Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Веселая свадьба

Веселая свадьба

Автор: Леонид Очаковский
   [ принято к публикации 19:45  25-12-2004 | Амиго | Просмотров: 532]
Вон он, Солнцевский ЗАГС, а ежели вверх от него дальше пойти, там справа сначала магазинчик будет с дешевым пивом, а дальше справа - Пенсионный фонд . Слыш, Зой, давай иди нам за пивом, а я пойду к бабке за углом. Сигарет подешевле куплю. А потом присядем на ту лавочку. Расскажу-ка там я тебе, как добился своего. Создал семью, женился на Наташке. Эх, как я тогда радовался. Поди как знаменитый Поликрат, тиран Самоский. Везло ему сверх нормы. Сначала было ему очень хорошо, а потом стало очень плохо. Как и мне. А все одно - спасибо тебе, моя узкоглазая женушка! Все одно, я люблю тебя, даже женатым на другой девушке. По слову твоему прощальному - хочешь жену, приведи себе бездомную девчонку с трассы. Привел, стала женой, сделала счастливым. Как сказала ты мне, так я и сделал. Не, Зой, это я не перебрал, любил я ее и люблю ее образ ныне. Вот в этом ЗАГСе мы и расписались. Сейчас хочу тебе про это рассказать. Про нашу свадьбу. И как началась моя семейная жизнь. А там есть чего вспомнить! И арбитражный процесс и много чего еще! Хвала Аллаху, Милостивому, Милосердному, что было это в моей жизни. За все.
Вот, пришла Наташа ко мне. Со своими баулами. И с чего началась наша совместная жизнь? С закупа и приготовления чимчи. В четверг 15 марта занятий ведь не было, обычно это у меня бы торчевый день полгода с веселый тележурналисткой или ее подругами, ну, они в разном составе приезжали ко мне зажигать. А в этот четверг встали вместе, Наташа меня покормила, и мы поехали на наш тропаревский рынок. На закуп. Наташка там тоже нашла себе все, что хотела, купила, а потом приехали домой и стали готовить чимчи. Я в кофемолке молол семена киндзы, отрезал грязь с древесной плесени, продававшейся под наименованием «мраморные грибы» (а вкусные, блин, не скажешь ничего, люблю их!), варил вешнянки и шампиньоны, кипятил кунжутное масло на сковородке. А Наташа повязалась платком и мешала в кастрюлях и ведрах то, что я варил или жарил. Смешивая это с сушеным тертым чесноком, глютаматом, перемолотой киндзой, уксусом, черным и красным перцем. Пряностями сразу пропахла кухня. А скажи, это ж нормальное начало семьи было? Мне ей помогать чимчи готовить всю б жизнь прикалывало! А она, вытирая пот с лица, говорила мне, сияя своими золотыми зубами - вот, Леонидушка, когда-то покупал у меня салаты, а теперь сам их готовишь! Все, допокупался, женился на салатнице, стал чимчигрызкой сам! А я целовал ее и говорил - Наташа, я тебя люблю! И вот считай с двух до самого возвращения домой мамани с работы мы чимчи и делали. Много наготовили. Сам их ел, мне понравилось.
В пятницу я встал как обычно в пять утра, чтоб в Академию свою идти. Маманя встала, мне омлет сготовила и начала. Она у тебя тарелки не так поставила, вот эту тряпку я туда не кладу, да вообще у тебя ничего не делает. Во, сутки прожила - и поехало-пошло, называется. Война жены и мамани. В которой сгорело все, что я пытался построить. Надо сказать, что до свадьбы и в течении медового месяца маманя подчеркнуто вежливо общалась с Наташей, никогда на нее не кричала и не ругалась. Все свое недовольство ею она срывала на мне. Я получал от нее ушат дерьма по полной программе за свою жену. Она у тебя такая, она у тебя такая! Я же всегда считал, что плохая жена лучше чем никакая. Теперь вот вроде жена появляется, а маманя начинает брыкаться. Раньше базарила, я б любой рада была, хоть бы какая женщина с тобой согласилась жить! А когда нашлась такая узкоглазая девушка, вошла в мой дом (Наташа говорила - зашла), то маманя за свой базар не ответила. Ей она была явно не рада.
Я всегда мечтал о восточной женщине. Мне еще юношей грезились узкоглазые лисоньки из китайского фольклора, оборачивающиеся прекрасными девушками и греющими постель одиноких студентов. И вот корейская лисичка пришла в постель одинокого студента Финансовой академии. Мечта исполнилась, а мама недовольна. Но разве она не хотела мне счастья?
Наташа с самого начала совместной жизни раздражала маму своими манерами, своими разговорами. Говорила она и дома у нас так, как привыкла говорить в своем доме. А маманя у меня - филолог по образованию. Ей еще бабушкины матюки и деревенские вульгаризмы резали слух. Но язык Наташи был для нее настоящим культурным шоком. Это беспонтовые люди. Маманя вытягивала лицо и спрашивала недоуменно: чего-чего? А кто такие беспонтовые люди? А услышав, как Наташа, рассказывая про своего отца, называет его паханом, а свою мать - паханшей, маманя вообще округлила глаза. Наташа! - говорит, это ж зоновские слова, ты ж на тюремном жаргоне говоришь! Да? - искренне удивилась моя узкоглазая невеста. А я думала это просто наш чурбанский жаргон. В Каттакургане так все и говорят.
Действительно, встретились разные миры. Для тоже было среди Наташиной родни и ее земляков много нового и необычного, но я был открыт всему. Лет десять назад мне было интересно среди церковного люда, пока я не понял, что мне там ничего не светит, потом мне также было интересно среди студентов своей Академии, почти ровесников моей коханы, интересно было находить в Интернете и общаться с разномастными нестандартными людьми - сатанистами, русскими мусульманами, иудеями, кружком Кары-Мурзы. Также мне не был чужд и не вызывал чувство отторжения базарный мир московских нелегалов. Тем более, что едва соприкоснувшись с ним, я понял, что большинство представлений москвичей о базарной жизни не соответствуют действительности. Верно сказал преемник моего бровастого тезки - мы не знаем общества, в котором живем. Это так, и это не самое ужасное. Само ужасное, что порой и знать-то не хотим!
Первый серьезный конфликт с маманей из-за жены произошел на третий день нашей совместной жизни. В субботу 17 марта. Тогда Наташа набрала свои чимчи в ведра и пошла ими торговать. А маманя принялась меня пилить за нее. Как пилила потом. Вот, она у тебя такая, она у тебя такая, она ни хера не делает, ей вообще на все насрать в нашем доме! Давай орать на меня. А тут Наташка звонит, у какой-то продавщицы мобильник взяла позвонить. Да еще сети МТС, что у меня тогда был. Леонидушка! Скорее чимчи с балкона принеси, у меня сегодня так берут. Ну, я конечно, к ней съебаться предпочел, чем мамашины базары слушать. Потолкался у нее часа два. Надоело, снова домой. А маманя по новой орет: Я ей в шкафу полку освобождать не буду! Я ей говорю - мам, но ведь тогда будет видно, что ты не хочешь, чтоб жила она в нашем доме. А она сказала - если твоя мать не хочет, я с тобой жить не буду. Ты ж сама говорила - Лёня, я любой женщине буду рада, только б жить с тобой согласилась. А маманя - я в кошмаре не видела, что ты такую вульгарную девушку приведешь.! Ее нельзя никому показать! С базарной торговкой жить хочешь! Я у нее все золото отберу, что ей подарила!
Мам, а не западло это, дары назад отбирать? За это в свое время хорошие пацаны головы сложили. Патрокл, Гектор, Ахилл. На Троянской войне. И я ж тебя не просил ей дарить, сама выложила, теперь психанула - и все назад? А как я потом девушку узкоглазой в глаза смотреть буду? Я ж тебя не просил, сама все женить меня хотела. И гнала, что ни одна баба не будет со мной жить. Которая о детях думает. Я так мамане это и говорю. Она на меня так смотрит загнанно. И говорит - неужели ты хочешь все мое и себя самого вручить этой узкоглазой базарной суке? Я говорю - да, хочу, а в чем проблема? Маманя роняет голову и говорит - я от тебя такого не ожидала. Надеялась, что ты разборчивее будешь!
Вот так сижу, с маманей лаюсь - и тут звонок на мобильник. Что такое? Нина из Ижевска в Москву приехала. Моя знакомая по Интернету музыкантша. Слыш, давай потрахаемся, я тебе денег заплачу. Я в гостинице у Электрозаводской. Дает координаты. Мол, приезжай.
Вот я это мамане говорю. Она меня спрашивает - а чего ты не хочешь так встречаться? С Аней, с ее подругами, с этой девушкой (угу, девушка возрастом за пятьдесят оказалась!)? Неужели тебе этого мало? Зачем тебе жениться? Ведь многих мужиков в ЗАГС не затащишь! Возможно, так ведь эту-то я сам в ЗАГС тащил, подумал я. И давным-давно хотел жениться. Как захотел жениться, появилась Надюша, потом была пара пробных вмазек герычем, потом косяки. Пять лет поисков жены, знакомство с очаровательной кореянкой. Я ж все эти годы хотел семьи, хотел каждую ночь спать с девушкой! Ты ж сама говорила - приводи какую-нибудь. А маманя мне говорит - я знать не знала, что девушка твоя окажется такой! Ее никому не покажешь, стыдно будет! Это самая настоящая базарная торговка. Вот сейчас ты поедешь, на эту встречу с знакомой по Интернету, а потом она тебе скандал устроит. Я говорю - нет, я зайду к ней и все объясню. Забил я пару косяков, заныкал их в пачку от сигарет да и пошел из дома. Зашел к Наташе, сказал, что проездом в Москве давняя знакомая по Интернету из Ижевска, мол, еду на встречу с ней. Наташка говорит, - хорошо, Леонидушка, расслабься, потрахайся с ней, я не против. Ну, Зоя, подумай сама, как такую жену не любить! Да я по ней всю жизнь тосковать буду.
Ну, приехал я на Электрозаводскую, нашел эту гостиницу, пиво попил около нее. Эта баба мне написала где-то в декабре, спросила, как я отношусь к сексу с полной женщиной старше меня на два года. Фотку свою прислала. На ней она была очень полной, но вполне смотрелась на мою сверстницу. Потом мы не раз болтали по аське. Я узнал с ее слов, что живет она в Ижевске, музыкант, замужем за музыкантом же, что у нее есть семнадцатилетняя дочь. И что ей мало одного мужа, что групповой секс любит, любит знакомиться по Интернету с мужиками и трахаться с ними. Спрашивала меня про вид прелестей моей жены. Ну, ведь интересно так познакомиться с кем-то по Интернету, пообщаться, а потом встретиться в реале? Не обязательно заняться любовью, можно и просто так пообщаться. Мне это всегда нравилось. А баба эта, если по ее словам судить, прямо-таки на член ко мне лезет. Отчего бы не разнообразить свой сексуальный опыт? Всех женщин не перетрахать, но стремиться к этому надо.
И вот я зашел во вращающуюся дверь гостиницы, звоню по телефону ей в номер. Чрез пять минут меня окликают - здравствуй! Оборачиваюсь и начинаю хлопать глазами. Сзади меня стоит такая туша низкого роста. На полторы сотни кило. На фотке она была явно моложе и немного толще. Но ей никак не тридцать восемь и не сорок, а так на глаз за пятьдесят лет. Короткая стрижка, никакой косметики, рожа драная какая-то, заплывшая жиром. Как бабуля моя покойная говорила - страшнее войны. Я с ней поздоровался, но пожалел в душе, что с ней связался. Перезрелую нимфоманку такого некрасивого вида трахать мне вовсе не хотелось. Пожалуй, это было в первый раз в жизни. С другой стороны, я понимал, что от туши Нины мне никуда не деться. Сам связался, сам напросился. О Наташе, об обязательствах пред ней и я не думал. Я никогда не обещал ни словами, ни мыслями быть только с ней, только ее трахать. Наоборот, для меня естественным была семья, где свободные отношения. Где супруги трахаются с кем попало и где попало, а живут вместе, рожают и воспитывают детей, не думая об их будущем.
Короче, прошел я с этой Ниной. Она там администратору в гостинице или портье говорит - это мой гость. Там молодой парень сидел за стойкой, отвечает ей: блин, так у Вас только что гость был, и еще в полдень один приходил. Прямо глаза вытаращил. А она так с понтом говорит ему: ну и что? Вам-то какое дело, сколько у меня гостей? Я ж заплатила. Парень вздыхает и говорит ей: и все мужчины, удивляюсь просто. А это туша его так ехидно спрашивает: что, девки не дают? А кто постарше слабо лечь? Парень покраснел и сказал: я ж не на помойке нашел себе! А Нинка эта говорит - а на помойке девушки и дамы бывают заебись! Мне выписали гостевой пропуск по моему паспорту, мы пошли, стали подниматься на лифте. Эта баба в лифте мне сказала: ты это чмо не слушай. А ведь еще и заплатить тебе могу. За что? - спросил я. За постель, дубина, сказала мне тетя. Шестьдесят баксов хочешь? А почему бы и нет? - подумал я. Шестьдесят баксов - это шесть корабликов тогда. Почему нет? Тетя хочет секса, мне она не нравиться, я с ней покувыркаюсь, получу удовольствие и возьму себе лавэшки. Она ж сама готова мне их отдать, лишь бы я ей засунул, я ж у нее не просил. И я утвердительно кивнул головой. А чего тут такого?
