Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Сатанисточки

Сатанисточки

Автор: Леонид Очаковский
   [ принято к публикации 22:03  30-12-2004 | Амиго | Просмотров: 507]
Давай, Зоя, сделай пару пыхов еще, да потом тяни карту из колоды левой рукой. Интересно так по укуру вытягивать карты из колоды Таро. Я вот десятый аркан вытащил. Колесо Фортуны. Хм, интересное значение. Карта благоприятная, но прежде всего знаменует бессилие человека пред своей судьбой. Кроме того, число десять заканчивает первый ряд натуральных чисел и начинает второй. Как бы знаменует начало нового этапа жизни. Да, когда я познакомился с картами Таро, начинался новый этап моей жизни, пожалуй. Это тоже было в нулевом году. Кое-какую информацию и интерес к картам Таро мне на память о себе оставила одна сатанистка. Расскажу-ка я тебе, как пересекся с современными московскими сатанистами.
Впервые о сатанистах и о сатанизме я прочитал в газете «За рубежом» где-то в середине восьмидесятых. Это была статья, переведенная и перепечатанная из какого-то немецкого журнала о сатанинских обществах в ФРГ. Как немецкие студентки, секретарши и продавщицы называют себя ведьмами, собираются на импровизированные шабаши, варят какое-то зелье, колдуют с восковыми фигурками. Что у них есть свой ансамбль, довольно популярный, который поет песни о том, что надо расстрелять всех монахов. Тогда это мне представилось какой-то игрой, да это и было игрой в ведьм. Молодежное развлечение, которое мне казалось позднее довольно невинным. Ведь в статье не было сказано ничего о результате их магических манипуляций. Чтобы они сделали что-то из того, что делали (и должны делать по идее) ведьмы и колдуны. Наводить порчу, сажать килы, снимать порчу и килу, вызывать дождь, град, доить чужих коров и т.д. Это сам по себе интересный вопрос: чем заниматься современной ведьме, живущей в мегалополисе? Ведь урбанистическая цивилизация расторгла связь человека с кормящим ландшафтом, изменила условия жизни, уменьшила зависимость жизни и хозяйства от метеоусловий. Коров в городе не держат, разве что из молочных цистерн можно тайком молоко высасывать; можно вызвать дождь или град, так посевов нет, разве только что автомобилистам нервы потрепать удастся; можно посадить килу, так ведь к врачу пойдет с ней, а не к ведьме; можно спиздить ребенка из роддома, а на хуй - крещеных детей становится все меньше, смысла нет заморачиваться. Да и печек, дымоходов в современных городских домах нет, разве только по вытяжке и вылетишь; да и метлы остались у дворников. Можно предположить, что современные ведьмы время от времени седлают пылесосы и летят чрез вытяжку на шабаш, где танцуют и трахаются с чертями. Больше вроде им делать и нечего!
Потом я не раз слышал о сатанизме и злобных сатанистах в кругу церковного люда. Реально была громкая история, когда на Пасху в Оптиной пустыни один чувак, воевавший в Афганистане, замочил монахов. Что там на самом деле было - я не знаю, но церковный люд истолковал это по своему. Как верхушку айсберга заговора сатанистов. Церковные бабули толковали о том, что каждую весну около каждого православного храма совершаются ритуальные убийства верующих сатанистами. Это была своего рода паранойя преследования. Да, были разные публикации про черные мессы, где мужчины ходят в черном, а все женщины голыми. Вполне возможно, что в то время кто-то попробовал организовать такую тусовку. Хрен знает. Сатанизм был каким-то пугалом церковного люда. Самое интересное, что оппозиционной прессе сатанисты фигурировали наряду с масонами и сионистами. Как лики абсолютного зла.
Более серьезную информацию о сатанизме я получил с появлением в моей жизни Интернета. Где-то чрез два с половиной месяца своего пребывания в Сети, я совершенно случайно наткнулся на сайт с черным дизайном, на котором была выложена «Сатанинская библия» какого-то ЛаВея. Смотрел многое, думаю, дай-ка посмотрю. Мне сразу вспомнился мой институтский друг Костик. Как-то он сказал мне, что есть такая «Сатанинская библия». И что чтение ее затягивает. Читая ее, человек становиться сатанистом. Что такое сатанист, Костик не мог точно ответить, да и не знал этого толком. По его мнению, это было двояким. С одной стороны, ну, просто неприлично и очень нехорошо. А с другой - так просто до безумия интересно и завлекательно. К чему могло завлечь чтение некой «Сатанинской библии»...
Костик был вторым парнем, жаждущим завлечения, которого я встречал в жизни. Первым таким парнем из хорошей семьи, семьи дипломатов, был мой одноклассник. Тогда мы в девятом классе учились, когда он появился у нас, хотя жил далековато. Не случайно, видать, его перевели в Очаково учиться. Его мать почему-то настойчиво лезла к моей мамане, чтобы мы познакомились и подружились. Мы подружились вроде бы. Сын советских дипломатов радостно рассказывал о том что читал. И откровенно сожалел, что у в нашей стране нет таких организаций, куда вовлекают молодежь. Мол, против разврата, против наркотиков. А учат на самом деле вести уличные бои, бесшумно мочить. Как говорится, была бы свинья, а грязь найдется. В те весенние каникулы его загребли по взлому мохнатого сейфа. Якобы стоял с девчонкой, а потом она показала, что он ее того. Крылышки помял. Ментовка, потом психушка. Когда мне было тридцать два, на встрече одноклассников мы увиделись. И глаза его ничем не отличались от того, что было в девятом классе. Какой-то демон в них играл. А чего ты не женишься никак? - спрашивала его наша состарившаяся классная руководительница. Он помолчал и ответил грустно: потому что красивая жена - чужая жена. Ну, ведь у мамы твоей так не было, зачем так говорить, много хороших девочек рядом. Прошло восемь лет. Эта же бабуля, моя училка, случайно встретила меня в магазине уже убитого и спросила: как живешь, как дела? Чисто по привычке. Знала о моем первом браке. Жена ушла, второй раз женился. На пятнадцать лет моложе. Бабуля оживилась и спросила: а откуда девочка-то? Первая из Узбекистана была ведь. С зоны, ответил я ей. У нее две ходки. Бабуля просто захлопала глазами. И поспешила съебаться от меня. А хули ко мне прикапываться? Я ж за пивом пошел!
