Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Юля маленькая

Юля маленькая

Автор: Леонид Очаковский
   [ принято к публикации 05:22  19-12-2004 | Амиго | Просмотров: 443]
Осень - грустная пора, девчонки! Взаправду грустная. Я тебе, Зоя, уже рассказывал, как пробовал из жизни уйти. И не вышло. А знаешь, ведь девчонки меня до этого и довели. Вот, жена моя любимая и Юля маленькая. К которой в гости идем. Что та, что другая. А от чего так? Про жену понятно, а вот другая-то? Вроде мы не должна была она меня ничем затронуть. Не жена. Хорошая знакомая. Проститутка. Сто баксов за ночь, две косых - за два часа. Да сколько таких за год перебыло! А запомнились ярко и по-хорошему всего две девушки. Вика и Юля маленькая.
Интересно, я бы с удовольствием женился на Вике, но было в ней что-то такое, что я не мог представить ее себе ни в качестве жены, ни подруги, а только проститутки и содержательницы девок. Или сестры. Она как бы воплощала в себе древних малоазийских богинь сексуальной энергии, оплодотворяющей мир. А вот Юля казалась при ней скромной жрицей Афродиты Пандемос - всенародной. Вполне представимой в качестве моей жены. Я и относился к ней соответственно. Вот в очередной раз и обломался.
Юлю в отличии от Вики я знал еще до женитьбы, знал и то, чем она занимается в Москве. Юля - первая проститутка, которую я хорошо знал вне всякой связи с ее профессией. В первый раз мы познакомились на том самом празднике 23 февраля. Когда к Юрке героинщику приехали с женой, тогда еще невестой. Ну там групповуху устроили, я впервые видел, чтоб на одной кровати три парочки одновременно любовью занимаются. Раньше я такого в жизни не видел. Вот там мы и познакомились.
Значит, заходим на кухню, а там с Юркой маленькая такая белобрысая девчонка в очках сидит с аккуратным хвостиком светлых волос сзади. Красивый овал лица, вытянутые губки, бледная, какой-то растерянный вид (он у нее такой по жизни). Сидит в углу, дичится немного. Юрка нас знакомит. Мол, вот его девушка Юля. Представляюсь. Сидим за столом. Юля начинает хвастаться, что снова сделала на три месяца московскую регистрацию. Вот здесь этим можно было похвастаться, потому что у многих ее не было. А это вечные ментовские поборы. Это я позднее понял, тогда еще всей ситуации их не знал. Девчонка показалась мне глуповатой, но по своему привлекательной. Я подумал - ох, поиметь бы ее! Юрка с Юлей пошли за водкой. Пока их не было, Наташа рассказала мне их историю. Юрка не работает, только бухает и торчит, квартиру ему снимает дядя и дает денег. Он раз вызвал проститутку, приехала Юля. Она ему понравилась, он стал ее постоянным клиентом. Потом она переехала к Юрке жить. Вот так они познакомились.
История Юльки показалась мне интересной. А то! Со мной за одним столом впервые сидела проститутка. Которая не собиралась работать со мной, жила с другим парнем. Я решил поговорить с ней, познакомиться поближе. Когда они вернулись с бутылками, я стал рассказывать Юле, как познакомился с Наташей. Спросил, откуда она. Юля оказалось из деревни. Глухой деревушки в Тверской области. Видимо, этот регион является крупнейшим поставщиком отечественных девушек на московский рынок интим-услуг. Из семи российских проституток, известных мне, пятеро были именно из Тверской области. Из деревень и небольших поселков городского типа. Вообще, Тверская область - это медвежий угол. Там и медведи до сих пор водятся. Глухие леса, болота, речки, озера. Вымирающие деревни. Вот из такой деревни и оказалась Юля. Правда, потом ее родители переехали в небольшой поселок. После развода с мужем она поехала в Москву на заработки. На какие - тогда мне не сказала.
Ну, а у Юрки всегда дурь была почти что всегда. В то время. В благословенный год нового века. Пока он барыгу не кинул. Чего? Девчонки водку бухают, а там еще айзер Борька пришел, Стас, Денис с Оксаной, кореянка Галка и узбечка Маринка пришли. Эти две последние девчонки тоже были проститутками. Их держала во времянке на Черкизовском рынке тетка Наташина. Алла шинская. Так ее называли, потому что у Наташи еще одна тетка была по имени Алла. Эту они звали просто мэдамэ. То есть, тетка по-корейски. Юрка забил косяк, пустил по кругу. Потом второй. Потом третий. И все там дули шмаль. И парни и девчонки. Укурились мы хорошо. Меня крепко вставило. Они там бухают, танцуют, а я сижу, втыкаю. Ну, потом потрахались мы все. Вот, три парочки на одной кровати. Поперек. Я с Наташкой, Стас с Маринкой и Юрка с Юлькой. Ну, мы ж все в гавно были убитые. Мне по фиг было все.
Второй раз я видел Юльку на вечеринке 8 марта. И там она была популярна у всех корейцев. Потом она вместе с Викой, Галкой и Маринкой готовили на нашей свадьбе. Потом была на Наташином дне рождении у меня дома. И все. С тех пор в продолжении всей своей семейной жизни я ее больше не видел. Наташа осенью рассказала мне, что вместе с Юркой ей пришлось пуститься в бега, когда его влиятельные дядья попали в международный розыск. Якобы их Интерпол искал. Вобщем, залег Юрка у нее дома. В деревушке у ее бабушки. Там и она жила со своей дочкой. Дочь родилась 9 мая. Потому и назвала ее Викторией. Юрка пил по-черному, бил ее. Руками и ногами. Она все терпела. Пока он не избил ее ногами в то время, когда она дочь свою держала на руках. Досталось от его пинков и ребенку. Вот тут она его и выгнала. Юрка объявился в Москве. А она потерялась.
Вот я никогда так девчонок не бил. А этот бил свою считай каждый день. И она его терпела. Не работал парень, пил и торчал. И она с ним считай год прожила, да еще и содержала его своим ремеслом древнейшим. Вот вдуматься в это - так все мамины схемы рассыпались как песочные башни. Какие представления мама пыталась мне внушить о семейной жизни?
Муж - кормилец, должен зарабатывать и нести деньги в семью. Это раз. Дома должен забивать гвозди, умело все мастерить руками. Женщина всегда опирается на мужа. А чего жена должна делать? Тут мама вздыхала и начинала говорить, что это как повезет. Может, будет готовить есть и гладить одежду, а может - и нет. Самому все делать придется. Как карта ляжет. Неравная игра, думал я. Значит, жена может будет бездельничать вообще? Мама говорила, что жена скорее всего тоже будет работать. А после работы приходить домой усталая. И не каждую ночь еще давать будет. В семейной жизни каждую ночь не трахаются. Получался какой-то абсурд. Работай, себе сам стирай, сам готовь на всех, ходи по магазинам да еще давать не будет каждую ночь? А зачем тогда жена? Мама заминалась и говорила то одно, то другое. То - чтоб заразу не подцепить, то - ну вот куда-нибудь поехать или пойти, чтобы видели, что у тебя есть жена, ребенок. Бред какой-то, да? А что выходило на деле?
Когда сбежала жена, я зарабатывал довольно неплохо. Был руководителем высшего звена оптовой торговой организации со штатом в 70 человек. Не такой уж маленькой. А что это изменило? Во мне и в моих отношениях с женщинами? А вот ничего. Ровным счетом ничего. Мать говорила - вот будешь работать, будешь чувствовать себя более уверенно. Более уверенно я себя не чувствовал. Какая уверенность? В чем? Вот что получив зарплату, я пойду к проститутке - в этом я был уверен. В том, что вернувшись домой с зарплатой на немного нетвердых ногах снова услышу маманин ор - ты алкоголик, ты наркоман! - в этом был уверен. В чем я увереннее себя чувствовать буду? Уверен я стал в одном - работай- не работай, зарабатывай - не зарабатывай, а все одно: не пей, дома не кури, про наркоту не говори и не думай, о сексе не смей говорить, чтоб ни словечка жаргонного, чифирок не варить, порнуху не смотреть, девок не обсуждать, в Интернет не втыкаться на целые выходные, блатные песни при мамани не слушать и не петь. Одним словом, не дом, а зона получается. Строгого режима. Или вообще ШИЗО. Причем пожизненно.
Это дома. А на работе что? Считай, осенью со стороны девок чистый саботаж пошел. Им говоришь, а они не делают. Или так сделают, что это иначе как вредительством и не назовешь. Я вроде как второе лицо в организации, а моим подчиненным на меня хер положить. Бьешься над цифрами и регистрами, высчитываешь все до копейки - и чувствуешь, что никому это кроме тебя самого и налоговых органов и не нужно. Что владельцы просто вывезут все документы, сменят фирму и начнут как бы с нуля свой бизнес. И зря ты старался. Какая уверенность при таком раскладе? Если кроме платежек и умения смотреть в рот от тебя ничего другого и не ждут? Если за то, что отчетность подготовил и сдал намного раньше не то, что премию не выплатят - даже спасибо не скажут. Если ты на работе что-то вроде казенного раввина?
