Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Берег турецкий

Берег турецкий

Автор: Леонид Очаковский
   [ принято к публикации 16:26  18-12-2004 | Амиго | Просмотров: 407]
Привет, Зойка! Поди снова заждалась меня? Ну, ты знаешь, что я всегда опаздываю. Надо уметь ждать. Нам все равно полтора часика подождать одного айзера придется. Сегодня мутим. Гашиш он обещал подогнать, да не простой, а марокканский. Из красного города Мароккеша. Так что ждем его в этом скверике. А чтоб скучно ждать не было, возьмем по пивку, потом еще, потом коктейль возьмем. Когда приедет, если придет, уже теплыми будем. И ни один мусор нас не тормознет. Гуляет парочка с баночками пива в руке, немного захмелели. А дома дунем.
Эх, попьем пива. Пьешь пиво - ссать будешь криво. Это Олина прибаутка. Да, моей. Да знает она про тебя, успокойся! Ты-то чего такая веселая? А, у тебя родители в отпуск сваливают. На сколько? Десять дней. И ты снова одна. Здорово! Значит, у тебя можно собраться и позажигать. Учту. Само собой, за хату тебя подогреем. Вес белого хочешь? А то как же! Разве ты мимо белого проедешь теперь.
Не знаю как ты, а я пиво люблю. Крепкое. А тебе какое? Коктейль хочешь? Ну, возьми «Отвертку». И пошли на лавочку.
Расскажу я тебе сейчас про свой отпуск. Отпуск без жены. В то самое лето. Когда я один остался.
Око Сехмет жарило по прежнему. Дождей не было. Москва затянулась дымом и гарью от лесных пожаров. Дни и ночи сменяли друг друга. Пачки беломора и обертка корабликов летели в мусорное ведро. Днем я работал, вечером бухал и лазил по Интернету, ночью круто торчал на травке и гаше. В горшке рост чудесный куст конопли. Маманя его заботливо поливала. Во второй половине августа стал чувствоваться конец лета, хотя жара не спадала Темнеть стало раньше. Это раз. И теперь к Викуле я приезжал не в сумерки, а в полную темноту. Под ее балконом второго этажа лежала целая куча бычков от беломора. Дворник что-то там не подметал. А второе - попалили тех корейцев, у которых я брал то, что мне нужно. Они быстро съебались из Москвы. И надо было думать о том, чтобы найти новые каналы. Никогда больше я не брал таких больших стаканов зеленки, как у корейцев. И план у них узбекский, а не хохляцкий и не кубанский. Надо было что-то делать, а чего - я не знал. Просто не знал. А кроме того, приближался мой отпуск. Выторгованный с трудом.
Директриса нарисовалась на фирме в середине августа. После кражи со взломом. Как говорится, подсчитала - прослезилась. За ее полуторамесячный вояж из фирмы непонятным образом исчезли семь лимонов. Не наличкой, само собой. Доча ее ловко разбрасывала по их же липовым фирмам финансовые потоки, да так ловко, что семь лимонов маманя недосчиталась. Как распорядилась она этими деньгами - Аллах лучше знает. Полагаю, что семь лимонов даже на кокосе не проторчишь сразу. Ушли ли они в общак к ее любовнику-бандюге, обменяны ли на кокос со спидами, пробухала ли она их в элитных кабаках, новую ли иномарку на них купила - не знаю. Да и не интересно мне это. Сидели мы с ее маманей три дня, пытались подсчитать, что куплено, что продано и по чем, куда кому платили - так ни хрена и не поняли. Был товар, были деньги - куда-то делись. Как - было несложно догадаться, а куда - маманя ее решила не ковырять. Или ковырять, но без меня. Отпуск по Трудовому кодексу мне полагался не ранее октября. Но октябрь отчетный период, в ноябре ожидалась ревизии ФСС. Поэтому я попросил отпуск в конце августа - начале сентября. Директриса сказала - ладно. И свалила в Швейцарию.
Ну, а дочка ее уперлась сначала рогами. Мол, потом, в конце августа она на три дня уезжает, я должен за главного остаться. А в сентябре надо зарплату начислять, налоги с нее подсчитать, отчетность по НДС сделать. Я долго доказывал ей, что зарплату можно начислить и в последний день августа, а данные об объеме выполненных работ (с этого объема и рассчитывались премии) все равно раньше 6-9 сентября не поступят. Ну, она уступила. И сказала, что первую неделю сентября я могу отдохнуть.
Тут еще неожиданно объявилась толстая Ирка. Давняя знакомая. Лимитчица из Кузбасса. Давным-давно она уговаривала меня сделать с ней фиктивный брак. Когда она узнала, что я женился на кореянке, она так ей завидовала и говорила про нее много гадостей. Узнав, что жена сбежала, она предложила меня познакомить со своей школьной подругой Таней. 35 лет с ребенком. Та на днях должна была приехать в Москву. Я ей честно сказал, что если та хочет выйти замуж с целью перебраться в Москву - я не против брака на чисто договорной основе. Не хочет - пусть идет на три веселые буквы. Бегать за ней и добиваться ее я не хочу. Выйдет замуж - жить буду с ней, но сердца ей не отдам, а любить буду свою жену. Узкоглазую кореяночку. Безответно.
Предчувствие отпуска началось за неделю до отъезда. Чтобы сэкономить деньги, я решил не ехать на ночь к Вике, а попросил ее прислать на два часа Юлю маленькую. За 2 косых. Договорились на воскресенье. На 16 часов. Утром мама поехала к своей подруге - само собой, жаловаться на меня. А я пошел ставить пломбу.
Что особенного поставить пломбу? А вот с этого-то и начался мой воскресный день. Врачиха стала уговаривать меня сделать обезболивание. Ну, я так терпеливый, а тут место болезненное. Согласился. Она баян достает и ставит мне в челюсть. Одна вмазка, вторая. Ждите, говорит, минут пять. А я чрез минуту почувствовал легкость во всем теле. Голова закружилась, кабинет поплыл пред глазами. И будто я вознесся на зубоврачебном кресле и полетел. Словом, ощущения неизвестного прихода.
Видимо я резко побледнел. Потому что врачиха уставилась на меня обеспокоено и спросила, как я себя чувствую. В глазах плыло, голова кружилась. Пиздато, ответил я. А, а чем меня вмазали? Кетамином? Нет, сказала она. Это ж не общий наркоз. Это сонапакс с новокаином. Так мне показалось тогда. Впрочем, не помню. А неплохо, подумал я. А если это по венам двинуть - что будет?
Острота ощущений вроде отошла. Ну, поставили мне пломбу, расплатился я и пошел себе. А ноги-то - ватные. И голова чемурная. Само собой, пиво беру. И с пива так захмелел! Короче, домой пришел сильно убитый.
Только пришел, залез в Интернет - звонок в дверь. Открываю - Генка! Сводный брат Оксаны, супруги младшего брата Наташки Дениса. Плановой кореец, отмотавший пятилетний срок за разбой в Ташкенте. Мой новый друг. Мы с ним гашиш покурили, обсудили где и как нам замутить травку по новой. Чрез два часа он ушел. Я ждал Юлю маленькую. Укуренным. Только новый косяк успел забить - приезжает Юлька. Травку она не курит, любила водку бухать. И пиво. И герой поставиться иногда. Несистемно. Я ей хорошего пива купил и шампанского. Поставили бокалы, сидим, бухаем. Я косяк курю и погружаюсь в знакомые ощущения прихода. Шампанским и пивом догоняюсь.
Как я люблю с девочкой? Поди знаешь уже? Да? И как же? Интересно, что ты отметила. Так, значит, сначала надо мне косяк покурить? Так! Потом пиво с сигаретами, потом, девочку взять на колени и полапать? Да! Потрепаться с ней, про любовь свою великую к жене рассказать, какая она неблагодарной и подлой оказалась она? Да! Именно так. А потом полезть под юбку, раздеть и потискать, погладить везде и засунуть. Да! Вот это для меня секс настоящий! Это тебе не засунуть - вынуть! Ну, и чтоб девушка пососала хорошенько. Ну вот, а Юлька с Викулей были на нашей свадьбе. Они хорошо знали мою жену и ее семью. Со всеми их достоинствами и недостатками. Мне было особенно интересно с ними пообщаться так. Юльку я впервые увидел в День защитника Отечества, когда мы вернулись из Узбекистана. Она мне сразу понравилась. Миниатюрная девушка, ростом 156 см, худенькая, в очках, правда, светленькая. Героинщица из Тверской области. Мне сразу захотелось тогда ее трахнуть. С тех пор прошло полтора года - я спал с ней каждые выходные. Само собой, не просто так, а за деньги. Ну и что? И тогда она сидела на моих коленях, я ласкал ее миниатюрные груди и говорил, какая у меня подлая жена, как она меня обломала, как мне хочется помочь ее ребенку. Юлька дала мне дельный совет - лавэ моей женушке не давать, а просто покупать ребенку сласти, фрукты, игрушки, вещи. Иначе эти деньги будут просто пропиты тещей или их прокайфует Наташка с братьями. Ну, поболтали мы так, пиво выпили, шампанское на половину. Юлька - в душ, а я в свою постель. Юля быстро помылась, пришла голенькая и стала ласкать мой член маленькими ручками. Он встал - а она и села на него. И давай скакать, сладостно постанывая. А у меня в этой позе, когда девчонка наверху сидит, член хоть и стоит, а кончить не могу. Она тащится, вся изгибается, потом трахались лежа на боку, потом я залез на нее, как мне больше нравится. И вот тут кончил сладостно. Мы полежали, оделись, снова за шампанское, покурили и стали одеваться. Я ее проводил, расплатился с ней, зашел купить пиво. Сижу и тяну девяточку, покуривая. Само собой, я никакой! В гавно убитый.
Вдруг звонок в дверь. Я думал, что маманя вернулась. Открываю, не посмотрев в глазок. А там стоит Ира-лимитчица со своей одноклассницей! Опа! Заходят они, носом закрутили - я ж по новой косяк забил. И сидел, приходуясь с бутылкой пива. Кухня вся анашой пропахла. Смотрят девчонки и переглядываются. А чего они увидели? Меня в трусах, свернутый из газеты пакетик на столе, пачку беломора, два бокала, пустую бутылку из под шампанского, целую батарею пустых пивных бутылок. Это на кухне. А в комнате, куда дверь открыта - смятая постель, резинки на полу и упаковка от них. Смотрят так, таращат глаза, а я сам глаза вытаращил. Потому что заходит вслед их девочка двенадцати лет. Это была дочь Иркина, но у меня мозги-то заклинило тогда. И я спрашиваю, еле ворочая языком: «Э, девчонки, а эту-то малолетку зачем притащили? Я малолеток не ебу». Они стоят, не знают, что сказать. Переглядываются. А я их спрашиваю - «Работаете? Так у меня уж девушка была, но можно и дальше отдохнуть. Пусть одна за вином пиздует!» Ира эта стала меня спрашивать - ты пьяный, что ли? Я - не пьяный я, а укуренный! Мне так хорошо! Ой, хорошо-то как! Девчонки, хотите накурю? И малолетку накурю, только потом пусть съёбывается, а вы оставайтесь. Два часа групповухи, сотка зеленых. Идет? Они этого не хотели. И поспешили свалить от меня. Само собой разумеется, что этой глистовидной Тани я больше не увидел. Да и не нужна она мне была. О чем не жалею, о том и не жалею. И никогда не пожалею.
Вот такое было предчувствие отпуска за неделю до него. А потом потекла обычная неделя моего планового лета. Как я тебе уже рассказывал. Отличалась это неделя только обилием заяв на отпуск. Я сам такую заяву накатал. А вроде за неделю 13 челам оформил отпуск и рассчитал отпускные. В том числе и себе самому. Во вторник мама предложила мне три варианта отдыха из той туристической фирмы, рядом с которой был ее офис. Я позвонил туда и со своего рабочего места обсуждал варианты.
Говоря честно, я много ездил, но никогда не понимал запросов московского офисного племени относительно отдыха. Чтоб близко к морю, балкон на море да еще клуб чтоб при отеле был, да телевизор в номере, да еще, да еще. Вот что на отдыхе надо? Море, пляж, какая-то крыша над головой (какая - по барабану, ты ж за тысячи километров летел не в номере сидеть и тем более не телик смотреть), кондиционер (а вот это сверхважно! - тяжеловато без него, раз отдыхал без кондиционера с маманей, нам не понравилось), столовая. Хавчик - важно. На свежем морском воздухе пробивает на хавчик. Без полупансиона дороговато будет. А обедать тоже надо. А если взять полный пансион? А ежели все включено взять? Ну, это когда к еде еще и местная выпивка прибавляется. И я попросил найти самый дешевый отель с кондиционером по системе «все включено». Чрез два часа мне позвонили. Нашли такой отель. За 325 баксов за неделю. Где-то под Кемером. Попросил забронировать. Вечером дал маме загранпаспорт и лавэ, чтоб она взяла путевку. На следующий вечер путевка с авиабилетами лежала у меня на столе.
В пятницу накануне отпуска я надавил на худую Катьку, чтоб она предоставила мне сведения о всех невыходах на работу за август. Женька заболела, чем-то объевшись, мне никто не мешал. Я сделал табель и начислил всем оклад и отпускные. В том числе и себе. Помнится, что в августе больничных не было. А только одно пособие по рождению ребенка.