Но на самом деле, это «Сатанинская библия» с первого раза была для просто отстоем. Такая дикая хуйня. И непонятная. Я никого не хотел бы обижать напрасно, не хотел бы обижать и почитателей ЛаВея, тем более, что на обиженных, как известно, воду возят и хер ложат. Но молчать не могу тоже. Девяти сатанинских заповедей для хватило сполна. Чтобы понять эту большую лажу сетевого сатанизма. Вот они. Из той самой «Сатанинской библии»:
1. «Сатана олицетворяет потворство, а не воздержание!
2. Сатана олицетворяет жизненную суть вместо несбыточных духовных мечтаний.
3. Сатана олицетворяет неоскверненную мудрость вместо лицемерного самообмана!
4. Сатана олицетворяет милость к тем, кто ее заслужил, вместо любви, потраченной на льстецов!
5. Сатана олицетворяет месть, а не подставляет после удара другую щеку!
6. Сатана олицетворяет ответственность для ответственных вместо участия к духовным вампирам.
7. Сатана представляет человека всего лишь еще одним животным, иногда лучшим, чаще же худшим, чем те, кто ходит на четырех лапах; животным, которое вследствие своего "божественного, духовного и интеллектуального развития" стало самым опасным из всех животных!
8. Сатана олицетворяет все так называемые грехи. поскольку они ведут к физическому, умственному и эмоциональному удовлетворению!
9. Сатана был лучшим другом Церкви во все времена, поддерживая ее бизнес все эти годы!»
Относительно девятой заповеди я спорить не стану, полностью с ней согласен. Что Сатана поддерживал бизнес - и прежде всего католической церкви - это так оно и есть. В массовом сознании прихожан любого века священник прежде всего шаман, избавляющий от злых духов. Что касается животных, то к миру четвероногих неприменимы этические категории. Лучше, хуже. В мире животных шакал ничуть не хуже льва, а кобра не хуже ящерицы. Что касается заклинания «сатана олицетворяет».... Ну, скажу так. Потворствовать своим желаниям, мстить, различать своих и чужих, предаваться всем грехам и порокам, словом, все это можно и без всякого Сатаны. Или просто жить в свое удовольствие, но только при чем здесь Сатана? Каким боком он нужен для этого? Разве только чтобы потом загребли в небесную ментовку и стали шить дело. Так ведь сатанисты никакую небесную ментовку не признают. И зря.
Короче, Сатана - не фраер. И не надо говорить про него не то. А Сатана у сатанистов в одноименной библии был таким лохом, что просто смешно становилось. И как - то обидно за самого Сатану. Полазив по сатанинским сайтам, я понял одно. В жизни, может, настоящие сатанисты и есть, которые в натуре Сатане служат, а вот в Сети их нет. Тем более, что мне один пацан объяснил. Сатанизм - это эзотерическая доктрина. Чтобы познать ее, чтобы стать настоящим сатанистом, надо пройти инициацию. Тогда все понятно. Хули кто будет тайное учение трепать на весь мир по всемирной паутине.
Моя жизнь тихо шла своим чередом. Интернет меня мотанул в Киев на встречу с девушкой толстой, познакомившейся со мной по Интернету, потом в Германию. Потом с берегов Рейна домой. Где я встретил свою корейскую лисичку. Потом в на Синайский полуостров. А в Интернете меня чаще и чаще уличали в сатанизме. Сатанистом я себя не считал, просто я признавал за Творцом сделать страшно и больно. И всем за одно, а чего, я за всех отдуваться буду, что ли? А православные на Кураевском форуме на это мне отвечали, что мой Бог - Сатана. А я их спрашивал: ребята, а что такое сатанизм? Ответьте мне. Они отвечали мне одно: это плохо, очень плохо. Как говорили мне потом и про наркоту.
Магазин, где я познакомился со своей будущей женой, закрыли. На снос, как это выяснилось в начале зимы той. Я сдавал шестую сессию, оформлял загранпаспорт. И вдруг по электронной почте получаю письмо от некой Наташи. Которая пишет, что ежели я хочу узнать о сатанизме, то мне надо обращаться к ней. Я и написал ей. Что узнать очень хочу. Чтобы понять, что же это такое. С чем едят сатанизм. И мы стали переписываться. Сначала - чисто по сатанизму. Она мне писала, что живет с одним из идеологов отечественного сатанизма, давала ссылки на сатанинские сайты. Прежде всего на сайт некоего чувака, называвшего себя Варраксом. Общались по этой теме. Когда я сдал сессию, я предложил ей встретиться. И неожиданно она согласилась.