А что в отношении женщин ко мне моя работа и зарплата изменила? А ничего тоже. Сколько не делал объявлений в Интернете на сайтах знакомств. Предлагал женщинам российское гражданство, московскую прописку, помощь в трудоустройстве. Ни хуя! Никто на это и не клевал. Смотрел объявления девушек, ищущих спонсора. Одна мне отозвалась. Предложила шесть встреч в месяц за 800 баксов. В месяц же. Я ей объяснил, что есть девушки у меня с более низкими тарифами. С ними мне 6 ночей в 600 долларов обойдутся. И все.
Знакомился по Интернету, материны подруги пробовали познакомить - одно и тоже. Встретимся, посидим за одним столом и разбежимся. Мать долдонит - не говори сразу, что жениться хочешь, что жена нужна. А чего тогда сказать - пошли, краля, я тебя трахать буду? Тоже нельзя. Ну, сидел я за столом и рассказывал про учет и отчетность, про свою работу. Тоже не дело выходило по матери. Они не бухгалтера, им не интересно. Так о чем говорить? Про отчетность и бухгалтерию неинтересно, про мою Академию тоже неинтересно, про мою работу неинтересно им, про мои поездки - неинтересно им тоже, про наркоту - даже не заикнись. Так о чем говорить?! Так было раньше, так было и теперь. Каким я был, таким я и остался. Сам факт наличия работы и источника дохода ничего не менял внутри меня. Та же замкнутость. Та же погруженность в свой мир внутренний. Если какой-то бабенке под сорок неинтересно, что я говорю и что мне интересно, значит, я ей просто неинтересен как человек и как мужик. Был бы интересен - сама бы нашла о чем поговорить. И чего - мне пред ней унижаться? Вымаливать ее внимание одно? Нет, я лучше к Вике схожу!
Оказалось, женщины вовсе не кидаются на шею в надежде получить прописку московскую. И размер зарплаты их сам по себе не привлекает. Это первое, что колебало мамины схемы. А два - пример знакомых проституток. Вики и Юли. Они ж своим ремеслом содержали своих парней. У Вики ее парень получал в три раза меньше меня зарплату, а юлькины парни вообще не работали да еще и поколачивали ее. И они тем не менее с ними жили просто так. А со мной спали за деньги. Хотя я любую готов был привести в свой дом и устроить на работу. Развестись с женой и официально на них жениться. Что маманины схемы просто опрокидывало. Маманя говорила - они ж тебя во всех видах видели. И накуренного и мертвецки пьяного. Угу! Юрку они тоже видели во всех видах. И Юля его не бросала за его увлечения. Что-то здесь не сходилось у мамани. В ее картине отношений мужчины и женщины. Что-то было не так. А что?
Если вернутся к Юльке, то я услышал про нее потом у Вики. Зимой еще. В Южном Бутово. История была такая. Юлька, выгнав Юрку, поехала в Москву снова заниматься своим ремеслом. Работала у Вики. Юрка прознал, что она приехала. Стал ее искать. Нашел. Само собой, просил денег. Она его решительно отшила. Но он знал, что у нее есть деньги. И когда она собиралась домой ехать с деньгами, пошла со своей подругой делать покупки. В ноябре это было. Зашли в кафе у Фрунзенской. Подошли айзера, стали их угощать. Подсыпали что-то в кофе. Очнулись на улице возле кафе этого. Ни вещей, ни денег. Вика считала, что это Юрка на Юлю этих айзеров навел. Но так это или нет - дело неизвестное. Менты этим даже заниматься отказались. Получилось, будто девушки напились и их обокрали. Классический висяк. Нераскрываемое дело. Пришлось Юле еще два месяца поработать. Чтоб с деньгами домой приехать.
Интересно, похоже Вика Юлю недолюбливала. И очень сильно. Видимо, девчонкам необходимо соперничество. Даже самым идеальным. Вот Вика и любила со мной посплетничать про Юльку. Вот она такая, сякая, неорганизованная. То хочет работать, то пропадает. Потом, когда мы уже подружились и часто просто созванивались, Вика почти всегда спрашивала меня, слышал ли я что-то про Юлю. Одно можно было понять - Юля ее напрягала и сильно. А вот чем - понять сначала было нельзя. Потом я понял. Вместе жили, вместе работали. Друг друга изучили. Знали сильные и слабые стороны друг друга. Вика - очень сильная духом девушка. А Юля - она слабая, безволевая. Вика относилась к ней как старшая сестра. И видимо после бегства кокосовой Леночки ей хотелось работать именно с Юлей на пару. Как она ее нашла - я не знаю. Потому что Вика не раз переезжала с квартиры на квартиру. Но факт остается фактом. После возвращения Вики с хутора в июле том, Юля маленькая ее нашла неожиданно для самой Вики и приехала к ней. Работать. В горизонтальном положении. Да, у девчонок может быть такая прикольная работа.
Накануне второго августа я договаривался с Викой о традиционной субботней или воскресной ночи. Она уже полтора месяца спала со мной каждые выходные за сто баксов. А тут что-то забеспокоилась. Говорит, поступил очень выгодный заказ, от которого она никак не может отказаться. На эти выходные спать со мной будет Юля. Какая Юля? Юркина. А я ж давно хотел ее поиметь! За год семейной жизни не одну подругу жены или какую-то родственницу трахнул, а вот до Юли добраться не мог. Разумеется, я очень обрадовался. Вика сказала мне, что она рассказала Юльке, что я пользуюсь ее услугами. И та сама выразила желание со мной переспать. Само собой не просто так, а за деньги. Сто баксов за ночь. Семьдесят Юльке, тридцать - Вике. Вика попросила меня приехать немного пораньше - ей надо будет уйти. Похоже, что все девчонки, что были у нас на свадьбе, были не прочь переспать со мной.
Ну, настали выходные. Традиционная попойка вечером пятницы, два косяка ночью, с утра - тройка мускатных орехов. На всю субботу удолбан. Забиваю пару косяков с планом и гашем, засовываю их в початую пачку папирос, на улицу, бутылку пива в руки - и бегом на электричку по привычному маршруту. Еще солнце ярое только склонилось в самой линии горизонта. Пил пиво и глазел на железнодорожную сигнализацию. А знаешь, тем плановым летом мои выходные были отменными - сплошной торч и секс за деньги с красивыми проститутками. Вот так вспомнить все - кайфово жил. А все одному не то. Но у шлюх и отрывался по полной программе. Я ехал на электричке, спускался в метро, выходил на Белорусской и шел к хорошо знакомому мне зданию Савеловского межмуниципального суда. По дороге отоваривался пивом, иногда- сливал за забором стройки, садился на маршрутку. О чем думал? О сладкой ночи укура, сплетенных объятий и горячих вздохов на сдвинутых кроватях в большой комнате. У Вики было все приспособлено для траханья. Вот вспомнить все.... А по настоящему мне было хорошо с Викой только и с Юлей этой. Вот об этом-то и думал я - о траханье. Чего еще можно думать, если едешь к проститутке? И вообще-то брало зло. Вон кругом сколько парочек, а мне приходиться платить деньги за ночь с девушкой. Злило, а с другой стороны думалось так - ну и по фиг все. Заплачу и потрахаюсь.
Прибыв на конец маршрута я первым делом пошел в круглосуточный магазин, где всегда отоваривался пивом, вином и дошираком. В этот раз Вика попросила меня купить сигареты для Юли. Легкие ЛД. Ну, я купил свой обычный ассортимент - шампанское, баклажку двухлитровую пива, воблу, доширак, пелемени и сигареты. Себе и Юле. Иногда я Вике и продукты приносил. Вика вообще мне была женой на одну ночь. Именно женой. Она кормила меня ужином и завтраком. Когда из того, что я приносил, когда - из своих продуктов. Но кормила каждый раз. Гладила мне брюки и рубашку. Вот тебе и проститутка! Ее парню можно было только позавидовать.
Отоварился и пошел в обшарпанную пятиэтажку. Грязная лестница, второй этаж. Звоню. Звонок не работает. Стучу в дверь. Открывает Юля. Здравствуй, Леонид! Девушка искренне мне рада. А что? Нам есть, что вспомнить и о чем поговорить. Прохожу на маленькую уютную кухню Вики на Коровинском шоссе. Юля разбирает содержимое сумки. Вики уже нет. Юля начинает мне готовить ужин. Я наливаю себе пиво. И Юле. Она пиво любит. Маленькая девушка начинает чистить воблу, а я подкуриваю сигарету и начинаю свой рассказ. Как жена меня кинула. Юля дружила с моей женой, когда жила в Новопеределкино. Она слушает. Говорит, что не верит. После нашей свадьбы Наташа была очень рада. Особенно рыжью. Маминому золоту. У нее никогда не было ничего подобного. И она вся увешивалась рыжьем (это я помнил) и бегала по своим родным и подругам. Хвасталась удачным замужеством. Рассказывала, как мы с мамой заботимся о ее ребенке. Браком она была очень довольна. Гордилась им. Говорила, что вышла замуж за профессора. Ее подруги ей откровенно завидовали. Красавица Алёна даже распустила про нее сплетню, что Наташа снималась. Раз будто я ее снял, она мне чудеса секса показала - я на ней и женился. Так к себе привязала. Просто не верится, что чрез год она сбежала. Мне тоже не верилось. И тогда думалось, что все еще вернется. Юля рассказала мне, что Наташа обсуждала свое замужество и с Юркой. Тот ей не советовал. Говорил, что трудно ей будет ужиться в московской семье. Я спросил, встречалась ли она с этим героинщиком. Про это тоже болтали. Юля мне ответила, что в то время, когда она с Юркой была, этого не было, а без нее - не знает. Но слух был, что встречались.
