Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Было дело:: - Гостиница "Клоунский фургон"

Гостиница "Клоунский фургон"

Автор: Вано Борщевский
   [ принято к публикации 21:51  08-04-2014 | Гудвин | Просмотров: 997]
По венозным трещинам выжженной степи спасались бегством насекомые. Черным трескучим потоком насекомые дистанцировались от невиданной со времен кочевых монголов вибрации.

Шатер цирка шапито церковным куполом врос в землю, всесторонне освещаемый густым оранжевым светом тускнеющих прожекторов. В полночь под хохот публики неожиданно умер четвертый день представления, которое было рассчитано удивлять и заставлять смеяться в режиме нон-стоп семь дней.

Цирк славился тем, что объединял в себе больше ста семейных династий из разных культур и народностей, которые мирно уживались между собой. Иногда.
Перед рассветом из войлочной степной темноты послышался лай тысячи собачьих глоток, как предвестников непогоды.
Бактериальным фиолетовым цветом облака в небе по отмашке грома лопнули, вывалив на землю переношенный в себе плод. Жадная до влаги земля не спеша разбухала, бугрилась, словно разбитые губы, вытягивалась в блядской улыбке.

Куда бы ни следовал цирк - за ним завсегда поспевал гостиничный комплекс из дюжины семейных фургонов. Оплата за съем удобств была предусмотрительно почасовая, чем пользовались многие артисты, скрыто или же нагло изменявшие своим семьям.

В замочную скважину белого гостиничного фургона после серии неудач попал-таки дверной ключ и в два оборота выключил непогоду для гостей.
Страстно целуясь и, как можно сильнее прижимаясь друг к другу, за порог ввалился пьяный дуэт.

Широкоплечая, как шпала - женщина клоун, одетая в розовые парашютные штанцы и черно-белую тельняшку с приколотым портретом Карандаша. Была она обута в огромные деревянные башмаки. Ее треугольный лакированный парик после встречи с дождем казался, каким-то грустным, ссутулившимся, последним гостем на празднике. Белила лица и красная помада клоунессы стекали по низу живота чернокожего воздушного акробата.

В одной набедренной повязке акробат выглядел, словно новичок в мире людей, спустившийся с высокого дерева, где он и его предки жили тысячелетиями.

Пол в фургоне был усыпан всевозможными цирковыми мелочами, которые часто выпадали из карманов заколдованных возбуждением артистов. Чертовы табакерки и маленькие бензопилы, километры связанных платков и бутафорские пистолеты, магические шляпы и шпаргалки с шутками. В углу стояла отполированная крупнокалиберная пушка для запуска в небо больных или безнадежно травмированных циркачей.

Женщина с разгона повалилась на лежбище, сломав дубовые ножки кровати. Извиваясь всем телом, словно растапливаемый на сковороде жир, женщина недвусмысленно выпячивала низ живота.
Чернокожий ловкач, сделав в воздухе сальто вперед, уткнулся лицом в бедра хохочущей клоунессы и застыл в позе «свечка», вытянувшись всем телом к потолку.

Дождь мерно постукивал по крыше фургона всю ночь, монотонным нашептыванием возвращая акробата обратно на дерево, а женщину на маленькую кухню в коммуналке. Вроде бы, все шло, как и задумывалось, но, к несчастью, бенгальский тигр разорвал эстонского дрессировщика. Из-за чего расписание цирка сместилось на час.
Дверь в белом фургоне бесшумно приоткрылась, и тень мужчины проскользнула через порог.

Худой и длинный, словно слега, мим в черном облегающем трико, победоносно включил свет и выпростал вперед руку с метательным ножом.

Его догадки оправдались, отчего в голове, что-то запенилось, забурлило, накатывало кровавыми волнами на глаза. Его жена, с которой он гастролировал уже больше двадцати лет, переняла моду с польских артисток, которые давали, если и не всем, то многим.

Мим ритуально поднял нож над головой, желая молниеносно сразить соперника, а потом будь, что будет. Будущее его не волновало.
Клоунесса в последний момент заметила мужа. Ее глаза и сфинктер расширились от ужаса.

Над кроватью, под самым потолком, сквозь стену проступило темное масляное пятно. Когтистой лапой пятно медленно стекало всё ниже к кровати, прицельно к чернокожему черепу.

Звериной жилкой почувствовав неладное, акробат оттолкнулся руками от головы дрожащей женщины и разрушая законы физики запрыгал по всему фургону, не оставляя миму ни шанса быть поверженным.