Изначально в этой девушке я не видел сексуального партнера. А просто интересного нестандартного человека. С кем будет интересно встретиться и поговорить. Я любил знакомиться и общаться с нестандартными людьми, от которых за километр несло шизой. Вот чисто на таких условиях, молча подразумеваемых, я и предложил ей встретиться. Предложение было принято, мы договорились о встрече на Поклонной горе, куда я обычно водил своих однокурсниц и подруг. Договорились о встрече на Кутузовской. Мамане сказал, что еду встречаться с девушкой-сатанисткой. Маманя стреманулась. И спросила меня: ты не боишься, что она тебя зарежет? Ведь раз сатанистка, значит, ненормальная. У тебя ж ни одной нормальной подруги нет просто. Мамане это знакомство сразу не понравилось. А я сказал - так мы просто встретимся, народу там много, резать ей меня нет резона. Маманя только головой покачала. И сказала, что сатанисты непредсказуемы. Оказывается, мама тоже очень боялась сатанистов. Сатанизм как и религия для нее были простым признаком психического расстройства. А психическое расстройство - знаком порочности.
В конце июня нулевого года приехал я на Кутузовскую. И ждал ту девушку там минут сорок, под конец откровенно проклиная ее в душе и желая ей самого нехорошего. Когда я уже дошел до высшей точки кипения, увидел довольно рослую телку с очках с темными волосами, в синем платье, поднимавшуюся по лестнице. Мне какое-то внутренне чувство подсказало, что это - та самая, которую я жду. На сатанистку она вовсе и не похожа была. Обычная московская барышня, со слегка надутыми на весь мир губами. Родовая черта московских барышень из офисов, между прочим. Вечно им чего-то не хватает по жизни. Синее платье типа сарафана до колен вроде, черные волосы слегка вьющиеся до плеч. Приятной пухлявости, с блуждающей улыбкой на устах, в очках, необычно идущих к ее лицу. Было в ней что-то от лесбиянки Люси. Такой же вот тип лица с загадочной улыбкой. Только Люся была старше меня на шесть лет, а той тогда вроде двадцать семь было. Вот так мы и познакомились на метро Кутузовская Филевской линии.
Ну, направились на Поклонную гору, стали общаться там. Когда шли на Поклонку, у меня вдруг зазвонил мобильник. Смотрю - маманя звонит. Спрашивает: ну, как, встретился? Да, говорю. А маманя спрашивает: все нормально? Она тебя не убьет? Я мамане сказал, что все в порядке. Просто погуляем, поговорим.
Погуляли немного. Общались. Посидели у киоска за столиком. Я взял себе пива, а ей - пепси, она его любила. Она рассказала мне свою историю. Которая по своему была смешна, а по своему - трогательная.
Это девушка рано вышла замуж, бросила с мужем филфак МГУ. Не знаю, то ли муж был религиозным, то ли родители ее, то ли она сама. Но она влилась в ряды церковного люда вместе с мужем, стали приходскими активистами. Связались с каким-то священником, в его приходе держали лавку с церковными книгами. Большинство из которых было посвящено теме стяжания благодати. До поры, до времени была исправной православной вместе с мужем, воцерковленная семья. И вроде сам же священник им это все обломал. Как-то с лавкой душеполезных книжек их кинул, на них стрелки перевел, попали они на деньги большие. Пред таким испытанием не устояла ни их вера, не их семья. Ее муж знакомился с православными девушками по Интернету, гулял с ними. Перешел в какую-то катакомбную православную церковь, а она ушла от него. И стала атеисткой. Освобождалась от воцерковленности чтением сюрреалистической литературы. И рассуждая, что грех - это только слова. В это время она познакомилась с довольно известной в Сети фигурой. Неким мужичком из Урюпинска, называвшим себя Варраксом в Сети. Который создал один из сатанинских сайтов, рекомендуемых ею для меня в качестве источника информации о сатанизме.
Вот ежели судить по ее рассказам тогдашним, Варракс был очень веселым человеком, любившим подшутить в духе черного юмора над церковным людом. Так, однажды, она поехала к этому Варраксу на машине какого-то священника или прихожанина усердного, готовившегося в священники. Не помню уже. Она, автовладелец, его супруга. Ну, приехали они. Когда поняли, что эта Наташа собирается оставаться у него на ночь, напрягло их это само по себе. Потом жена автовладельца вошла в комнаты, стала рассматривать книги и вдруг издала сдавленный крик, обернувшись. Пред ее глазами у противоположной стены открылся алтарь, затянутый черным. На алтаре стояла чаша и был воткнут нож что ли. Та девушка стала звать своего мужа - ты только посмотри! Для них это было, видимо шоком. Парень спросил Варракса не очень твердым голосом: а чаша-то зачем? Для крови? Варракс так ответил: ну, можно и кровь из нее пить, ежели очень хочется, а так я из нее пиво пью, пепси, вино. Церковные супруги переглянулись. И особо ему не поверили. Оставляя там Наташу, они, возможно, были уверены, что прощаются с ней навсегда, что этот сатанист ее прирежет и выпьет ее кровь из этой чаши.
Я помню, стал уточнять, что еще есть на этом алтаре. Есть ли там череп? Нет, это дорого стоит, череп в морге купить, у Варракса денег нет таких. А если козлиный положить или муляж? Сатанистка Наташа мою мысль оценила и сказала, что посоветуется с Варраксом. Спросил, что тот чувак вообще делает с этим алтарем черным. Ну, пытается с его помощью войти в контакт с Сатаной. Зоя, интересно, не правда ли? И спросил, получается ли это у него. Наташа мне ответила, что получается, но не всегда. Стало еще интереснее. И я спросил, может ли этот Варракс вызвать дьявола, чтоб я мог, скажем, при этом присутствовать и пообщаться с дьяволом? Нет, ответила она. Нет? А какой же он после этого сатанист?
