут бисер словно комбикорм, но надо жить дальше. похуй на свиней.
#4 15:49  25-02-2014allo    
хехе сетецид.. это у тебя миграция

сетецид это когда без кнопок всяких комп с балкона и - в глушь лесную
#5 15:53  25-02-2014Березина Маша    
Привет, Леша)
#6 15:56  25-02-2014allo    
привет привет)
Не понравилось, видимо по причине того, что мне похуй тема.
#8 17:18  25-02-2014Zeny    
лютые какие редактора, ыыыы

впрочем, лютые - это более лудше, чем никакие. везде же ваще всем на всё похуй

феномен, штоле... /задумчево/
#9 01:03  26-02-2014Владимир Павлов    
Понял, что юзеры #3 и #8 - это две половинки одной Ж

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:53  27-04-2017
: [10] [Х (cenzored)]
Ганюшкин с силой распахнул окно, и привычным движением снял со стены плазму. Со словами: "иди полетай", он выбросил телевизор с восемнадцатого этажа.
Что странно, плазма, не стала планировать, а полетела вниз камнем. Достигнув земли она совершенно бесшумно разбилась в пыль....
Ближе к полудню барыня Татьяна Алексеевна проснулась. Не открывая глаз она прислушалась к непонятным процессам внутри своего организма. Внезапно ее стошнило и она вырвала,успев лишь повернуть голову, чтобы не испачкать подушку.
«Неужели отравилась шампанским?...
С берёзы брызжет сок обильно,
По банкам в сумрачном лесу,
Весна. Нетронуто либидо,
Хоть член срезай на колбасу.

В траве клещи хранят истому,
В преддверии больших чудес,
С надеждой впиться в чью-то жопу,
Зашедшей обосраться в лес....
поэтесса-стрампонесса,
метр семьдесят, без лишнего веса
составит компанию поэту
и ей нужно конкретно вот это:

адекватный би-универсал в заход,
без лишних рифм, но "полиГЛОТ";
для дружбы и интима-
не проходите мимо.

Фейсситинг обязательное условие!...


...В субботу друг Рафа Шнейерсона Тит привел пару первоклассных девиц.


Где он их взял?


Почему Тит не приводил таких красоток прежде? Например, тогда, когда Рафу было тридцать?.. Или сорок? Или пятьдесят? Или даже – шестьдесят?...