Разговор плавно перешел к теме Юрки. Это был первый кореец, кто пришел гостем в мой дом. Вместе с Наташей на мое тридцатишестилетие. Яркая фигура. Наркоман, перепробовавший много разной дури. Подлым образом кинувший меня и наших общих подруг на замутке. А ведь я считал его за друга по торчу. И всегда подогревал. Как она с ним познакомилась?
Вопрос на самом деле был наивным. Как и вопрос к любой проститутке - почему она занялась этим ремеслом. Кто тебе скажет так, как было на самом деле? И сможешь ли ты вместить и принять эту правду, если тебе ее скажут? Помнится, Шаламов приводит блатную поговорку: «Не веришь - прими за сказку!» Он считает ее очень циничной по отношению к вопрошающему. А между тем она из жизни. Каждый рассказывает о себе ровно столько и так, сколько и что он хочет о себе рассказать. Любая девушка мне рассказывала ровно столько.
Юля не таясь рассказала мне свою историю знакомства с Юркой. Жила в Москве в конторе в Солнцево. Ездила на вызовы. Один раз приехала на вызов к Юрке. Понравилась ему. Он стал ее постоянным клиентом. Предложил перебраться к нему. Она и переехала. Почему? Ну, надоело ездить по вызовам. Лучше быть на содержании у одного парня. Правда, быстро поняла, что с содержанием обломалась. Юрка не работал и работать не собирался. Мне говаривал бывало, что сил нет работать руками, что может работать только на руководящей работе. Но его содержали его богатые криминальные дядья, которые иногда использовали его для своих нужд. Достаточно редко. Они его подогревали деньгами. Иногда Юльке приходилось и самой работать своим телом, но не чаще 2-3 раз в месяц. Это ж лучше чем 2-3 раза в день. А живя с парнем, к нему привыкаешь. Тем более, что он такой спокойный. Поставится герой и растянется на диване. Втыкает часами на свои носки.
Малопонятно и неутешительно - подумал я. А отчего Наташа ко мне не привыкла тогда? Значит, к Юрке можно привыкнуть, а ко мне нет? Я много раз в наши встречи расспрашивал Юлю про Юрку. Юля вспоминала его охотно, отмечая при этом, что это пройденный этап в ее жизни. Юрка ей нравился - это все, что я понял. Хотя в сексе он был никакой из-за геры, не работал и не заботился о ней особо. Он ее просто не напрягал, что Юля ценила больше всего в мужиках. Она могла целыми днями у него отсыпаться. А что порой дома не было есть, ее особо не волновало. Она могла сутками не есть вообще, чем изумляла Вику. Юрка тоже так мог. Гера и водка заменяла ему пищу. А почему Юля не ела? Этим вопросом задавалась Вика неоднократно. Водку она не жрала ежедневно, но вот герой тоже ставилась. И тут хрен поймешь - Юрка ли ее приучил или до него начала. Свое увлечение она тщательно скрывала. Но если девчонка может сутками не есть, вернее, не хотеть есть, и ее красивые серые глаза были с узеньким таким зрачком - ясное дело, что без опиатов не обошлось. Скорее всего у трансвестита Игоря она и брала геру.
Так без напряга Юля жила у Юрки. Познакомилась с Наташкой моей. Вместе с ней бухала, ходила по кабакам. Их компания такая и была - Наташа, Юля, Олеся шинская (троюродная сестра Наташи и ее любовница-бисексуалка), хохлушка Наташа - подруга Стаса. В кабаках Юля привлекала внимание парней, раз у них даже драка получилась. Какая-то девчонка привязалась к Юльке за то, что ее парень с ней танцевал и целовался, стала обвинять ее в краже. Моя Наташка и стасова ту девчонку здорово побили. Познакомилась с Викой и Надирой. Тех девчонок юркин дядя Валера пригласил пожить в своей квартире. Само собой, работать в горизонтальном положении. И Юля с ними тоже работала также. Юрка воображал себя начальником над этими девчонками, хотя просто работал с ними диспетчером. Появились деньги. Юля отсылала их родителям, которые воспитывали ее дочку. Вобщем, жила в настоящем проститутско-наркоманском притоне. И не тужила.
Однако такое благополучное существование рано или поздно должно было рухнуть. Естественно благодаря Юрке. С кем-то подрался, попал на заметку мусорам. Раз когда Юрка был в гавно убитый, на квартиру явились опера. Документы проверять не стали, сразу приступили к обыску. Мастер спорта дядя Валера вышел навстречу им и спросил - э, ребята, а ордер с санкцией прокурора у вас есть? Ордера у оперов не было, что они и сказали. Дядя Валера сказал им - до свидания. Опера стали гнать, что это не обыск, а только осмотр, а дядя Валера им объясняет, что жилище неприкосновенно. Что квартиру снимает он, согласия на осмотр не дает. А до свидания может им еще раз сказать в присутствии своего друга-прокурора. И опера ушли. Только сначала они рассказали ему про Юрку очень много нехорошего. Что он герой банчит, пытается рекетировать корейцев, ссылаясь на своего весьма авторитетного дядю, подворовывает в магазинах, драки затевает по пьяни. Дядя Валера дождался, пока Юрка протрезвел, и очень здорово его отпиздошил. И деньги давать ему перестал. А давал он их после этого Юле. И еще полгода Юлька жила вполне благополучно. Даже не работала. Юрка попробовал слезть с геры и стал бухать по черному.
Ничего вечного не бывает. Особенно при такой жизни. Раз в июле (тогда я уже был женат на Наташке) дядя Валера привез Юльке полторы тысячи долларов и Юрке 500. И сказал им, чтоб чрез два часа их в этой квартире не было. Если хотят, могут остаться, но тогда пусть пеняют на себя. Мол, он теперь в бегах. Они и съебались. Домой к Юльке в Тверскую область. Проживали там деньги эти. Юрка бухал, стал бить Юлю. Она терпела это. До тех пор, пока не стал пинать ее ногами с ребенком на руках. Этого она уже ему не могла простить, выставила вон. Так кончился ее роман с Юркой. Ну, а дальше обычная история. Юрка с собой прихватил деньги и ценные вещи из дома, Юле пришлось ехать с Москву на заработки снова. Поехала, работала, чем-то опоили и ограбили. Участие Юрки в этом она категорически отрицала. Вот и вся история ее отношений с Юркой. Знать его она больше не хотела, хотя вспоминала очень охотно.
Я не знал, что будет у меня с женой. Вроде договорился назавтра с ней встретиться на квартире у ее матери. С Юлькой мне хотелось именно завести роман. И этот визит к Вике казался мне началом этого романа. А что? Я ж тоже снимаю ее как проститутку.
-Тебе Вика сказала, что буду я? - спросил я ее, потягивая пиво.
-Конечно! Она всегда говорит, что из клиентов будет. Ведь приятнее, когда клиент знакомый. Уже знаешь, что от него ждать.
-А что ты ждешь от меня?
-Ничего, сказала Юля. Ничего плохого. Мне на самом деле приятно с тобой побазарить. Есть про кого рассказать. И спать с тобой приятно будет. Интересно узнать, чего Наташке в постели не хватало с тобой. Да это так, шутка.
Я от такой шутке помрачнел. А может, у нас постель и не задалась? А как могла она задаться при ее бисексуальных склонностях? Так я и сказал Юльке.
-И не думай, - сказала она мне. Юрка из-за геры вообще в сексе был никакой. Мне по фиг это было. За одну постель женщина никогда не бросит. А Наташа просто дура. Которая сама не знает, чего от жизни хочет. Второй раз ей такое счастье не подвалит. Не подвалит - и все!
-А оно ей надо было? - спросил я. Надо б было - ценила. А ей похоже это вовсе и не нужно было.
Юля начинает снова заверять меня, что в начале Наташа была очень довольна нашим браком, только быстро на свекровь стала жаловаться. И всем рассказывала, что я бью ее, хотя побил я ее всего-навсего три раза. А лучше б не говорила. Тошно стало.