Так я конечно не сказал, а вместо этого рассказал Наташе свою историю общения с миром демонов и дьяволов. Это было, когда мне было четырнадцать лет. Я тогда увлекался фотографией, любил сам проявлять черно-белые пленки и печатать фотки. Черно-белые. Реактивы фотографические и фотобумага тогда стоили копейки. Ну, копеек 15, 20 30. Поэтому я не парился что на пачку хороших фотографий у меня прежде получались плохие фотки. Со 2-3 раза доводил фотку до нужной кондиции. Так вот, однажды, разбирая фотки, я нашел пробный неудачный вариант фотки маминой школьной подруги. Смотрел на нее. И тут мне вдруг втемяшилась в голову мысль, что фотка ничем не отличается от восковой фигурки, которую использовали в Средние века для чародейства. А что, ежели попробовать поворожить над этой фоткой? Проткнуть ее иголкой, к которой прилеплена бумажка с буквой М. От латинского MORTUS. Смерть, И посмотреть, а что из этого выйдет.
Правда, эта тетка мне ничего плохого не делала, зол я на нее не был. Но ведь говорила мне бабушка моя, что в ее деревне колдуньи никогда не сажали килы тем, на кого были злы, что настоящие колдуньи никогда не заколдовывают тех, на кого что в сердце имеют. Значит, это тетка как раз годилась для магического эксперимента, который я решил провести. Вот спроси меня сейчас, зачем - я не смогу ответить. Мотивация моих дальнейших действий была мне совершенна непонятна.
Я почему-то решил, что одной иголки с бумажкой будет явно недостаточно. Ведь заклинаний я не знаю! Поэтому я отправился на кладбище, на могилу деда, накопал там в спичечный коробок земли, на которую предварительно поссал. Срезал кончик еловой ветки с елки на могиле же. Потом пошел на такой маленький пруд, который тогда был на Востряковском кладбище. Поймал там лягушку сачком, посадил ее в банку и принес домой. Дома я насрал и положил говно в банку, потом нассал туда, потом насыпал туда марганцовки, налил уксуса, подсолнечного масла, немного перловки, немного муки, немного спирта вылил, да еще медного купороса положил. Потом земли с кладбища и еловую веточку оттуда же Закрыл банку, крышку облил воском с горящей свечи. И поставил все это в теплое место в стояке сортира. Лягушку же поселил в банке, где она жила три дня.
Вот почему я делал именно так, я сейчас не могу объяснить. Рационально. Но тогда мне почему-то казалось, что надо делать именно так, а не иначе. Чрез три дня ночью, дождавшись, пока маманя с бабушкой лягут спать, я оделся, вышел на кухню, зачем-то обвязался ленточками. Типа амулетов. Ну, вскрыл банку. Там произошла какая-то реакция, сильно воняло. Достал я эту фотографию, достал земли с кладбища, поплевал в нее, стал мазать ею фотку. Взял свою финку, вытащил лягушку и отрезал ей голову на банкой с моим варевом. Часть лягушачьей крови вылил на фотку. Помещал я ту массу вонючую, что была в банке, палочкой и три раза окропил ее фотку. И ровно в полночь стал призывать реющих во мраке демонов преисподней. А потом взял иголку, присобачил к ней бумажку с буквой М, облил ее воском. Потом проколол себе палец и написал своей кровью большое М на фотке матушкиной школьной подруги. А обратной стороне написал: РАК ЖЕЛУДКА. Зная, что от рака желудка умерли многие ее родные, и что именно рак желудка чаще всего является семейной болезнью. Потом раскалил иголку на огне свечи. И со словами: Итак, я дарю тебя дьяволу! Да будешь ты искуплением моим! - воткнул раскаленную иголку в фотку. В эпигастральную область той тети на фотке. И оставил ее там торчать. Потом к иголке я привязал маленькое грузило, помазал палец проколотый йодом. И попиздовал со всем своим снаряжением на пруд. Фотку я бросил в пруд наш со словами: так да поглотит Тамару могила и преисподняя! А все остальное побросал молча и вернулся домой. Весело ржа. И думая - а что из этого выйдет?
Гм! Прошло два года. И мамина подруга стала худеть и желтеть. Чрез три года у нее диагностировали рак желудка. Сделали одну операцию, потом вторую, уже с химиотерапией. Чрез шесть лет в Великий четверток православных рано утром раздался звонок. Бабушка с кем-то поговорила, потом вошла в комнату и сказала: лиса умерла. Лисой мы за глаза называли эту тетю, потому что считали ее хитрой очень. Она умерла от рака желудка, как я сдуру и просил у демонов преисподней. То ли это простое совпадение случайное, то ли демоны все-таки услышали меня и решили подшутить над подростком, желавшим позабавиться над ними. То ли я все сделал правильно. Я не знаю. Но что было, то было. Хотя мне тогда казалось, что она на самом деле лисий оборотень. И где она поссала под ивой у пруда Олимпийской деревне, теперь лежит слиток серебра. Вот это я и рассказал той первой сатанистке Наташе.
Наташа отнеслась к этому так. Она сказала, что вряд ли демоны будут отвечать на просьбы мальчишки, решившего позабавиться. Я стал спрашивать, что делают сатанисты еще. Оказалось, кроме непонятной магии у черного алтаря они ничего не делают. Не режут младенцев и кошек, не убивают монахов, не разбивают надгробий с крестами. Ничего из того, что им приписывает церковный люд. Страх пред сатанистами иррационален. Я это так и подозревал. Я ж знал, что все боятся наркоманов, а на самом деле наркоманы - люди мирные. Как я, например.