Вечером я рассчитывал получить денежки. А вот это было проблематично всегда. Надо было для этого говорить с толстозадой Анькой. Говорить с ней малоприятно мне было всегда, а ей говорить с любым о выдачи зарплаты было еще неприятнее. Она предпочитала съебаться от такого разговора. Так и сейчас. Едва я подошел и заговорил с ней об отпуске, она стала допытываться - выйдет ли в понедельник Женька на работу. А я знаю? - ответил я. Говорил с ней, она болеет, больничный не берет. Обещала выйти. Ну ладно, поезжайте. Пробурчала мне Анька. А денежки? Какие денежки? Оклад плюс отпускные. Отпускные пожайлуста, а зарплата пятого - так мне она сказала. Эх, крыса ты кокосовая - так я подумал. Понял уже, что она торчит на кокосе.
Я бы мог сказать, -начал я, что согласно трудовому законодательству Вы должны со мной рассчитаться до отпуска. Но я знаю, что Вам на законы хер положить. А давайте по понятиям.
Аня подняла голову и пристально посмотрела на меня своими расширенными зрачками. Взгляд ее из подлобья (кажется, она была близорукой, но не носила ни очков, ни контактных линз) был тяжелым и недобрым. Ничего хорошего не предвещал. Каким понятиям? - спросила она холодно.
А таким. Главный бухгалтер - это всегда свой человек, начал говорить я, смотря мимо Аньки. А своих не обижают. Пятого меня здесь не будет, мне нужны деньги на отпуск. Месяц кончился. Я его отработал. Если бы Ваша мать здесь была, я бы давно уже ушел с деньгами домой.
Ну хорошо, пробормотала Анька. Но мне надо проверить расчет. Сейчас я занята, подождите немного.
И стала разбираться с экспедиторами. Это была попытка взять меня измором. Может, устану ждать и свалю домой. Я только плечами пожал, уселся на стул у двери и стал ковырять в носу. А чего еще делать? Назло ей дождусь. Странные у нас отношения были. У нее было одно неоценимое качество - она понимала, что в учете ровным счетом ничего не понимала, и поэтому в бухгалтерию нос не совала. Бухгалтерия для нее была черным ящиком. Видела, что входит и что выходит: отчетность и налоги. Отчетность всегда сдавалась в срок и сделана была грамотно, вопросов у налоговых органов не было. Налоги платились строго в срок и аккуратно и столь же грамотно минимизировались. По работе вопросов ко мне у нее не было. А вот как люди мы взаимно друг другу не нравились. Она чувствовала во мне человека иного духа, чувствовала, что ее нравоучения меня только веселят. Что я совершенно чужой ее миру. А я ее тихо презирал за то, что проработав 8 лет, она не знала, к какому числу надо платить НДС. За ее вечное нытье на непосильное налоговое бремя. Ноют те, кто вообще налогов платить не собирается. А ведь все равно платят. В карман только. Чинушам, ментам, братве. В карман сунуть проще. Головой думать меньше.
Сидел я и слушал, как она в соседней комнате разливалась соловьем с очередным экспедитором. Поет соловьем - значит наёбывает. Это все уже знали. А в отделе вэнселлинга собрались экспедиторы, ожидавшие ее аудиенции. Они травили анекдоты, ржали над ними, грубо заигрывали с девками - Катькой и Машей. Девчонки с ними то шуточно переругивались, то нежно ворковали. А интересно, подумал я. Здесь двадцать пацанов экспедиторов и еще двадцать водил. Иные со златыми цепочками. Эти девки отсосали у кого-нибудь? Смотрел на девчонок и думал о своем. Маша своей комплекцией мне больше нравилась. Вот почему я не могу так же себя с ними вести? Пошутить, потрогать за талию, вместе посмеяться? А не могу. Для этого надо что-то сломать во мне. А ломать не хочется. Да и лапать не хочется. Не могу и не хочу - вот что вернее. Полапать уборщицу, старше меня на 12 лет, и буфетчицу Юлю - нет проблем. Или просто побазарить с ними за жизнь. И за постель тоже. А здесь - просто не хочется. Отчего? Девчонки-то симпатичные. А чего мне им сказать? Пожалуй, нечего. Почему? Не знаю. И скорее всего никогда не узнаю. Скорее всего ничего кроме вопросов про невыходы экспедиторов и отгрузку и вертевшейся постоянно в душе просьбы-вопроса - даешь? у меня к ним и не было. А если всем давать, поломается кровать. На хер я им нужен. Так и они мне не нужны.
Водочки бы с огурчиком сейчас - пробасил развязный экспедитор. А тебе только водочки да девочку - строила ему глазки Катюша. -А расслабиться-то надо после рабочей недели, продолжал тот. Что может быть лучше ста грамм и симпатичной мордашки рядом? Разве без этого отдохнешь? Вот как думаете, Леонид Владимирович? - неожиданно обратился он ко мне. А зря! Я ж и без того злой от ожидания.
-Отчего же - начал я отвечать медленно. - Есть и другое. Для иных это все может заменить. Все-все. Для полного отдыха четверть грамма лучше ста грамм будет.
Девчонки с интересом уставились на меня. Экспедитор заржал.
-Пипеткой отмерять что ли? Это только на язык капнуть.
-Это не на язык надо. Это в ноздрю, а лучше - по жилам двинуть, сказал я.
Воцарилось молчание. Теперь на меня с интересом смотрели все.
-Что это - спросила Катя. И как это - двинуть по жилам?
- Белый. Чек героина - сонно ответил я. - А двигают просто. Насыпают в ложку, заливают аккуратно водой, кипятят на зажигалке, заправляют инсулинку чрез ватку от фильтра, ставят в вену, берут контроль - и раствор поршнем в вену двигают. А чего, Катя, это можно попробовать. Хочешь?
Экспедиторы громко заржали. «А ведь научит их!» - гоготнул тот парень, что обратился ко мне. А девчонки сконфузились почему-то. И тут видно что-то сдохло в лесу. Катька вдруг стала кокетничать со мной.
-А Вы такой интересный человек, Леонид Владимирович, - жеманно говорила она, вертясь на кресле. - От Вас такие словечки услышать можно.
-Какие? - спросил я.
-Которых я нигде больше не слышала и не понимаю.
-Спрашивай - объясню, усмехнулся я сонно.
-А жена Ваша эти слова понимала?
-А как же! Она ж винтовая, ответил я.
Глаза Катьки и Машки казалось вылезут на лоб.
-Ка-кая? -спросила Машка. Даже привстала.
-Винтовая. Винтом ставилась. Нечасто, но ставилась. Ну, первитином. Его еще первинтином называют.
Девчонки и парни тихо хуели. Я это видел. И мне это было в кайф. Как раз закипел чайник. Катя принялась всех поить растворимым кофе. Предложила и мне. Я отказался. Говорю, что лучше себе чифирок заварю. А чего, пошел, сварил, вернулся. Курю - вечерами все в офисе курили - потягиваю из кружки. Катька собирается сваливать с работы, Машка оказалась в центре мужского внимания. Про недавний базар все забыли.
Минуты текли, складываясь в час. За час с лишним Анька расплатилась почти со всеми. Один экспедитор, получив зарплату, стал звонить какой-то Лене. Леночка, давай встретимся. Возьмем водки, конечно, посидим, выпьем, и секс до утра. Лена видимо его обломала. Потому что он тяжело вздохнули сказал - как все запущено. А если только вечером? Но Лена не хотела давать и вечером только. Он только вздохнул - эх! И повесил трубку. Не дает, поинтересовался я. Чифирь поднял тонус и настроение. Угу - сокрушенно вздохнул он. За бутылку пива дам телефон хорошей девушки. Работает по тарифу. Час - полторы косых, два - две, ночь - три двести. - предложил я. Парень подумал малость и отказался. Но крепкое пиво мне все же принес. И телефон Вики взял.
Пока я тянул пиво, последний экспедитор вышел, а я зашел. Анька сидела усталая за столом и курила. Споры с экспедиторами ее измотали. Со мной спорить ей уже не хотелось. Сказала, что минут 15 ей надо отдохнуть. Пред ней стояла бутылка французского коньяка. Наливает мне. Говорит - за Ваш отпуск. Чокаемся, бухаем. Курим, Пошла вторая, третья. В голове шумит. Спрашивает, куда еду. Говорю, под Кемер куда-то. Она заулыбалась. Желает приятного отдыха. Спросила - 9-го выйду ли на работу. Говорю - выйду, разве только что самолет разобьется. Анька уверяет, что этого не будет. А мне тогда жить не хотелось. Я б против такого расклада не возражал. Подписывает, иду к Машке, та отсчитывает деньги. А я ей спел:
«А мы на съеме, и снова пьяно-пьяно,
Давайте деньги, очищены карманы,
В карманах кэмел и три пакета плана»
И ухожу довольный и хмельной. А она снова задумчиво смотрит мне вслед. Нечего смотреть. Давать надо! Так начинался мой отпуск.
Суббота проведена в Интернете с коротким выходом в обменник. Рубли переведены по большей части в доллары и в евро. Раньше я радовался любой поездке. А теперь - нет. Было такое чувство, что не на курорт еду, а на каторгу. Так я и сказал Викуле, разговаривая с ней по телефону. Почему? А хер знает. Мне без жены тошно было. Уезжал-то я 1 сентября. А прошлым годом я в этот день провожал своего пасынка в первый класс. Как мне хотелось бы провожать его каждый год в школу 1 сентября! А поехать бы с ней и с ребенком на курорт. Это было бы еще лучше. А так чего? Только в море покупаться. А вечерами бухать по черному. Что этого мне не миновать - я знал из своих майских поездок.
Рано утром 1 сентября я встал, похавал, посмотрел почту по компу. Взял заранее сложенную сумку большую с вещами и свою постоянную сумку. С которой на работу и в Академию родную ходил. Положил туда пакетик с мускатными орехами, захавав 4 орешка в туалете, а в задний карман - початый грамешник гаша. Только я из фольги его вынул и завернул в тройной слой толстого целлофана. Так мне казалось будет безопаснее. Беру вещи и пиздую из дома. Электричка, Киевский вокзал, Белорусская, Речной вокзал. Беру там два блока сигарет на неделю, 5 банок девяточки. Сажусь на маршрутку и еду в Шереметьево-2. Заранее. Быстро оказываюсь там. Вылезаю. Ставлю сумки у входа, открываю банку пива, подкуриваю сигарету. Как обычно, тяну пиво и курю. Надо мной проносятся самолеты. Скоро я сяду на аналогичный борт и помчусь по воздуху. А пока постою, покурю, поглазею на девок. Может, повезет, какую-нибудь немочку поимею на море. А может - и нет. А что будет, то и будет.
Я всегда любил и люблю быть в дороге. Куда ехать - неважно. Лишь бы ехать, плыть, лететь. Больше всего мне нравилось ездить на поезде. В каком вагоне? Да по хуй, хотя бы и в общем. Ездил и так более половины суток. Чаще всего в купейном. Раз - в СВ. Иногда в плацкартном. А хрен его знает. Может, и в «столыпине» придется ехать, тьфу-тьфу! Все равно, куда и как ехать - лишь бы ехать. В дороге есть свой кайф - дорожный. Дорога вырывает из обыденности существования. Есть в Агаде сравнение праотца Авраама с сосудом мирра. Стоял запечатанный сосуд - никто о нем и не думал. Сосуд покатили - пошел запах. Праотец Авраам вышел из земли своей, от родства своего и из дома отца своего куда глаза глядят - и стал другом Божиим. На людей посмотрел, себя показал. На людей в иных странах я смотрел с удовольствием, мне нравилось присматриваться к их жизни, а себя показать - стремления не было. Хотите - смотрите, хотите - нет, мне самому по себе было хорошо. Он - сам по себе. Так характеризовала меня моя жена. Дорога - это приятно. А после дороги погрузиться в волны Средиземного моря - еще приятнее.
Орехи начинали тихо впирать. Скурив три сигареты, я допил пиво. И пошел в чрево аэропорта. Первым делом - в уборную. Слить. А потом целлофановый сверток из кармана перекочевал ко мне под язык. Смотрю в зеркало. Вроде ничего незаметно. Иду к табло и смотрю. А! Уже регистрацию объявили. И терминал высветился. Заполняю декларацию и иду чрез таможню.
Вообще, это не стремно и не впервой - ходить непустым чрез таможню. Надо знать просто, какая она. Меня шмонали таможенницы в Бресте, а что везу два килограмма икры и дорогую медтехнику в своем бауле - не поняли. Выложили вещи, осмотрели, говорят - все в порядке. Правда, спросили, что это за аппарат. Я им стал гнать, что инвалид, больное сердце, вот надо мне измерять самому показатели сердечной деятельности. Это захавали. А девчонку в соседнем купе заставили догола раздеться, потому что она кулончик золотой, что на ней был, забыла задекларировать. Раз одно утаила, значит, и что-то другое могла утаить. И чего? А ничего! Разделась, присела. Ничего не нашли. А в Шереметьево по отношению к пассажирам рейсов на турецкие курорты вообще никакого контроля таможенного. Показываешь паспорт с декларацией, спрашивают - сколько валюты, просвечивают багаж - и иди дальше. Таможню я прошел без напряга.
