Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Тарантина

Тарантина

Автор: Johnnie G.
   [ принято к публикации 20:12  05-04-2014 | Гудвин | Просмотров: 883]

Заимствуют посредственности, профессионалы — воруют!
Сабж

Часть 1


- Значит так, - сказал я. - мы похитим его младшую дочь и вовлечем в проституцию. Ее будут трахать толстые прокуроры. А затем натравим стадо свиней и снимем грязный порнофильм. Наладим сбыт стеснительным онанистам. Таким же, как ты, но с деньгами.


- Аллах всемогущий, - пробормотал он. - Я подозревал, что ты извращенец. Но не знал, что все так серьезно.


Сбоку возникла короткая официантка. Тесная ткань едва держала грудь. Я машинально протянул руку.


- Эй, - сказала она. – Убери лапы.


- Послушай, это важно. Бросай работу, и поехали с нами.


- За кого ты меня держишь? Я не шатаюсь с такими, как ты!


Я тщательно осмотрел ее габариты. Рабочая прореха меж зубами, изношенные коленки. Она явно лгала.


- Ладно, забудь. Неси пиво.


- Да пошел ты.


За нами наблюдал усатый бармен с гигантским брюхом. Кажется, в нем росла агрессия. Этот боров мог нанести значительный урон нашим телам.


- Все в порядке, – я махнул ему рукой. – Перепутал соски.


- Держи себя в руках, парень – сказал он. – Или я вышвырну тебя вместе с твоим таджиком.


- Я узюбек!


Я засмеялся и решил дерзко облокотиться, мне хотелось сохранить лицо. Но стол был липким от пива. Под моими локтями захрустела шелуха от фисташек.
За соседним столом рассмеялась пьяная девица. Уже около часа я следил за тем, как она растворяла сознание теплой водкой. Я рассчитывал на близость. Теперь она кивала на меня своим подругам. Вечер был испорчен.
Мы сидели в летней тошниловке, вокруг шумели нетрезвые аборигены. Они всегда здесь, всегда пьяны и готовы к потасовке. Я чувствовал себя своим.


- Так нельзя! Мы же не звери. – сказал он.


- Мы? – удивился я.


- Да!


- Верно. Действовать будем так...



Узюбек. ( До того как)



Мы познакомились в камере. В тот день я был пьян и открыто испражнялся на турникет. Он был похож на таджика и торговал арбузом у входа в метро. Мы были опасны для общества, нас изолировали.
Толстый сотрудник уничтожил бутерброд и сыто рыгнул. Камера пропиталась потом нелегальных эмигрантов. Что это, зачем я здесь? Во мне рос социальный протест. Я выплеснул его мочой на тюремную решетку.


- Эйй!


За моей спиной стоял маленький азиат. В его глазах был страх, восхищение и брезгливость. "Интересно" - подумал я. - знает ли он гимнастические приемы? Обрезан ли он? "


- Ноёб. – представился он.


- Отлично. – сказал я.


Оказалось, что это имя переводится как «редкостный». Редкостный Ноёб. Это то, что нужно.


- Ты случайно не таджик?


- Нет, я узюбек!


- Хорошо, тогда мы сработаемся.



Даша. (Шерше ля фам. Палиндром)

После двухлетней изоляции я был озабочен пробелом полового общения. Женщина… Выпуклость декольте, ветреность юбки, вагина. Интересно там, где тесно. Остальное – пусто, пресно.
Пустоту я заполнял алкоголем. Зачастил в гости к асоциальным элементам.
Даша появилась внезапно. Поговаривали, что она интересовалась выпускниками пенитенциарных домов. Смуглая стерва с зачаточной грудью. Ее короткий волос едва доставал до моих плеч.
Резко обнажив промежность, она увлекла меня гимнастическими этюдами в кровати. Неделю мы гастролировали по отелям. Порочная связь переросла в сожительство.


- Я не могу больше пить портвейн семерки на съемных квартирах. – сказала она. - Мне нужен берег в пальмах и Каипиринья через соломинку. Поэтичный восторг от рассвета. Не трогай мою пизду, говнюк!


Я отодвинулся и сел. Налил портвейна. Закурил сигарету, выпил.


- Сколько раз тебе повторять – кури в окно! – крикнула она.


Я поднялся и одернул занавеску. Стояла невыносимая жара. Из окна тянуло окрестным мусором. Группа ушлых воробьев щелкала навоз, матерились бездомные собаки. Она была права. Городское дно утомляет.