Но тут Наташа меня удивила еще больше. Самым смешным для меня было узнать, что сатанисты Сатане вовсе не служат, им вообще западло кому-либо служить. И в Сатану не верят. Сатана для них - это некая обезличенная космическая энергия, с которой можно вступить в контакт и как бы подзарядиться от нее. Ну, и всякое там олицетворение. Как сказано в начале «Сатанинской библии» ЛаВея. Меня это сильно удивило. Я думал, что сатанисты служат и поклоняются Сатане, что они дьявола для меня вызовут. А получалась какая-то хуйня.
Меня всегда интересовала проблема происхождения Сатаны и онтология зла. И ответы, даваемый церковниками на эти вопросы, меня не удовлетворяли. Потому что библейский Творец не имел никакого сходства с добрым боженькой из учебников для воскресной приходской школы. На Кураевском форуме я эту идею и толкал, а меня в ответ называли сатанистом. Я попытался разобраться. Думал, встречу сатанистов. А наткнулся на антиклерикалов, похоже, выставивших своим знаменем Рогатого. Что такое реально Рогатый - вряд ли они представляли на самом деле. У меня Сатана ассоциировался с вселенским прокурором, подписывающим каждому обвиниловку. А вовсе не с образом бунтаря - вольнодумца. И не с некой космической энергией. Сетевой сатанизм вовсе не страшен, подумал я. Но решил, что стоит присмотреться. Изучить. А почему бы вот так не погулять и побазарить с симпатичной загадочной девушкой, симпатизирующей сатанизму?
Вот мы и стали гулять по Поклонной горе, только прогулка наша продолжалась не долго. С северо-запада на Поклонку наползала иссиня -черная туча с седоватым рваным краем, в котором зеленоватым светом играли молнии. Кругом все потемнело, мрак спускался с небес на землю. Мы поспешили к строению с музеем. Только укрылись в арке, все кругом осветилось трепещущим лилоловатым светом молнии, грохнул прямо над нами гром и налетел необычайно сильный шквальный ветер, взметнувший пыль. Потом хлынул проливной дождь с градом. Дождь этот продолжался минут сорок, но был необычайно интенсивным и сильным.
Пока лил дождь, мы стояли, переминались с ноги на ногу. И продолжали разговор. Наташа рассказала мне о своем намерении сделать антицерковный сайт, где будут публиковаться всякие обличительные материалы по РПЦ. Это был типичный перенос. Мошенник - священник отождествлялся у нее со всей христианской традицией. Вот откуда у нее развились симпатии к сатанизму. Потом мы стали перемывать косточки разным персонажам кураевского форума. В том году там было много интересных людей, кстати, большая часть которых была в разное время забанена. Вот мы их всех и перебрали. Интересно, Наташа их характеризовала по большей частью негативно: сволочь, подлец, дрянь, мерзавец. Большинство участников - эмигрантов почему - то ожесточенно нападали на некоего профессора Дворкина, получившего американское гражданство, вернувшегося в Россию и начавшего здесь борьбу с сектами. Меня всегда поражало ожесточение, с которым люди сражаются на Интернет - форумах. И я спросил ее мнение, почему все эмигранты на него так нападают, выступают единым фронтом. Она высказала свое мнение: говорят, в Америке он вел себя очень плохо. Я же думал, что тут в дело в другом. Просто вернулся назад и хорошо обосновался здесь.
Ну, дождь перестал, стали собираться по домам. Я проводил ее до метро Кутузовская, потом вдруг поехал с ней до Кунцевской, там вышел. В дороге она сказала мне, что разводиться с мужем, что детей у них нет. Я предложил ей свою помощь по судебным бумагам, но она сказала, что ей помощь уже не понадобится, поскольку имущество не делят. И сказала, что лет этак в двенадцать ее начали беспокоить привидения и голоса. Мое предположение о шизоидности ее характера оправдывалось. На Кунцевской я вышел и поехал домой, а она поехала дальше, ибо жила где-то у метро Молодежная. После этой встречи, как и после многих других, я ехал с чувством пустоты в душе и ощущением, что зря потратил время. С ней можно почесать языком, ежели у нее будет настроение, а вот валонуть не удастся. Больно похожа на лесбиянку Люсю. Такая же загадочная, такая же тихая улыбка на устах.
Потом был летний тайм-аут, когда я ездил в Турцию и в Болгарию. До сентября я не пересекался ни со своей корейской лисичкой, ни с этой сатанисткой Наташей. Со своей Наташей я пересекся снова в первый четверг сентября в магазине, а с этой, пожалуй, раньше, но в Интернете. Я узнал, что она поступила в институт, окончательно развелась с мужем, сражается с клерикалами на Кураевском форуме. Вообщем, обычный треп по электронной почте. Осенью она была не против встретиться при случае со мной.
За год в Интернете чего и кого только я там не нашел. В электронном море бесконечности можно найти чего угодно. Рекламу продукции, товаров, работ, услуг, выпуски новостей, электронные газеты и журналы; политические сайты, религиозные самых разных конфессий, оккультные, эротические, откровенная порнография, всякая экзотика. Пожалуй, Интернет был моделью коллективного бессознательного Юнга с разными архетипами. Я натыкался на сайты и каннибалов и некрофилов. Сетевые каннибалы размещали на своих сайтах картинки с голыми девушками в котле (прикольно, потому что настоящие каннибалы земли котлами не пользовались), ели ли они на самом деле девушек - я не знаю, но сильно в этом сомневаюсь. Ну, те некрофилы и садюги, на сайт которых я забрел, оказались вообще добродушным народом. Время от времени они собирались в каком-то баре, пили пиво, катали шары. Это вместо того, чтобы раскапывать свежие могилы и красть трупы из моргов. Какая-то истеричка на Кураевском форуме рассказывала о секте некрофилов, куда якобы заманили ее брата. И православные всерьез собирались с ними как-то бороться. Интернет, как и бумага, терпел все. Мне было интересно. И я просижывал большую часть своего времени в Интернете. Тратя на него гораздо больше денег, чем на дурь.