Очередь на регистрацию. Стою, показываю загранпаспорт и билет, прошу место у окна. Люблю смотреть в окно. Получаю его, сдаю багаж и прохожу на паспортный контроль. Пограничница в чине лейтенанта смотрит на фотку в моем паспорте, потом на мой фэйс. Сонно забивает серию и номер в комп. Минуты две ждет ответа. В списках я не значусь. Лепит штамп в паспорт. Все! Я прошел в зону дьюти-фри. Туалет, комочек гаша из рта в карман, сливаю. И иду гулять по этой территории. До посадки на самолет еще около часа. Что делать? Погуляю, посмотрю.
Вообще, странное дело это дьюти-фри. По идее там должно быть все дешевле, потому что товары там пошлинами и косвенными налогами не облагаются. Понятно, что предметы роскоши, элитный алкоголь и без всяких акцизов и пошлин будут недешевыми. Но посмотришь эти магазинчики в Шереметьево - там цены зашкаливают. А вот взять аэропорт Бен-Гурион под Тель-Авивом. Там разные цены. Побродив, можно выбрать что-то для себя вполне приемлимое и выгодное. Наверное, и иностранцы здесь тоже что-то выискивают для себя более приемлимое, чем у них. Старикашка-немец, мамин начальник, всегда здесь отоваривался. Магазинчики эти меня не интересовали. У меня было примерно полторы косых рублей. И я подумал - а может, мне побухать в каком-нибудь баре? Подумано - сделано. Рассматриваю прейскурант в ближайшем баре на втором ярусе. Думаю - а чего взять? Мне нравился ром. Беру 100 грамм рома и кружку пива. Коктейль «Кровавая Мэри», которым меня всегда угощал шурин Стас, и фисташки на закуску. Плюхаюсь за стол. Ром, пиво, сигарета, снова ром, пиво с фисташками, коктейль, пиво. Беру водки. «гжелку» Любимую водку моей жены. Сто грамм, еще сто грамм, еще пиво. Бармен меня одобряет. Мол, пред полетом это хорошо. За соседним столом сидит парочка. Смотрят друг на друга веселыми глазами. Эх, везет же людям! Хотя..... Хотя эта холеная пара никогда не знала похоже восторгов своего вознесения на приходе. Не погружались в темный колодец, не летели среди звезд, не созерцали обе бездны. Не приветствовали Князей Ада. И те не отвечали им кивком головы.
Алкоголь неожиданно шибанул по мозгам. В глазах все поплыло и стало фиолетовым. Орехи наконец вставили по полной программе, А чего я им завидую? Может, он просто снял ее за эту поездку, а потом снова разбегутся. И останется у тебя, тоже бородатый мужичок, снова тоска, водка да рыбалка. А дивную траву забвения ты вряд ли знаешь. И не узнаешь уже. Разве только со мной подружишься - и я поделюсь с тобой своим бесом. В глазах потускнело, звон в ушах. Ты со своей тёлкой сидишь, а мне и так хорошо! Самому по себе. Пиздато! Пред глазами поплыли фиолетовые круги. Я тихо засмеялся. И не мог остановиться. Я пёрся с орехов. И со спиртного. Дудки! Я все же не на каторгу, на курорт еду. И ебал я всех в рот и жопу. На текущий момент мне хорошо самому по себе. Стали объявлять что-то. Прислушался. Посадка на мой рейс. А я хорошо посидел. Час протек незаметно. Допиваю пиво, встаю на немного гнущихся ногах и иду. В туалет. Сверток перекочевывает снова под язык. Ведь впереди спецконтроль. Вдруг заставят карманы выворачивать? Потом пошел. Очередь, сумку на резиновую ленту, сам под металлоискатель. У меня ничего не зазвенело. И сумка внимания не привлекла. Пошатываясь шел по трубе в самолет. Симпатичной стюардессе показал посадочный талон. Плюхнулся на свое место у иллюминатора. Достал платок. Посморкался. Кашлянул. Будто сплевываю. А сам гаш - в платочек да в карман. Там заботливо его выковырял из носового платка. Чтоб не потерять. Учись, Зойка! Это как поется «У вертухаев опять облом...» Учись ходить непустой чрез таможню! Пригодиться по жизни! Чего? Говоришь, что и на гоп-стоп брать научу немного погодя? Не, это не ко мне. Это к Оле надо обращаться. Она тебя может научить и скокарству и гоп-стопу и мокродельству. А чего - одного парня уже замочила.
Сумку - под кресло, застегиваю ремни. Жду. Мне весело и хорошо. Рядом со мной садятся две женщины. Судя по всему мать и дочь. Мать - довольно симпатичная, а дочка - некрасивая. Худующая, с искусственной завивкой светлых волос, тонким кривым носом, маленькими глазками. Почему-то она мне напоминала куницу профилем. А мне весело. И я стал напевать про себя свои песенки. Про план, про дурь. Пока пел, захлопнули люк самолета. За бортом самолета что-то загремело. Шум моторов усилился. Вдруг бетон пополз назад. Самолет тронулся. Его буксиром откатили от здания аэропорта, двигатели зашумели еще сильнее. Разворот. Здание аэропорта стало уходить вбок. Самолет медленно поехал своим ходом, объезжая столбики и полоски на бетоне. В иллюминаторе медленно текли антенны и радиомаяки. Площадка, рулевая дорожка. И расчерченная полосами взлетно-посадочная полоса. Выехав на нее, самолет замер. Двигатели дико взревели. Стены стали слегка вибрировать. И самолет понесся набирая скорость по взлетно-посадочной полосе. Подрагивая на бетоне. Тряска и скорость увеличивались, под полом громыхали колеса шасси. Вдруг толчок вниз, тряска и громыхание колес разом обрываются. Самолет оторвался от земли. Мы летим. Под нами проплывает ограждение аэродрома. Земля уплывает вниз и чувствуется, как нос самолета задирается вверх. Слегка подташнивает.
А прикольно смотреть, как самолет набирает высоту. Медленно удаляется земля, потом самолет входит в рваный туман облаков. Становиться темно. А потом ты видишь под собой снежные белые купола туч. Даже самые черные с земли тучи кажутся сверху белоснежными горами и башнями. Тогда было мало облаков. Землю только прикрывало слегка марево лесных пожаров. И яркое солнце сверху. Видеть все это удолбанным орехами было приятнее. Где-то полчаса самолет набирает высоту. Как только разрешили двигаться, отстегиваю ремни и иду в туалет. Ссать хочется. Пивом-то набухался.
Сижу, смотрю в иллюминатор на проплывающую далеко внизу паутину дорог, кочки домиков, ленты речек, пятна озер и лесов. Летим на юг, леса становиться заметно меньше. С 1999 года рейсы перестали лететь чрез воздушное пространство Украины. Выходили чрез ворота воздушные Краснодарского края. Внизу- полустепи, речки, озерца, городки, поселки и деревушки. И бесконечная паутина дорог и линий разных. А я смотрю на эту красоту и пою себе. Не замечая, что пою уже в голос и громче. Слышу, соседка постарше говорит дочери - вот умеет человек отдыхать: еще в аэропорту начал. А то! Самому себе надо приятное сделать - я это умею. А дочка ее говорит - интересно, песни вроде как бы русские, а слова-то непонятные! Она ж ближе ко мне сидела. Мне так смешно стало. Хавчик нам в пути принесли, хаваем, я свою банку пиво достаю и тяну его. Жаль, что в полете курить нельзя. Похавали - а под нами уже катит свои волны Черное море. Все плывет в глазах. Сижу, втыкаю. Клюю носом и незаметно зарубаюсь.
А когда проснулся - самолет уже летел над голыми горами Турции. Трудно представить себе что-либо голее турецких плоскогорий, если не летал в Египет. Но египетские пустыни еще голее. Горы, дороги. Ага, озеро, обложенное как льдом солью. Значит, почти прилетели. В голове гудит. Видимо, я перебрал спиртного. Сушняк во рту. Подташнивает. А, пакет для рвоты есть. Блевану на посадке, так блевану. Достаю еще банку пива и открываю. Пью. Становится легче. Зажигаются надпись - пристегнуть ремни. Я пристегиваю. Горы начинают медленно приближатся. Объявляют предстоящую посадку. Стюардессы усаживают ходящих и занимают место по расписанию. Нос самолета наклоняется вниз. Где-то сбоку появляется море, бухта Анталии, усеянная множеством судов. Земля начинает наваливаться снизу. Видны маленькие волны. Дома растут. Машины едут как игрушечные. Ощущения - будто в яму проваливаешься. Дома, дома, речка, колючка, бетонные полосы. Удар - самолет затрясся и покатился по турецкому бетону, тормозя рулями и заслонками. Катился по взлетно-посадочной полосе, сбавляя скорость. Трясти перестало. Медленно самолет выехал на рулевую дорожку и подрулил к зданию анталийского аэропорта.
Пока соединяли люк со шлюзом, я аккуратно зажал гаш в платок, кашлянул, сплюнул в платок свой, а гаш снова оказался под языком. Разрешили выход и людской поток хлынул навстречу влажному душному турецкому воздуху. Пошел и я. Аэропорт за три года особо не изменился. Только визы подорожали. 15 баксов вместо десяти. А лира еще более упала. В паспорт мне вклеили визу, потом очередь, печать на въезд, получение багажа, поиск автобуса, погрузка сумки в автобус. Залезаю в автобус, плюхаюсь на сидение. Снова кашель, платочек. Гаш снова оказывается в кармане. Все контроли пройдены благополучно. Достается новая банка пива. И выпивается в пути.
Кемер - он к западу от Анталии. Ехать час. Дорога идет в основном вдоль моря. Несколько туннелей. Очень красиво. Мне вообще нравились турецкие пейзажи. За мной сидели мои соседки по самолету. Мать с дочерью. Оказывается, мы еще в одном автобусе едем, да как оказалось в один отель. Они обсуждали, где лучше менять валюту на лиры. Я им сказал, что на почте курс самый благоприятный. Разговорились. Мать рассказала, как они радовались за меня в самолете - вот умеет мужик отдыхать. Только вот интересно, много непонятных слов есть в песнях. Я им сказал, что это были наркоманские песни. Дочь ее встряла - вот видишь, я так и поняла сразу. Ей это было интересно - так мне показалось.
Болтая мы и доехали до Кемера. Начали развозить по отелям. Всех развезли, а когда 7 человек осталось, нас повезли снова в горы. Оказывается, отель-то наш был на склоне горы и эту гору надо было объехать. Это даже не Кемер был, а какой-то другой городок, название которого я и не запомнил. Автобус свернул и остановился у кладбища. Все, приехали. Все вылезли, взяли баулы свои и пошли вниз. Там и был отель, весь оплетенный разной красивой растительностью. Маленький, трехэтажный, очень уютный. Входим в холл. Начинают нас регистрировать и размещать. Персонал говорит по-русски. Это не турки, хотя там и турки были. Это были выходцы из нашей Средней Азии. Как потом узнал - киргизы. Довольно быстро собрали наши паспорта и ваучеры, записали и выдали ключи. Потопали все сами. Никаких носильщиков. Киргизы-то знают, что никто чаевых не даст. Да и турки уже нашу публику изучили. А чего за понты? Я сам свои баулы дотащу, мне ж не в падло! А 3-5 баксов в падло давать, ежели я сам донести могу.
Номер маленький, чистый, уютный. Душ с сортиром. Шкаф, тумбочка. Балкон со столиком и парой стульев. Раскладываю вещи и хочу купаться. Пытаюсь сориентироваться, где море. А моря-то и нет поблизости. Около шести по местному времени. Скоро начнет темнеть. Решаю не идти искать пляж, Раздеваюсь, купаюсь в бассейне. Плаваю, наслаждаюсь движениями в воде. Плавать - это я люблю. Вылезаю, вытираюсь. Сажусь в шезлонг, начинаю курить. Какой-то немец с татуировкой на плече идет к барной стойке и берет пиво. А тут же все включено. Я тоже прошу пива, Бутылочка и бокал. Я пью из горла и курю. Не немец же я. Хотя отец - немец. Но приучить меня есть с ножом и вилкой мать так и не смогла, как не билась. Мне становиться совсем весело. А чего? Буду здесь жить, хавать и бухать. Это затея хорошая. Проверю. Допив пива, прошу стакан вина. Гласс оф вайн. Получаю. Бухаю, курю. Хмелею. Лезу в бассейн. Собираю шмотки и топаю в номер. Семь часов скоро. Ужин. Я плескаюсь в душе, переодеваюсь и иду к бассейну же на ужин.
Занимаю место, беру тарелки и иду за шведский стол. Набираю себе разношерстный ужин, беру свой любимый томатный суп. Отношу и беру себе выпивку. Пиво и вино. Сажусь и ем. Бухаю. Поев, начинаю просто бухать и курить, глазея по сторонам.