Многие вещи на полу от прикосновения к ним пришли в движение. То выстрел пистолета заставлял хвататься за сердце клоунессу, то мим увязал, как в зыбучих песках, в невидимых нитях из набора для фокусов. Но акробат всегда оставался на шаг впереди, пока в конец не измучившаяся от тревог женщина не побежала разнимать безумцев.

По природной неуклюжести она падала и спотыкалась через шаг, пока не поскользнулась на флаконе жира для растирания силачей.
Как неправильно взорванная башня, клоунесса падала вперед, вытянув шею и держа руки на груди.
Ее голова попала прямиком в жерло пушки, мим толкнул ее в корпус, а акробат во время очередного кульбита задел спусковой механизм.
В предрассветном небе, над пробитой дырой в фургоне, половина клоунессы смешалась с воздухом, выкрасив первые лучи солнца в смородиновый цвет.

Погоня прекратилась сама собой, как что-то больше ненужное, потерявшее всякий смысл. Мим выронил нож, с сожалением оглядел ноги жены на полу и отошел к кровати. В тумбочке у кровати всегда стояла теплая водка, вовремя заменяемая самим хозяином.
Мим открыл бутылку, достал две стопки и призывно махнул рукой акробату. Ловкач бесшумно запрыгнул миму на голову, и казалось, не причинял ему никаких неудобств.
Разлив водку по стопкам мим приоткрыл рот и, пожимая плечами, указал рукой на акробата, мол, ты же не насиловал.
Быстро выпил и налил по второй.
Брови мима пристыжено опустились к носу, губы дрогнули, а руки описали в воздухе круг, мол, сама сука виновата.
Выпили по второй и тогда ловкач набрался смелости и спросил.

- А у тебя еще жены есть?


Теги:





3


Комментарии

#0 21:51  08-04-2014Гудвин    
хорошо.
#1 21:54  08-04-2014Шизоff    
ага. чуть бы подчистить и вообще заебисью
#2 23:18  08-04-2014Черноморская рапана    
да. живописный текст +

бактериальный(?) фиолетовый цвет облаков смутил

"Ее глаза и сфинктер(?) расширились от ужаса." - ну и чего не сказать проще - обосралась. зачем читателя грузить терминами.

сразу видно что автор медик.
#3 08:43  10-04-2014Вано Борщевский    
#2

не, обосралась - моветон, а так, всроде, глаз не режет.
#4 08:43  10-04-2014Вано Борщевский    
/вроде/
#5 08:44  10-04-2014Вано Борщевский    
спасибо, кто осилил!
#6 10:50  10-04-2014Стерто Имя    
интересно.... строгают карандашей... коммуна такая.... гг

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:55  23-09-2017
: [0] [Было дело]
В ту ночь Петру Авдеевичу Скворецкому не спалось. Бессонница давила на него луной сквозь узкую щель неплотно задернутых штор, резала слух звонким храпом почивавшей рядом немолодой любовницы, уводила в топи смутных дум.

Мнилась ему жена Наталья....
13:53  23-09-2017
: [0] [Было дело]
По ‘небу’ неспешно плыли облака, рваный башмак, пластмассовая кукла с одним глазом и одной конечностью и ещё какая-то бесформенная дрянь, похожая на говно с волосами. Ветер надрачивал поплавок, навязывая тягомотину.
'Вот бы наоборот было – думаю – чтобы в небушке отражалось всё, что в реку насрато....
19:18  22-09-2017
: [7] [Было дело]
“Children show scars like medals. Lovers use them as a secrets to reveal. A scar is what happens when the word is made flesh.”
(Leonard Cohen, The Favorite Game)

Уже сложно вспомнить, в какой момент я вступил на запретную территорию и полюбил ее....
16:56  22-09-2017
: [1] [Было дело]
Максим Хренассер ненавидел свою фамилию. И ладно бы он был евреем – за принадлежность к этой благородной нации можно было как-то простить предков. Но нет! Он был обычным русским парнем с каким-то немецким прадедом в анамнезе. Фамилия оного прадеда потерялась где-то в бурные годы гражданской войны, безбожно переделанная неграмотным писарем в эту собачью кличку....
Да, вот ещё, томление. Томился Акакий Акакиевич точно, спелый, утомлённый жизнею баклажан на пару у домовитой хозяйки. Устремлённый, рыскающий по сторонам взор его то и дело втыкивался в углы, поналяпанные окружь опиатным озарением неведомого архитектора....