Тогда я общался по Интернету со многими, а вот регулярно переписывался только с двумя. Со своим другом из Барнаула, с кем тогда и подружился в августе. И с этой сатанисткой или кто там она. Поскольку она жила в Москве, я пригласил ее в синагогу на праздник Торы. Посмотреть на танцы. Как приглашал туда всех девушек. Потому что танцы эти мне очень нравились. Только увидев их, можно понять, что такое была пляска Давида пред ковчегом откровения, когда тот принесли в Иерусалим. Это было, пожалуй, самым интересным, что я мог ей показать тогда.
Если честно, я не знал и не знаю, за каким хером крутая противница религии пошла в синагогу. В пику церкви, запрещающей своими правилами общаться с иудеями, посещать синагоги? Есть соответствующие правила церковные, есть слова Иоанна Златоуста против иудеев. Что ж, ежели пошла из подобных побуждений, значит, правила эти нарушила. Что ей теоретически должно было бы быть в кайф. Ежели пошла просто из любопытства, то интересное увидела. Вообщем, не проиграла, чего бы не думала. Я на это, Зоя, потому твое внимание обращаю, что под церковной клятвою, которые давным -давно никого не жгут и поражают, эта сатанисточка лезла ходить. А вот под 228 статьей ходить - кишка тонка оказалась.
В том году праздник Симхат Тора вне земли Израиля приходился на воскресенье 22 октября. Мы забили стрелку на Киевской Филевской линии, как в первый раз я ее ждал полчаса примерно. Потом поехали в синагогу на горке. Там попали к шапочному разбору. Танцы были накануне вечером (ну, ведь сутки начинаются с захода солнца), просто присутствовали на окончании праздничной утреней молитвы, после которой были малые такие танцы со свитком Торы в руке. Проходят круг, потом бокал вина подносят, его опорожнить надо. Это веселый праздник. На котором полагается набухаться до такой кондиции, чтобы сплясать. Для полного веселья можно вино и с Е совместить, чтобы ноги сами собой шли в пляс под пронзительную заводящую музыку. Потом мы поехали в кабак на Белорусской, где посидели и побазарили.
О чем мы базарили? Да за жизнь, конечно. Помнится, за бутылкой вина и шашлыком мы сначала говорили о сексуальном просвещении в школах. Для православных эта было то же, что красная тряпка для быка. Их бесило. Дети, мол, чистые, они не понимают, что такое страсти. А им объясняют, чрез что и приучают. Позиция Наташи здесь была интересной. Мол, сексуальное просвещение нужно, чтобы дети учились говорить об ЭТОМ приличными словами. Тогда я ей говорил, что мне не нравиться, что детей учат, как получить удовольствие и не забеременеть, а надо их готовить к роли отцов, матерей, раскрывая при этом в том числе и интимную сторону жизни.
Прошли года. Что я могу сказать? Жаль, что тогда я не знал Кима. А когда узнал, эта сатанисточка не захотела поближе узнать мою интернациональную семью. Где миниатюрная узкоглазая мать семейства изъяснялась чисто зоновскими словами. А ее шестилетний ребенок мог объяснить, что шишек я растер пальцами многовато. И зачем его дядька уединяется с Оксаной на кухне, чем они там занимаются. Было бы интересно посмотреть на ее лицо любительницы всего запретного тогда. И что не знала Оли и ее рассказа о сочинении на тему: «как я провела лето» А она написала в пятнадцать лет: была на селе у бабушки, помогала бабушке цапать картошку, корову доила, ходила в клуб с пацанами и девчатами, танцевала, бухала водку, ебашила девок на дискотеке, курила драп, пила молоко, ебалась в жопу потом, сосала. Нет, что Ким, что Наташка моя, что Оля, что Вика, что Анечка - они бы сетевых сатанистов многому могли бы научить.
Ведь сатанисты вроде общественную мораль отрицают. Хотя бы на словах. Потом я понял, что когда за свой базар отвечать приходится, у них очко играть начинает. Не то что монаха или кошку не зарежут, при ребенке не потрахаются и косяка не забьют. А моя корейско-узбекская родня все это делала без всякого Сатаны. А ребенку при этом скажут: а ну быстро чухай отсюда! Запарил уже!
Потом помню базар пошел про новую работу Наташи. Она устроилась в какую-то фирмочку переводческую типа издательства. Которая переводила европейскую порнографию на русский. И якобы там директриса или как называлась у них, спрашивала новеньких: а у вас есть сексуальный опыт. А ежели нет хорошего опыта, она обучала, - спросил я. Нет, сказала Наташа, таких обычно не берут. И рассказала, что начальница там бисексуалка. И что она тоже девушка би. Я подумал, что неспроста похожа она на лесбиянку Люсю. Никогда специально лесбиянок не искал, а по жизни на них и натыкался! Даже смешно. Но вот если честно, я сомневаюсь, чтобы это у нее было физиологической потребностью. Скорее всего, она хотела и быть может попробовала лесбийский секс в пику церкви православной. И лично - в пику священнику-кидале. А впрочем, мне все равно.