И чего? Поднялись в номер ее. Номер был маленький и аккуратный. Мне понравился. Маленькая комната с двуспальной кроватью, пара кресел, тумбочки, столик с зеркалом над ним, смешанный санузел, миниатюрная прихожая. На тумбочке стояли пара бутылок шампанского и корзинка с виноградом и бананами. Я разулся, снял верхнюю одежду, мы прошли в гостиничную комнату. Она предложила мне раскрыть бутылку шампанского, я открыл. Выпили за знакомство, стали базарить. Я вот не помню, о чем с ней говорил. Расспрашивала про жену вроде, про жизнь мою вообще. О чем мне с ней говорить - я просто не знал. Ну, само собой, разговоры перешли на постельные темы. Бабенка эта, если верить ее словам, любила групповой секс, да и муженек ее был продвинутым - он трахал свою жену в компании двух или трех мужиков по очереди с ними. Она говорила мне так - когда она родила дочь, то поняла, что одного мужчины ей катастрофически не хватает. И пошла по рукам - прямо так и сказала. Что муж ее все знает, особо против такого не возражает, сама приучила к групповому сексу его, вот только пред дочерью как-то неудобно это показывать. Мало ли, что она подумает о жизни своей матери. А чего тут думать? - спросил я. Ведь она не считает свой образ жизни чем-то отталкивающим, неподходящим? Отчего он не подходит для ее дочери? Тетя задумалась и сказала - я не знаю, я так в молодости себя не вела.
Что ж, вполне логично, подумал я. Тетеньке захотелось на старости лет наверстать то, что она недополучила в молодости. Но есть квартира, машина, дача, студентка-дочь. И есть представления о том, как надо жить при этом. Мне-то легче. Как говорится. Ни кола, ни двора. А невесту мою вполне устраивают малогабаритные квартиры, битком набитые хрен знает кем, кусок хлеба на столе и миска паби, любая школа для ее ребенка от первого брака. Хули мне лезть из своей шкуры и изображать из себя того, кем не являюсь. Нет ничего стыдного, если то, что ты делаешь, тебе не стыдно. А ежели кому стыдно, тот пусть умрет от своего стыда!
Анашу курить будешь? - спросил я тетю, доставая косяк. Большая часть бутылки шампанского была нами уже выпита под эти базары. Чего?! - спросила бабенка, выпучив на меня глаза. Ну, анашу, травку, марихуану. Стоит после этого лучше, сказал я. У меня с собой пара косяков, если хочешь, могу тебе один оставить. С этими словами я подорвал косяк. Нет, я не буду, растерянно сказала бабища. С кем я только в постели не резвилась, ты у меня такой первый. Да мы, нарки, народ мирный, сказал я, выпуская сладковатый дым. Нас оклеветали просто. А так мы люди мирные. Первые не кусаемся. Как хочешь, вольному воля. И снова затянулся. Выпуская дым, зашелся от кашля. Баба смотрела на меня с интересом, только сказала - а воняет-то так! Ну и запах! Я втягивал в себя сладковатый дым Божьей травки, заходился от кашля и запивал шампанским. Бросил бычок от косяка в пепельницу и замер, свесив голову, погружаясь в надвигающийся приход.
И что ты чувствуешь? - спросила тетя. Я? - переспросил я, еле ворочая языком. План был сильным, меня здорово грузило. В глазах потемнело, в ушах начало жужжание, сладкая истома разлилась по телу. Мне хорошо, мне очень хорошо. Я возношусь на небо. Пока я это говорил, зрение значительно ухудшилось, свет совсем потух. И я склонил голову еще ниже. Ну и ну! - покачала тетя головой. В первый раз такого вижу. Снова повторила это. А мне по хуй!
В постель идешь? - спросила она. Э, погоди, дай приход пройдет. На тяге мы потрахаемся, сказал ей я. И обнял ее. А она мне говорит - давай, иди в душ. Посуди сама, хули в душ идти? Какая это романтика? Это проституция. Девушку или даму вот так в завалить, юбку задрать, выебать - в этом романтика есть . А душ пред сексом - это уже все. Строго по тарифу. Так у меня на нее и под травкой просто не стоит. Эх, разделся, сходил в душ. Плещусь так под душем и напеваю:
«Ой да солнце светит ярко,
Конопля растет быстрей,
Мы бухали на пригорке,
В окружении блядей».
А тетя меня спрашивает - это все наркоманы эту песню поют? Мне кажется, это ваш гимн. Я сам ничего не говорю, а в себе думаю - как бы мне от нее съебаться. С ней не трахаться, с ней только подрочить можно. Я вот раньше не знал, что бабы могут просто рожей и возрастом не выйти, а вот с ней понял - могут. И ебать ее можно не просто так, а за деньги только. Ну, чтоб она заплатила тому, кто ее ебать будет.
И чего? Потрахались, только сначала неважно было. Еле встает на нее, суку удмуртскую. Она гнать стала - Лёня, одевайся и иди домой. Зло меня взяло. Я ее спрашиваю - тебя по бошке отоварить сейчас или позднее? Она мне стала гнать, что у меня ничего не получится все равно, а я взял да ей просто по ебалу врезал. С кулака. И вот как врезал, вот сразу все и получилось. Я кончил, и она кончила. Лежит так и говорит - ой, как хорошо! Наркоманы, оказывается, лучше всех других мужиков ебут. С травки так хорошо у тебя стояло, и как долго ведь! Давай, говорит, с тобой вместе я покурю твое, а потом снова потрахаемся. А я ей говорю, базара нет, курим на двоих. Только ты дым глубже затягивай и старайся задержать в себе, пойми, это ведь денег стоит. Ну, дунули на двоих, посидели обнявшись, а потом снова потрахались. Ой, как она орала, кончая. А время идет. Около полуночи стали стучать в дверь номера. Она спрашивает - в чем дело? А ей там орут, что гости - только до полуночи. А меня ж дома невеста узкоглазая ждет. Собрался я да пошел к себе домой. А пошел на тяге, у меня ангелы в душе поют. Простился я с этой Ниной навсегда. Она мне больше не звонила, не писала. Я ж фингал хороший ей под левым глазом поставил. А хули в постели выебываться пред мужиком! И ведь еще не шестьдесят, а сотку зеленую мне отдала. Со словами - ты у меня такой точно первый. Я положил сто баксов в кошель, попил еще пивка на Электрозаводской и поехал на метро домой. И вот тогда-то, возвращаясь домой после полуночи под кайфом, я увидел в метро двух рыжих чертей. Но они такие были приятные, симпатичные. Нестрашные. Добрался домой без приключений.
От Юго-западной за полтинник брал тачку. Приезжаю домой, маманя уже спит, а Наташка - нет. Мне хорошо было, я пред Наташей на колени встаю. И говорю - Наташа, прости меня, ну, я с ней потрахался удолбанным, а ведь люблю я только тебя одну. А Наташка мне говорит, - ну, потрахался, и хуй с ней. Самое главное, чтоб ты меня любил и жил со мной, а ебаться на стороне можешь с кем захочешь, только б заразы домой не притащил. Я на сторону захочу сходить - тебе сначала скажу. А чем у вас кончится - я это заранее знала. Презервативы были у вас? Я говорю - да. А Наташа мне - пойди в душ, помойся, член помой и давай ложиться со мной. Вот подумай сама, как по такой жене не скучать?! Да я по ней век тосковать буду. А эту Нину из Ижевска я больше не видел никогда и чрез Интернет с ней не общался. Перепихнулись и разбежались. На другой день Наташа у меня изъяла заработанные таким образом сто баксов на подготовку к свадьбе.
В воскресенье Наташа днем торговала чимчи, а я сидел в Интернете. Вечером она пришла, переоделась, и мы поехали в Новопеределкино в гости к ее родным, причем я забил косяк и заныкал его в свое портмоне. С тем и поехал. Там у них были посиделки, они, видимо, рассчитывали, что приедет моя маманя с нами - знакомиться с будущей родней. Тамара Алексеевна даже звонила ей, приглашала приехать, посидеть, поиграть в хато. Они там и собирались играть в хато.
Хато - это азартная карточная игра, в которую играют особой колодой, китайской или корейской, чем-то напоминающую карты Таро. Тамара Алексеевна показала мне ее. Там отсутствуют привычные нам карточные масти и достоинство карт. Нет дам, валетов, десяток, семерок. То, что привычно нам в картах. Какие-то иероглифы. Сколько карт в колоде - я не помню. Жалко, я так и не научился играть в хато, да и всего один раз видел эту игру. Не играл. Играют на деньги, ставки там были вполне приемлемые. Малые. Корейцы вообще картежники, любят азартные игры. Вот они и собрались тогда на игру. Когда мы пришли, в комнате были только женщины и Ким. Юрка сидел на кухне. Он стал ныть, что хочет покурить анашу. Я сказал, что у меня есть. Он - давай скорее, я сейчас забью. Я ему - забито уже. Косяк у меня. Он - а чего мы сидим как рыжие? Пошли! И мы пошли на уже привычную лестничную площадку. Подули мы, приходуемся, он еще мне про фазы наркотического опьянения говорил, бензин мне понюхать советовал. Помнится, мне еще сказал, давай здесь постоим, самые сильные ощущения переждем, а то женщины разорутся - наркоманы, наркоманы!
Ну, а потом пришли, там уже мадабай с мэдаме приехали, с Колькой, Людой маленькой и их сыном Костиком. Мы с Юркой растянулись на полу, а все остальные взрослые засели играть в хато. Игра шла для меня непонятно, они громко кричали и ругались промеж себя иногда. Наташа играла с очень мрачным выражением на лице. Она не любила проигрывать, неохотно садилась играть. Во время игры всегда напрягалась. В этот раз, по-видимому, она проигрывала, потому что с каждой партией мрачнела все больше и больше. Я чего-то ее спросил, а она мне раздраженно сказала - лежи себе и кайфуй спокойно. Периодически на кон кидали деньги - по десятки, кто-то бросил полтинник. Когда партия закончилась, стали подсчитывать выигрыши и проигрыши. Оказалось, что Наташа проиграла своей матери восемьдесят рублей. Спросила меня: Леонидушка, у тебя есть восемьдесят рублей? Дай мне, я проиграла. Я ей дал. Проигрыш Наташу сильно расстроил, она расплатилась и стала собираться домой. Позвала меня. Я одевался, а Наташа всунула голову в комнату и громко крикнула: мы к вам больше ездить вообще не будем, деловые колбасы! После свадьбы заберу ребенка - и все! Нечего радоваться, что меня обыграли! Алёна заныла - Наташа, Наташа! Зачем ты так! Ну вас в жопу всех! - сказала Наташа на прощанье. И мы вернулись домой.
Вот так. Так складывалась новая семья. У меня появились новые обязанности. Утром - как прежде пиздовать в Академию, потом делать домашние задания, а вечерами готовить чимчи, которые моя будущая жена продавала. А по четвергам еще ездить на закуп со своей узкоглазой невестой. Плюс еще улаживать все ее дела. В государственных органах. И чем это не жизнь? Вполне нормальная жизнь семейной пары. Меня такая жизнь с узкоглазой женой и смуглой родней из узбекской глуши, с чимчи, с моими конспектами и сессиями, с травкой без ограничения вполне устраивала. И нравилось, как хуели мои однокурсники, когда я им рассказывал про чимчи, мою невесту и ее родню. Один паренек взялся мне втолковывать, что жена должна быть обязательно с высшим образованием. А где это написано? - спросил я его. И он не нашелся, что мне ответить. Как двумя годами раньше не нашелся ответить на мой встречный вопрос о желаемой мной марки машины - а на фиг она вообще нужна.
Вот так. Все, о чем мечталось этой малолетке из Марий Эл, мне вовсе не хотелось. Бля, вот бы снова в ту аудиторию и влезть бы в его базар с преподам по финансам предприятия - это Вы только как говорите, а вот были бы у Вас настоящие деньги, сразу бы побежали себе особняк покупать. Вот так ляпнуть: так особняк - это ж исправительная колония особого режима! Поток бы весь лег! Ни дома, ни дачи, ни авто, ни супруги с высшим образованием и ворохом амбиций. Мне еще когда он в детский сад ходил хотелось простой семьи без понтов, что эти могут, а мы не можем. Вот просто жить с девушкой, которая также просто без всякой мысли о том, что можем дать детям, рожает детей от меня в неограниченном количестве. А что с детьми нашими будет - это родителям по барабану, лишь бы людьми были. И вот, мои мечты о семье стали материализовываться. И что маманя долдонила, что эти. Что я такой, какой есть, никому не нужен из женщин. Содержать не могу, обеспечить будущее детям. Ни фига! У меня есть российское гражданство, московская прописка, квартира в Очаково, какой никакой, а все же доступ к запретному. Что, я засрусь подойти к девушке, которой все это надо? И такого, как я, ни одна женщина любить не будет? Хорошо, пусть без любви, но ведь это предложить можно? Кому-то это нужно? Значит, той буду и я нужен в обмен на мои возможности небольшие. Совершенно случайно я встретил такую девушку, соприкоснулся с ее миром. Она согласилась стать моей женой. И меня не ебет совсем, что она кончила всего 8 классов дореформенной узбекской школы, полжизни торговала на базаре и говорит с обильным использованием вульгаризмов и жаргона. Я хотел семьи любой ценой - я ее и получаю вроде. А по-вашему, мне вообще семья не положена?! Так посмотрите на нашу интернациональную семью, подивитесь и исчезните!