Собираются постояльцы отеля. Публика разношерстная. Немцы из восточных земель, поляки и наша советская публика. Э, Зоя, как была эта публика советской, так и осталась. Да и мы с тобой - советские люди. Самые настоящие. Из шкуры своей не выпрыгнешь - даже пробовать бесполезно. Как оказалось позднее, московская, подмосковная и, как это не странно, ямальская. Та парочка, которой я было позавидовал в баре в Шереметьево, мать с дочерью, к ним еще какая-то очень симпатичная девчонка примазалась, бугай-парень (как я и догадался - охранник с рынка он был), две симпатичные девчонки из Ямало-Ненецкого округа. Какая-то семейная пара с детьми. Все знакомятся. Я с ними тоже. Прут орехи. Хмельной. Становлюсь развязным. Общаться легко. Но по своей тематике. А давай-ка возьму ракэ. Турецкую анисовую водку. Заказываю. Наливают сто грамм прозрачной водки. Разбавляют водой. Она становится похожей на сперму. Пахнет анисовыми каплями. Сажусь на свое место. Осторожно пью. Это я сейчас водку бухаю нормально более менее. А раньше меня от нее выворачивало. Сильно тошнило. Но ракэ пить оказалось приятно. Хороший вкус, немного горчит, никакой тошноты. Пьется легко, а по мозгам дает нехило позднее. Раз выпил - понравилось. Беру еще пиво и ракэ. Во, какой ништяк, когда все включено. Турецким пойлом тоже можно набухаться. Как эта белобрысая Оксана говорила? До фиолетовых котов. А у меня сегодня и так в глазах все фиолетово от муската и выпивки. Поиметь бы кого. Вон та девчонка в синем платьице с открытой грудью мне бы трахнуть. И ту светленькую девчонку с хвостиком в черной кофточке и брючках. Эта которая с дочкой и мамашей тусуется. А милую киргизочку из приемной - само собой! А хер кто даст. У девчонок полным-полно своих заморочек. Все может быть, все может статься, кому давать и с кем остаться. Олин афоризм. Девичьи думы. Потягиваю ракэ, запиваю пивом. В голове сильно шумит. Шары матовых фонарей, освещающих эту столовку у бассейна, тихо колышутся. Откидываюсь на спинку стула, глубоко затягиваюсь. А пошли все девки на хуй! Кого мне надо, со мной нет. Нет моего солнышка корейского, нет ее милого мальчика! Какие красотки заменят мне нее? Да никто! Никто и никогда! А потрахаться хочется. И что? Нет, дорога, устал я, и все устали. Сегодня, пожалуй, лягу спать. Вот допью. Я и орехами удолбался и наклюкался изрядно. Надо идти спатьки. И взять с собой бутылочку вина. На опохмелку ночную. Купаться не буду. Иду, прошу бутылку, дают маленькую и бокал. Покачиваясь, возвращаюсь в номер. Осознавая, что скорее всего так и буду возвращаться в свои оставшиеся курортные вечера. Бокал и бутылку ставлю на тумбочку, ложусь на кровать и проваливаюсь в сон. Крепкий сон без сновидений. Успеваю пробормотать мамину присказку: «спи на новом месте, приснись жениху невеста».
До 3 ночи мне никто не снился. Проснувшись, я стал тянуть вино и курить. Забить косяк было лень. Бокал вина, три сигареты и уснул снова. И под утро мне приснилась невеста. Бля! Это была девчонка с короткой стрижкой, зраком в точку и пробитыми венами. Чрез семь месяцев именно такая пришла ко мне домой. Оля вылитая! Маманино гадание на этот раз сработало.
Проснулся я в 7.25. Потекли мои курортные деньки. Как они проходили? Да обычно. Просыпаюсь, курю лежа, потом в душ, потом строгал гаш и забивал косяк, косяк в пачку с сигаретами. Около 8.20 иду в столовку завтракать. Завтрак оставлял желать лучшего, но чего ждать от дешевого отеля? Я и не ждал ничего особенного, кроме того, что буду сыт. Спокойно накладывал себе сыра и брынзы, помидоров и маслин полную тарелку, брал единственное горячее блюдо - горячие яйца и масло, хлеб. И садился за стол. Наливал себе сок и заказывал пиво. И завтракал, потягивая сок и пиво по очереди. Потом кофе, потом сваливал в номер. Собирался на пляж. Подстилка, полотенце, плавки, ласты, книга, футболка с предвыборным лозунгом «Молодежь выбирает Зюганова». В том году на нее уже не таращились, а вот в 97-98 годах на курортах она привлекала внимание. В 9.30 с сумкой чрез плечо на крыльцо. Там уже начинался сбор. На пляж возили на автобусе. А потом я наладился ходить пешком. 25 минут. Для меня - вполне приемлимо. Но утром я ехал вместе со всеми. В первый день я все же утром после завтрака дунул косяк с гашем. И по дороге тихо напевал: «Несвиданка, несознанка, черный след от воронка...» Мне было очень хорошо тогда - я это помню.
Автобус объезжал кладбище (окна моего номера как раз выходили на него - вечерком по накуру можно было посидеть на балконе, куря и потягивая местное вино, и подумать о вечном, равно как и о бренности всего земного), спускался вниз по горе по грунтовой дороге среди маленьких пансионов и домов, - это напоминало наше черноморское побережье с его курортным бизнесом местного населения - выезжал на центральную улицу поселка турецкого, мчался по ней к отелям высоким, сворачивал их и останавливался у маленького кафе с магазинчиком. Там все высыпали и расходились по лежакам и шезлонгам. Для постояльцев трех отелей этот пляж был бесплатным. Я занимал лежак строго под тентом.
Я вообще горю на солнце. Кстати, погода тогда для начала сентября в Турции была нетипичная. Где-то около 11 утра на горах каждый день собирались тучи, около 13-14 дождь небольшой с грозой. Это был мой четвертый визит в Турцию, но ежедневный дождь и переменную облачность я видел впервые. Вернее, два года назад видел нечто похожее в Стамбуле, но там Мраморное море. На анталийских курортах - впервые. Тем не менее, я старался не ходить на солнце без одежды и не загорать. Я всегда горел. И купался первые дни строго в предвыборной футболке. Вот разложу вещи на лежаке, растянусь, Сниму шорты, уставлюсь на море, закурю. А чего? Само собой, косяк. Гаш так не воняет как травка, да там всем по хуй это было. Так я думаю. Эх, какой кайф дуть гаш на морском берегу. С гаша приход более мягкий чем с травы. Приход мягкий, а тяга более сильная и более долгая. Так мне кажется. С чистого гаша галлюцинаторные эффекты практически отсутствуют - если его не переберешь. Все равно полчаса я ждал на берегу, а потом шел в море. Купаться по укуру было еще большим кайфом. Пляж там галечный, в море входить босыми ногами не очень приятно. Я плавал в ластах. Мне было легче входить. Так войдешь, пока вода не дойдет до плавок, постоишь в воде, сольешь да и поплывешь потихоньку. Плавать я люблю. В морской воде не устаешь. Ровные ритмичные движения руками и ногами без напряга. Я могу плавать в любой воде. Если температура выше 21 градуса - могу плавать час- другой. Купался около часа, плавая вдоль берега далеко туда и сюда. Далеко не отплывал. Там ходили яхты и катера. А к берегу они не подходили. Устану - подплыву к берегу, постою, а то и присяду на гальку. Отдохну - и плыву себе дальше. Хочу - на спинке поплыву. Нет, поплавать в море - это хорошо. Вот так часок поплаваю и назад. Почему-то во время плавания вспоминались строки «Божественной Комедии» Данте. Больше всего из «Ада». Напротив своего лежака полежу в воде. Немного поплаваю и вылезаю. Снимаю ласты, закутаюсь в полотенце и развалюсь на лежаке. Покурю. Возьму себе пива и потягиваю его. Любуюсь на девушек в купальниках. Что? Выбираю? На хрен! Я б там всех готов был трахнуть, а кто мне даст?
Лежа как раз об этом и думал. Интересно, начинал я свою половую жизнь с женщин старше меня изрядно. Что естественно. Даже одна сороковосьмилетняя мамина подруга была, а мне тогда было лет под тридцать. А вот сверстниц моих - плюс-минус три года от моего возраста было раз-два и обчелся. А вот распробовал я вкус женского тела, партнерши пошли все как на подбор - на 10-15 лет моложе меня. Тем более я учился с теми, кто был на 15 лет меня моложе. Девчонки со мной набирались сексуального опыта. Чем я их брал, думаю. Само собой, лавэшки у меня всегда водились. Нужны? Иду к банкомату, что у нас внизу, достаю одну из своих карточек и беру, сколько мне нужно. На глазах у всех. Они там стипендию снимали, а я - в любой день. Хоть по паре косых, а до деноминации порой и по два-три лимона. Когда нужно. Понимали они, что учусь я с ними, лавэшки водятся. Это раз. А со второго курса стала и дурь водиться более или менее регулярно. Это два. Хотя выбирать кого-то, задаривать, водить по кабакам - это не мое. Никогда не делал так. Обычно отмечали окончание сессии в небольшой компании, выпивка, травка, а когда и какая-то химия. Дурь обычно была моя или нашего нигерийца. Наркожаргон, два-три словечка из фени. И не с понтами, не с растопыренными пальцами, а просто гонишь телегу по укуру и как-то само собой скажешь. Естественно. И какая-нибудь тихоня - отличница, затраханная в своем доме, начинает тобой интересоваться. Вот примерно как у нас с тобой получилось. Приглашаешь потом ее покурить травку к себе домой, если не шарахнется и придет - накуришь и отымеешь. Сама может и не захотеть, но и сопротивляться особо не будет. А я ж всегда ласковый, ты знаешь это. Если с девушкой ласково, она это оценит. Даже если сначала твоим ласкам противиться. Я вот до сих пор понять не могу, отчего девчонки из «Арлеана» вели себя не так, как их сверстницы-студентки. Их отчего-то тянуло либо к сверстникам, либо к солидным мужикам. А я не был ни тем и ни другим. Несолидный, но симпатичный, говоришь? Да, так оно и есть.
А вот здесь кто мне даст? Мазы нет здесь. А самое главное - барьер какой-то во мне установился после бегства жены. Знаешь, ухаживая за этой кореянкой, добиваясь ее я чувствовал большое унижение. Носишь ей картофель-фри из «Макдональса» (любила она его), все продавщицы в магазине ей завидовали, а в душе мне так противно было. На самом деле принесешь так, поговоришь - с кулака ей по скуле врезать хотелось. Болтать со мной она любила, но глаза ее были нерадостные. Напряженные. Не рада она этому была. А картофель ела. Она меня не любила, да я ее любил. Вот после такого ухаживания добиваться не хотелось никого. Это себя каким-то идиотом чувствуешь. Вот тебе хочется целовать девчонку, обнимать, трахать. Хрен знает, что ей на самом деле хочется. Может, того же самого. Чтоб ее целовали, завалили, раздели и отымели. Так она, блядь, из себя недотрогу изображает. Не наклюкается в слякоть. Не убьется в гавно! Вот сидишь и думаешь - а пошла ты на хуй со своей недоступностью и своим красивым телом. Чтоб я из-за тебя нервы себе портил, они и так все измотаны. Лучше подрочу по укуру, представляя тебя. Чего? Дрочил ли я на тебя? Да нет. Я за тобой и не бегал. Ты грустная, я грустный. Лицо знакомое по аудитории, предложил тебе пива попить. Помнишь, мы в баре набухались не только пивом, а потом я тебе предложил попробовать что-то запретное. Тебе, по-моему, уже все равно было. Кто и как тебя иметь будет. Что план курить, что герой ставиться. Забыться хотелось тогда? Просто забыться и ни чем не думать? Вот и забылись. Оба. Мне тоже хотелось тогда забыться. В гавно оба удолбались. Вот знал бы я тогда, что ты сифилитичная или вичевая - все равно бы трахнул тебя без резинки. Ты вообще меня возбудила своей одежкой. Приход кончается, лапаю тебя, вяло отбиваешься. У меня стоит. Я расстегиваю ширинку, живчик прямо раз наверх. Я тебя за волосы и наклоняю. Соси, дорогая! Ты и отсосала, хотя и не очень умела тогда. Это сейчас научилась. А где отсос, там и траханье. И оба довольны. Хорошо оттянулись по дури и по сексу! А иначе у нас не получилось бы. А отчего со мной осталась на статусе левой подруги - хрен тебя поймешь. Другие такие случайные подруги рвали со мной чрез две-три недели. Ты осталась. За что тебе благодарен.
Говоришь, аналогично? Не с кем трахаться, да и скучно жить без дури? Понятно. Куда пойти, куда податься, кого найти, кому отдаться! Это моя Оленька так говорит, сладостно вздыхая. И понравились люди из параллельного мира? Совсем не такого, как у родителей и сверстников твоих из их круга? Никогда не нравились хорошо упакованные мальчики, приезжавшие на занятия на иномарках? Чего? Один такой звал тебя на курорт поехать в пятизвездочный отель, а ты ему сказала, что тебе гера нужна вместо отеля?! Ни хуя себе! Молодец, Зойка! А он что тебе сказал? Слинял и оставил в покое?! Ну и ну! Одного поля ягоды мы, видать. Ты Оле завидуешь? Это надо было раньше думать. Теперь место моей супруги напрочь занято. Хорошо хоть дружите. Она тебя бить не будет. Не бойся ее!
Эх, снова отвлекся! Как я отдыхал на пляже? Два-три раза купался по часу или по полчасу, курил, тянул пиво, втыкал на море, читал «Хасидские истории» Мартина Бубера, глазел на девок и следил за базаром своих соотечественников. Иногда прогуливался по берегу моря.