Достал я заветный косяк. Думаю, как подорву его и все улетит вместе со сладковатым дымом. Если честно, обижал иногда я свою Наташу, очень обижал. Так нельзя же на моих нервах играть бесконечно! Спрашиваю Юлю - план курить будешь? Вика всегда курила. А Юля сморщилась, подумала и отказалась. Ну, она ж героинщица, а им план как-то неинтересен. Ладно, мне больше! Слюнявлю косяк, подрываю, затягиваюсь. Раз, другой, третий.
Кашель сгибает, характерный вкус во рту, такой горько-сладковатый, холодные мурашки на лбу. Так привычно! Так хорошо! Плохое настроение трансформируется в резкую дисфорию на входе. Все! Пиздец! Я попался! Без травки для меня уже все будет без радости. Я подсел. И бесповоротно. И ведь сам знаю, что тормознуть уже не смогу. С такими мыслями я погружался в приход, в котором все плохое, все напрягавшее медленно таяло и превращалась в легкую грусть, а затем незаметно улетучивалось. Тихая радость распирала изнутри. И желание. Я погрузился в блаженство от чувства нереальности окружающего. Уставился и втыкал на Юлю. А она тянула пиво и с интересом смотрела на меня. Мне хотелось ее все больше и больше. А кто она? На эту тему я и начал рассуждать.
Юля, а вот иногда мне кажется. Вернее, думается. Вот ты, вот Вика, Юрка, Наташка моя со своими братьями. Вот кажется мне, не люди вы вовсе. А лисы-оборотни из китайских мифов.
Юлька вытаращилась на меня. - Это еще почему?!
Вы - как сон. Как галюки под кайфом. Не знаю...... Это совсем не то. Что я думал об этом. Раньше. Я представить себе не мог, что вот так запросто можно переспать с девушкой, заплатив ей. И что это не какие-то отбросы человечества, а обычные девчонки, и совсем не плохие, а среди них попадаются золотые. Кстати, а ты не слышала, моя жена занималась проституцией?
Юля пожимает плечами. Не знает, но ходили слухи, что она занималась проституцией в Алма-Ате и в Киеве. А про Москву не слышала. А чего, почти все девчонки, приезжающие в Москву, это проходят. Ничего страшного!
Ну, а мне по хуй! Мне вот только непонятно, чего бы ей со мною дальше не жить. А вот тебе, Юля, почему бы со мной не жить?
А Юля и говорит мне - мне деньги сейчас нужны, как заработаю, так может и жить вместе будем. Приятно было бы твоей жене нос натянуть! Я об этом давно думала.
Вот так она и посеяла во мне ложную надежду. На жизнь с ней. Вот так. Не получилось. А Юля мне всегда нравилась. Я б и дочке ее был бы рад. Да и маме Юля больше всех из всех проституток нравилась. Я был бы рад такой жене.
Разочарование пришло потом. Позднее. Тогда Юля прижалась ко мне и говорит -а пойдем в душ вместе. Прижалась ко мне, как кошка мурлыкать стала. Говорит -мур-мур-муры, пойдем в душ, мой котеночек, вместе помоемся. Ну чего? В душ - так в душ. Вот только скажите, девчонки, откуда эти девки из деревень и кишлаков взяли такую моду? Чтоб прежде чем трахаться с ними, в душ идти? Хрен поймешь. Летом в душе помыться само по себе приятно, потому что жарко, ну, а зимой по несколько раз в день в душ бегать - это не в кайф мне. Я отчетливо помню, что с детства мне мыться было очень и очень неприятно. Так это и осталось на всю жизнь. Мыться приходиться, но неприятно это для меня.
Но помыться по накуру в душе вобщем-то всегда приятно. Я раздеваюсь, значит, иду в совмещенный санузел, лезу в ванну. А заходит за мной Юля маленькая, снимает юбочку и трусики, садится на толчок, сливает, спускает воду. Потом встает и начинает показывать мне стриптиз. Прямо пританцовывая. Снимает с себя одежду, лифчик. И голая со своим «мур-мур-мур» залезает ко мне в ванну.
Смотрю я на нее. Впервые голую вижу. Тело миниатюрное, очень пропорциональное, груди маленькие, но очень красивых форм, маленький такой животик, пушок под ним - Юля пизду не брила, родинки на бедрах. А бедра - целая поэма. Пышные, округлые, ниже- мускулистые икры, под левым коленом - небольшой шрам. Зад тоже пухлявый, приятной округлости, спинка прямая. Короче, у этой девчонки, похожей на сонную старшеклассницу, все как надо - и сиськи и писька и жопа. А она меня поливает из душа, трет спину мочалкой, потом член мне помыла, потом сама себя полила водой. А потом повесила душ, не выключая. Обняла, прижалась ко мне. И стали мы обниматься и целоваться под тепло-прохладными струями. Живчик мой поднялся и полез вверх. Она сразу прижалась к нему своим животом. А потом нагнулась и взяла в рот. Без резинки! И давай сосать во всю ивановскую! Я привалился к стене, член растет в ее рту, а она так умело его обрабатывает - язычком и губами. В минете Юля бесспорная чемпионка. Лучше ее и Вика сосать не умела. Да и вы, девчонки, так сосать не умеете. Надо бы вам пройти курсы повышения квалификации. Да, были бы курсы повышения квалификации проституток - было б классно. Да не обижайтесь только, шучу я. А ты, Оля, вообще молчи. За такие шутки в зубах бывают промежутки - это ж надо так сказать!
Ну, пососала она, потом стала член мой своими руками ласкать. До тех пор, пока я ей промеж грудей не кончил. Она еще мою сперму по себе размазала. А меня ж травка прет. И прет нехило. Э, это еще на приходе было. Ну, я само собой прикурился. Если в начале на приходе меня сильно грузило, так что я просто втыкал и не шевелился, то к августу, переживаю самую глубину дереализации и расщепления личности, я вполне мог двигаться. Оказалось, и ебаться тоже. А трахнуть девушку на приходе - что может быть лучше?! Вот я и кончил стоя.
Не, секс и наркотики - это в натуре лучшее в нашей жизни. Вот на этом стою - и не могу иначе. И я рад в вас, девчонки, видеть проституток и наркоманок. Потому как девчонки, именно вот так и вы и живете - лучше всего живете. Это самая достойная жизнь для девушки - в этом я уверен. Э, Оля, я вовсе не перебрал гаша. И вообще следи за своим базаром, ладно? Как сказал - так и есть. На том стою и не могу иначе.
И чего? Думаете, мы сразу в постель пошли? Обломаетесь. Стопудово. На кухню мы пошли. Там еще бутылка вина была. Вот его и стали пить.. Потом Юлька говорит, что в туалет пойдет. Ладно, иди. Жду-жду, а ее нет и нет. Хожу мимо, слышу - она в сортире чертыхается и матюкается. Больше полчаса просидела в уборной. Выходит потом. А я хоть сам удолбанный, но вижу, что она какая-то не такая. Довольная - будто только что с кем поебалась. Я ее все - Юля, Юля! А Юля и не отзывается. Села напротив, и смотрит так мимо меня. Думаю - дай-ка я ей зрак гляну. Смотрю - а зрак-то в точку! Чем-то опиатным девчонка вмазалась. И слова мне ни сказала. Хули так делать? Я так думаю - без герыча не обошлось. Вот Юля маленькая - она по характеру чистой души опиатчица. Тихая, себе на уме, никому слова поперек не скажет, но и никакого слова не послушает. Спокойная, невозмутимая. Хорошая девчонка. Вот придем к ней, сами узнаете, какая она. Хорошая девчонка!
Ну, а потом в постель пошли. Легли, обнялись, целовались, я ей все тело еще гладил. Да я всех девушек одинаково глажу. Щеки там сначала, уши, мочки их, шея, плечи, груди, спина, бока, талия, бедра, зад, пизда. Вот в таком порядке. Вот так я ей все погладил, она на меня залезла, поскакала, я залез, засунул ей, попихал ее здорово, она мне лениво подмахивала, кончил я! Пошли покурили табака, обнялись, я уснул. Полшестого проснулся, пиво допил, косяк был. Думаю, а дай-ка я еще косяк скурю да и отымею ее во все дыры. Решено - сделано. Покурил, стащил с Юльки трусики. А она проснулась. И спрашивает - а резинки-то у тебя есть? А у меня их нет. Потому как Вика без резинки не трахается, но резинками сама обеспечивает. Это в цену входит, понимаете, девчонки? Это вот как Наташка меня разводила. Мол, ты ей за трах семьсот рублей дай, да раз жена у тебя сифилитичная, ты еще и резинки за свои деньги купи. Не, девчонки, для меня в проституции авторитет Викуля, конечно, и ты, Оленька. Но только ежели Вика брала за ночь в три раза больше тебя, то она для меня и авторитет больший.
Нету резинок. Я ей говорю - давай так. Мне все по хуй. Да по мне ты хоть спидушная - я хочу ебаться, и я тебя буду спидушную ебать - мне все равно. Я вообще жить не хочу. Так она, зараза, моего самопожертвования даже не оценила. Скисла вся, говорит - постой, у Вики есть резинки. Я спрошу у нее. А разве она пришла - спрашиваю? Юля говорит - полчаса назад. Ее так избили вообще. Пошла, приносит резинки. Ну, я надел и давай ебать Юльку. И в передок ее трахнул, а второй раз - в зад. И уснул. Вот по твоему, Оля, присловию - разок яблоко куснул, поебался и уснул.