Я был счастлив, да и Наташа, по-видимому, тоже сначала. Тогда ведь маманя на нее не орала еще, не затевала разборок с нею. А просто высказывала все свое недовольство мне. Так что эту неделю мы жили вполне счастливо, обсуждали предстоящую свадьбу. Юрка обещал нам организовать шикарный лимузин своего дяди, нужно было решить вопрос о месте свадебной гулянки, свадебном платье. Наташа настаивала, что все это лишнее, широкой свадьбы она не хотела. Да и мне она особо была не нужна, тем более, что и приглашать-то было мне особо некого. Ну, Костика с Лизой пригласил. Костик обещал прийти. Его интересовало, будет ли анаша на свадьбе. Я сказал, что это само собой разумеется. Костик рассказал мне, что когда он Лизе передал мое приглашение, она очень обрадовалась, потому что уже давно хотела познакомиться с другом своего парня. Костик тогда казал ей: хорошо, мы пойдем вместе, но учти - там будут предлагать наркотики! Лиза испугалась со слов Костика, и они поклялись друг другу, что сами никаких наркотиков принимать не будут, сколько бы им их не предлагали.
У Костика с первого курса был друг из его же группы. Тоже Костя. Этот Костя ухаживал за красавицей нашего потока Леной Курановой. Эта студентка не давала мне покоя с первого курса. В моем вкусе девчонка, ниже меня, смуглая слегка, темноволосая и в очках еще ходила (потом она вроде заменила их контактными линзами, и что-то большая часть обаяния ее сразу пропало после этого). Второй Костик давно ухаживал за этой Ленкой. Дело у них шло к свадьбе тоже. Я его и его подругу тоже пригласил. Собственно говоря, хотелось на своей свадьбе видеть Ленку, которой я любовался с первого курса. Приглашение было принято. Неожиданно напросился на мою свадьбу без всякого приглашения с моей стороны мой жирный тезка. Я с ним особо никогда и не дружил, потому что он был такой хитрый, пронырливый, да с четвертого курса начал он мне усиленно себя навязывать. Еще я пригласил было моих кентов с потока по торчу - негра и серба, но они извинились, что прийти просто не могут. На неделю уезжали из Москвы. Пригласил веселых хохотушек из третьей группы Таньку и Сашку. Танька в то время ехала к себе домой, а Сашка прийти обещала, но так и не дошла. Само собой, не раз приглашал толстушку свою. Ну, Ир, ты же обещала еще полтора года назад прийти ко мне в гости на мою свадьбу. Ведь за свой базар отвечать надо! Иришка на этот раз мне сказала: ты на другой женишься, вот и все! За мной ухаживал, бросил. Я ж полтора месяца плакала! А чего ж ты тогда за меня замуж не вышла? - спросил я недоуменно. А на фиг ты мне нужен! Наконец-то ты исполнил свою мечту - жениться. Я рада за тебя, но идти к тебе на свадьбу не хочу. Словечек от своей будущей родни, в особенности от Юрки и Стаса я поднабрался уже. И спросил ее: ты чего, взлома мохнатого сейфа опасаешься? Ирочка, которую на втором курсе я звал пышной розой, густо покраснела, что-то пробурчала у себя под носом. И в очередной раз сказала: Лёня, отвали, а?!
А, еще пробовал пригласить свою одногруппницу сахалинскую кореянку Таню Ли, которая тоже мне очень нравилась, тем более, что моя Наташа хотела познакомиться со своей сахалинской соплеменницей. Я ж до сих пор помню, как у Таньки округлились глаза в раздевалке, когда я девчонкам рассказывал о том, что я ел в Узбекистане. Кукси, кя дя, кя хе. Она так удивилась и спросила: кя?! Ты ел кя?! Да, ответил я. Мне очень понравилось. Иногда мне и здесь жена кя готовит. Мне и суп из собачатины нравиться, и хе. Танька присвистнула, застегнула пальто и съебалась. А девчонки почему-то были явно в шоке. Так вот, пригласил я эту Таньку, а она мне и говорит. Спасибо, Лёня, но мне особо некогда, да если честно сказать, и идти-то не хочется. Почему? - удивился я. Я терпеть не могу бескультурья, панибратства, неотесанности, ответила мне юная кореянка. Знаешь, я не люблю вообще материковых корейцев. Обычно это простая деревенщина и базарный люд. Я удивился дома со смехом рассказал об этом своей невесте. Сначала Наташа возмутилась. Ишь какая деловая колбаса! Ну и не надо! Надо всем корейцам собраться вместе да ее аннулировать! Тоже мне, шлюха островная! И рассказала, что сахалинские и вообще островные корейцы очень хитрые, пронырливые, наглые, все гребут под себя и своим не помогают. Что узбекские корейцы не любят дальневосточных, а особенно островных. На самом деле, когда приехала Наташина родственница с Дальнего Востока со своей племянницей, я убедился, что социокультурные различия между ними есть. Как правило, дальневосточные корейцы с высшим образованием, в разговоре между собой жаргонных слов не используют и живут богаче моей среднеазиатской родни. Но и они отзывались плохо об островных корейцах. Если судить по Танечке Ли, то правда - островные очень уж амбициозные и не кучкуются. Но кроме своей однокурсницы этой, я с ними и не общался. И жизни их и какие они соответственно не знаю.
В общем, решил я пригласить милую Катюшу, ушедшую от нас с четвертого курса. Девушку, которая со мной всегда дружила с первого курса, была такой бойкой. Она бы пришла, да, блин, то ли ее отпиздошил кто, то ли сама так упала, но сломала переносицу, перенесла только что операцию. И два месяца ей из дома вообще врачи запретили выходить. Ну, думаю так и приглашать больше никого не буду. Зачем мне много народа собирать? Жил-то я всегда уединенно. Интернетовские друзья и знакомые либо жили далеко, либо были заняты. А сатанисты, наслушавшись рассказов Элайды наверно, что-то засрались. И приходить не захотели. Браком с Наташей мое общение с сатанистами было закончено практически, хотя с Элайдой впереди была не одна встреча в течении моего семейного года.
Наташа свадьбу особо отмечать не хотела. Это много денег уйдет, зачем это нужно. В представлении свадьба была большим пиршеством на человек двести - пятьсот. В Узбекистане такие свадьбы справляют всем родом в складчину, как она сама мне рассказывала. Свадьбы с участием двадцати человек для нее была нонсенсом. Недоразумением. Я ей говорил - у тебя уже была свадьба, а у меня нет. Что же, у меня свадьбы совсем не будет в жизни? Тогда Наташа пообещала мне, что свадьба с торжеством у меня все же будет. Посоветуется с родными да придумает чего-то. Экономила ли она наши деньги или ей просто не хотелось на самом деле замуж за меня выходить, я не знаю. Сейчас думаю, что второе, потому что по отношению к деньгам она была безалаберной всю жизнь.
Во общем, жизнь катилась по наезженной колее пока, только уже вместе с узкоглазой девушкой. В тридцать шесть лет я наконец-то стал женихом. Обычное течение жизни было прервано серьезным заболеванием во второе воскресенье вместе с Наташей. Заболели мы все, однако сильнее всех заболел я. Все началось с болей в эпигастральной области, тошноты, рвоты, частого разжиженного стула, жажды и разбитости. В понедельник поднялась температура до сорока. Сходил в поликлинику, пока еще температура так высоко не поднялась, направили сдавать анализы. Оказалось, сальмонеллез. Видимо, купили зараженную сальмонеллами телятину, Наташа из него хе делала. А телячье хе мы все любили. Поели. Вот результат. Заболела потом маманя, потом Наташа. Сальмонеллез был у всех нас, но у меня острее всего. Маманя думала, что я привез из Узбекистана брюшной тиф, потому что там встречается и брюшной и среднеазиатский клещевой возвратный тиф
Ну, лечился я. Наташа лечила меня анашой и нутряным собачьим жиром (брр! Такой вкус противный, тошнить потом начинает, но реально помогает). На второй день температура спала, , понос ослаб, рвота прекратилась. В четверг 29 марта намечалась встреча участников форума Кары-Мурзы. В том же кабаке у метро Белорусская, где мы уже раз встречались в декабре. Тогда эту встречу инициировал один яростный оппонент почвенного коммунизма, теперь встреча явно была инициирована одесситом, прибывшим в Москву. Забил косяк побольше да и поехал на эту встречу. Самое интересное, что на этой встречи они вроде как бы собирались чего-то обсудить, а чего они там обсуждали - не помню, да и хрен поймешь. Я-то вообще их никогда и не понимал. Это были естественнонаучники, инженера. Как и сам СГКМ - химик. Что человек может посмотреть математически выкладки и выбрать себе вопреки им самую замечательную, самую выгодную для него выгоду - это в их технических мозгах совершенно не укладывалось. Что человек со своими комплексами не описывается системой уравнений, пусть даже дифференциальных - доходило очень плохо. Там собиралась ностальгирующая советская научная школа технических вузов, кузница кадров очень даже хорошего советского ВПК.
Помню, народа там было необычно много. Этот одессит поставил всем ящик водки. Помню, еще он убеждал, что этому государству не надо платить налоги - мол, самая лучшая форма протеста. Да, хитрожопый российский бизнес налоги платить не хочет. Он занимался бизнесом на незалежной родине моей коханы, сим раз пропханой. Они там бухали, и оживленно базарили о чем-то. А о чем - хрен их поймешь. Я просто достал косяк, хорошо было забито, предложил им. Только один приблудный программист захотел подуть. А подули - меня прет, я смеюсь, а у них там какой-то кипеж получился. Один такой активный демонстрировал нарисованные на участников данного форума карикатуры, что были выложены на другом форуме, а другой все пробовал меня в православие обратить. И вот тут я заржал. Потому как девчонка из церковного хора в первый раз поставила меня герой шесть лет назад. Эх, весело было. Они там кипешивали, а мне и приблудному программисту было очень хорошо. Сам виновник торжества сказал, указывая на меня - во, у нас тут есть и представитель психоделического социализма. Да и что среди них, что везде, я был в отрицаловке. А все одно - было прикольно это. Приятно вспомнить.
А после этой прикольной встречи, с которой я возвратился в гавно убитым, началась подготовка к свадьбе. На выходные мы с Наташкой вдвоем уломали маманю ехать знакомиться с будущей родней. В первую очередь с матерью Наташки и с ее зятем. И вечером в воскресенье мы поехали в ту самую квартиру с неприличным номером в Новопеределкино все втроем.
И чего? Приехали, нас встречает уже крепко бухая Тамара Алексеевна, чуть менее бухой ее братец, на столе - две поллитровки, шампанское, пиво. Пиво - для меня. Они знали, что я его люблю. Стас, Денис, Оксана, Димка, Алёна - и все эти молодые в гавно укурены. И запах грязного белья, мочи и узбекских пряностей. Э, начала орать Тамара Алексеевна на весь подъезд, что за люди ко мне пожаловали! А мы вас ждали! Наташа заорала: мама, фильтруй базар свой, с нами свекровка приехала, с тобой знакомиться. Да? - спросила будущая теща, покачиваясь на ногах. А я ж не видела, прости дочка. И мамане моей: давайте знакомиться, но чтоб без движений было! Дениска, Стас - заорала Наташа. Положите маму спать. Стас вышел, сгреб свою мать, повел ее на диван. А она орала - ну ты, ты чего, что я сделала?! Сука, ребенка мне на шею повесила, сама к хахалю съебалась, о ребенке не думает, а его корми! Ты мне деньги на ребенка оставила?! Наташа готова была заплакать. Моя мама напилась снова, простите меня, сказала она моей мамани. Наташ, это часто у нее бывает? - спросила маманя очень напряженно. Наташа так сокрушенно покачала головой, что стало ясно - это бывает часто, и даже очень часто. А маманя мне на ухо шепчет - я ж вот чуяла, что ее мать - настоящая блядь и алкашка. Да и она сама, небось, такая же! Тамару Алексеевну положили на диван, она там чего-то заорала, заголосила, а потом неожиданно захрапела. Вторая Феклуша, сказала маманя, вспомнив одну из бабушкиных сестер. Её тетю, стало быть.
Ну, пошли на кухню, помню маманя на их ярусные кровати еще так посмотрела, впечатлилась. И шепчет мне - а в этой квартире вообще сколько народу живет? Я ей шепчу - двенадцать человек постоянно, а ежели в гости придут, то еще десяток заночевать может. Маманя только головой покачала. Да, шепчет мне, куда ты меня привел. Мадабай Лёва на кухне ей наливает водяры и говорит - а давайте за молодых выпьем. За брак Вашего сына и моей племянницы. Маманя сто грамм выпила. Потом мэдаме Алла наливает ей сто грамм. И тоже за наш брак. Потом Стас ей 50 грамм наливает. Потом Денис. Маманя так сидит, ей становиться по алкогольному хорошо. Очень даже. И она уже не ругается, не ворчит. А только рассказывает, как она меня растила, как она меня выхаживала. И больше всего хотела, чтобы у меня была семья. Пьется шампанское, пьется пиво, пьется водяра. Маманю развозит. Мы оставляем ее трепаться с мадабаем и мэдаме, а сами идем на лестничную площадку. Где подрываем косяк. Вроде всем было хорошо, а нам - так просто пиздато. А чего вот так? Всем было хорошо. Только мамане моей будущая родня очень не понравилась. Когда мы возвращались, взяв тачку, она сказала: да, и куда только я попала.