Отдых - это всегда интересно. Ты вырываешься из своей обыденной жизни. На отдыхе будни и выходные отступают и становятся незаметными. Привычный жизненный ритм ломается. Делать тебе нечего. Чем хочешь, тем и занимайся. На такую резкую смену образа жизни люди реагируют по разному. Что меня всегда поражало - жалобы со всех сторон на скуку. Скучно, очень скучно, какой это отдых - всегда слышится со всех сторон. Проявляется любопытная закономерность - чем больше звездочек у отеля, тем более слышны от его постояльцев жалобы на скуку. Помнится, раз в Египте поехали на экскурсию в Фивы египетские. Луксор. Забирали туристов из какого-то суперотеля. Что от них я услышал? Жуткий отдых, невыносимо скучно, заняться нечем, а нам еще три дня здесь быть. Какой ужас! А там целый комплекс, в котором каждый мог найти что-то для себя. Спрашивается - чего людям надо? Когда в первый раз в Турции был с маманей, наш гид Халиль выдал такой афоризм - вот многие жалуются, что ими не занимаются здесь. А как вами заниматься? Здесь гостиница, а не турьма! (так все турки и тюркоязычные называют тюрягу). Море есть, пляж есть, ресторан есть, номер есть, экскурсии есть - что вам еще надо? А в самом деле - чего? Кому надо - тот замутит и в Турции и в Египте. И без этого хорошо даже. Курорт! Комната, душ, постель, кондиционер, пляж, море, столовка. Хавчик может быть разным, но ты сыт будешь. Можно в кабак пойти, девчонку снять, можно найти дискотеку, ночной клуб, казино. А можно просто втыкать на бескрайнее море. Смотреть, как солнце вечером медленно тонет в морской пучине. Если тебе чего нужно и ты это ищешь - ты это найдешь. Как сказал Иисус: «Ищите - и найдете, стучите - и отворят вам». 150 лет назад примерно Шопенгауер, разбирая пристрастие к карточным играм, писал, что большинству людей трудно остаться наедине с собой. Самому себе просто нечего сказать. Прошло много времени. Многое изменилось. Но не это. Большинству людей все равно нечего сказать самим себе. Наедине с собой скучно. Потому что внутри ничего нет. Вот они и скучают на отдыхе. А им что хочешь покажи - хоть все чудеса 1001 ночи - все одно скучно будет. С собой скучно. Если с собой скучно - это пиздец! А мне с собой самим не скучно никогда.
Погода в тот год портилась. Где-то около часа все из нашего отеля собирались к автобусу. Я тоже. Солнце пекло, парная жара. На фиг тащится пешком чрез весь поселок! Грузились в автобус и ехали на обед. Номер, раскладка вещей, душ, столовка, обед. Обед легкий - что правильно. По жаре хавать особо не тянет. Ледяное пиво. Болтаю ногами, потягиваю пиво и базарю со своими соседями по пляжу. Про что? Да в основном, как жена меня бросила. И как я ее люблю и ее ребенка. Может, это и никому не было интересно, а мне-то интересно. Или про свои путешествия. Моими обеденными сотрапезниками обычно была та самая мать с дочерью и еще одной приблудной девчонкой или парочка, которую я приметил в Шереметьево, в баре. Мужику было под 45, тоже бородатый. Инженер-конструктор, занялся маркетингом. Его любимая - тихая, застенчивая, прыщавая дамочка лет 30 с лишним. Актриса из драмтеатра какого-то. Они были моими соседями и по номеру слева. Я больше им не завидовал. Чему завидовать-то? Живут раздельно, только встречаются, она замужем за другим. А если у них любовь, так порадоваться можно, а завидовать нечего. А вообще если любовь - надо жить вместе. Так я теперь думаю.
После обеда тянуло покемарить. Шел в прохладный от кондиционера номер, растягивался на кровати, курил и тянул пиво лежа. Читал истории про хасидских цадиков. Особенно мне нравилась история про пьяницу-водовоза, который лучше всех встретил Песах. Прослышал он, что все восемь дней праздника водку пить нельзя. Поэтому накануне он набухался водяры столько, сколько ему бы хватило на всю неделю, свалился пьяным, забил на все обряды, а когда его жена прикапалась к нему насчет праздника, он такое доверие Творцу - эмуна на иврите, адекватного перевода нет- высказал- какое было более всего угодно на Небесах. Темный пропойца сразу получил свыше стол с праздничной трапезой и со своей женой ел, пил и веселился, пока не свалился под стол. И его Седер был на Небесах угоднее Седера, который справил знаменитый цадик Леви Ицхак. А чего? История прямо про меня, можно сказать! Вот и я, как не заторчу или наклюкаюсь, а доверяю Высшим силам. Элохим. Высшая сила ведет меня от кайфа к кайфу, от замутки к замутке, от пизды к пизде. На самом деле, Зоя, там на Небесах всем хер положить, как и с кем мы трахаемся, чем убиваемся. Хочешь - всех шлюх перетрахай, хочешь - живи со своей женой. Хочешь - план кури, хочешь - герой ставься. Только человеком оставайся. Там важно что? Чтоб мы предали себя целиком им и были им благодарны. Вот и все. А наши радости даны нам свыше. Ежели твой натальный Нептун в Скорпионе, то тебя по жизни будет тянуть на беспорядочный секс и наркоту. Это тоже из хасидских историй. Один молодой хасид, который побирался, что усвоил из встречи с другим знаменитым цадиком? Что ничего не надо стыдиться и что о его нужде все знают на Небесах. Так что Высший суд меня оправдает.
Вот так я полежу, подремлю, подумаю - и на пляж. Автобус на пляж ехал в три. Я собирался на него. Жарко. Чего тащиться по жаре? Бывало, что и опаздывал. Тогда шел пешком. Ничего. По хуй! Я гулял по турецкому поселку городского типа и высматривал места, где можно замутить.
Тучи к вечеру расходились. После небольшого дождя парило еще больше. После обеда я брал себе ракэ, вино и, конечно, пиво. Сидел, курил и бухал на берегу моря. Раза три купался. Автобус был в шесть обратно, но я уходил около половины седьмого. Шел пешком чрез турецкий поселок. Смотрел на быт, на турчанок. Знаешь, какие турчанки красавицы? Посмотришь на турчанку в платочке - сразу встает! Ха-ха! Вот чего! Да, было так. А сейчас что-то надоело мне сидеть. Пойдем к палатке лучше. Шаурма, по стограмм, пиво. Нет, не хватит! Выступать будешь, получишь по ебалу! Хер его знает, а я хочу захмелеть. Чтоб мне хорошо было по любому. Даже если сегодня обломаемся.
В гостинице снова душ, одеваешься в свежую одежду, сушишь плавки. И начинается курортный вечер. Бассейн, окруженный фонарями-шариками, столы с горящими свечками. Шведский стол. Турецкий алкоголь. Сначала я хавал, потом бухал. 3-5 ракэ, пиво немеренно, 3-4 стакана вина. Соответственно хмелел нехило.
Это был мой курортный вечер. Я хавал, потом бухал. Глазел на девок, базарил с ними. Познакомился за два дня со всеми, кто мне так или иначе был мне интересен. Наиболее запомнившимся было знакомство с девчонками из Ямало-Ненецкого округа. Они гуляли вокруг бассейна, а я, будучи хорошо теплым, рассказывал той самой парочке про корейскую кухню. А что? За год с лишним привык. Очень скучал по кукси, по пигоди, по кя. Вот про кя-то я и рассказывал. Кя - по-корейски это собака. Кя дя - суп из собачатины. Так я и говорил. Симпатичная девчонка спросила про кя, я это и объяснил им. Они вместе воскликнули - а не жалко собаку-то? Собака - это друг человека!
Я как-то сам собою выдал им афоризм своего лучшего друга. С которым я тогда уже два года переписывался по Интернету, хотя в глаза его никогда не видел. Только фотки. Но это, скажу тебе - настоящий друг. И я им так сказал: «Нет, девочки, собака - это прежде всего друг вертухая!» Девчонки переглянулись. Симпатичная спросила - а что это такое? Что значит это слово?» Вот будто не читали прессу, будто ничего не читали! Ни хуя себе, а? Я им говорю: вертухай - это тюремщик, конвоир. Девчонки сказали - ну и жаргон! В первый раз слышим! Ага! Тоже мне целочки нашлись! А другая девчонка спросила - а можно с Вами сесть? Видишь, как порой везет? Девчонка в коротком синем платьице мне очень нравилась. И ее подруга захотела посидеть со мной за одним столом. «Девчонки!»- говорю им. - «Конечно, присаживайтесь! А сесть мы всегда успеем!» Девчонки засмеялись.
Оказывается, коллеги. Оба бухгалтеры. Оба из Ямало-Ненецкого округа. Мы как давай пиздеть про нормативные акты, про методологию учета, про кадровый учет. Обе в этом шарят. Мне бы таких подчиненных - вот что я подумал. И вот как я понял, что про свою профессию с ними можно говорить - все сексуальные желания отступили на задний план. Я с ними от души наболтался. Само собой - про 25-ю главу Налогового кодекса. Акутуальная тема того года. Налоговый учет. Я им все свою линию гнул - что у меня в декларации по налогу на прибыль, то должно быть и в форме № 2. А как иначе? Прибыль облагается налогом? Облагается. Это чего получается? Значит, налогоблагаемая база у меня одна, а прибыль до налогообложения в отчете о прибылях и убытках - другая? В моей голове не сходилось, как это может быть. И никогда не сойдется. Тут что-то одно - кого-то наёбывают. Или акционеров или налоговые органы. И самое интересное - часа полтора болтали, потом одна девчонка свалила. Спать хочется, мол. А та сидит. Я еще бутылку вина попросил. Мы так сидим, бухаем, языками чешем. Оказывается, эта Лена (так ее звали - вот везет мне по жизни на Лен, Ир и Наташ!) уехала из Екатеринбурга в какой-то поселок Ямало-Ненецкого округа к своему парню. А его родители ее там поедом жрали, потому что думали, что она не сына ихнего полюбила, а ихние деньги. Лавэшки у них были водились, фирма какая-то была. И вот, та же ситуация, как и у меня. Парень любит ее, она его любит, а родители упираются рогами - не из их круга. Ну так приведите сыночку девчонку из своего круга, но так чтоб сразу дала, мать вашу! Так я и прокомментировал эту ситуацию. И рассказал ей про свою великую и безответную любовь к низенькой корейской девчонке из Каттакургана. И как маманя из дома ее выжила своими скандалами, а в постель никого класть мне не хочет взамен. Или не может. А скорее - и не может и не хочет. И про столь же великую взаимную любовь к сухой темно-зеленой траве. И про свое желание назло мамане, которая выжила жену, посвятить свою жизнь бело-сероватому порошку, растворяющемуся в кипятке на ложечке. Да, девчонка такого не слышала. И вряд ли услышит когда-нибудь еще. Не думала, что когда-либо так буду сидеть за одним столом с живым наркоманом, который к тому же мой коллега - так сказала она. Пожалела, что ушла Динка - так звали ее подругу. Спросил - почему? Оказывается, ту тянет на экстрим в знакомствах. Три года назад у нее был курортный роман в Сочи с беглым уголовником, которого загребли прямо в ее номере. А мне уже не хотелось ничего. Я с тоской думал о том, что гаша у меня на раз осталось. А убиваться-то я привык каждую ночь!
Это был первый случай после окончания Академии, когда молодым и красивым девушкам я был интересен как наркоман, мечтающий о баяне с герой, как брошенный муж, как отчаявшийся человек. А не как уверенный в себе руководитель высшего звена московской оптовой торговой организации со штатом в семьдесят человек. Наверно, не был я похож на такого руководителя. Хотя в себе самом был уверен всегда. Что Высшая сила сохранит меня всегда и везде. Как Творец обещал Иеремии. Я подружился с этими девчонками. Я не видел в них девушек, которые утешили бы меня в постели. А просто симпатичных мордашек, с которыми можно побазарить обо всем и над которыми можно безобидно поприкалываться. И которые от моих наркоприколов не шарахались. А чего им шарахаться? Мы ж вместе до воскресенья. А потом останутся лишь воспоминания. У кого приятные, у кого - блеклые.
Так сложилась наша вечерняя компания. Я, две девчонки с Севера, мать с дочерью, московская девчонка, прибившаяся к ним, парень-бугай. Мы садились за один стол и давай бухать вместе. Разумеется, я бухал больше всех. Знаешь, я только бухим и могу нормально общаться с людьми. Раз бабенка с дочерью мне сказала, что я странный человек. Трезвый - мрачный, молчаливый, погруженный в себя. Выпью - так веселый, рубаха-парень. А я это давно сам заметил. Когда выпью или заторчу, барьеры, отделявшие меня от внешнего мира, как-то приспускались. Становились преодолимыми, и я прорывал их. Трезвый я бы не смог так сидеть с восьми до полдвенадцатого. Не вынес бы. Душа потребовала бы уединения. А так - сидел и базарил вместе со всеми. В том числе и про наркоту. Рассказывал, с чего какой приход бывает, какая тяга, какой отходняк, какие побочки. Разъяснял смысл слов и выражений жаргона торчков. Рассказывал про свою жену и быт корейцев, про узбекскую глубинку, про корейскую кухню. Про свою организацию, про бухгалтерский учет. Основательно захмелев, пел им наркоманские песни. Вобщем, хорошо проводили время. Весело. Мне нравилось. Им похоже тоже.