- Сделай же что-нибудь стоящее!


Может ограбить инкассаторскую машину? Я представил автоматную очередь, инородные свинцовые тела в организме. Меня вырвало на подоконник. Угроза физических увечий действует на меня дурно.


- Что? – спросила Даша.


- Забудь, - я вытер губы и допил остатки.


- Как это типично для тебя – блевать в окно. – сказала она брезгливо. – Ты всегда пытаешься уйти от проблем.


Черт, она видела меня насквозь. Нас связывает нечто более глубокое, чем похоть. Кажется, я начинал влюбляться. Нужно прекратить это блядство. Иначе оно закончится браком.
Даша откинулась на подушку и закусила тонкую сигарету. Как это типично для дерзких стерв – нарушать свои устои. Это мне и нравилось.


- Моя сестра-близнец, - сказала она, - оторвала бы тебе яйца.


- Она ревнива?


- Она умерла.


- Жаль. Мы могли бы устроить секс втроем.


- Я удавила ее в утробе, пережав пуповину.


- ?!


- Мне не нужны конкуренты.


Помолчали каждый о своем.


– Есть предложения? – спросил я.


- Есть. – сказала она. – мой отец - барыга антиквариатом. Две недели назад у него появился золотой лингам.

- Лингам?


- Ритуальный хуй, невежда. У тебя есть напарник, который способен пойти на ограбление?


- Ноёб.


- Таджик?!


- Узбек. – сказал я. – Я его приручил.

Когда мы уходили, я бросил прощальный взгляд. В комнате царил беспорядок, пахло тертым пахом. На подоконнике злые голуби клевали мою рвоту.


***

- Теперь о главном. – сказала она.


- Раздевайся.


- Уймись. У меня месячные.


- Есть варианты. – сказал я.

Она бросила тяжелый взгляд. Стало жутко. Видимо, я переборщил.


- Ты придурок. И поставь этот хренов стакан. Ты постоянно пьешь.


- Это не правда.


Она забрала стакан с водкой. Я взял пиво. Ее стервозность крайние дни хлестала борта моего терпения. Я матерился и трахал Дашу с огромным воодушевлением. Чем больше мы ссорились, тем крепче у меня стоял.


- Завтра вечером вы действуете по плану. – сказала она.


- Да, сэр.


- Никаких экспромтов.


- Да, сэр.


- Только не набухайся, я тебя очень прошу!


- Что?


Она достала пачку сигарет, вынула одну. Я щелкнул крикетом. Некоторое время Даша в задумчивости смотрела на меня, затем стала копаться в сумочке.


- Что там? – спросил я.


- Я взяла нам три билета. Два в Тибет, один в Таджикистан.


- А ты цинична.


- Почему? Я помогаю бороться с преступностью нелегальных мигрантов.


- Он узбек.


- Меня не ебут его недостатки.


Я достал сигарету и аккуратно взял стакан с водкой. Она не отреагировала. Тогда я осторожно хлебнул.


- А как же пальмы и Мохито через соломинку?


- Каипиринья.


- Ну да. – я снова отхлебнул.


- Я передумала. Мне нужен твой телефон.


- Зачем?


- У меня кончились деньги. Нужно сделать срочный звонок.


Я протянул ей мобильный. Она взяла его в левую руку, а правой схватила меня за мотню и посмотрела в глаза. Мы стояли не шевелясь. Близость взглядов определенно затянулась. Я схватил ее за зад, но она стряхнула мою руку и отстранилась. Затем вышла в другую комнату и закрыла дверь.
Я слышал ее голос и возбуждался. Кинув пару фраз, она затихла. Какое-то время она молчала. Когда я начал терять терпение, она вернулась и отдала телефон.

- Что ты там так долго возилась с ним?

- Ладно, иди сюда. – перебила она и расстегнула мне ширинку.

План (за день до)

- План такой - сказал я. – Мы снимаем квартиру на сутки. Она расположена над условленным местом.


- Что?

- Над квартирой Ферапонтова. Даша уговорит его открыть сейф. Ты спустишься с балкона. Я звоню в дверь. Он отвлекается, и ты вырубаешь его. Затем мы связываем их, забираем лингам и уходим.


- Я боюсь висоты!


- Да, но мы возьмем с собой блядей!

***


Хозяйка квартиры настаивала на документах. В ней отсутствовала вера в порядочность человека. Никакого доверия к ближнему. Я отдал ей предпоследний паспорт.
Затем позвонил сутенеру Ашоту.