Вот так меньше чем три недели до свадьбы маманя познакомилась с будущей родней. Само собой, родня будущая ей очень не понравилась. Она ожидала, что будет осуждаться свадьба предстоящая, общие проблемы, кто будет воспитывать ребенка. А вместо этого они устроили попойку! - не раз возмущалась она впоследствии. Тем не менее маманя стала готовить меня к свадьбе. Костюм мне купила, брюки, Наташе дала денег на платье. На семейном совете было решено, что Наташа купит вечернее платье, которое и потом сможет одевать. Но чтоб оно смахивало на свадебное. И еще стала брать Наташе и ее родне билеты в театр, к которому никто из них, кроме недавно приехавшей из Приморского края тети Ангелины, товароведа по профессии, интереса не проявлял. Но тети Ангелину Наташина родня очень уважала, а та любила театр. И с удовольствием брала билеты для себя и своей племянницы, да еще и Наташку мою с собой прихватывала, да Дениса с Оксаной. Так начался апрель. До получения ответа на бактериологические анализы, я был на больничном. И посвятил это время подготовке к свадьбе, приобретении мобильного для своей невесты вместе с туфлями на свадьбу и обжалования в арбитражном суде решения налогового органа.
Ведь этот мудозвон Алик так вовремя и не встал на налоговый учет. Получил в МРП ксиву 30 января, должен был до 9 февраля в течении десяти дней встать на учет в налоговой инспекции. Он туда пошел. Два раза ходил. С него спрашивали мой паспорт, а меня ж не было. Ему и сказали - приходите с паспортом. Когда я вернулся, срок постановки на учет был пропущен. Он мне ничего не сказал, попросил мой паспорт и пришел с ним. Сотрудница налоговой инспекции поставила меня на налоговый учет, присвоила мне ИНН, а потом сказала: придется вам штраф выписать, пишите объяснение. А какой штраф? - спросил Алик. Незначительный, ответила ему девушка и составила протокол о налоговом правонарушении. Алик там написал в объяснении «не было при мне его паспорта». Девушка выдала ему копию протокола, он расписался, где положена. И тут она сказала ему: а штраф пять тысяч. Алик думал, что он сам заплатит, а тут такая сумма! Он отдал мне бумаги. И намекал, что заплатив штуку начальнице ИМНС № 29, он все уладит. Но штуку мне давать не хотелось. Когда я по почте получил решение о привлечении меня к налоговой ответственности с предложением перечислить мне по указанным реквизитам штрафа в 5000 рублей, я решил обжаловать это решение налогового органа в судебном порядке. Тем более, что еще никогда не судился в Арбитраже, а хотелось попробовать. Накатал жалобу на действия налогового органа, копию ее отправил по почте с свою ИМНС. Узнал реквизиты и заплатил госпошлину чрез расчетный счет свой платежным поручением. Госпошлина была 20 рублей. И поехал подавать в Московский арбитражный суд эту жалобу. Там мне порядки сразу понравились больше, чем в судах общей юрисдикции. Иски и жалобы подаются в канцелярию, а не судьям, канцеляристки проверяют полноту комплекта документов представленных, лепят штемпель на твоей копии заявы. И гуляй. Чрез десять дней мне по почте пришло заказным письмом определение о подготовке дела к судебному заседанию. Суд был назначен на 15 мая.
Мы готовились к свадьбе. У Наташи теперь появился мобильник. И она то и дело мне звонила, слала SMS. Обычно с просьбой зайти после учебы к ней в магазин. Я и так заходил, но ей нравилось звонить и трепаться ни о чем. Кроме того, на этой недели мы готовились к совместному празднованию Песаха. Я съездил на кафедру социологии, а потом заехал в ту самую синагогу, с посещения которой в прошлом году началась мое знакомство с Наташей. Там я приобрел мацу, пасхальное кошерное вино. Хотел еще кошерной колбасы купить, а ее, блин, всю разобрали. А заодно еще один мидраш приобрел. Живя со мной, Наташа зажигала субботние свечи, что ей нравилось. Ей нравилось вместе со мной встречать и провожать субботу. На субботние трапезы она обычно готовила мне бешбармак. И как обычно накануне праздников маманя устроила мне снова грандиозный скандал.
И я вот этого никогда не пойму - почему? Почему праздники часто сопровождались скандалами? Многое в моей жизни менялось. Но ведь не только наркотики и мои девчонки раздражали маманю. Столь же устойчиво раньше ее раздражали мои религиозные поиски, молитвы, древние иудейские обряды. Любая религия, любая конфессия для мамани всегда были красной тряпкой. Как ее бесят слова из разного арго и молодежного сленга, так же ее бесили старославянские, еврейские и арабские слова сакрального смысла, молитвы, посты. Также ее бесило мое перечисление форм финансовой и налоговой отчетности, правила их заполнения, слова по предметам, которые я изучал в Академии. Ты - сплошная аномалия! - говорила она мне с детства. Что бы не делал, чем бы не увлекался, было все не то. Не то, что нужно, не то, что хорошо. А вот что хорошо? Этого мне маманя не говорила. То ли сама не знала, то ли ощущала на невербальном уровне. Вот что все во мне ей не нравилось всегда вне всякой связи с формой и содержанием - это я хорошо помню.
Песах мы встретили очень весело вдвоем с Наташей. Ей этот праздник понравился. В том году его начало пришлось на исход субботы. Накрыли стол, приготовили поднос с зажаренным бараньим ребрышком, яйцами, кресс-салатом в качестве марора - горьких трав библейской пасхальной трапезы, чашечкой с харосетом - пюре из тертого яблока, толченых орехов и вина (Наташа умела делать классный харосет), резанным картофелем вареным, хазеретом, которым у нас был тертый хрен вместе с мелко нарезанным зеленым луком и салатом. Мы принарядились и сели за стол. Подождали, пока пройдет 50 минут после захода солнца, Наташа зажгла две свечи от конфорки, горевшей у нас с вечера пятницы, сказав нужные благословения по сидуру. Налила бокал вина мне, а я налил ей. Внемлите! И произнес благословение на вино, а потом начал читать освящение праздника с добавкой части на исход субботы, в которой произносится благословение на огонь (вернее бы сказать, Сотворившему светы пламени), а потом читается о разделении между субботой и наступающей недели и о разделении между святостью субботы и святостью праздника. И как положено, завершил все благословением времени. Наташа отвечала в положенных местах - амен! Завершив чтение, я облокотился левой рукой, положил на нее голову, и в таком положении выпил первый пасхальный бокал. Наташа последовала моему примеру. Потом она омыла мне руки, взяли по куску картошки, я произнес благословение Сотворившему плод земли, обмакнул его в соленую воду и съел. Тоже сделала и невеста моя. Потом я разломил среднюю мацу, отложил большую часть. И начал читать пасхальную Агаду, причем Наташа задала мне четыре вопроса по ней. Чтение Агады - дело долгое, это часа на полтора как минимум, а то и больше. При этом Наташа снова налила мне второй бокал. Дойдя до цитаты из пророка Иоэля : « И покажу знамения на небе и на земле: кровь, огонь и курение дыма». И произнося эти слова, всегда будоражившие меня: кровь, огонь и столбы дыма, я из своего бокала отлил по капле. Также и перечисляя десять казней египетских, я отливал по капле вина. Потом Наташа подлила в бокал.
Ну, рассказал я историю исхода, возблагодарил Творца за все благодеяния Израилю, объяснил значение пасхальной жертвы, мацы и марора, перешел к хвалебным псалмам Давида, произнес благословение на избавление, благословение на вино. И мы осушили второй бокал пасхальный. Потом мы совершили омовение рук, я произнес благословение на мацу, похавали ее, я прочел благословение на марор, похавали его, и по примеру Гиллеля сделал корех. Это типа бутерброда - между двумя кусочками мацы кладется хрен и нарезанные лук и салат. Съели корех, я дал Наташе яйцо, она - мне. Все, теперь просто хаваем, а потом снова читать будем. Наташа вздохнула с облегчением. И мы приступили к обильной пасхальной трапезе. Бухали вино, хавали бешбармак и шашлык из баранины, запеченный в нашей духовке, косяк подорвали, Наташа под завязку трапезы еще чифирок сварила. После этого мы стали есть отломанную в самом начале праздника кусок мацы. И после я перешел к заключительным благословениям, когда было уже чуть за полночь. Произнес благословение Небесному Кормильцу нашему, потом благословение за землю и за пищу, потом благословение за грядущее восстановление святого града Иерусалима, четвертое благословение, после чего стал читать завершающие просьбы. Среди них прочитал и ту, которую так давно хотел прочитать: Милосердный, Он да благословит хозяина этого дома и жену его, детей его, дом его и все принадлежащее ему. Потом сказал благословение на вино, и мы с Наташей опрокинули в себя третий Пасхальный бокал, после чего Наташа налила четвертый и еще один - пророку Илии. А я открыл нашу дверь и прочел четыре стиха из Библии, содержащие проклятие. Пролей гнев Твой на народы, которые не знают Тебя, и на царства, которые имени Твоего не призывают, ибо они пожрали Иакова, и жилище его опустошили. Пролей на них ярость Твою, и пламя гнева Твоего да постигнет их. Преследуй их, Господи, гневом, и истреби их из-под Небес Господних! И захлопнул входную дверь. И перешел к чтению хвалебных псалмов. Почитав их долго, я снова сказал благословение на вино, с Наташей опрокинули четвертый пасхальный бокал, я прочел благословение после вина. Помолился - да будет угоден Богу наш Седер. В следующем году мы праздновать Песах во вновь отстроенном Иерусалиме. Тут конец празднованию. Наташка мне сказала: а чего, еврейская Пасха - это праздник заебись. И попробовали спеть мы песню про козленка, которого отец мой купил за два зуза. Как могли, спели. А потом снова забили косяк на двоих, дунули. И стали вместе петь про анашу.
Вот так мы встретили Песах 5761 года от сотворения мира. И активнее готовились к свадьбе. Маманя тут меня обрадовала - меня на твоей свадьбе не будет. Это еще почему? Ведь это значит, что брака ты не хочешь? Маманя стала юлить. Да не то, чтоб не хотелось. Ей и хотелось и кололось. Она там гнать стала, что не нравиться ей мать невесты, чего туда идти, да не нужна никому эта свадьба. Я ей говорил - но ведь тогда и меня на твоих похоронах не будет. Мам, это демонстрация отношения. Ты думаешь, что там никто не поймет? Тогда с маманей стали каждый день уже кипешивать. А чего делать? У всех бывает свадьба. Почему, раз я женюсь, у меня не должно быть свадьбы? Хотя на подготовку к ней улетали нехилые суммы. У родни невесты денег было мало. Как раз на опресночной неделе они нашли место. Два зала в помещении автосервиса в Солнцево. Которые арендовал отец Оксаны. Он нам их предоставил бесплатно.
Говорят, бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Перестроечные витии возвели это в ранг абсолютной истины. На самом деле это истина для сытых и самодовольных. В среде же моей родни бескорыстная помощь оказывалась при ожидании ответа, что и тебе в свою очередь что-то бесплатно сделают. Ты подогрел, тебя подогреют. Оказание взаимных услуг без участия денег, а на основе неформальных связей. Вне рынка. Как Карл Маркс в свое время писал: рынок начинается там, где кончается община. Свой - не свой. Кого-то это бесит, а мне нравится. Нельзя брать, не давая ничего взамен. Ты дал - тебе дадут, ежели ты свой. А если каждому давать, поломается кровать. Для тех, кто сам себя сделал, неудобно, а для тех, кто есть то, что есть - очень даже удобно. И по библейски. В такой системе кто богат, разбогател, и ни в чем не имеет нужды, быстро оказывает слеп и нищ и наг. Так что я - за клановость!
Моя будущая родня ничем меня не отталкивала. Я молча признавал за ними право быть иными, они молча признавали за мной право быть иным. Говорить среди них о веществах, о глюках, и девках. Тогда как они говорили о лихих вечеринках, о торговых точках, о задах известных актрис и певиц. Пожалуй, что я, что они были чужими для сытых и самодовольных. Население поселков кишлачного типа, вырванное из привычной среды обитания - и я, ни к кому не прибившийся, хрен знает кто. Ответственный квартиросъемщик муниципальной малогабаритной квартиры, без машины, без дачи. Только для них я со своим мобильником, трубочным табаком, своими сигаретами был чуть ли не миллионером. Более того. Зная отечественное законодательство, я был им реально полезен. Я им стал своим. Я был им нужен. А они - были нужны мне. А на их родине курили травку, пили и курили ханку. И моих нестандартных увлечений они не шарахались. Мы были тем, что есть. Что есть каждый. На этом мы и сошлись. От меня они не требовали зеркального подобия себе. За что им честь и хвала.
Наташка сказала мне, что после воскресенья 15 апреля она уйдет до свадьбы к матери. И что с этого дня до свадьбы я ее видеть не должен. Мол, мне так приятнее будет. И первая брачная ночь получится классной. А она просто эти дни будет готовиться к свадьбе. И в день нашего бракосочетания я ослепну от ее красоты. Мне пять дней ожидания вообще-то было не в кайф, но я согласился. Потому что уступчивый.