Первыми сваливали мать с дочерью, за ними - прибившаяся к ним девчонка. Оставались девушки ямальские и парень. Он тоже, подобно мне, был голодным. Ему тоже хотелось. Во вторые наши посиделки, когда девчонки пошли в туалет, он спросил меня, можем ли мы рассчитывать провести ночь с этими девушками. Я только пожал плечами. Честно говоря, об этом я не думал. Не лезут они ко мне на член, да и к нему тоже. Как их развести на постель - я не знал. Предложил напоить их в слякоть и отыметь. Сказать легко - а как сделать? Тем более, что девчонки держались вместе, и уединяться с кем-либо из нас не собирались. Судя по всему, дело пахло обычным трепом за столом, скромными взаимными заигрываниями без всяких последствий. Я это ему и сказал. И спортивного вида бугай с этим согласился. И признался, что давно ни с кем не трахался за просто так, а только за деньги. Вот так! Не у одного меня была такая проблема. Вот моя жена с ним бы трахнулась - ей нравились спортивные подтянутые русские. А русским девчонкам - хрен знает что нужно. А может, им Юрка-героинщик нужен? Или плановой Генка?
Парень предложил пригласить девушек на дискотеку в Кемере на другой вечер. Я пожал плечами. Знал по опыту: хочет девчонка дать, даст без кабака и дискотеки. Не хочет - не даст, хоть озолоти ее с ног до головы. А давать они не собирались, так как предложение парня восприняли без энтузиазма. Мне это сразу было видно. Обещали подумать. Парня взяла досада. Он сказал, что все равно пойдет завтра в ночной клуб. Один даже. Мол, надоел ему этот бомжатник. А я сказал, что, пожалуй, бухать мне здесь надоело вечерами. И я завтра тоже пойду погуляю. Но только не ночной клуб, а куда-нибудь попроще. В кофейню за кладбищем, например. Может, там удастся замутить чего. Девушки пожелали нам удачи в наших задумках. И спросили меня про кофейню - откуда я знаю. Я им рассказал про свои замутки с голландкой в Шарм аш-Шейхе. Как курил с ней гашиш марокканский в бедуинской кофейни. А вдруг здесь также повезет! А не повезет - посижу с турками да и свалю назад.
Парень поставил ром. За деньги. За импортные напитки надо было платить. И дорого. Стали бухать ром. Захмелели сильнее. Парень понес что-то про то, как хотел он полюбить кого-то большой любовью, да не получается у него. Девчонки слушали излияния его секс-абстяги и посмеивались. А мне и так было хорошо. Я сидел, свесив голову, и ощущал хороший алкогольный приход. Честно - я совсем захмелел. И пробило меня на депрессняк. Думаю - а какого хуя я здесь сижу и бухаю. Уже тошнит. Завтра больной буду. Девки не дадут - это точно. Да пошли они куда подальше. Пусть базарить с ними приятно, а давать-то не собираются. А после второй стопки рома мне уже им морды набить хотелось. А они меня еще спеть просят им что-нибудь. Будто я умею толком петь. Я их спросил - про что им спеть. Говорят - про любовь. Ну, думаю, сейчас вам про любовь будет. Мало не покажется! И запел:
«Как ты встретишь меня, моя милая,
Да если я вдруг у всех на виду
Из-за стенок режимного лагеря
Я к тебе уцелевший приду.».
Они все - ржать! А я им так и говорю - девчонки, мне спатьки пора. А то я завтра больной ходить буду. Пошли вы все от меня куда подальше. И пошел. Я уже чую - перепил. Все. Еще одна стопка - и блевать буду. Ежели захмелел, надо вовремя уходить и ложиться спать. Это тебе не трава, ни гера и не кислота. Этиловый спирт - убойное вещество. И очень тяжелая. Еле дошел. Пришел, поперек кровати свалился - и спал до утра. Утром, разумеется, пришлось опохмеляться.
А вот думаю - не набухайся так тогда - что-то получилось бы? А ничего и не получилось бы. У того парня тоже ничего не получилось. Посидели с ним девчонки полчаса да свалили. А он заснул на столе. Хвалил меня, что догадался раньше уйти. Я свой организм знаю.
Вот такие дела, Зоя. Мне там надоело сидеть вечерами. Я решил пошляться по кофейням. Где вечерами собирался турецкий пролетариат. А вдруг? Я по таким местам гулял спокойно, что в Турции, что в Египте, что в Израиле. Даже в арабской части. И ничего. Никто ничего мне плохого не сделал. Вечером я поужинал, поболтал с этими же девчонками и пошел себе в темноту. Парень тот отбыл на дискотеку один, а я - на ночную прогулку. Прошел мимо кладбища и спустился на задворки поселка. В лавочку зашел, пиво взял себе, хозяева меня чаем угостили. Спросил, где можно мергеле покурить по разному. В Кемере на рынке, в клубе у моря. И во второй вниз кофейни. Я думаю - а надо мне в этой кофейни посидеть. И пошел туда. А ты вообще можешь представить, что такое турецкая или арабская кофейня? Или узбекская чайхана? Вот что в Москве кофейни такие и чайханы- это совсем не то. Это обычные рестораны, стилизованные подо что-то. Атмосферу узбекской чайханы там воспроизвести невозможно. Как атмосферу Москвы передают не элитные кабаки, а всякие привокзальные забегаловки и пивнушки. Где после рабочего дня собираются простые люди. Пообщаться между собой, расслабиться. В этой кофейни отдыхали жители данной улицы. Гостиничная обслуга, матросы и грузчики. Девчонок не было. Только несколько пожилых женщин. Знаешь, пожилые турчанки смотрятся очень моложаво. Платочки очень идут девчонкам. В женщине должна быть тайна. Вот и сел на деревянную скамью. Кальян там с обычными заправками стоил два бакса. Я взял себе пиво и кальян. Сижу, тяну пиво и курю. Глазею на турок. А им по фиг! Мне уже приятно что-то стало.
А там гляжу девчонки ходят. И ребята тоже. Европейцы, но не наши. Хрен поймешь, на каком языке говорят. По виду старшеклассники или первокурсники. Вид шпанистый. Девчонок там пять штук, пацанов трое. И видно, что немного не в себе. Одна девчонка так совсем убитая. Пиво они тоже взяли, вино и недалеко от меня присели. Минут 15 посидели, стали знакомиться на ломаном английском. Они ко мне прикапались. Какой язык, откуда я, чем занимаюсь там. Я им говорю - from Moskow. Ну, а одна девчонка что-то на тему водки русской перешла. Я ей и говорю ай донт лайк водка, ай лайк гашиш. О! Они оживились, что-то тараторили по-своему. Пригласили потом покурить с ними. И чего - накурили меня! Ох, накурили. Из Голландии те ребята были, из Роттердама. Хорошие. В каком-то колледже учились вроде, а каком - хрен поймешь. Я так понял, что-то по биологии. Свой кальян у них был небольшой, мы все его и дунули. Знаешь, гашиш - странное вещество. В принципе, там тот же каннабис, вроде только больше в процентном соотношении. Дозы там не рассчитаешь точно. Можно легко, миксуя с травкой, перебрать. А можно стало быть и не добрать. Не знаю. Но вот если чистый гаш курить, то разница в действии есть. Приход с гаша более мягкий, тяга - более глубокая и продолжительная. Медленнее входишь в это состояние и медленнее выходишь. Галюки приходят позднее, опьянение сначала мало заметно, а потом чрез часок понимаешь, что удолбался очень крепко.
Это я тебе про тот гаш, к которому привык, рассказываю. А тут - три пыха - и взрывной приход. Не знаю, что там у них было на самом деле. Но я просто подвис. Сидел и втыкал. С крутящимися внутри головы разноцветными спиралями. Потом курил обычный кальян, потягивая ледяное пиво. Голландцы свалили куда-то. Я в любой компании воспринимаю себя самым трезвым, а удолбан сильнее всех. Заметила? Так и есть. А там два часика посидел да и пошел к себе. Снова в лавочку, пива взял там на ночь. Мимо кладбище - к маленькому отелю.
Подхожу и вижу - на балконе соседнем горит свет, Лена с Диной сидят, курят и вино пьют. Я к ним подхожу и желаю доброй ночи. Не спится - спрашиваю. Да, не спится. Приглашают присоединиться к ним. Отношу пиво в номер, с собой бутылочку прихватываю - и к ним пиздую. На балкон. Как сел с ними, они поняли, что я какой-то не такой. Веселый, ржу то и дело, речь не очень твердая. Спросили, нашел ли я что искал. Я им все рассказал. Как было. С интересом посмотрели, как я прусь. Я им чего-то гнал все по учетным темам. И знаешь, что они сказали? Что укуренный я гораздо лучше чем бухой. Что я прав - наркота лучше спиртного. Вот будь тогда у меня зеленка или гаш - я бы их раскрутил это попробовать. А может - и в постель затащил бы. Дину скорее всего. Та поразвязнее была. Само собой, гнал я им про то, как каннабис потенцию повышает, как у меня хорошо стоит от одного их вида - так на это они не развелись. Ну и хрен с ними. Часок посидел с ними, Дина пошла к себе, а я - к себе. Ну, проводил я ее до номера, к себе она не позвала - пошла на хуй. Пошел к себе и два раза подрочил. И заснул с улыбкой блаженной.
Утром я узнал, что того парня круто обломали на этой самой дискотеке. Две девчонки какие-то раскрутили его и съебались. Обычная история. А у меня на другой день был заказан рафтинг - спуск на лодке по горной реке.
Сколько не ездил в Турцию, никогда не спускался по рекам. А на этот раз решил попробовать. Надо же все попробовать, так ведь?! Два года назад попробовал прогулку на джипах по горам. Особо не впечатлило. Тупая жаркая поездка. Это с одной стороны. А с другой - масса впечатлений о глухих турецких деревушках. Прикинь - стоит хибарка, такая на вид неказистая. А на крыше - суперсовременная спутниковая антенна! Сколько она стоит? Похоже, ее вся деревушка в складчину и покупала. Вот что больше всего меня поразило в той прогулке на джипах. И красивые виды с гор Эгейского побережья. А больше - ничего. Ну, а тут решил спонтанно попробовать рафтинг. И не пожалел. Об одном жалею - что не укурился. Собирали сначала на автобусе сборную солянку по всем отелям, потом поехали в Анталию, там тоже взяли из двух отелей (пока собирали, я успел в туалет сходить), потом два часа с остановкой в горы. На каждой остановке я ходил по пиво. И на полпути мне стало хорошо.
Там было несколько гидов турок. Один из них пробовал развлекать наших туристов. Гнал всякие байки про рафтинг. Про игры, где якобы надо бить веслами по голове. Наша публика реагировала очень вяло. Все дремали. Наконец он сказал, что приз победителю - путевка в дорогой отель в Кабуле. Пять звезд, все включено плюс. Хозяин отеля - Бен Ладен. И спрашивает - ну, кто поедет? Я не знаю, с чего влез. То ли пива много выпил, то ли своими потугами он мне дремать мешал в дороге, то ли еще чего. Не знаю. Только я ему заявил, что если там на самом деле все включено, в том числе пуштунские девчонки, травка, гашиш, ханка и белый, то я с удовольствием поеду. А то никогда не спал ни с пуштунскими, ни с белуджскими девчонками. Вот тут весь автобус ржал. Прикольно теперь вспомнить.
Сам рафтинг мне понравился. Острые ощущения. Можно жалеть было лишь об одном - что плыл неукуренным. Нас там разбили на группы по семь человек, я был с двадцатилетними студентками из Екатеринбурга. Мы весело провели этот день. Экипировку взяли, костюмы, каски. Нелишним это было на горной реке. Спускались наши, немцы, поляки. И вроде бы еще французы были, но мало. Помню мутные воды реки, ледяные брызги, водовороты, пороги. Я сидел на носу, отчаянно греб. На порогах поднимал весло или старался грести сильнее. Мотало и заливало тогда очень здорово. Два раза едва не опрокинуло. Так мне показалось. Старались обогнать немцев, немцы - нас. Брызгались друг на друга. Вобщем, мило дурачились. На берегу обедали, я говорил своим спутницам, что очень завидую им. Недельку прогуляют - и снова пойдут в свой институт, а у меня, мол, теперь первая осень без лекций и семинаров. А то вставал ни свет, ни заря и пиздовал в свою Академию. Все, в этом году отучился. А так снова хочется на первый курс. Девчонки смеялись. Они учились на третьем, а кто и на четвертом курсе. Моей ностальгии не понимали. На первый курс снова им не хотелось. А мне тогда очень хотелось. Отчего хотелось? Ну, вот я знал свою неделю. Лекции, семинары по предметам, домашние задания. Рефераты, курсовые, аттестация. Чрез три с половиной месяца - зачеты, потом экзамены, потом каникулы. Переходишь с курса на курс. Ну, предметы меняются, а суть остается. Все катится по накатанной колее. Все понятно. Что от тебя ожидается и чего ты ожидать может. В этой системе я не чувствовал себя лишним и чуждым. Там было чего ждать. Окна в парах, зачетов, сессии, каникул. А чего ждать теперь, кроме пенсии и смерти? Пожалуй, больше и нечего. Но уральские студентки этого не знали. А откуда им это знать-то? Молодые, чистенькие. Поди и хуя во рту не держали никогда.
Вернулся я с этой веселой прогулки к семи часам вечера. Усталый, но довольный. Поплавал в бассейне, помылся в душе и пошел кушать да бухать. В той же компании, что и обычно. Рассказал им пораньше, да и свалил спать. Ведь на другой день я отправлялся на погружение с аквалангами. Это называли дайвингом.