Утром будит Вика. У нее под каждым глазом - по синяку. Здорово отделали ее эти выгодные клиенты. Заплатили правда, зеленую косую. Но отделали капитально. От них ушла целая только одна из шести девчонок, которая истошно орала - Насилуют! Побоялись эти крутяки с ней связываться. А остальных девчонок, включая и Вику, нещадно били. Ну чего? Я оделся, покурил, похавал, с Викой пообщался, Юля со мной поехала до метро, я расплатился и пошел. Около метро мы еще с Юлькой пиво пили, потом я ей букет роз подарил. Она шла в обнимку со мной , целовались на эскалаторе. Само собой, с тобой, Оля, лучше целоваться и обниматься где бы то не было, но я ж тогда не знал, что тебя встречу. Тогда я был ночи с Юлькой безумно рад. Она в Люберцы поехала, а я домой. Такая довольная как таракан шла с букетом роз.
А я чего? Я домой, а дома, само собой, косяк забил, да еще четыре ореха мускатных захавал. Меня прет вот так! Я и поехал на свидание с женой в гавно убитый. Еду, а мне так хорошо. И думаю - дай расскажу другу моему про Юля маленькую. Он ведь ее знает хорошо, он на свадьбе моей ведь свидетелем был. Беру мобильник и набираю это сообщение. Эсемеску. «Помнишь Юлю маленькую? Эту ночь я спал с нею». Тут же приходит сообщение в ответ: «Леонид, извини, ты трахнулся с нашей старостой?» Он думал, что я старосту ихней группы Юльку Панкратову трахнул. А она мне очень нравилась, потому что ростом не выше моей жены, черненькая, нос такой острый и большой, короткая стрижка и красивые глаза. И целуется классно. Я ее со второго курса трахнуть хотел, да уж слишком правильной она мне казалась, я не знал, как к ней и подойти. А отыметь ее очень хотелось. Вот мне бы, Оля с тобой в одной группе учиться - вот мы бы на втором курсе уж точно чего-нибудь такое учудили. Жаль, тебя там не было со мной. На учебе. На раздевание и на секс точно поиграли. Ну! Я ему написал, что их старосты я доберусь еще, а трахался я с юркиной Юлей. Ну, жена меня обломала тогда - взяла ребенка и съебалась. Так что я просто дул план вместе со Стасом, Бабаёром, Генкой. Ну, укурился, о замутках поговорили. Стас еще консультировался. Купил он за триста баксов две бумажки. Простые бумажки с фоткой его, что он в Ташкенте получил российское гражданство. Без серии, без номера, без всяких защитных знаков. Я ему сказал, что на своем принтере могу ему сотню таких бумажек наделать, причем бесплатно. Наебали его, как многих мигрантов наебывают на незнании бумаг наших и законов. Причем свои же. Развели его вот так. Когда я ему разъяснил, что это липа, а за предъявление этой липы в принципе могут статью пришить - он так разозлился. Он - то думал, что за триста баксов купил себе российское гражданство и в любой ментовке может обменять эти бумажки на российский паспорт и медстраховку - так ему те пацаны гнали, которые продали. Ну, обули моего шурина, чего тут и говорить. Голь на выдумки хитра!
А дальше чего? Сами догадайтесь, девчонки! Домой приехал, там еще косяк. Подрочил и уснул, сладко думая о Юле маленькой. Хорошо было тогда. А дальше потекли обычные будни и обычные выходные моего жаркого планового лета полного одиночества. Подъем, душ, новости, работа, обед, работа, съем, бухаешь вечером, потом дома торчишь и дрочишь. И забываешься коротким сном. Следующие выходные я спал с Викулей. Она в постели очень интересовалась, какова Юлька в постели, как она себя ведет, к какому виду секса больше предрасположена. С того визита моего и начались викины расспросы про Юлю маленькую. Что она мне сказала, как она мне, как подмахивала, не говорила ли, чего планирует. Зачем ей это нужно было - ума не приложу. Видимо, Юля напрягала Вику своим странным поведением. Больше всего в этой малышке Викулю напрягало почти полное отсутствие аппетита. Ела она неохотно и могла не есть целыми днями. Сначала Вика думала, что она просто покупает что-то себе и ест тайком. Кто знает, может быть, это и не нравилось Вике изначально. Ведь она брала себе 30% цены, а кормились проживающие у нее девушки в складчину. Юля ничего в складчину не давала, но ничего и не ела. Только чай пила. Потом Викуля удостоверилась, что она в натуре ничего не ест два-три дня. Это ее поразило. И она заметила за ней кучу странностей. Юлька несмотря на жару никогда не носила кофточек или блузок с короткими рукавами, не носила короткой юбки или шорты. Джинсы, брюки, длинная юбка, кофточка с длинными рукавами - вот что составляла ее градероб. Она стала ходить в затемненных очках, иногда что-то капала себе в глаза. Ну, глаза болеть могут у нее. Наиболее поражало Вику юлина манера проводить свободное время - забиться в какой-нибудь уголок и сидеть там почти не шевелясь. И манера на минут сорок утром запираться в ванной, бывшей одновременно и туалетом. Юлька жила у Вики, потом исчезала на два-три дня. Неожиданно исчезала и неожиданно появлялась также. Ей звонил один парень и две девчонки - больше никто.
В третьи выходные августа у Вики было что-то запланировано. Она попросила меня приехать вечером в пятницу на ночь. Со мной снова должна была быть Юля маленькая. Я утром взял с собой на работу пару носков сменных и трусов. А после работы пошел на метро Тульская и прямо по прямой поехал на Тимирязевскую. И к Вике на маршрутке. Снова отоварился как обычно, только вина побольше взял. Два шампанского и бутылку кагора. И пива две баклажки. Ну, доширак там. Как обычно все остальное. Захожу к Вике. Вика сама снова на какой-то вызов съебалась, только в этот раз ей морду не набили. А Юлька меня ждала. Какая-то она не такая была. Сонная. Необщительная. И такая довольная - будто ей как минимум три палки поставили. Спиртным от нее не пахнет. Вот ни капельки! И походка не сказать чтоб пьяная, Нет, но какая-то неуверенная, нестойкая, медленная. Движется как в замедленной съемке. Конечно, быстрее, но видно, что все движения ее какие-то заторможенные, как со сна. С ней говоришь, и чувствуешь, что порой она просто не воспринимает. На какое-то слова-два выпадает из реальности. Ну, чего я думаю? Девушка приходуется. Я понимаю, что тут мешать не надо. Она там втыкает на стуле, а я чифирок сварил, доширак заварил, похавал, пиво попил с кагором, чай налил, косяк дунул. А чего? Она приходоваться будет, а я на нее смотри? Как Вика ее не попалила раньше - я не знаю. Девчонка подсела с Юркой на геру - для меня это казалось само собой разумеющимся. И когда меня вставило, я так ее и спросил. Ты на гере торчишь?
Она сразу в отказ пошла. Нет, этого никогда не было. Юля, говорю, это несерьезно. Я ж вижу, что ты втыкаешь. Травку ты со мной особо курить не стремишься, значит, какой-то химией убиваешься. Она помолчала и говорит - расколол ты меня. Я герой ставлюсь. Вот потому она и не жрала. Героинщики могут есть мало. Сколько их я не знал, у некоторых порой маковой росинки (пиздец поговорка - чисто наркоманская!) во рту день-другой не было - им это по хую. Жрать просто не хочется. Я сам когда герой ставился, жрать устойчиво долго не хотелось.
Я говорю - чего ты меня стесняешься, Юля, я сам наркоман. Плановой. Я тебя по любому пойму. Тяжелое у тебя увлечение, но ты ж без него уже жить не можешь. Может, это и есть то, что тебе больше всего по жизни надо. А родители твои знают, чем ты в Москве занимаешься или нет?
Юлька подумала немного и говорит: они не знают, но насчет проституции догадываются. Им по хуй как, лишь бы я деньги им привозила. Не привезу - так они меня с дочкой просто из дома вышвырнут. И все. Мать мне так и сказала - хоть пиздой торгуй, а деньги домой приноси. Деньги им принесешь - я им доченька. Мало денег - я стерва, шлюха.
Слыш, Юля, говорю - а вот Наташка от меня сбежала. А я ее так любил да и сейчас люблю. Знаешь что? Я разведусь с ней и женюсь на тебе. Я хочу, чтоб ты мне Наташку заменила. У тебя дочка - я вот как к Киму относился, я вот точно также к ней относиться буду. Она мне как родная станет. А вот что ты наркоманка - так это даже хорошо. Потому как мы, наркоманы, всегда друг друга поймем. Будет у нас с тобой нормальная наркоманская семья. Ты мне еще деток родишь. И мы и их и дочку твою потихоньку к этому ж приучим. Ну, чтоб на старости лет они нам всегда раскумариться принесли.