Помню, провожал ее домой из магазина с ее ведрами в ту квартиру с неприличным номером на Новопеределкинской улице. На электричке. Там базар о свадьбе был, Наташка мне говорила, что выложат те залы автосервиса коврами, на которых ватой будут сделаны большие надписи: «Леонид и Натали». И - «Ну, Лёнька, удивил - Наташку замуж соблазнил». Свидетелем с ее стороны будет бухарская толстуха Любка по кликухе Гоблин. Только я это плохо все помню, потому как с заходом солнца оканчивали свое действие пасхальные запреты на дрожжевое. И я после пасхальной недели хорошо набухался крепким пивом. Да тут еще Стас косяк притаранил. Дунул, улетел, втыкаю. Наташка видит, что мне очень хорошо. Она с Алёной и Оксаной проводила меня, тормознула тачку, простилась со мной до пятницы. И я поехал в родное Очаково. По Боровскому шоссе. Водила - молодой армянин - спросил меня: Давно знакомы с корейскими девушками? Я говорю - год уже. Только это не просто девушка, а невеста моя. У нас в эту пятницу свадьба будет. Он меня поздравил с предстоящей свадьбой. И сказал - завидую. Говорят, у корейских девушек пизда поперек, а не вертикально. И рассказал про себя, что он родился и вырос в Самарканде. И очень уважает корейцев, потому что жил в одном кооперативном доме с корейцами. Что корейцы всегда жили лучше узбеков. Мне было очень хорошо. И я спросил его про травку. Мол, я люблю травку курить. Армянин сказал, что курил ее в школе. Но не понравилось. Потому что с нее холодно и страшно. Лучше курить героин. Вот это ему всегда нравилось. А разве можно курить героин? - спросил я. Такой вкус во рту неприятный. Выхлоп. Можно, ответил водила. Берете пустую пластиковую бутылку, делаете из нее бульбулятор. Насыпаете сверху нашу махорку или пепел. Ну, что он проваливался. Потом сыпете героин. Сверху фольгой заворачиваете. Две дырочки в ней делаете. Кладете уголек и курите. С геры тепло и уютно становиться. И ничего страшного. Вот будете в Узбекистане, попробуйте. Он завез меня во двор, я с ним расплатился и выходить собрался. А он мне еще на прощание посоветовал попробовать кя. Вкусное корейское блюдо. Я ему сказал, что кя ел, и очень люблю. Самаркандский армянин улыбнулся. И сказал - тогда Вы будете хорошим мужем кореянки. Счастья вам обеим, любви да взаимопонимания! Ваша жена будет счастлива с Вами. Мне так приятно было это слушать, Да, Зоя, а вот разрез половых губ у кореянок, ежели присмотреться внимательно, он у них отличается от разреза половых губ европейских девушек. Вот какое-то есть зримое отличие. Корейские девушки - они самые лучшие в мире. Ну, и украинские петеушницы - тоже!
Вот так и началась та неделя пред свадьбой моей. Когда жена будущая готовилась к свадьбе у себя дома, а дома учился, с наступлением темноты отсчитывал дни от возношения омера, и дул план. Наташа сказала мамане, что все ее складываются по 200 рублей, денег будет собрано много, но и народу с их стороны будет много. Стас потом говорил, что около двухсот выходцев из Средней Азии и пришло. То есть, у нас нормальная свадьба по узбекским представлениям. Хотя мамане это и не нравилось. Вот чего бы ей понравилось - я это не могу себе просто представить. Вся моя жизнь была для нее универсальным не тем, чем должна была бы быть.
Свадьба должна была быть 20 апреля, а в том году НДС и соответственно отчетностью по НДС обложили всех ПБОЮЛ. Я заранее купил три бланка декларации по НДС, заполнил их. Как было указано в инструкции - в рублях. Только собрался ехать накануне свадьбы в налоговую отвозить их (это был четверг 19 апреля, мой свободный день), маманя звонит на мобильник. Сынок, немедленно приезжай ко мне в бюро, я тебе работу нашла. Попробуешь, может? Я и поехал, надеясь, что пред налоговой мою декларацию по НДС проверит пожилая бухгалтерше с соседней архитектурной фирмы.
И чего думаешь? Приезжаю, там маманя зовет белобрысую Светлану Викторовну из бюро архитекторов. А та сразу мне говорит: Лёня, пошли, здесь до них десять минут идти. И мы направились к эстонскому посольству вниз по бульварному кольцу. По дороге она мне рассказала про предстоящую работу. Есть маленькая туристическая фирма со штатом в 4 человека. Директор - эстонец, его жена, молдавская колхозня с двумя детьми, старше его на 8 лет, но ее там почти не бывает, курьер Лёшка и секретарша Катя. Отчетность у них нулевая, можно приходить два раза в месяц, за это мне в месяц будут платить пятьдесят баксов. Полторы тысячи, подумал я про себя. Зарплата в у.е. меня всегда коробила. Все одно менять придется, чтоб пива и сигарет себе купить. А чего делать? Работать же надо. А тетя продолжала. Зарплату они мне заплатят, а вот оформлять не будут, да несерьезная эта фирма, на фиг мне надо у них числиться. Ничего сложного у них нет. Тем не менее тетя прервала свои излияния и спросила, делал ли я когда-нибудь балансы. Самое большое число балансов я делал год назад на третьем курсе. Но зачем это говорить тете.? Я ей сказал, что делал. Она спросила, умею ли я списывать расходы будущих периодов. Я стал рассказывать ей по лекциям, что такое расходы будущих периодов и как их списывают. Тетя это слушать не захотела, она сказала, что у них просто перекошен баланс. Много висит на незавершенке, с чего они платят налог на имущество. Я стал задавать ей вопросы о бухгалтерском учете в той организации. Она сначала по пути отвечала мне, а потом сказала - вот посмотришь сейчас, сам увидишь.
И вот мы подошли к эстонскому посольству, свернули в подъезд напротив него, поднялись на второй этаж и вошли в первую дверь после автомата для продажи пепси и коки. Там были все жирафовцы в сборе. Гладковыбритый полу лысый директор тридцати двух лет, какой-то съеженный нечесаный и зубастый курьер Лёшка студенческого возраста и очаровательная блондинка Катюша с красивым римским носом тридцати одного года. По привычке я посмотрел сразу же на ее правую руку. Обручальное кольцо она носила на среднем пальце, как по базару мамани носят разведенные. И мне сразу же захотелось ее отыметь. Ну, тетя мне там показала свою рабочее место якобы у них, хотя работала как минимум в четырех аналогичных фирмочках. И чего? Компа нет, куча самых разных папок. Счет-фактуры выданные, счета-фактуры полученные, кадровый учет, касса, банк, товарные накладные, книга покупок, книга продаж, отчетность. И т.д. Я это полистал. Вроде все понятно. Тетя меня спрашивает: ну как, справишься? Я так пожал плечами и говорю - нормально. Тетя вздохнула и сказала, что мне надо будет сделать отчетность за первый квартал. Вот что к 20 сдается - это она сделала, а теперь надо сдать за квартал не позднее 30 апреля. И снова спрашивает - сделаешь в срок? Я снова говорю, что да. Тогда она познакомила меня со всем жирафовским персоналом, помню, этот эстонец спросил меня - когда я возьмусь. Я сказал ему, что завтра у меня свадьба, а вот в понедельник я приду и за два-три дня все сделаю. После этого мы простились и пошли назад. Я попил у мамани чай и поехал в налоговую инспекцию свою. Сдавать отчет по НДС за торговлю чимчи. А тетя та мамане сказала, что я хорошо разбираюсь во всем, что все секу. Маманя была искренне рада. Она мне потом говорила, что эта работа даст немного денег, но не отнимает много времени от учебы и послужит для меня хорошей стартовой площадкой. И базара нет - эта работа стала для меня хорошей практикой, причем малообременительной.
Ну, я потом поехал на другую практику. В налоговую инспекцию. И там госслужащий возрастом равный с моими однокурсниками посмотрел декларацию по НДС. И с понтом так говорит мне. А почему Вы ее заполнили в рублях? Я ему, ну, ведь так в инструкциях указано. И тычу пальцем ему в верх декларации. Где написано в руб.
Он глазами так похлопал и говорит - а ведь надо было в тысячах рублей. Я ему - у меня есть чистый бланк, давайте я перепишу в тысячах. Он так сморщился и говорит - а, не надо. Давайте лучше я у вас декларацию возьму. И какой у вас месячный оборот? Меньше ста тысяч по НДС? Меньше, ответил я, ведь он и был таким. Меньше. Ну вот, давайте я вам подпишу освобождение от НДС. Но это только могу подписать, ежели Вы этот НДС заплатите за март. Что у Вас в декларации. Я так думаю - завтра у меня свадьба - и хрен ты куда денешься, ежели я к тебе заеду. А инспектор говорит - вот, По НДС расплатитесь, покажите бумаги, что расплатились. И я вам подпишу полное освобождение. Только это завтра надо сделать. Я говорю - хорошо! Он ляпнул мне штампики о приеме декларации, выдал мне бланк ходатайства об освобождении от НДС. И я пошел домой.
Маманя с приближением радостного для меня дня становилась все более и более нерадостной. Она мне сказала, что немцы меня просто не понимают. Что какой-то ее знакомый прислал ей гневное письмо. Как он вообще смеет жениться, не окончив вуза, как он собирается сдавать свои экзамены, как он собирается жить с азиатской женщиной? И предупреждал, что это кончится тем, что мы все окажемся на улице. Наша родня в Германии почему-то считала, что нельзя жениться, не имея своей квартиры. И маманя мне это их мнение передавала после получения очередного письма из Германии. Я спрашивал ее - реально ли мне в обозримом будущем стать владельцем собственной квартиры? Маманя пожала плечами и сказала, что у немцев так принято. Дело, мол, не в квартире, в брак вступают только состоявшиеся люди. А я еще не состоялся. Хм, а если я вообще никогда не состоюсь (а я это всегда нутром чуял - что мне впереди ничего особо и не светит), тогда чего - всю жизнь одному жить? А кто ж мне носки стирать будет тогда? Мне ж в падло носки себе стирать! Жена в моем тогдашнем представлении - это прислуга на день и на ночь. Днем она служит с веником и совочком, ночью - у постели и подушки. И чего - мне самому подметать у себя что ли? А почему я с восточной женщиной в итоге окажусь на улице? Чего гонит этот немецкий пенсионер, владелец настоящего замка, от нравоучений которого съебались его же собственные дети?! Какое ему дело до меня, до моей жизни, до моего брака? ! Подогрел маманю - спасибо! А меня нечего жить учить!
И вот настал день моего бракосочетания. Пятница, 20 апреля. В этот день я встал рано утром, как обычно в 5 часов. Помолился, похавал и попиздовал в родную Академию к первой паре, какая была лекцией Лукьяненко. Чтоб направить к себе Костика и своего тезку. Пришел так, меня девчонки поздравляют с бракосочетанием. Костик пришел, а пузана того нет на первой паре, только ко второй и пришел. С которой мы отпрашивались. Молодая преподавательница меня еще поздравила тепло, пожелала счастья в семейной жизни. Ну, мы отпросились все, сели в его джип, вернее, его отца. Я, он, Костик. Причем около Академии это авто еле-еле нашли, он туда первый свалил. И поехали. Сначала в филиал банка на проспекте Мира платить НДС. Ой, как это оказалось долго. Там сначала валюту на рубли менял, потом зачислял на расчетный счет, потом заполнял платежное поручение, чтоб сумму в 2200 рублей перечислили в бюджет от моего имени. Как платеж по НДС. Едва ли не час в банке провели. Потом поехали домой. И вот в пути пока ехали, маманя стала звонить мне - где ты, что. Наташка так и не позвонила. В Москве же пробок навалом, и я стал бояться, что мы опоздаем. Ведь дома мне надо было переодеться еще, а потом ехать за невестой. Как ехать, он не знал. Я сказал, что проще выехать на третье кольцо. И вот до него мы добирались медленно.
По дороге этот пузанчик все расспрашивал меня про невесту и будущую родню, про моих подруг. Вообще, девчонки с потока удивлялись моему выбору и посмеивались над ним, а вот пацаны - те, посмеиваясь, завидовали отчасти. Всего в нашей группе было две замужних девчонки на четвертом курсе, и ни одного женатого пацана. Да и пар на потоке образовалось за четыре года что-то не так уж и много, могло бы больше. Чистенькие ухоженные мальчики из приличных семей с разным уровнем достатка были в массе своей голодными в сексуальном плане. И хотя они мне и говорили, что жена должна быть обязательно москвичкой и с высшим образованием, но в душе-то завидовали. Что теперь каждую ночь у меня будет своя пизда.
Так вот, этот пузанчик стал гнать, что он вырастит себе достойную жену из глупой десятиклассницы. Он считал большинство девушек, встречавшихся ему, почему-то глупыми. Возможно от того, что был высокого мнения о себе и своем уме, хотя учился на тройки и не раз пересдавал экзамены. И решил некую десятиклассницу воспитать. Вырастить умной и достойной себя. Для этого он стал водить шестнадцатилетнюю девушку в кафе, где не давал ей ни капли спиртного. Он считал очевидно, что от его общества девушка поумнеет. Или хотя бы оценит его ум и будет стараться держаться за него. Мне это и тогда казалось отчасти наивным и смешным, а уж позднее, когда она стала избегать его и класть хер на все его нравоучения, вспоминая его самоуверенность, просто хихикаю каждый раз. Вот так катили мы по этому кольцу, и вдруг я ощутил тоску внутреннюю.
Обычно такая тоска бывает у меня пред эпилептическим приступом, правда, тогда это все более выражено. Кажется, будто все тошно, все давит прямо физически, хочется встать и куда-то уйти. А в этот раз стало как-то грустно внутри и тошно. Мне вдруг вспомнилось, что свадьба моя приходится на не то время. На время отсчета дней от возношения омера, который совершался на второй день Песаха. Конкретно свадьба моя приходилась на двенадцатый день после возношения омера. В древние дни в это время случилась эпидемия дифтерии, от которой умерло двадцать четыре тысячи учеников рабби Акивы, а в начале Нового времени в эти же самые дни на Украине казаки Богдана Хмельницкого вырезали целые еврейские общины. Этот период считается полутраурным. И вообще-то свадеб в эти дни не справляют. А у меня свадьба! Предзнаменование явно было дурным.