Дайвинг тот был левым отчасти. Мне его предложила симпатичная киргизочка Диана. Она приехала учиться в Турцию, а в каникулы - работала нелегально в отелях с русскоговорящими постояльцами гидом. Сразу нескольких маленьких туристических фирмочек. Полулегальных. Короче, она предложила мне это погружение не за 60 баксов, а всего за 25. Только чтоб тайно от администрации отеля. Я согласился. Любил погружаться с аквалангом, а кроме того мне нравилась низенькая смуглая киргизочка с узковатыми глазами и плоскими скулами. Не кореянка, конечно, но вот кого мне хотелось отыметь по настоящему - так это ее.
Утром приехал ее брат. И мы поехали на старенькой машине в Кемер. В порту сели на моторную яхту с немцами. Из соотечественников там была только пожилая супружеская пара. Поплавали по морю. Низенький туркмен меня проинструктировал, но я знал все это сам. В этом дайвинге самом по себе ничего нового и интересного для меня не было. В Красном море на кораллах - это да! Очень красиво. Там такая красочная и ядовитая живность, что только и смотри, кто б тебя не тяпнул. Во, отчасти собачьи морды мурен видел. Акул голубых. Не очень больших, правда, а все одно акулы. Кто знает, что у них на уме. Но это на Красном море. А здесь - рыбки маленькие, песок, камни, водоросли, глубина небольшая, даже уши не болят почти что. Такой комфортный дайвинг. Малоинтересный. Это для новичков, а я-то уж в четвертый раз им занимался. Вернее, в седьмой-восьмой. Два раза погружают ведь. Но что погрузился - не жалею. Вода - моя стихия. У меня ж натальное Солнце в Скорпионе. Приятно провел день. А вечер - еще приятнее.
Везет меня этот киргиз в отель. А я его и спрашиваю про свое. Про дурь. Он мне предлагает так. 40 баксов. За бокс. 30 он стоит, а 10 - этому киргизу за комиссию. Я ему сорок баксов отдаю. Едем в горы. Наверх поднимаемся. Деревушка турецкая. Одна, другая. У лавки останавливаемся. Он отлучается на 10 минут. Потом возвращается с двумя бутылками вина. Одну дает мне. А с ней - тряпичный сверток. Я посмотрел - зеленка. Травушка родная. В шишках! Пиздец! Прямо так и сказал. Но чудеса тут не закончились. Едем в отель. Я его про проституток расспрашиваю. Где можно снять девушку без всяких историй. Он говорит - в Анталии есть публичный дом. Вход туда 15 долларов - а дальше как договоришься с проституткой. Но они дешевые. Это турчанки и айзербайджанки. Можно съездить. А можно переговорить с его сестрой. Она, мол, знает студенток-киргизок, которые за небольшое вознаграждение готовы провести ночь с одиноким мужчиной. Только сначала их надо в ресторан сводить. Спрашиваю - а они не кидают? Не свалят из ресторана? Нет, говорит, деньги им можно отдать утром. Какое вознаграждение? Он все к Диане отсылает. Предлагает ей самой позвонить и переговорить. Я звоню со своего мобильника. Диана не удивилась. Вознаграждение - 50 баксов. И хороший ресторан с рыбой. Это выходит московская сотка за ночь, значит. Секс до утра? Да. А если вместо баксов евро? Нет проблем? Где будем спать? У девушки в ее отеле. Близко от моего. Когда девушка будет? А ее брат за 10 баксов меня к нужному месту отвезет. Хорошо, пусть будет так. Короче, мы договорились.
В отеле, само собой, я забил косяк и укурился. Укурился очень крепко. В гавно убитый на тяге пошел на ужин. Там в нашей вечерней компании я, догоняясь пивом, вином и ракэ все и рассказал. Про предстоящее свидание с проституткой. Предложил парню помочь замутить девку. Тот отказался наотрез. Во-первых, боится заразы. А кроме того, опасается, что его там чем-нибудь по голове стукнут и обчистят. По честному, тут может быть все. А мне - по хуй все было! Я быстро поужинал. И в девять часов вечера стоял пред отелем. С тремя косяками в кармане. И суммой в 50 евро и 80 баксов.
Приехал тот киргиз на своем арендованном допотопном авто. Поехали. Чрез 20 минут - Кемер. Ночные улицы. Тормозим у остановки. Надо выходить. Выхожу, тачка уезжает. Ко мне подходит. Кто думаешь? Диана. Она самая! Я ей - добрый вечер, а где девушка? Она мило улыбается и говорит - а разве я не девушка? Или не нравлюсь? Охуеть, да?
Вот что я мог сказать тогда? Девушка-гид, а по совместительству - проститутка? Ну да, мне не привыкать находить подруг на панели и в наркопритонах. И я никогда не жалел об этом. Скажу тебе прямо - в тот момент киргизская студентка, учащаяся в Турции, стала для меня желаннее в кубе! Ведь она была из Средней Азии, с киргизками до этого я никогда не спал. Чем-то напоминала мою жену издали. Травка рисовала большее сходство. Я сгреб ее в объятиях и поцеловал. Знаешь, изголодался по долгим поцелуям.. Викуля такая брезгливая. Никогда не целовалась со мной взасос. И Юля маленькая тоже. Говорили, что из-за рта меня дурно пахнет. А дело было вовсе в другом. Это я сейчас понял. Когда Оля пришла. Не любили они меня, вот что. Они других парней любили. Но и смотреть на меня как на обычного постоянного клиента не могли. Ведь они меня хорошо знали еще до свадьбы, до того, как я воспользовался их профессиональными услугами. Зоя, они меня жалели! Они видели, как вся моя жизнь пошла под откос от этой смазливой кореянки. А они ее знали, какая она была раньше меня. С черной душой, Зоя! Они не решились обманывать меня поцелуями и прижатиями долгими. Как спутник жизни я им не был нужен. А лгать они мне стыдились. Слишком много лгала Наташа мне.
Извини, Зоя, я себе еще сто грамм возьму. Ни хуя, понесешь ты. Или по ебалу получишь. Вот как вспомнить - больно мне становиться.
Ну, прижал я ее к стене ближайшего дома, стал обнимать, лапать, целовать. А вот она целовалась со мной взасос! Минут десять мы этим занимались, а потом я спросил ее, куда она хочет идти. Оказывается, Диана хотела поесть рыбное блюдо, которое в Турции стоит недешево. Почему рыбные блюда столь дороги в странах Средиземноморья - я не знаю. Но это факт. Ресторана роскошного ей вовсе и не хотелось. Я повеселел. Потому что она обходилась мне дешевле, чем это было у Вики. Я предложил ей маленькое кафе в том же поселке, где я жил. А она согласилась! Ну, поехали мы на местном автобусе, похожем на наши маршрутки больше в тот поселок, дошли до этого кафе. И прекрасно провели там вечер.
Как провели? Рыбные блюда каждому, картофель-фри, пиво - само собой, местное вино, ракэ. Сам с удовольствием поел рыбу-гриль. Дороговато, но в принципе нормально. Потрепался с Дианой. Рассказал ей о жене. Как любил ее, а она меня не любила. И бросила ни с того, ни с сего. Мама всегда начинала брехать, если слышала, как я кому это рассказываю. А чего я могу говорить девчонке, с которой меня знакомят? Не скажешь же ей, что ебаться хочешь! Вот я про жену свою и рассказывал всем. И ни одна проститутка от этого не морщилась. Проститутки - лучшие психотерапевты. Умеют слушать. Для меня это столь же важно, как секс. Чтоб выслушали, что у меня в душе творится. Вот Диана и слушала. И подобно Вике рассказывала мне про свою жизнь. Оказывается, в Бишкеке было то, что, подозреваю, распространено довольно широко. Многие студентки в Бишкеке подрабатывают древнейшей профессией. На хрен тогда девчонки из моей группы этим не занимались! Вот Диана этим и продолжила заниматься уже в на учебе в стамбульском университете. Да и многие девчонки там из разных стран этим и занимались. Ясно, что вот так прямо на трассу не становились, а подрабатывая офицантками и гидами, гостиничной прислугой, искали и находили себе клиентов среди постояльцев. Знаешь, ничего плохого я в этом не видел. Надо же вместе с высшим образованием приобрести и сексуальный опыт!
Так я Диане и сказала примерно. И знаешь, как-то само собой разговор стал перетекать на сексуальные темы. Я рассказывал ей, как я трахался со своей женой, про наше первое любовное свидание в подсобке нашего магазина, про наш трах на теплом полу кухни в Каттакургане, про нашу первую ночь после свадьбы. Что я с ней делала, что она мне делала. В сексе она была очень пресной, потому как не любила меня, но порой на нее находило, и она показывала мне удивительные номера в постели. Сказал, что люблю, когда сосут. И вот Диана предложила мне отсосать. Прямо здесь. А чего?
Я тогда уже набрался порядочно. И если б она прямо в кафе при всех отсосала - мне это по фиг было. И все же - где именно? На пляже? А там вообще и потрахаться можно. Темно, море, свет фонарей, разные сигналы, тусклые звезды на небе - и сплетшаяся в объятиях парочка на топчане. Ходят там, само собой, могут увидеть - а по фиг. Сам не раз натыкался на такие же парочки на пляжах Средиземного и Эгейского морей. Ну и что? Проходил мимо, кто притихали, кто не обращали внимания, я никого не беспокоил. Хотя почему сразу вспоминался сын первосвященника, пронзивший одним копьем точно такую же влюбленную парочку. Все равно, красиво у моря трахаться. Я Диане и предложил. Пойти туда, дунуть травку и заняться любовью. Минет, а потом трахаемся. Начинаем на пляже, заканчиваем у нее в постели. Диана соглашается. Ее рука под столом сжимает мою руку, потом перемешается на колени.
Пристально смотрю на нее. Низенькая красиво сложенная смуглая девушка. Мускулистые лодыжки, темно-синяя юбка ниже колен с разрезами по бокам и с ремешком. Красиво облегает довольно пышные бедра. Изящная талия, обтянутая синей кофточкой. Гибкие бока, великолепные груди, обнаженная смуглая впадина между ними. Обнаженные точенные смуглые плечи, короткая шея. И лицо - так схожее с чертами моей жены. И прическу сделала такую же - будто знала. Собрала волосы сзади и так связала их, что небольшой хвостик сзади свешивался. Будто знала. Да и сережки похожие. А может, просто в Средней Азии такая мода? Не важно.
Промеж ног уже стоит. Оглаживаю руки и ноги Диане, расплачиваюсь. Торопливо допиваю кофе. Выходим и идем к морю.
А на море - красота! Дует еле ощутимый ночной береговой бриз, плещутся редкие волны о гальку, вдали идут суда - ништяк! Выискиваем место потемнее. Остановились, покурили косяк. Идя дальше я уже не стесняясь целую Диану в шею и начинаю ощупывать ее груди. Она не сопротивляется и ласк моих не поощряет. А мне становиться невмоготу. Веду ее к первому попавшемуся лежаку в более темном месте, беру за плечи и говорю - давай здесь, я хочу тебя немедленно! Диана мило улыбается и присаживается на лежак. Я - справа от нее. Начинаю целовать и ласкать лицо, шею, плечи, груди, залез под кофточку, потом под юбку. Какой тут отсос. Завалил ее на лежак, задрал юбку, стянул трусики, задрал кофточку, лифчик, стянул с себя брюки с трусами, лег на нее, поелзал членом по животу и меж ног. А потом засунул и давай трахать. Киргизочка сильно завелась. Постанывала, укусила раз в шею. Кончили оба. Изможденный свалился с нее на песок. Посидели на лежаке. Погуляли. Пива попили. Потом пошли к ней. Жила она в маленьком пансиончике на втором этаже недалеко от гостиницы моей. Маленькая чистая комнатка с коврами. Снова курили травку, пили пиво и предавались периодически любовным играм. Натрахался вслать. Свои 50 евро Диана полностью отработала.
Пожалуй, в той поездке самым приятным и была очаровательная киргизочка Диана со своим братом (а братом ли? Может, другом-сутенером?), а также местная травка и спуск по реке. Вот это больше всего и запомнилось. Равно как и поездка в последний вечер в горы, где из-под земли вырываются языки пламени. На поездку эту меня раскрутила мать с дочкой. Мол, они решили поехать, посмотреть горящую землю. Десять баксов это стоит. Место, где можно как бы поджечь землю, меня заинтересовало. Погулял с ними после обеда, зашли в эту конторку, записали меня. Бабенка с дочерью стали уговаривать меня сделать какую-то временную татуировку. Девчонки хотели сделать себе. И пошли. А эта бабенка все уговаривала - сделай, сделай, паука в паутине на плече - маму свою шокировать. Я подумал, что мысль в принципе неплохая. Например, что-то вроде такого. Баян с контролем и надпись - У НАС НЕ КУРЯТ. Маманя бы охуела - это точно. А на фиг надо кожу портить. Она у меня и без того вся в диатезе.