Совсем мозги у тебя поехали, сказала Юля. Детей учить плохому нам не надо будет, плохому всему они сами собой научатся.
Но под контролем родителей было бы лучше, сказал я. Но это потом поговорим. Когда дети будут. А вот жить со мной вместо Наташки - ты согласишься или нет?
Она говорит, что это посмотреть надо. Что на этот вопрос она никак ответить сейчас не может. Что обманывать меня не хочет. Не отказывается, но и не принимает. Просит время на размышление. Я соглашаюсь.
И дорога привычная. Вместе в душ, вместе в постель. Я два разика ее трахнул, уснул. Просыпаюсь, снова второй косяк скурил, пивка попил. Часов пять было. Повтыкал часок и лег. Давай снимать трусики с Юли. А она просыпается и спрашивает - а у тебя есть резинки? Нет. Она и говорит - ой-ой! Пойду к Вике. Будит Вику в другой комнате. А Викуля ее спросонья матом кроет и обещает хорошенько отпиздошить днем. Мол, надо клиентов резинками обеспечивать самой. Особенно если он готов трахнуть без резинки. В таких девушки подозревают прежде всего вичевых. Но резинки дала Юле вместе с затрещиной. Ну, потрахались мы, уснули. Уехал я. Вечером Вика звонит и рассказывает про Юльку - та пожаловась Вике, что я ее сильно утомил. Затрахал.
А на следующие выходные я Юльку уже домой вызвал. Это пред отпуском было, помнишь, я тебе уже рассказывал про этот визит. Дальше был отпуск. Вернулся - на первые выходные к Вике на ночь. Опять с Юлькой спал, а Вика спала со своим Кириллом в соседней комнате. Потом был долгий перерыв, потому что Анечка объявилась. Но хоть она и объявилась, я в конце сентября Юлю все равно приглашал к себе на два часа в воскресенье, когда мама к своей подруге съебалась. Приехала, ракэ ее угостил, травки покурили вместе, посмеялись, потрахались. Тогда впервые я рассмотрел ее узенькие зрачки, чуть шире спичечной головки. Юля заторчала. И типа системно. Так я понял. А все одно звал выйти ее замуж и жить со мной. По новой. И она снова не говорила ни да, ни нет. А только то, что она ненавидит себя. За то, что за секс берет с меня деньги. Потому как я единственный парень, которому она может рассказать все. И проклинает себя, что отдается мне за деньги после всей этой истории. Если б не было Наташи, она бы от Юрки прямо ко мне ушла. Потому что я и в постели лучше, и тихий спокойный человек. Вон, ракэ у меня стоит, и она уверенна - приедет чрез недели две - она еще стоять будет. А Юрке это на час выпить. И как набухается или удолбается, так его все тянет куда-то идти, как чуть послабнет. А я сижу себе дома и втыкаю.
Ну вот, девчонки, судите сами. Дала мне она основания надеяться, что со мной она захочет жить? Не на два часа, не на ночь, а на всю жизнь? Я и понадеялся, что Юля ко мне привыкнет и останется со мною навсегда.
Ну, а все ж я с Анечкой встречался. Но какие это встречи? В ее машине на заднем сиденье перепихнуться? Она за рулем, ничего такого употреблять не хочет. Да, очень красивая девчонка, хотя и старше вас на лет шесть-семь, изящная, неглупая, простая. Но мне эти встречи в автомобиле не могли заменить вечеров и ночей на моей кухне с девушками и веществами. С пивом и чифирем. Не то это все было, совсем не то. Нас связывала травка. Травки становилось все меньше, находить мазы мы научились независимо друг от друга, торчали порознь. Любовь уходила. Да там и любви не было. Был просто трах по укуру. Но она - девчонка очень интересная. Поговорить с ней есть о чем.
Так что я все больше и больше думал о Юльке. Как о новой жене. Там Аня что-то на выходные пред моим днем рождения быть со мной не захотела - позвонил Юле. Вика уехала. А она меня зовет приезжать. Мол, тут еще одна девушка работает, могут меня вдвоем оприходовать. Я отказываюсь - мне ее одной хватит, зачем лишнюю сотку зеленых отдавать. Она говорит - а скидка будет. 150 баксов возьмем. А на хуй 50 баксов отдавать? Приезжай Юлька ко мне лучше. Это вот тогда она позвонила, когда на Юго-Западной «Макдональс» взорвали. Вот, приехала Юля все же. Уже на всю ночь. Укурился, потрахался, подрочил, снова потрахался. Три палки ей кинул. Утром маманя выходит - а мы спим в обнимку. Маманя мне потом говорит, что Юльку она ненавидит, но так порадовалась за меня, как я спал с ней. Мол, с женой так не спал. И хоть она ее и ненавидит, но я могу ей сказать, чтоб она к нам жить приходила. Я, говорит, ее выпорю разок (это у мамани такой пунктик - ей хочется пороть девчонок, которые со мной спят), и все. Потом буду с ее дочкой ходить, вас к ней не подпущу, вы там квартиру снимайте, а я буду сидеть с ее девочкой. И мама согласилась даже. А Юля все думала и думала. И просила найти ей хорошего адвоката по уголовным делам. Мол, ее двоюродный брат попал в уголовную историю. Пять лет в розыске. По пьяни с ребятами пошел, они напали на старика, избили его и отобрали 20 рублей - все, что у него было. Всех посадили, а его осудили заочно и объявили в федеральный розыск. И он живет в бегах уже пять лет. Ну, я пообещал найти ей адвоката. Есть у меня знакомые адвокаты. История-то понятная. В первый раз обычно в зону попадают вот из-за какой-то некрасивой глупости. Сколько не слышал историй аналогичных - все на одну колодку. Или двадцать рублей у старика, или сумка у бабки вырвана в магазине. Типа того, как ты, Оля, полезла чрез окно в квартиру за магнитофоном. Или как решила покататься на авто, для чего угнала БМВ.
Ну, неделя прошла. Более и менее в привычном русле. Из него выходил только вступительный экзамен по философии в аспирантуру. Ну чего? Шлепаешь там цифры, шлепаешь, а не идет оборотка, а все из-за Женьки. Что она левой ногой три платежки вбила, перепутала и цифры и даты. Вот, сука, и давать главное при этом не хотела! Какой экзамен тут? Но я все равно в среду накануне пришел с работы пораньше, почитал наши лекции. Утром пошел на экзамен я ясным осознанием сократовского афоризма - я знаю, что ничего не знаю.
А мне попался билет № 3. Два вопроса. Первый - рассказать о философских школах древней Индии и древнего Китая. Опа! Я ж это могу и без всякой подготовки рассказать. И пошел гнать. Дали сказать ровно одну четверть того, что я хотел. Давайте второй вопрос, говорят. А второй вопрос - искусственный интеллект и возможность его создания. Я говорю, что это просто невозможно, так как человек не может создать ничего превосходящего себя или даже равного себе. Получаю отлично. Уже три пятерки. Мне б хоть троечку на английском - и могу пройти по конкурсу. Но меня это особо не воодушевляло уже. Жизнь-то я свою чувствовал потерянной. Чего? Поехал домой, косяк забил, укурился, дрочил. Хорошо было. А завтра - мой день рождения. Тут еще теракт этот. Вики нету. Уехала в свой поволжский хутор. Должна 28 приехать. Кирилл просит для нее пару косяков привезти. А у мусоров усиление, возить для других - просто в лом. Я ему так и сказал по телефону - стремно ехать непустым, пусть Юля приезжает ко мне, я ей на такси заплачу ко мне и домой. А то усиление, боюсь что-то нести. Пока домой с работы дойдешь - раза три тормознут. Ну, договорились мы, что Юля приезжает ко мне 26 октября. В первую субботу после моего дня рождения.
Ну, в день рождения свой я отработал, дома и набухался и удолбался. Ништяк. Утром просыпаюсь где-то полшестого или полседьмого. Вроде все же около шести. Косяк по новой, телик включаю тихо, думаю, дай видик включу, подрочу. А по телику такие новости, что про дрочить сразу забываешь. Штурм ДК на Дубровке. Финал всей этой авантюры и нервотрепки. Предугадываемый финал - сейчас ведь не 95-й год. И не 96-й. Но передают по-гнилому. Власти не могут и не умеют общаться и сказать как в натуре было и что они решили делать. И вот по мне, девчонки - операция может и хорошая, решение - верное, а вот его публике подали из рук вон плохо. И в информационном поле это проиграли однозначно. Да хуй с ними. Тут уже не подрочишь. Смотрел все каналы и пытался понять, что же произошло - а хрен поймешь. Тянет просто. Помню так путч 91 года внимательно слушал по всем каналам. Югославскую войну 99-го года. Наш дефолт 98-го года. Ясина тогда все от Центробанка с экранов не вылезала. Она вроде пресс-службой руководила тогда. При этом бородатом главе ЦБ, как его, Дубинин что ли. А по-настоящему работать ей не Центробанке, а на трассе надо. Красивая девчонка. Интересно, она сосала у этого бородача? Так и тут. Слушал сначала один, а потом с маманей все информационные выпуски по всем каналам. У меня от них голова пухнуть стала. И я снова укурился. Вот так и смотрели. Говорили между собой мало. А у меня по накуру мысли все на секс пошли. Там одна красотка на экране рассказывает про операцию по освобождению заложников, потом другая- на другом канале. Слушаешь, слушаешь, а мне уже все по фиг. По хую мороз! Ебаться хочется. Думаю, вот эту трахнуть, да ту, да вон ту. А чего они вообще на телевидении работают, а не на трассе? Я б с удовольствием поимел их, да разве дадут. А вот Юля приедет вечером и даст мне. Пусть за деньги, а даст. Член у меня так и стоял.