Я позднее испытывал такой внутренний раздрай в себе, когда почти два года позднее ехал на первую встречу с героинщицей. Также и здесь. Когда я понял, что из-за пробок можем опоздать, я психанул. Это с одной стороны. Казалось, что это конец всех надежд. И с другой стороны, в голове всплыло - ну и пусть! Пусть опоздаю. Это все равно не то. Вот тут я с ужасом ощутил, что на самом деле свадьба эта мне не нужна. Это еще одна попытка обмануть себя. Попытка купить себе любовь, попытка купить себе семью. А будет ли со мной счастлива эта низенькая узкоглазая девушка, вырванная мною из привычной жизни? Хочет ли она этого? Ведь декларировала, что особо не хотела. Зачем я так настаивал? А чего делать мне? Тридцать шесть лет - и до сих пор нет постоянной девушки. Куда мне деваться, чего делать? И мне стало страшно. Страшно от мысли, что все это я затеял зря.
Мы на самом деле ехали с риском опоздать. Ведь в ЗАГСе у нас было назначено в 12.35, а приехали мы домой только к 11.40. Мама беспокоилась, что опоздаем. Я поднялся один, быстро переоделся в черные брюки и черный костюм, маманя одела мне бабочку. Я терпеть не могу носить галстуки, на свадьбу я одел бабочку. Потом сунул в сумку пакет плана. Спустился с маманей вместе. Ей не хотелось, чтоб на моей свадьбе был этот пузанчик. Потому что на моем дне рождении он напоил меня водкой так, что меня или просто зарубило за столом или что я чуть было не взломал мохнатый сейф толстушке. Слышал разные версии про тот день рождения. Во всем виновным считала она его. Не надо меня было провоцировать пить вьетнамскую водку.
А дальше поехали по уже знакомому маршруту. По Боровскому шоссе на Новопеределкинскую улицу. Мимо Солнцевского ЗАГСа. Туда мы приехали где-то пятнадцать минут первого. У подъезда, где жила Наташа, стоял серый «линкольн». Ну, чего? Поднимаемся на заветный четырнадцатый этаж. Я, Костик, маманя. А перед нами выстраивается цепь живая. Денис, Стас, Димка, Юрка. И не пускают меня к Наташке. Требуют выкуп за сестру. Я им даю сотку. Они на шаг назад. Говорят, что за сотку меня только на шаг и могут пропустить. Даю им еще одну. Они пускают до поворота. И начинается торг. Стас гонит - нам обидно, я сестру за двести рублей не отпущу. Тут Ким выбегает. Костик его хватает, берет на руки и говорит - а у меня заложник, пустите Лёньку к Наташке, а то я вам ребенка не отдам! Наташкина родня усирается над нами. Начинается торг. Но маманя свадебных шуток Узбекистана не понимала. И обычаев тоже. Как давай на Стаса орать - тысячи вам хватит? Опаздываем уже! От меня, а значит, от сестры же своей кровное отрываете! Те давай ржать, Стас взял тысячу из рук мамани. И меня пропустили в квартиру с неприличным номером.
Зайдя туда, я охуел. Наташа сидела пред зеркалом в своем свадебном платье. Или какое мы считали за свадебное, хотя на самом деле это было очень хорошее вечернее платье. Темно -синее, с широкой юбкой, прекрасным корсажем, показывающем обнаженную темно-смуглую спину невесты, стягивающим ее чудный полноватый стан шнурками, открывающем ее чудные плечи, на которые она накинула темно-синюю накидку типа шали. Она сделала себе роскошную прическу и не менее роскошный макияж. При виде Наташки я меня сразу встало. Клянусь, это кишлачная барышня уместно бы смотрелась на любом подиуме, в любой телестудии. Она положила ногу на ногу и курила сигарету. Приветливо поздоровалась со мной и сказала - я ждала этого эффекта. Ты просто охуел. Не ожидал, что у тебя такая красивая невеста? Не ожидал, Наташа, сказал я. Но мы опаздываем на регистрацию! Наташа разом подорвала булки. И мы стали спускаться в два приема на лифте. Забили места в «линкольне» Ну, мы, молодые, Стас, Юрка, Димка с Аленой, Денис с Оксаной. Костик, пузанчик, маманя поехали на том джипе. Ехать там недалеко. И в Солнцевский ЗАГС мы прибыли только с пятиминутным опозданием.
Меня это уже все напрягало. Да и Наташку тоже. Спешно вбежали в ЗАГС, а там пар - навалом. Много было свадеб в этот день. Мы так стоим растерянно, не знаем, куда идти и чего делать. Как-то все потерялись. И видит Аллах, что я, что Наташка почувствовали себя чужими на этом праздники жизни. Мы опоздали. Это раз. Среди пышных свадебных кортежей, нескольких пар молодых в шикарных свадебных костюмах и платьях мы выглядели совершенно посторонними и потерянными. Это два. Но! Ведь мы женимся. Это перекрыло все. Мы посмотрели друг на друга. В глазах Наташки загорелся огонек нахальства.
К нам подошла молодая девушка, служащая ЗАГСа. А вы кто будете, гости, наверное? - спросила она. Не гони беса! - заорала моя невеста зычным базарным голосом. Тем же самым, которым она привыкла кричать «Салаты! Салаты! Покупайте корейские салаты! Очень вкусно!» И продолжила: молодые мы, поняла, дура?! Жених и невеста! Свадьба у нас. Загсовская девушка захлопала глазами. А-а, хорошо, а как ваши фамилии? - спросила она растерянно. Цой я! - сказала Наташка. Девушка попросила нас подождать минутку и исчезла. Потом быстро вернулась к нам и сказала - давайте ваши паспорта, мы сначала их в комп вобьем, а потом проведем церемонию. И кольца обручальные давайте тоже. А если вы хотите, вас заснимут на видео, да еще большую фотку сделают вашей свадьбы. Но за все это придется заплатить. И еще нужно 150 рублей дать. За живую музыку на церемонии. Милый, да это шакалы! - возмутилась моя узкоглазая невеста. Эти падлы нас на лавэ разводят. Слушай, а они наши кольца не стырят? Какое-нибудь фуфло нам сунут вместо них, а их себе возьмут, как думаешь? Маманя вспыхнула и встряла, - вот, правильно сказала невестка, здесь одни шакалы собрались. Заплачу я, ладно. Не привыкать. Ведь у сына свадьба. И платила. За нашу свадебную фотку крупным планом, за видеосъемку и за игру оркестра. На все это ушли пятихатка с лишним. Девушка выписывала квитанции, маманя отсчитывала ей деньги и ворчала, повторяя Наташины слова - шакалы, падлы!!
Ну вот. Расплатились, так стоим. Ждем минут десять. Подходит к нам такая растерянная загсовская девушка со своей старшой. Возвращают нам наши паспорта. И говорят. Вот, все, в компьютер мы вас внесли, мужу вашему все оформили в паспорте. А вот, мы извиняемся, но в паспорт невесты, являющейся гражданкой иностранного государства, мы ничего записать не можем. Не имеем права. И суют мне в руки мой паспорт. Со штампом Солнцевского отдела ЗАГС города Москвы. Что я вступил в брак с Цой Натальей. Ой, как мне тогда пиздато стало! Аль-хамду ли-Лляхи! В 36 лет наконец-то женился. Прорвался из очерченного круга многоочаговой эпилепсии, инвалидности с детства, позднего студенчества. Внял Вышний моей мольбе у развалин стены Храмовой - дать мне смуглую жену. Ты внял моей мольбе! Я женюсь! А Наташка кипешнулась было - это что, у меня в паспорте штампа не будет? Я ж официально замуж выхожу! Милый, скажи этой! Я свою невесту стал успокаивать. Наташа, говорю, штамп тебе поставят в узбекском консульстве, а ведь потом ты ж российское гражданство получишь в браке со мной. Наташа спрашивает - девушка, а ведь в российском паспорте мне штамп поставите, когда я его получу? И тут маманя влезает - девушка, что не так, ведь я заплатила?! Загсовская девушка уже не знает, куда от нас деваться. Она говорит мамане: все в порядке. А Наташе: девушка, Вам муж Ваш совершенно верно сказал: штамп Вам в паспорт поставят в консульстве того государства, гражданкой которого Вы являетесь. Но на российское гражданство Вы имеете право. Поднимайтесь все вместе лучше на второй этаж. И свалила от нас. И мы убрали свои ксивы в свои карманы и пошли на второй этаж по лестнице.
Шли мы растерянные. Ну, а там нас сначала завели в комнату с красным ковром, попросили встать вместе, сфоткали на память, стали снимать на видеокамеру. Построили нас. Костик там стоит, тихо от всего происходящего хуеет. А бухарская Любка как рыба в воде. Маманя стоит сама не своя. И радостно ей с одной стороны. А с другой - как на похоронах. Ведь все в черном и в темном. Маманя на мою свадьбу оделась как на похороны. В темном. И блин, все в темных одеждах все гости, а корейские девушки в темном демонстрируют свою открытые смуглые плечи и спины до поясницы. Я так стою и думаю, что пора косяк забить и подорвать его. Другая загсовская девушка говорит, чтоб мы свидетели наши нам чего-то хорошего сказали. Первой слово дают Любке. Она просто пожелала нам счастья и здоровья. Потом слово дают Костику. Костик смотрит на меня, На Наташу и начинает говорить в микрофон. Лёня и Наташа! Желаю вам, чтобы вы шли вместе по тяжелой дороге жизни как по золотой. Вот потом уже, когда без Наташи остался, вот такая ассоциация напрашивалась с его пожеланием: двоим так по жиле бахнуться хмуриком, чтоб от этой жизни вдвоем же и откинуться в золотом сиянии! А чего, Костик хорошо сказал.
Потом нас попросили пройти в зал, где расписывали. Там оркестр из трех человек играет. Мы туда прошли, зырим по сторонам, нам не по себе. Всем. Все притихли. Нас там расставили, мы вообще потерялись. Загсовская старшая встала за стол и стала толкать речь. Сначала поздравила нас с торжественным событием в нашей жизни, потом сказала, что по закону ей полагается удостовериться, есть ли взаимное желание вступить в брак. И спрашивает с понтом: Наталья, Вы хотите вступить в брак с Леонидом? Наташа опустила глаза и молчит. Губы ее дрожат. Молчание затянулось. И мне тут стало страшно. Мне показалось, что она хочет сказать - нет. Я испуганно посмотрел на нее. И Наташа еле слышно сквозь зубы сказала - да. Старшая спросила меня: Леонид, Вы хотите вступить в брак с Натальей? Да! - тотчас ответил я и подпрыгнул от радости. Да-да, я очень хочу. Юрка заржал на весь ЗАГС, глядя на него рассмеялся Стас, потом засмеялась Алёна, потом уже все. Только маманя не смеялась, а укоризненно покачала головой. Старшая произнесла сакраментальные слова - в соответствии с одиннадцатой статьей Семейного кодекса Российской Федерации объявляю вас мужем и женой. Пройдите и распишитесь. Я взял Наташку под руку и под торжественные звуки марша Мендельсона мы подошли к столику, Наташа отложила букет невесты, купленный ей моей маманей, наклонилась, взяла ручку и стала расписываться в четырех местах. При этом у нее спала накидка с плеч. Она ее поправляла потом, а она все падала, пока Наташа просто не стала придерживать ее одной рукой. Старшая мне говорит - теперь Ваша очередь. Распишитесь, где галочки стоят. И я расписывался. Старшая мне - так, взяли невесту под руку и вон к столбику тому пошли.
И прошли к красному столбику, на котором на хрустальной подставке лежали наши обручальные кольца, за сохранность которых Наташа волновалась. Сверху - ее кольцо, под ним, мое. Старшая подошла к нам и говорит - так, обменяйтесь кольцами. Леонид, Вы первый одеваете кольцо своей невесте. Наташа молча протянуло мне свою правую руку. И я увидел, что рука ее дрожала, а губы были плотно сжаты. Я взял обручальное кольцо и произнес сначала на языке Талмуда, а потом и по-русски сакральные слова: кольцом сим я посвящаю тебя себе в жену по закону Моисея и Израиля. И с этими словами одел ей обручальное кольцо на указательный палец правой руки. Старшая на нас вылупила зенки, но глазом не моргнула. Сказала только - а теперь невеста. Леонидушка! - в ужасе прошептала Наташа. А мне-то чего говорить надо, я ж забыла! Ничего, просто одень кольцо и все, - ответил я шепотом. Наташа дрожащей рукой взяла кольцо и одела мне его на безымянный палец правой руки. Можете поцеловаться, сказала нам старшая. Я сгреб в объятиях свою молодую жену и памятуя о высококачественном макияже поцеловал ее в щечку очень осторожно, также и она меня. И шепнула мне - а когда мне можно кольцо на безымянный палец надеть? Я - да хоть сейчас, а потом мы еще под хупой все повторим. Хорошо, Леонидушка, шепнула мне корейская лисичка. И быстро переместила обручальное кольцо на привычное место.