Вечером поужинали наскоро и пошли собираться. Забил несколько косяков. Взял кошелек, фотоаппарат и пошел в фойе гостиницы. За нами приехали на маленьком микробусе. Гидом была жена владельца этой маленькой туристической фирмочки. Соотечественница с Самарской области. Поехала в Турцию за заработки (не в горизонтальном ли положении?!), вышла замуж за турка и осела в этом поселке. Возит русскоговорящих туристов. Историю этого места она забыла - сказала честно. Но там из земли выходит газ. Все время ночью можно видеть вечный естественный огонь. Небольшие языки пламени. Можно спичкой поджечь новый язык. Бабенка стала сетовать на тупость турок - мол, вместо того, чтоб туристов возить, добывали бы лучше газ там и продавали его. Я возразил ей, что наличие выхода природного газа вовсе не означает рентабельность его промышленной добычи и разработки. И что наличие такой достопримечательности привлекает туристов и делает туристический бизнес более доходным. Она со мной согласилась.
Автомобиль выехал из поселка и где-то минут сорок несся по прямой трассе под горой, а потом свернул налево и начал подъем на гору. Дорога шла кругами, водитель спешил и не сбавлял скорости на поворотах. Мотало здорово. Немного закладывало уши. Была короткая остановка в горной деревушке у лавки - водитель отоварился вином (распитие пузыря местного вина входило в стоимость экскурсии), я пивом и вином. Поехали дальше, остановились в месте, напоминающем парк. И потопали пешком на гору. В темноте, что напоминало мне мой подъем на Синай. По дороге отдыхали, спотыкались. Все жалели, что пошли. Но потом не пожалели.
Прикинь, Зоя! Вот тропа среди камней, валуны там. И вдруг под валунами видишь маленькие языки пламени. Я бросил бычок - где он упал на ветру затрепетал маленький темно-голубой язычок в оранжеватом обрамлении.. А впереди стали видны вроде как бы костры темного пламени. Бля, вот наверно в Аду так. Пейзаж-то был адским! Провал недалеко, отвесные скалы впереди, камни, глыбы, камешки и языки темного пламени, поднимающегося из земли. Я любовался этой картиной. А дочка та полезла вперед да вдруг как завизжит. Едва не из под ее ног встала девушка в светлой кофточке и шортах. Она вставала медленно, пошла нетвердой походкой в сторону, а там снова легла. Мне она показалась голландкой из той компании, которая меня накурила в кофейне. Бомжиха какая-то неместная - завозмущалась мамаша из Подмосковья. Я ей сказал, что девушка просто приходуется. Обкурилась - и отдыхает. Гид сказала, что в принципе у ее мужа можно взять травки. Знала бы она, что будет хоть один ценитель - непременно принесла бы на косяк. Что на этом месте хорошо курить марихуану. Ну, я и говорю - давайте покурим. Я угощаю!
О, что тут началось! Дочка стала тараторить, что она хочет попробовать, что это совершенно безвредно и безопасно, что она уже большая - и ей хочется попробовать всего. Мать ее - ни в какую! Орет - ты не будешь пробовать, я не разрешаю. Гид наш говорит, что покурит сама с удовольствием и начинает ту бабенку уговаривать. Приблудная к ним девчонка поддакивает - это будет настоящая восточная экзотика. Вот, и уломали ее. Ладно, говорит, я тоже попробую. Присели мы на камни, вооружились стаканами с вином, я послюнявил косяк, затянулся пару раз и пустил по кругу. Мы с этой девчонкой из Самарской области дуем нормально, девчонки молодые - тоже относительно. А бабенка та не курит вообще - и давится дымом. Я их учу вином запивать, а сам запиваю пивом. Два косяка так скурили.
Ох, интересно было. Я как всегда проваливаюсь в приход. Отстраненность от всего. Подвисаю и втыкаю на огни природного газа. Мне хорошо и спокойно. Блаженно улыбаюсь. Русская жена турка становится немного вульгарной, развязной и смешливой. Видно, что ее хорошо впёрло. Девчонок сразу же пробило на ха-ха. Ржут, гримасничают, остановиться не могут. Бабенка сидит такая довольная, хихикает. Рассуждает, что хмелеешь приятнее чем от водки. Тянем вино и пиво. Гид рассказывает, что это безобидное и невинное развлечение. И нервы хорошо успокаивает - 3-4 раза в неделю покурить травку. Я подтверждаю. Бабенка просится наблюдателем в добровольное общество курильщиков анаши. Все в восторге, обсуждаем возможность создания такой общественной организации. Прикалываемся. Если честно, очень приятно провели там время. План дунули, вина попили, поржали. А я повтыкал на всю эту красоту кругом. Место там красивое. Кто в Кемере будет, советую посетить. Потом я им стал петь песни про план - под эти песни мы начали спуск.
«Ой да солнце светит ярко,
Конопля растет быстрей,
Мы бухали на пригорке,
В окружении блядей»
Спускались, пели, остановились на скамейке отдыхать, бухали и там, снова спускались. Погрузились в микробус и поехали в отель. По дороге купили снова коньяка местного, ракэ, пиво, вино. Пошли в номер в бабенке и там бухали на балконе. Еще косяк дунули там. Где-то так до трех сидели. Потом приблудная девчонка свалила к себе, я ее проводил до номера, спросил насчет треножников - она сказала - нет. Ну, я к себе, один выпил бутылочку пива, подрочил, снова бутылочку пива и спать. Под утро мне показалось, что кто-то забрался на мой балкон. И ходит там. Но у меня было все закрыто. Я подумал на кошек.
Утром был последний завтрак, последний пляжный отдых, прощание с морем. Мило общались. Уезжали все. Автобус подвез нас к отелю. Выходим. Видим, стоит джип у входа с номерами на борту, а по соседнему балкону ходят турецкие мусора и чего-то пишут. Оказывается, парочку ту обчистили. Залезли чрез балкон в номер и сперли кошельки. Они ругались с администрацией отеля, а потом поехали в полицию - и целью насолить отелю. Тупое занятие. Ничего не докажешь.
Собрал шмотки, пообедал в последний раз, сдал номер и почесал к автобусу. Объезд отелей Кемера, бросок в Анталию. На останове скурил последний косяк. Не везти ж чрез таможню, хотя было бы неплохо. Но зачем зря рисковать? Ракэ там выпил, пивом турецким запасся. Еду и втыкаю. Анталия, речка, колючка, аэропорт. Выхожу. Курю и бухаю пиво у здания аэропорта. Там курить запрещено под угрозой штрафа в сто миллионов турецких лир. Правда, турецкие погранцы курят прямо на своих рабочих местах, штампуя паспорта. Персонал аэропорта - тоже.
Контроль строгий - ихнии машинки звенят даже на фольгу в пачке сигарет. Лучше ничего не везти такого оттуда. Не рисковать. Со второго раза прохожу, регистрируюсь, сдаю багаж. Усатый турок лепит в моем паспорте визу на выезд. Прогулка по второму этажу, заведение под немецкий пивной бар. Вкусная сарделька и пиво. Посадка на самолет. Соседками были две пожилые женщины. В полете бухал с ними турецкий коньяк и рассказывал им, как жена меня бросила. И что теперь анаша будет моей женой. Тетеньки были бухие отчасти без коньяка моего. А им догнались. Мои наркооткровения их не пугали. Небось потом рассказывали как на обратном пути бухали с живым наркоманом! Сочувствовали мне, просили подумать о здоровье и не губить себя, переключиться с девчонок на женщин сорокапяти-пятидесятилетнего возраста. Которая смотрелась помоложе (а ей 52 года было) вроде не против была мне дать. Блядский огонек увидел я у нее в глазах. Спросил, где живут. Облом - оба из Белоруссии. Не ездить же мне по выходным ебать ее в Гомель! И она не поедет в Москву. Э, думаю, не двадцатилетняя ты красотка, чтоб к тебе в Гомель ехать. А все же приятно летел. В состоянии непонятно какого опьянения. В голове плыло. Нетвердый взор скользил кругами, втыкая на красивые женские лица. Эх, эту бы трахнуть, да и соседка ее ничего, тоже можно. Эх, а кто даст? Разносили обед. Симпатичное личико молодой стюардессы. Выбираю рыбу. Получаю обед. Табличка, ФИО. Э-э, спасибо, Татьяна Николаевна! Вы очень симпатичная девушка. Я бы Вас с удовольствием потрахал! _ так сказал я. Ее напарница заржала, соседки мои - тоже. Красавица Танечка сильно сконфузилась, но заулыбалась тоже. «Не успеете. Мне сначала надо обед разнести, а потом чрез двадцать минут самолет пойдет на посадку»- сказала она смеясь. «Жаль, очень жаль,»- сказал я. Но давайте попробуем». «Только на следующем рейсе. Раз так понравилась - покупайте наши чартерные рейсы на мой рейс.». И поехала. А чего? Хорошо ответила. Я ржал до усеру.
Ну, самолет приземлился посадка и выгрузка из самолета, погранконтроль без очереди - повезло, получение багажа, свободный проход чрез таможню. И тут я оказался в окружении алчной шоферни. Они как цыгане хватали меня за рукава. «Э, уважаемый! Давайте ко мне!» Уговаривали сесть в их машины за 50 долларов. Я говорю, не надо, по-хорошему явно не понимают. Рявкнул ему - отвали. Они отошли немного, а ко мне примазался один такой потертый мужичок. Он предложил за 20 баксов. Я отказался. Он стал говорить, что это нормальная цена. А я ему - согласен, что это нормальная цена, но у меня одна сумка, я доеду так. Почему? Неохота тратить деньги. Он меня и так и этак уговаривал. Мол неприлично такому солидному человеку ехать на автобусе. Я отшучивался. При чем тут солидность? Я доберусь так, как мне удобно. Я никуда не спешу. Доеду на автобусе. Наконец он решил привести свой коронный довод - поздно уже! Наркоманы везде лазят. Мне так смешно стало. Значит, вместо того, чтобы укуриться, втыкать и дрочить в своем доме, я должен шляться по темным дворам и бросаться на запоздавших граждан? Я ему и говорю - да я сам наркоман. Все водилы переглянулись и сразу от меня чухнули. Тот мужичок протянул на прощание - а, тогда все понятно. Я заржал. И спросил сам себя - почему все так бояться наркоманов? Ведь наркоманы - это люди мирные вобщем-то. Доставать их просто не надо.
Оно отчасти я и обломался, потому что в маршрутку сесть несколько раз мне не удалось, да я и не спешил никуда. Сел в автобус и долго ехал до станции метро «Речной вокзал». А там поглазел по сторонам, взял себе шаурмы, по которой за неделю немного соскучился, БАЛТИКУ 9 и пил пиво, закусывая шаурмой. Потом спустился в метро. Полупустой вагон. Смотрю по сторонам.
На следующей остановке ввалилась куча ребят и девчонок не старше 17-18 лет. Одного возраста. По разговору понял. Первокурсники. Едущие то ли на гулянку, то ли с гулянки. Хрен поймешь. Смотрел на них и думал - да первокурсники, счастливцы. Все еще у них впереди. А они там что-то про кислоту трепались. Что ж, приятного кайфа, если она есть! Я вышел на Белорусской, а они ехали дальше. Переход, две остановки. Киевский вокзал, последняя электричка 0:48. Иду на нее. Поезд едет. Выхожу с сумкой в тамбур. Подкуриваю. Выходит за мной юная парочка. Вроде старшеклассники. Курить в тамбурах нельзя, но если очень хочется, то можно, - говорит парень. Его девушка смеется. Смеюсь и я. Если очень хочется, то все можно. Только осторожно. Добавил я. Вот все вместе ржали. Выходим. Сехмет умилостивили. Небо закрыли тучи и пошел дождь, неся прохладу изжаренному за лето граду и гарь с горящих торфяников. Иду по мокнущим улицам, по лужам с сумкой чопать не хочется. Ловлю тачку за 20 рублей до дома. Поднимаюсь, звоню в дверь. Мама ждет. Поздний ужин, душ, выпивка, косяк. Узбекский план накрыл меня необычно сильно. А я просматривал почту и кухня вертелась у меня вокруг. А за окном на фоне отсвета городских фонарей в облаках ворочалась громадная красная свинья. Знал, что завтра на работу вставать, а не спалось. Воткнулся в Интернет, потом в кассету по видику. Давай дрочить. Так кончился мой отпуск. А с ним кончилось и плановое лето. Осталось у меня по возвращении всего три кораблика травки да грамешник гаша. Сама собой переворачивалась глава моей жизни. Летом анаша полностью компенсировало потерю жены вместе с походами каждые выходные к проституткам. Мне показалось, что это рано или поздно перестанет удовлетворять меня. Что делать - я не знал. Ну, и пофиг! Отдамся лучше вливающейся в меня энергии свыше. Кто мне ее шлет и почему? Но если я получаю эту энергию, с которой я ничего не могу поделать, то значит, я ТАМ кому-то очень и очень нужен. Порой я чувствую на себе чей-то взгляд. И мне становиться жутко. Там не могут не знать моей нужды. И моей мечты - повышать благосостояние и урожайность в стране подобно древним царям, покрывая как можно большее количество женщин. В сладких грезах о древних оргаистических культах малоазиатских богинь типа Иштар я и уснул.
Блядь, мы уж больше получаса против положенного ждем. Обломались видно сегодня. Ладно, ничего нам не остается только кроме того как напиться. Возьмем поллитра с пивом да и пошли домой. Эх, невезуха!


Теги:





1


Комментарии

#0 20:50  20-11-2007seguv    
асилил.. увлекло..

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....