Потом она рассказала мне, что известный мне по Интернету христианин Сергей, директор какой-то христианской библиотеки, устраивает диспуты с сатанистами. И ей было бы интересно пригласить меня туда. Как представителя иудейской традиции, чтобы я ответил на христианские толкования Библии иудейскими. Я согласился - а почему бы и нет? И спросил ее, как Варракс стал сатанистом, проходил ли он инициацию. Она ответила, что никакой инициации нет в сатанизме. Для того, чтобы стать сатанистом, достаточно себя им почувствовать. И ни кошек, ни младенцев резать не надо для этого. Вот так побазарили и разошлись. При чем мне штуку выложить пришлось за этот кабак. Хотя тогда я был рад. Что не сидел как бы прикованный к компу, а побазарил с симпатичной мордашкой за бутылкой вина и шашлыком на взаимно интересующие нас темы. За это и косарь заплатить не жалко тогда было.
Мы пошли по домам. Потом было достопамятное тридцатишестилетие мое, на которое узкоглазая Наташа вместе с Юркой впервые посетили мой дом. Потом начался роман с моей корейской лисичкой. А эта сатанинская девушка и не спешила вести меня на диспут христиан и сатанистов. Была модернизация моего компа, было известие о новом Плане счетов, была аттестация в моей родной Академии. И примерно чрез месяц после праздника Торы была встреча с той Наташей - сатанисткой. Когда она в первый и в последний раз увидела мою маманю.
А дело было так. Маманя работал в бюро, которое оформляло ксивы нашим эмигрантам в Германию. Какая-то клиентка принесла контрамарки мамане и еще две. Мне и моей девушке. На фильм с вечером в дом Ханженкова. Сначала я предложил сходить на халяву своей узкоглазой невесте. Хотя тогда она была просто подругой. Наташка моя мне сказала, что она пошла бы только на концерт, а вот в кино ходить - это ее не прикалывает, да и некогда. Сунулся потом к толстушке Ирочке. А та свое мне гонит: я с тобой не пойду, не хочу чувствовать себя тебе обязанной. А мне на фиг туда с маманей идти. Позвонил этой сатанистке, предложил. Сказал, что на халяву. А она и говорит: я пойду. Халяву и сатанисты любят. Кто ее не любит?
Пошли-то мы пошли втроем. Встретились, Наташа эта такая приторможенная была. Маманя на нее смотрела уже как потенциальную невестку. Вот откуда это у мамани - что ежели девушка со мной пошла на культурное мероприятие, то стало быть замуж собирается за меня - это я не знаю. Но была у нее всегда такая фишка. А ежели после этого девушка со мной в постель не шла, то маманя считала ее подлой, ежели я за нее платил. Как маманя не знаю, а я и эта Наташа поняли, что на халяву в кино кидаться нечего. Там что оказалось? Сначала были поздравления с взаимным елеем разных деятелей киноискусства. Режиссеров, актеров, операторов, имена которых нам ничего не говорили. А ежели имена их нам ничего не говорят, то хули нам на них смотреть и слушать их понты и потоки елея друг другу. Свои знают, а мы-то им не свои. Как и они нам. Поэтому, пока шло это мероприятие, мы оба то и дело съебывались. Наташа пила сок в буфете, а я шел в туалет курить.
И вот в курилке все и началось. Выход на тему. Я-то курил, а Наташа эта не курила. И вдруг она мне говорит: нет, сигареты я курить не хочу, а вот травку бы покурила. Почему она сказала мне это - хер ее знает. Я ведь тогда обкуренным не был. То ли просто ей хотелось попробовать всего, что в обществе считается запретным, хотя бы на словах, то ли по выступлениям моим (хотя я не писал тогда о наркоте на Кураевском форуме или где-либо еще) поняла, что я такой раскрепощенный и что ко мне за этим обратится как раз по адресу, то ли так ляпнула. А я сказал ей: а чего, это в принципе можно, покурим вместе. А про себя подумал: вот накурю тебя, а потом отымею! Во как я до твоей пизды доберусь. А чтоб совсем была в слякоть, еще винцом напою. Шампанским. Бошку тебе вовсе снесет, я на тебе и окажусь!
Я обещал ей пробить кораблик, спросил, курила ли она раньше. Эта сатанисточка была целочкой. Не курила, не пила, не шмалилась, матом не ругалась, и - если судить по ее словам, то и ебалась крайне неохотно. Она говорила, что как таковой секс ей не нужен. Это мужчину если вот развлечь, успокоить, чтоб мужчина отдохнул, расслабился. Так она время от времени успокаивала Варракса. Интерес к сатанизму сочетался у нее с безупречностью внешней. Порнуху переводить - это одно, а хуи сосать у кого попало - это совсем другое. По настоящему крутое.
Посмотрели наконец фильм. Маманя больше не кино смотрела, а на эту сатанистку косилась. Фильм был не очень интересным, но в духе советского кинематографа. Доброй, человечной, смешной комедией о нынешних временах. Кончилось поздно. Где-то около полуночи. Потом мама сказала, что надо взять машину. За четыре сотки водила вызвался отвезти сначала эту сатанистку домой к метро Молодежная, где она жила вместе с родителями, а потом нас - в Очаково. Наташа эта была приторможенной всю дорогу, особо на контакт не шла. Когда она простилась с нами, по дороге домой маманя сказала про нее, что у меня как на подбор все девушки неблагодарные, эта нахалка еле-еле спасибо пробурчала. Хотя по комплекции подходит мне идеально. Это еще одна мамина заморочка была: оценивать, подходит мне девушка по комплекции или нет. Странно, но те девушки, которые мне по комплекции подходили, с точки зрения мамани, так они со мной ебаться не хотели. А которые не подходили - с теми получалось еще. Хоть иногда.