А старшая помахала рукой гостям - так, быстро подходим, поздравляем молодых. Они попиздовали к нам. Наташку первой чмокнула в щечку Любка, а мне первым сунул руку Юрка с громким голосом: Лёнька, ну ты и бандит, поздравляю от всей души! На такой классной девахе женился! Поздравляли нас все по очереди. Последней подошла маманя со слезами на глазах. Поздравляю, сынок! - сказала она. Наконец-то исполнилась твоя мечта. И Наташке сказала, - поздравляю, дочка! Отдаю тебе своего сына единственного. А старшая торопила гостей. Так, давайте, быстро поздравляем и расходимся. Вот теперь поздравляет наш спонсор и дарит молодым свой подарок. Россия - щедрая душа! И выходит такая молоденькая девка в фирменной одежде с той же надписью: «Россия - щедрая душа». Смотрит на нас, лыбится, еле сдерживает смех. Уже не знает сама, куда ей деваться. Еще бы, позднее комментировала Наташка, просматривая видеозапись нашего бракосочетания. Подумай сам. Пара! Такой рослый и толстый, бородатый бугай в очках, а рядом с ним - маленькая такая кореянка! Тут уссасться от смеха можно было. Ну вот, эта девушка опустила глаза, подошла к нам и говорит: Поздравляем! А потом чуть замялась и ляпнула рекламные слова: Шок - это по-нашему! Сунула Наташке в руку коробку конфет, согнулась от смеха, и ушла. А старшая нам показывает на другие двери. Мол, туда пиздуйте. И мы пошли под музыку. Левой рукой я держал Наташку, а в правой сжимал врученное мне новоиспеченное свидетельство о заключении брака с гражданкой Республики Узбекистан кореянкой по национальности Цой Натальей.
Там внизу была комната. Юрка спустился прежде всех, раскупорил пару бутылок шампанского. И мы стали все бухать. Ну, нас уже поздравляли, мы стали раскованнее все, смеялись, пили, целовались. Наш брак был зарегистрирован, я чувствовал огромное облегчение. Тревога и грусть ушли. Сфоткались у ЗАГСа, погрузились в авто и поехали. Сначала домой к молодой жене. В квартиру с неприличным номером она зашла на пять минут, взяла ребенка, теперь уже моего пасынка. Я отоварился в ближайшем ларьке бутылочкой крепкого пива и привычно тянул его, смоля сигаретой. Потом невеста вышла с ребенком от первого брака, мы погрузились по машинам и поехали домой ко мне уже. Отвезти маманю, которая уже устала. А на свадебное застолье ее обещали отвезти мои однокурсники. Костик с красавицей потока Леночкой.
Мы ехали на длинном сером лимузине «линкольн». Мы - это молодые с ребенком, Денис с Оксаной, которые целовались и обжимались всю дорогу, Димка с Алёной, Стас и Юрка, который был уже крепко бухим. Он то впереди с водилой садился, то Стас туда, а он в салон - менялись местами они на каждой очередной остановке. Я в таком авто никогда не ездил до этого, равно как и все остальные пассажиры того лимузина. Там два больших сидения против друг друга, вроде должно было быть свободно, но народу набилось многовато и было тесно вообще-то. Там телефон был и маленький телевизор, только они не работали, был еще мини-бар, но пустой. Только там рюмки и фужеры были, которые мы использовали по назначению. В салон загрузили два ящика пива, ящик шампанского, три литровых ампулы водяры. Как только отъехали от дома невесты, молодожены и их свита сразу и начали зажигать.
Ну, подъехали к моему дому. Машина длинная, а у нас двор и так забит авто, там обычной тачке трудно развернуться. Куда там с лимузином соваться. Я предложил заехать к верхнему дому. Мы так и сделали. Там вся вылезли, стали фоткаться. При этом я заметил, что бабки нашего дома, окна которых выходят во двор, все так к окнам и прилипли. И давай зыриться. А чего бабкам еще делать? Дождался кто-то из них и моей свадьбы, не все перемерли из тех, кто знал меня ребенком.
Потом маманя пошла домой, а мы загрузились по авто и покатили. Куда? Вот куда потом направились молодые? Хрен догадаешься. А направились мы в мою родную налоговую инспекцию. Получать освобождение от обязанностей налогоплательщика НДС. Ну, быстро туда доехали, быстро я сунул инспектору своему все бумаги, он поздравил нас с бракосочетанием, быстренько подписал мне освобождение от уплаты НДС. Влезла Наташка, он поздравил и ее, а Наташа сунула ему бутылку хорошего коньяка и пригласила на нашу свадебное застолье придти. Молодой инспектор поблагодарил нас, еще раз поздравил, коньяк взял, а от приглашения вежливо отказался, сославшись на занятость и большой объем работы в отчетном периоде. Мы снова в авто - и покатили дальше в центр. После этого визита мы начали зажигать по настоящему. Я тянул пиво, шампанское, вино, Наташа опрокидывала по сто грамм водяры и запивала шампанским, все остальные от нее не отставали. Водку пила даже Оксана, а Алёна - та вообще уже в самом начале прогулки изрядно набралась.
Мы ехали по Мосфильмовской, потом по набережной, переехали чрез мост у Белого дома, далее по Новому Арбату, пока не прибыли на Красную площадь. Там мы выгрузились из авто и пошли гулять по Красной площади. Погода в тот день была не очень. Было холодно, дул резкий холодный ветер, периодически налетали темные тучи, из которых моросил дождь, а то и летели снежные хлопья. Наташа замерзла в своем прекрасном платье и укрылась пальто Стаса. Поэтому долго гулять мы не стали, попиздовали к Мавзолею. Он тогда был закрыт, помню, Юрка встал пред ним первым и давай махать руками. Потом там собралась вся наша группа. Мы сфоткались. Потом там же распили бутылку шампанского, ржали при этом. Потом пошли по машинам. Мои однокурсники от нас тут съебались. Пузанчику надо было отвезти джип отцу, а Костику - забрать Лизу из дома. К шести они обещали прибыть в автосервис Солнцева, где и должно было состояться свадебное застолье. А мы забились в «линкольн», я дал Юрке шишек и пару беломорин, он их быстро забил, подорвал и пустил по кругу. И тут план были все, кроме Кима, который комментировал это так - фу, анашой навоняли! Я взялся за пиво, которым пытался лечить свой жуткий плановой кашель.
Меня быстро накрыла зеленая волна, я подвис и тихо втыкал. А все остальные быстро начали ржать. Наташка сияла своими золотыми зубами. Мы так сидели минут сорок, потом стали стучать в стекло и орать водиле, чтобы он отвез нас на Поклонную гору. И мы туда поехали. Как мы ехали - я не помню. Помню только громовые взрывы смеха в салоне лимузина. И лишь когда мы проезжали Триумфальную арку на Кутузовском проспекте, я начал немного соображать и шевелиться. А пьяная и удолбанная невеста беспрерывно хохотала. Ким комментировал происходящее - а мама снова удолбалась вместе с Лёней!
Ну, заехали мы на Поклонную гору, вышли, пошатываясь, из лимузина. Погода совсем испортилась. С востока ползла черная туча, дул сильный холодный ветер. Мы мерзли после душного салона, пропахшего анашой и спиртным. Ким запрыгал и заканючил, увидев воздушные шарики: - мама! Купи шарик, шарик хочу. Наташка ему купила. Тут же нас окружили фотографы, предлагали сделать крупноформатные свадебные фотки. Мол, где мы празднуем, нам привезут прямо туда, какие понравиться, за такие и заплатим. Мы пошли фотографироваться так, чтобы были видны виды Поклонной горы. Налетел порыв ветра с крупными хлопьями мокрого снега, вырвал шарик из рук Кима. Шарик полетел, а Ким заныл - шарик улетел, мам, купи еще! Закрой хайло! - сказала ему Наташа. Ничего у тебя в руках не держится. Мама, купи еще! - ныл Ким. Наташа шла молча. Ким дернул ее за руку, да так, что она подвернула правую ногу и чуть было не упало в лужу. Хорошо, я вовремя ее подхватил и удержал. Ах, сученок! - заорала Наташка. И давай лупить Кима рукой по голове, по щекам, по заду. Ким заныл во весь голос. Еще так сделаешь, выкину я тебя здесь на хуй! Бомжевать будешь здесь, выблядок! С этими словами она с ним расправлялась, а Ким только кричал - ай! Ай! И плакал. Потом пошли фоткаться. И вот так получилась наша свадебная фотка на Поклонной горе. Я с трубкой, забитой планом вперемешку с трубочным табаком, смущенная и раздраженная нетрезвая Наташа с букетом невесты. И между нами - хнычащий Ким, только что побитый своей матерью. Мы фоткались в разных вариантах и составе, стало холодно совсем, потемнело, с неба валил мокрый снег. Мы побежали к лимузину. И решили, что надо ехать в «Макдональс» у Юго-Западной, а потом - в автосервис в Солнцево. Где будет свадебная гулянка.
По дороге мы базарили про наркоту с Юркой. Там Юрка гнал свое вечное - я наркоша, я - конченный наркоша! Закатывал свои рукава, демонстрировал всем свои пробитые жилы. Ко мне прикапался - Лёнька, вот хочешь Наташку потерять - присядь на геру. Наташка с тобой тогда точно жить не будет. А анаша - это ничего. Ну, будет у тебя от травы психологическая зависимость. Ну, это так, пустяк. Да, это пустяк, который делает наркомана наркоманом - к такому выводу я пришел позднее. Уже после Наташи. Подкатили к «макавто», взяли в окошечке картофель-фри, пирожки и пепси. И помчались в Солнцево. К достопамятному автосервису, где отец Оксаны арендовал два нежилых помещения.
Это было двухэтажное белое здание, огороженное забором невысоким. Как мы вылезли, Юрка стал гнать, что за лимузин мы должны его дядьке сто баксов. Потом стало ясно, что он просто развел нас на деньги. Его авторитетный дядя Валера просто дал нам лимузин, только бензин мы должны были оплатить. Юрка оплатил бензин на последние деньги, а с нас положил в карман сто баксов. А по хуй. Он ныне в Мордовии чалится, по сравнению с его последующими выходками, это такая мелочь была. Аллах ему судья, только не я! И не Наташа!
Поднялись мы по грязной лестнице на второй этаж, свернули направо, зашли во вторую дверь. Там было такое большое помещение. На ящики наложили доски, сделали столы в форме буквы П, накрыли их разномастными скатерками. Вместо стульев были узкие деревянные скамейки. По стенам были развешаны узбекские ковры. Сзади места молодых была ватой выложена надпись: «Леонид и Натали». А по бокам надписи: «Ну, Лёнька, удивил - Наташку замуж соблазнил». Было начало шестого, все только готовилось. Отчасти бухая Тамара Алексеевна радостно приветствовала меня своим вечным: етит твою мать, зятек дорогой! А я готовила вам все! У! С Наташкой крупный базар будет! Это чего такое - я все делаю. И с матушкой твоей тоже базар будет! А ни хуя! Я чего, ей по жизни должна, что ли?! Почему я одна весь хавчик готовлю? А твоей матушке в падло что ли? Мама, успокойся! - сказала Наташа. Никаких гнилых базаров здесь не будет. Не стремай свекровку! Она и без тебя всем недовольна. Не забывай, мне с ним жить, а ты не раз лавэ у меня попросишь еще. Теща загнула трехэтажный мат. Наташа шепчет мне - Лёня, ты ведь умнее моей мамы, ты ведь не в обиде? Давай пива лучше выпьем, а моя мама со мной уедет. И больше ее не будет. Мне эти понты пьяной тещи не нравились, а что за свадьба без тещи? Не, говорю, Наташ, я -то не в обиде, только вроде она уже готова. Пусть будет, надо кого-то только попросить, чтоб она вконец не набралась. А Наташа шепчет мне: Спасибо, Леонидушка, ты настоящий муж. И маму мою уважаешь. Я мадабая попрошу. Мы сели за накрываемый стол и стали пить пиво из бочонка.
А тут мне звонит на мобильник. Красавица Анечка, если судить по номеру. И начинает гнать - слышь, Лёня, наши девчонки к тебе на свадьбу собираются и я. Будь другом, купи баяны, а то мы непустые, да и не очень такие. Чтоб мусора не тормознули. Пять баянов возьми, а?! Я, как обычно, соглашаюсь. Пусть будет Анечка, пусть будут ее красивые подруги. В конце концов, два года они скрашивали мою жизнь, вместе мутили, вместе торчали. Жить со мной ни одна из них не захотела. Пусть порадуются моему счастью. Ведь кто-кто, а они-то знают лучше всего, как я хотел именно совместной жизни, брака. Наташа выпила полкружки пива и заторопилась домой. Невесте надо принять ванну, сделать новый макияж, поправить прическу. Она же невеста, ей надо блистать на свадьбе. Только она съебалась домой к себе в квартиру с неприличным номером, звонит второй Костик. Мол, он подобрал друга моего с его девушкой, они едут ко мне. И подъезжают. Уточняет проезд, будто я знаю. Но приехали на «Ниве» все-таки.
Я тут впервые увидел подругу своего друга, впоследствии ставшей его женой. Лиза была рослой темноволосой девушкой с курчавыми волосами и довольно большим носом, крупногабаритного телосложения. Она показалась мне не очень красивой и какой-то скованной. Так это ж не моя девчонка, а моего институтского друга. Вообще-то недаром он подозревал в ней дщерь Израиля, вот было в ее облике что-то такое неуловимо библейское. От Сарры, Рахэли, Лии, Ривки. Эта третьекурсница педагогического вуза показалась мне глуповатой. Странно, но ни моя узкоглазая Наташка, ни ее родственницы такого впечатления не производили. Неполное среднее образование, полученное в узбекской глубинке, они компенсировали какой-то звериной хитростью и вульгарностью. У Лизы не было ничего. Ни особого ума, ни хитрости, ни знания полулегальной жизни. Не было и никаких понтов. Чистенькая барышня, с которой не знаешь, о чем и говорить. И эта неброская девчонка здорово захомутала моего институтского друга. Только это потом было уже.