Ну чего?! День проходит. Слушаем с мамой выпуски новостей, у меня стоит от разных теледам, я весь день убитый. Раза два подрочил. Ништяк! А вечером жду девушку. Свою подругу - проститутку шировую. А вдруг? Вдруг она захочет остаться со мной? А вдруг сбудется моя мечта о наркоманской семье, о жене - проститутке и наркоманке. И сбылась моя мечта чрез полгода. С тобой, Олька, которая на базаре семечки продает. А тогда осенью - обломался.
Мама на Юльку смотреть не хотела. Говорит, надоели мне твои бляди выше крыши. Она, говорит, здесь отсыпается за деньги, а тебе надо ее драть во все дыры. Вот я, говорит, была бы мужиком, сняла себе проститутку, я б ее всю ночь драла ее во все дыры. Что я могу сказать? Мама все-таки не мужик. И не понимает, что постель - это приложение к общению. Не дерут мужички под сорок проституток во все дыры. Просто общаются и трахаются потом. А иногда и не трахаются - просто бухают всю ночь с девушкой и пиздят за жизнь. И не только мне, но и многим мужичкам моего возраста (порой и женатым) не хватает женского внимания, женской теплоты. Это можно купить. Засунуть - вынуть - это не самое главное для клиентов проституток.
Ну, маманя ложится спать, я за Интернет, косяк - это само собой. Я сижу, приходуюсь. А тут звонок в дверь. Прибыла по вызову моему очкастая малышка. Юленька, здравствуй! Целуемся в прихожей. Она знает, что я юбки люблю. Оправдываться начинает - мол, холодно сейчас в юбке ходить, она в джинсах, ничего. А вам так, девчонки, скажу - заебали вы меня своими джинсами! Потому как туда хрен залезешь! Я Юле говорю - ладно, джинсы, так джинсы. Она раздевается и уединяется в ванной. Еще на задвижку заперлась. А я думаю - дай-ка еще травки дерну. Косяк забил, покурил, сижу за компом, приходуюсь, пиво тяну. Чрез полчаса Юля из ванны вылазит и на кресло. И нам друг до друга какое-то время просто дела нет. Сидим, втыкаем. Нам хорошо, мы это оба понимаем. Повтыкали так, Юля вдруг и спрашивает - а чего ты по Интернету смотришь? Я ей Хаевский форум показал, весь сайт этот. А она даже не знала, что есть наркоманские сайты. Прямо охуела. Я, говорит, думала, что в Интернете только порнуха да поиск работы. Заинтересовалась девчонка. И где-то так часок мы вместе по Интернету полазили, она у меня на коленях сидела. Довольная, зрак в точку. Само собой, полапал ее, хорошо так полапал. Потом я комп вырубил, и стали мы болтать. За жизнь. Я ей рассказываю все по новой, как я жену любил и люблю, как о ребенке ее заботился, как скучаю по Киму. Как вообще мне пусто и одиноко. Как я хочу познакомиться и жениться на девушке - наркоманке. Сам я наркоман убежденный, мне спутница жизни нужна такая же. И было бы еще очень здорово, если б она еще и проституцией занималась. Вот как Вика с Кириллом. Это для меня как бы эталон. Я ж не знал тогда, что мечта моя сама собой осуществится чрез полгода. Что круче будет. Да, Оленька, не знал, что встречу тебя. А Юлька слушает и свое гонит - мол, давай без Вики. Звони мне на мобильный, договариваемся чрез SMS, я плачу ей за ночь сотку баксов или полтинник за два часа помимо Вики. Клиент я хороший, ей такой нужен. И всегда можно договориться. А жить вместе - это слишком серьезно. Вот устроил бы я ее секретаршей к себе на работу - было бы хорошо. Летом бы я ее мог устроить, а сейчас в офис никого не брали. Организация тонула. А Юля была бы классной секретаршей. У всех бы наших сотрудников мужского пола отсосала бы. Мне вот так кажется - Юльке жить со мной хотелось и кололось одновременно. Она была на распутье тогда. Куда пойти, куда податься, кому давать и с кем остаться - девичьи думы.
А мне чего надо? У меня считай весь день стоит. Спускаю я штаны, достаю из трусов свой банан и говори Юле - все, мочи нет больше, пососи у меня. Юля невозмутимо отвечает: одевай резинку, тогда и пососу. А организация ж та торговала и презервативами. Я Вике по оптовым ценами со склада презервативы носил. И дома их у меня навалом было. Там вещевые премии были. Девчонки получали в виде премии косметику, зубную пасту. А я просил у директрисы резинки. Как-то летом мне выписали шесть упаковок презервативов. Одел я презерватив, Юля встала предо мной на колени, взяла член в рот и давай сосать. Она сосет, а я ее по ушам, по голове, по шее глажу. Сосет она хорошо, довела меня до оргазма довольно быстро. Ну, я ж укурился. Потом презерватив в мусорку, снова сидим, бухаем, обнимаемся, целуемся. Ну и пусть я за это сотку баксов отдал. Все равно - настоящее любовное свидание. Ночь любви. Пусть за деньги - а чего, мне вечно дрочить что ли? Я лавэ отдал - так я себя человеком чувствовал с этой малышкой. Да и с любой девчонкой, которая по тарифу работает. Я их уважаю за это! И вы, девчонки, для меня такие же проститутки, как и все остальные девчонки того жуткого симметричного года. Вика говорит - тебе этот год до Оли надо забыть. Ага! Хрен забудешь!
Потом мы так сидели и бухали. Юлька рассказывала про свою жизнь. Простая жизнь простой деревенской девчонки из Тверской области. Училась в школе, дома родители драли как сидорову козу за двойки, нюхала клей «Момент» с ребятами, курила план, бухала самогонку. В пятнадцать лет ее изнасиловали подвыпившие парни. В шестнадцать лет вышла замуж за тридцатилетнего тракториста, родила от него дочку. Он пил по-черному, бил ее каждый день. Когда дочке было полгода, она взяла ребенка и ушла к родителям. Ее муж уехал в Якутию и там сгинул. Подруга позвала ехать в Москву на заработки. Приехали, поработали на рынке, поняли, что ничего не заработаешь. Потыкались в разные места, поняли, что ничего не светит. Деньги кончились. Решили заняться проституцией. Потом был Юрка, чрез него в юлину жизнь вошла игла и серовато-белый порошок. Простая жизнь, простая судьба. Надоело сидеть на шее у родителей, слушать их попреки каждый день, на месте работы никакой, да и зарплату не платят, в Москве можно заработать в горизонтальном положении - польстилась на легкие деньги - так говорила Юля. Что ж, пусть было так. А может, было и по другому - кто знает. Да и какое это имеет значение. Для меня - никакого.
Потом был душ, потом - возня в постели. Жаркая любовная схватка, во время которой я был и под Юлей и лежа на боку с членом в ее пизде, и сверху на Юле. Я гладил и целовал ее груди, терся своим напряженным членом об ее живот, вынимал и засовывал, с силой пихал ее, ощущая членом подрагивания ее влажного влагалища. Член мой рос в ней все больше и больше, я начинал задыхаться, она сладостно постанывала подо мной и охуительно мне подмахивала. От головки члена по всему телу разливались горячме волны удовольствия. Пошли толчки. Юля лежала откинувшись с закрытыми глазами и тяжело дышала. Издавала тихие сладкие стоны. Сладкая боль пронзила мой член, и теплая сперма с моим рыком вырвалась наружу. Я затих и некоторое время в сладостном изнеможении лежал на Юле. Она затихла тоже. Когда я слез с нее, она меня стала целовать и сказала, что кончила два раза. Я хотел еще ее трахнуть, но потянуло в сон. Я сгреб ее в объятия, она обняла меня. И мы оба так и уснули, сплетшись в объятиях. Просыпаясь, я нежно целовал ее. Утром маманя встала, прошла чрез комнату, плюнула и свалила к своей подруге. А я сходил поссать и снова уснул. Спали мы с Юлей по полудня. Потом снова потрахались, она сходила в душ, взяла сотку зеленую. И я пошел ее провожать. Знать не зная, что спал с ней в последний раз. На следующие выходные договорились снова провести такую же романтическую ночь у меня дома. За туже сотку, но без Вики.