- А щито, дарагой, нужьна баба? Дэньги ест?


Денег хватило на проститутку Свету. Ей было сорок три, и она страдала астмой. Я знал ее со времен дворового детства. Света воспитала во мне телесно-денежные отношения с женщинами. Я рассчитывал на дискаунт.
Остатками наличности мы убили вечер в подпольном заведении с игровыми автоматами. Какой-то бледный алкоголик спустил получку и впал в истерику. Охранники устроили драку. Ситуация накалялась, кто-то вызвал наряд. Мы поспешили удалиться.
Близилась ночь операции.


Ограбление


В просторной комнате играла музыка. Крикливая обстановка резала глаз. В ней чувствовалась фальшь. Мы явно переплатили.
Света опорожнила бокал, астматично рыгнула и заснула.


- Пора. - сказал я.


Ноёб опрокинул проститутку и вскарабкался сверху. Я не успел заметить, как он спустил штаны и вот уже его волосатый зад завертелся меж ног заснувшей Светы.


- Эй! – сказал я


- Эйй!


- Пора грабить, чертов таджик!


Это подействовало. Ноёб слез и оправился.


- Я узюбек!


***

Трель дверного звонка порядком надоела. Никто не открывал. Я стал стучать ногой. Дверь открыл испуганный Ноёб.


- Он мертв! Он мертв!


- Что?


Феррапонтов лежал на полу. Нелепо разбросанные конечности, лицо уперлось в лужицу тревожного цвета. Начинались неприятности.


- Я же просил вырубить, а не выпилить.


- Это не я, он так и быль. Так и быль!


- Щто делать? Щто делать?


Я переступил через тело и осмотрел комнату. Повсюду царил хаос. Дверца стенного сейфа была открыта. Видимо там был лингам. Даши пропала.


- Где Даша? – спросил я.


- Он так и быль. Он так и быль. – причитал Ноёб.


За окном противно завыла сирена. Контроль над ситуацией терялся. Необходимы действия.


- Мусора!


Теги:





9


Комментарии

Парень Чейза начитался. Заменить весь мат словом лингам, надеть на дашу "шляпу с автомобильное колесо", усадить всех в бьюик. И вот он наш дорогой Джеймс Хздли.



Автор, Догцову не читай.
Донцову.
#2 00:45  06-04-2014basic&column    
Класс. Чисто в стилистике жанра.

#3 02:06  06-04-2014Atlas    
смешно
#4 10:20  06-04-2014Вано Борщевский    
Искрометно и живо

+

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
15:53  17-08-2017
: [3] [Было дело]
Столкнулись в магазине. Не узнал её. Сильно изменилась, и только взгляд прежний. До пределов вкрадчивый. Льющий холодный свет глубоко в душу. Как-то даже обыденно всё вышло. Здравствуй! Привет! Как дела? - А разве могло быть по-другому?
Прошло много времени, но вот коснулся её ладони и дрожь по телу - как тогда, в первый раз....
В диадеме эмблемою лира.
Взгляд скользит, задержавшись на мне.
Ты ж была прошмандовкою, Ира.
Ты сосала хуи при луне.

За сараем в том дворике старом,
Где росла вековая ветла,
Как любая рублевая шмара,
Ты с проглотом по яйца брала....
11:48  13-08-2017
: [20] [Было дело]
Николай с сыном ходили по поселку в поисках работы. Не брезговали ни чем. Кому яму под туалет выроют да кирпичом обложат, кому огород вскопают, не суть важно. Главное, что пили всегда на свои. Когда пьют работяги, лодыри должны стоять в сторонке и ни пиздеть....
16:02  10-08-2017
: [8] [Было дело]
При ходьбе бубенчики позвякивали. Это было очень неприятно, но ничего с ними поделать не получалось. Прохожие возмущённо оборачивались, бросали недобрые взгляды, а некоторые даже норовили припугнуть, или прогнать. Хотя что он им сделал плохого? Ровным счётом ничего, кроме одного: он был....
17:22  08-08-2017
: [6] [Было дело]
Сеня с глупым видом. На берегу. В окружении берёз. В руках та часть удочки, на которую точно ничего не поймаешь. Просто толстая бамбуковая палка. Всё остальное в воду улетело. Кануло. Качается на волнах. В солнечных бликах.

И дядя Миша тут как тут....