А тогда я просто сел в старую «ниву» второго Костика, а к нему подсела его невеста - красавица Леночка. И мы поехали в Очаково, с заездом в нашу старейшую драгу, где я отоварился баянами разномастными и ватой, которую купить меня просила Наташа для поправки убранства свадебного зала. Потом мы поехали за маманей, я зашел домой, взял кальян в корзинке, талит, сидур и бутылку вина из Каны Галилейской. Маманя собралась со мной на мою свадьбу, мило почирикала с моими однокурсниками. И очень скоро мы оказались у двухэтажного здания автосервиса солнцевского.
И чего? Там поднялись все на второй этаж, Наташки еще не было, а вот гости начали собираться. И кроме моих однокурсников и мамани - все корейцы или узбеки. Как начали собираться, у меня зенки на лоб полезли. Отвечаю, я две трети этих гостей раньше вообще в глаза не видел, да и потом тоже. И кем они доводились Наташе, я не знаю. Она сама знала это не лучше в большинстве случаев. Ну, думаю, надо косяк дунуть. Забил, сам дунул. Мне так хорошо стало. А тут приехала высокая корейская тетя, покрашенная под блондинку. Тетя Липа, наша тамада, мать двух корейцев - барыжек. С ней появилась теща, чуток протрезвевшая, и масса корейцев. Юля маленькая с какой-то красивой девушкой накрывала столы. А то была Викуля. Как я выяснил позднее, на нашей свадьбе даже братья первого мужа Наташи были. И самое прикольное - как минимум семь проституток. Юля маленькая, Вика, Надира, Маринка, Галка, Светка, другая Юля. Они-то вместе с Тамарой Алексеевной и готовили нам свадебное застолье. Но тогда я никого из них, кроме Юли маленькой, Галки и Маринки, никого и не знал из них. Теща мне снова сказала: етит твою мать, сейчас дочка наведет красоту и приедет. А мне уже было совсем хорошо. Наконец появилась невеста в своем блистательном виде в сопровождении своих братьев и Оксаны.
Я встретил ее на лестнице. Молодая жена сияла своей обворожительной фиксатой улыбкой и убитыми глазами со зраком под радужку. Наташа, а давай справим религиозный обряд бракосочетания? - сказал я ей. Да-да, ответила мне женушка. Лёня, давай справим, я сама так хочу, мне эти обряды заебись как понравились. Ты ж знаешь, ты скажи, чего делать надо. И мы чего придумали? Димка с Алёнкой и Костик второй с красавицей Леночкой держали мой талит. Это и было нашей хупой. Толстуха Любка ввела под него Наташку за руку, потом я с Костиком вошел туда. Раскупорили бутылку вина, налили здоровый такой бокал, Костик его держал. Я произнес благословение на вино, отпил из бокала, дал Наташке. Наташка хлебнула едва ли не треть этого большого бокала и сказала - это вкусное вино и крепкое, мне как по мозгам шарахнет! Ее стало слегка штормить. А я снова взял ее обручальное кольцо и одел ей его на указательной палец правой руки со словами: кольцом сим я посвящаю тебя себе в жену по закону Моисея и Израиля! Потом я стал читать благословений над бокалом вина. Создавшему плод виноградной лозы, Сотворившему все во славу Свою, Создавшему человеку, Создавшему человека по образу и подобию Своему, Радующему Сион его чадами, Возрадовавшему при начале мира первую пару в Эдеме, Радующему жениха и невесту. Потом я выпил половину того, что оставалось в бокале, половину выпила Наташка. Бокал положил на пол и раздавил его правой ногой со словами - если я забуду тебя, Иерусалим, забудь меня десница моя. Вот так мы совершили наше бракосочетание под хупой. Потом мы пошли с Наташкой на наши места во главе стола, причем Наташка мне сказала: Заебись, какое хорошее вино. И так по мозгам бьет. Где ты его взял? Я сказал, что берег его пять лет с лишним, а привез из Каны Галилейской. В надежде, что когда-то буду пить его на своей свадьбе. И вот моя надежда исполнилась. Наташа засмеялась и поцеловалась со мной.
Началось свадебное застолье. Тетя Липа давала слова нас поздравлять по очереди. Первой вышла поздравлять меня моя маманя. По ее виду было видно, что ничего ей здесь не нравиться. И быть ей здесь не хочется. Она поздравила Наташу, меня, наговорила много приятного. После нее вышла теща. Она взяла микрофон от караоке и буркнула в него: Э, дочка, зятек! Будьте счастливы! Чего-то дальше я плохо помню, кто выходил поздравлять нас. Один за другим. А мы бухали, пили шампанское, вино пиво, закусывали, ржали во весь голос. Я быстро набрался и пропустил момент, когда бухой Юрка пролез под столом и спер у Наташки туфлю, за которую потом снова потребовали выкуп. Денег у меня уже не было, я в качестве выкупа положил им пластиковую карточку, знаю, что они с нее ничего снять не могут, а кроме того, с той-то и снимать нечего было - не туда стипендию начисляли. Но для узбекских мигрантов пластиковая карточка, которую они видели только в кино, равнялась громадной сумме, они ее с радостью взяли и отдали Наташе туфлю. Потом, помню, Юрка вышел нас поздравлять, еле-еле стоя на ногах. Взял микрофон и выдал: Не, тетя Липа, извиняюсь, я тоста не могу сказать, молодых поздравить тоже не могу. Сказав это, он свалился под стол. Юля маленькая, Вика и Надира его поволокли домой. Периодически мы вставали и танцевали. Костик так прыгал, что не одной кореянке ногу отдавил. Красавица Леночка набухалась тоже нехило и весело танцевала. Где-то после третьего танца я пошел в туалет, а там Димка ко мне прикапался - давай план покурим. Мы забили два косяка и скурили их в туалете.
Вот вышли, а тут администратор Танечка приехала вместе с мужем своим Аркашей. Я приходуюсь, мне так хорошо, а Аркаша мамане говорит- Лёня пьян сильно, это нехорошо. А вообще, кто просил этого козла влезать? Откуда он знает, что для меня хорошо, а что - нет? Ну, к счастью, они там недолго были. Все старшие. И этот правильный Аркаша со своей Танечкой, и мои однокурсники. Где-то после девяти они свалили, прихватив с собой маманю и тещу. Остался я, остался пузанчик- пидарок, остался корейско-узбекский молодняк. И нашего полку прибыло. Компанию составили вновь прибывшие бакинец Алик и веселая Анечка с ее подругами, вбежавшая ко мне со словами - поздравляю! А где баяны?
Чего-то дальнейшее я плохо помню. Помню, был раскур на лестнице, после которого качались стены. Помню, дули кальян, наполненный вином, а вот в каком составе - хрен вспомнишь. Помню, Алёна залезла на стол и стала там танцевать стриптиз, раздеваясь. Пред пузанчиком. Тот просто откинулся назад и пялил на нее глаза. Помню. Ко мне подошел то ли плановой Генка с синим драконами на руках, то ли большой Дэн. Лёня, а давай по сто грамм. Время было около 23 часов. Я выпил горький жгучий напиток, и меня просто зарубило. Всё.
Потом по рассказам, там был кипеж и драка. Пацаны подрались промеж себя. Говорят, вмазавшихся девчонок отымели. А чем они вмазались, и кто их отымел - хрен поймешь. Говорили, что невеста вела себя не лучшим образом. Я этого не знаю. Я проснулся около половины четвертого. Все уже разошлись. Генка лежал головой на столе и храпел. Играла музыка, Наташа под нее танцевала медленный танец и целовалась с пузанчиком. На соседней скамейке лежала Любка с задранной юбкой и без трусиков. На полулежала Анечка в аналогичном виде. Меня сильно тошнило. Э, ты чего это мою жену целуешь?! - заорал я своему тезке. Он сразу отпрянул от Наташи. А из меня полилась рвота. Я с удовольствием блевал на пол. Лужица добралась до туфель Анечки. Наташа подошла ко мне. Э, да ты совсем перебрал, тебе плохо стало, - сказала она. И мне хуево. Слыш, поехали домой. Все равно все разошлись уже. Ребята, меня возьмите, - заскулил неизвестно откуда появившийся пузанчик. А в семь уйду, у меня же сегодня крестины. А хули ты с моей женой целуешься? - спросил я его. Это чего, твоя свадьба что ли? Наташка мне говорит - Лёня мне очень хуево. И начинает блевать тоже. Глядя на нее, меня выворачивает по второму разу. Проблевавшись, Наташа мне говорит. Лёня, да он на четыре года младше меня, он против меня малолетка, тебя зарубило, я с ним потанцевала, поцеловалась. А ведь муж мой - это ты. Давай, эту девку левую подымай, поехали к нам домой все. Пузанчик говорит тут - план покурим.
И чего? Стали мы Аньку подымать. А ее хер добудишься. Наташа Генке говорит - слыш, Ген, ты блевотину нашу прибери, ведь ни хуя не заплатил, да уберись. Любка и девка проспятся, возьми им тачку и отправь домой. А мы поехали к себе. А Генка только головой кивает - мол, базара нет. Ну, вышли мы, молодая жена на нетвердых ногах быстро сторговалась за полтинник до Очакова, доехали быстро. Где-то около половины пятого были дома.
И чего? Зашли так, маманя спит. На кухне два, а может и три косяка забили, дунули на троих. Пузанчика зарубило за столом, а мы пошли в большую комнату на наше супружеское ложе. На тяге уже, приход мы на кухне пересидели. Я там жену свою стал раздевать. Спокойно развязал ей все эти шнурки, снял накидку, снял корсаж, снял юбку платья. Это все сборное было, а выглядело, как целое платье. Завалил голую женушку, разделся сам и давай развратничать. Как7 Зоя, ну ты поди, уже знаешь, как я люблю. Гладить там плечи, шею, груди, талию, булки, дырочку, лежа справа от девушки. А Наташка чего-то завздыхала и говорит мне - Лёня, а иди-ка ты на верх. Я ее так на спину положил и залез на нее. На верх. Она больше вздыхать стала. Я целовал ее груди, а она вздыхала еще больше. Повздыхала, повздыхала. И шепчет мне - Лёня, засунь мне, я хочу очень. Я тоже хочу кончить. Ну, я ей засунул. Она сильнее еще завздыхала. Лениво подмахивала. Оба перлись с зеленки. Я целовал ее ушки, щечки, шею, а с ее губ стали срываться сладкие стоны. Дырка ее стала мокрой, член мой в ней хлюпал. Головка вспухала, раздувалась. Сладкая боль ее пронзила. Я уже задыхался. С губ Наташи срывались слабые вскрики. Ой, хорошо-то как! - вдруг вскрикнула она. Тут сладкая боль пронзила мой член, и из него толчками стало извергаться. Я зарычал и упал в изнеможении на смуглое тело моей жены.. Она тяжело дышала. Лёня, слезай, было пиздато, но ты тяжелый, прошептала она. Я лег справа от нее и присосался к ее мочке правой с маленькими сережками. Она прижалась ко мне. И засопела, поцеловав меня. Уснула, похрапывая, а потом уснул я. Вот такая была первая брачная ночь после улетной свадьбы.
Нет, вот видит Аллах, как я был тогда счастлив. Полвосьмого я встал, пузанчик уже исчез, только на столе лежал недокуренный план. А в комнате на софе - моя молодая смуглая узкоглазая жена. Корейская лисичка из моих юношеских грез. Я убрал план, чтоб маманя не видела. Зачем мне лишний раз ее расстраивать? Светало. Было утро. 21 апреля первого года. Суббота. Убрав план, я лег к жене. Снова уснул. И спал с ней, со своей любимой женой до полудня. Так началась моя семейная жизнь. Жизнь мужа корейской девушки и отчима смуглого корейского мальчика.
И скажи, Зоя, я же все хотел по серьезному. Я ж хотел быть мужем и отцом . Эх, думал ли я когда, что в судейской приемной какая-то бабенка в заношенной кофточке с чашкой чая в руке скажет мне сонно - я вас развожу?! Нет, не знал. «Мы все живем, судьбы своей не зная, какой урон она нам нанесет». Измотаны все нервы за год брака, погасли все надежды, познакомился с иглой. А ведь все это не зря было все равно. Я исполнил ее слово. О той, которая со мной жить будет. Приведи себе с улицы бездомную проститутку, она тебя полюбит, потому что ей некуда больше идти. И тогда у тебя будет жена. Когда Оля рассказала ей про свою жизнь, Наташка просто засралась. Слово-то ее сбылось! О той, кто будет со мной жить.
Ладно, что прошло, то прошло. Я - не забуду. А свадьба у меня хорошая была. Веселая, улетная. Со стриптизом на столе. Ладно, возьмем еще по пиву, да пошли к этому мудозвону Джафару. Как раз к этому времени обещался придти.


Теги:





1


Комментарии


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
12:13  06-12-2016
: [50] [Литература]
Буквально через час меня накроет с головой FM-волна,
и в тот же миг я захлебнусь в прямых эфирных нечистотах.
Так каждодневно сходит жизнь торжественно по лестнице с ума,
рисуя на полях сознанья неразборчивое что-то.

Мой внешний критик мне в лицо надменно говорит: «Ты маргинал,
в тебе отсутсвует любовь и нет посыла к романтизму!...
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....