Известно, понедельник - день тяжелый. А то было 28 октября. Последний день, когда можно сдать декларацию по налогу на прибыль. Доделываю я ее - вот, ты, Зоя, знаешь, какую Минфин с МНС зубодробительную декларацию сделали. Зато прозрачную. Намного прозрачнее, чем было раньше. Вот сижу я ее, забиваю, там Женька шлендрает. Я прошу ее на сегодня меня не дергать, мол, В налоговую я ж не успею, так отчет по почте пошлю. Спрашивает, зачем. Я говорю, что все - сегодня последний день. А она так с гонором говорит - а чего это Вы так затянули? Вот сука, скажите? Каждый день на два -три часа комп застолбит за собой, текучку свою делает. Что отчетный период - ей по барабану. На шестнадцать лет моложе меня, а гонору-то! Вот что мне ей сказать? Я ей говорю - ты фильтруй базар свой, ты, девка, вообще охуела! Ты левой ногой все вбиваешь, на меня хер положила - и еще чего-то смеешь мне говорить! Пошла ты на хуй, ясно?! Ну, она и свалила от меня. Само собой, и отчетность по налогу на прибыль сдал в тот день по почте, и квартальный отчет в срок сдал. Экзамен по английскому сдал на тройку. Итого набрано 18 баллов. В день, когда я пытался уйти из жизни, меня зачислили в аспирантуру.
Пятница. Затарился мускатными орехами (а то в октябре их что-то не было). Вечером звонит Вика. Я с ней так разговариваю, как съездила, как дела. А она мне быстро так все говорит и спрашивает - а где Юля? Оказывается, Юля свалила от Вики, да вдобавок кое-какие викины вещи и деньги с собой прихватила. Вот Вика и расспрашивала меня про нее. Когда у меня она была, когда звонила, что говорила. Но тут спрашивай - не спрашивай - девчонка сделала ноги и все тут. Не найдешь концов. Я-то надеялся, что Юля мне позвонит. И не обманулся отчасти. После того, как я пробовал уйти из жизни, она мне позвонила и предложила провести с ней ночь за сотку баксов, но только так, чтоб Вика не знала. Я согласился. Вечером шестого ноября еду домой на маршрутке. Пишу Юле эсемеску. «Юля, привет! Давай встретимся на выходных длинных». Чрез минут пять приходит ответ. «Я больше не работаю». Пишу ей - «а что собираешься делать?» Быстро приходит ответ: «Жить!»
Так Юля до марта пропала из моей жизни. Я не знал, куда она делась, почему так. Чувствовал себя снова обманутым. Ведь обещала подумать - и просто свалила. Как будто ноги вытерла. На длинные выходные Вика привела мне секс-бомбу из Минска. Белоруску Люду. Крупную блондинку тридцати двух лет. О, это баба была, я вам скажу! По водочной теме. Набухалась и затрахала меня. Блядь, я уже ее ебать не могу, а она все давай еще, давай еще. Кончит, так говорит - одевайся и пиздуй за водкой. Орет на весь дом. Где-то в пять Вика не вытерпела. Вышла, прикрикнула на нее и сказала, чтоб собиралась и валила отсюда. Мол, уже всем надоела. Людка разоралась, Викуля ей пару пиздюлин отвесила. И та оделась и съебалась. Поспал я до восьми часов. Утром побазарил с Викой. Рассказал ей, как эта минчанка меня затрахала. И говорю - знаешь, Вика, я больше никакой другой женщины не хочу. Хочу чтоб только ты со мной работала. Когда сможешь. А Викуле девки тоже надоели. То Ленка кокосовая с Кириллом переспала да съебалась от нее с ихними деньгами, то Юля теперь. Она мне и отвечает. Мол, девок держать больше не будет, только сама будет работать. Милости прошу ко мне приезжать. Любить и трахать. За деньги.
Ну, а дальше чего? Бурный поток вынес меня и к героину и к аптечным замуткам по липовым рецептам. Когда потом настало восьмое марта (вот переименовать бы этот праздник в День проституции!), вообще многие восстали из небытия. Людочка из церкви, ее подруга Лида, Юрка-героинщик. Девятого марта прихожу домой в гавно убитый с кадика, а маманя говорит - тебе какой-то Генка звонил. Думаю, наркоман по наркоманским делам. Посмотрел телефон на определителе. Я думал, что это плановой Генка в Москву с Питера приехал. А тут Вика звонит. Говорит, что ей позвонил Юрка. Вот с такого номера. С какого мне якобы Генка звонил. Понял я, что это Юрка был. То ли он так решил от мамани отмазаться (он-то знал, что маманя его терпеть не может - и не без оснований), то ли спьяну сказал - не знаю. Юрка был на квартире у моей жены. Так он сам сказал. Соврать ему - раз плюнуть, но Викуля слышала там голос Кима. И что он приехал в Москву за два дня до того, как меня крупно кинули. Я вообще-то охуел. Юрка в Москве, звонит мне после того, как меня наглым образом кинул, а со мной - трех моих подруг, с которыми к тому же сам спал. Звонит Вике, у которой спиздил двести долларов. Он чего, думаю, с моей женой что ли спит и живет?
И блин! Вечером звонит Юля маленькая. Ох, час с ней говорил. Никак наговориться не мог. Осенью она почему свалила? Забеременела. От своего уголовника, который в розыске был. Решила рожать и жить с ним. И облом - чрез два месяца выкидыш, а ведь близнецы были. Двойню родила бы! Не повезло! Как нам, Оля! Ну, а 8 марта пошли гулять - и тут-то парня ее сразу и повязали. И в СИЗО сразу. А она за него замуж хочет. Меня просит найти ей адвоката. По уголовным делам. Я дал ей одного адвоката. В начале апреля она снова мне позвонила, благодарила. Адвокат оказался профессионалом. Парня отпустили под подписку о невыезде до суда, а на суде амнистировали. Да, он виноват и должен нести наказание, но был ряд амнистий, под которые он попал. И вышел чистым, паспорт получил. И женился на Юльке. Как только они купят квартиру, пригласит меня на новоселье. Вот на это новоселье мы и идем.
А потом еще она мне в ноябре звонила. Просила найти по адресу телефон. Ты тут, Оля, подслушивала наш базар. Вдруг слышу в трубке твой голос: «Та-ак, значит это ему любовница звонит!» По-твоему, красиво, да? Очень красиво! Жена у меня так никогда не делала! Юлька так испугалась. Ой, спрашивает, а кто это? Я тебя, Оля, честно представил. Это моя будущая жена, мы уже семь месяцев вместе живем. Юлька - ой-ейей! И сразу скисла. Говорит - ну, я и попала. Да вот, говорю, ревнивая она, за звонок этот мозги мне все проебет. Юлька так просто про себя рассказала. Поженились официально, живут у ее родителей в деревне (она с почты мне и звонила), она работает дояркой, ее новый муж - трактористом. Снова беременна. И чего? Порадоваться только за нее можно. А ставится она герой сейчас или нет - я не знаю. Она это всегда скрывала. Но вот чтоб эта девчонка была в системе - сомневаюсь.
Ну, а потом вот звонит. Купили дом под Люберцами, приглашает на новоселье. Вот, туда мы и идем. Парней там мало будет. Я вот, Кирилл да юлькин мудак Илья. Остальные все девчонки. Вас двое, сама Юлька, Вика, Надира, другая Юля, кокосовая Леночка (я б с удовольствием ее бы еще разика два трахнул), Анечка, Люда маленькая. И кроме последней все остальные девчонки - проститутки. И со всеми ними я спал. Ох, дали б мне девчонки по старой памяти. Я ведь этих девчонок перетрахал. И девчонки они ничего - жить и спать с ними можно. Очень даже неплохо. Ну, а если еще и дурь есть - то это вообще ништяк! Секс, проституция и наркотики - вот самое лучшее, что есть в нашем мире!
Вот прикольно будет мне по накуру всех вас вместе увидеть! Все девчонки у меня в рот брали, все пизды подставляли, а иных я в зад трахал. И все вместе за одним столом сидят. Надеюсь обойдется без дебоша, без драк. Ненавижу это дело! Не за что вам ссориться - я вас всех покрывал, да еще не раз покрыть сумею. Нечего вам драться. Девчонки, вы все утешали меня, зачем вам ссориться. Многие повыходили замуж, устроились как-то, большая часть оставила свою профессию древнейшую. ИньшаЛла, чтоб у всех получилось. Что-то хорошее в жизни. Все они этого заслужили. А мы - в первую очередь. Так что посидим спокойно, спокойно и жить будем дальше. Все будет хорошо!


Теги:





0


Комментарии

#0 14:35  22-05-2007Lenta Mebiysa    
длинно чото так...два дня читала...воды много и ваще сюжет ниинтересный...
#1 09:54  17-06-2009elkart    
лента +1
#2 23:06  02-04-2010Марычев    
ностальджи, йобоно

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [52] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [72] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....