Мы продолжали переписываться по Интернету, в том числе и на сексуальные темы. Я заказал нигерийцу, с которым учился, кораблик, но что-то тогда все были пустые, включая и мою веселую тележурналистку. Та предложила мне скорости, а я ей рассказал про сатанистку. Анечка была не против покурить с ней травку, да и любовью позаниматься с ней тоже. Эта красивая рижанка была тоже бисексуалкой и любительницей группового секса. Но я не знал, стоит ли этой Наташе предлагать скорости. Подумав, решил, что не стоит все-таки. Мало ее знаю. Да и не сосала она у меня. А так в реальной жизни ко мне приезжала по четвергам Анечка со своими подругами. И развивались мои отношения с корейской лисичкой, за которой я откровенно бегал тогда. Узкоглазая Наташа могла сказать словами Оли о случившемся: одному дала - до сих пор бегает!
В первую субботу декабря нулевого года Наташа-сатанистка пригласила меня на тот самый сатанинский диспут, как называл я эту тусовку. Я приехал на метро Студенческая, на этот раз она ждала меня. И повела в какую-то христианскую библиотеку, по пути рассказывая мне про ее директора. Директор этот был мне известен по разным религиозным форумам и рассылкам, его тезисы меня как-то оставляли всегда равнодушными. Интересно ведь встречаться с теми, с кем ранее сталкивался по Интернету. Тем более, что туда должны прийти и сатанисты и атеисты. О чем они собираются спорить? Ну, о религии, о чем же.
Двориками, минуя помойки, мы вышли к этой христианской библиотеке, поднялись на крыльцо. Вошли. Там за столиком сидела какая-то пожилая тетя, видимо, хорошо знавшая эту Наташу. Она поздоровалась с нами. И мы свернули направо. В другой комнате нас ждал невысокий темноволосый бородач в очках. Это и был директор библиотеки. Наташа представила ему меня. Еще в комнате сидел какой-то бородатый бугай с длинными волосами, похожий на батюшку, вместе с молодым щуплым низеньким пареньком. Как оказалось позднее, этот бугай был хозяином атеистического сайта. Но видом - священник. Прикольно его вспомнить до сих пор. Еще там были две девицы. Черненькая и рыженькая. Обе невысокие. Девчонки эти как-то больше походили на сатанисток. В одежде в них преобладали черные цвета, а безымянный палец правой руки украшал перстень с пентаграммой. Девчонки по возрасту и манере себя вести напоминали студенток, да и были ими на самом деле. Еще там был невысокий молодой человек в цивильном клифте с короткой стрижкой и темно-русыми волосами.
Все это были интернетчики. Наташа нас представила друг другу. Прикольно, но все они называли друг друга по своим интернетовским никам. Кроме директора библиотеки, который был Сергеем по паспорту, как и я, в Интернете называл себя своим именем. Наташа эта тоже называла себя в Интернете своим именем. Как звали того колоритного атеиста с внешностью попа и его молоденького друга - вот точно я не помню. Одного из них звали вроде Миша, а другого - Сергеем тоже, назвали и их интернетовские кликухи, но я их уже забыл. Одну девицу называли Леди Эвил, другую - Флорой, только забыл, кого именно как. Черненькую или рыженькую. А того пацана в клифте называли Кроко. Девчонки между собой называли его Крокодилом и говорили про него: «маленький, зеленый, прыгает». Бородач Сергей рассадил нас. Оказывается, христиане сидели у него на одной скамейке, которую он называл благочестивой лавочкой. Атеисты и сатанисты садились кругом. Никак не различаясь. Об этом я спросил Наташу, а та как-то быстро сказала: сатанизм и атеизм - это одно и тоже!
У них было что-то вроде семинара. Присутствующие делали доклады на интересующие их темы. Тогда выступал тот парень с кликухой Кроко. Его доклад был посвящен придуманной же им теме «Информационное насилие». Какое это имело отношение к религии - сначала я не въехал. Паренек тот с самого начала показался мне очень самонадеянным. Как я понял из его доклада, это был компьютерщик. Вроде, он был провайдером, разместил у себя сайт Варракса. Самонадеянным он мне показался потому, что считал высокие технологии и Интернет в частности смыслоообразующим узлом жизни. Что появляется в Интернете, скоро появится и в жизни. Я этот оптимизм не разделял никогда, хотя наш институтский компьютерный гений, влепивший мне пару на втором курсе, считал точно также. Заниматься следует программированием, создание программных продуктов и компьютеров - на этом можно неплохо заработать, в будущем ничего кроме компов и не будет. Наивно. Без электричества компьютер превращается лишь в металлический ящик. Можно по Интернету заказать себе обед, но его принесут в том и только в том случае, ежели есть откуда взять продукты питания. Цех компьютерщиков, провайдеров и программистов функционировать без электриков, крестьян, пастухов и сотни профессий других просто не может. Которые, может быть, и не считаются престижными, но тем не менее необходимы.
У меня сложилось впечатление, что жизнь этих ребят и девчат, называвших себя интернетовскими кликухами, тоже укладывается в монитор компа. Самое важное для них, пожалуй, происходило там. А смысл доклада паренька был такой. Надо защищаться от ненужной информации. Никто не должен давать ту информацию человеку, которую он не хочет. Вся реклама должна быть запрещена. В основном у него шла речь об интернетовской рекламе. Он рассуждал, как там можно от нее обороняться, отрубать баннеры и все такое. Даже сцепился с атеистом поповского вида по поводу дискламеров. Слушал я все это и недоумевал больше и больше - какое это имеет отношение к спору христиан и сатанистов?
И только когда этот паренек стал говорить о том, что религиозная проповедь - это тоже вид информационного насилия, а поэтому также недопустима, как и назойливая реклама; что недопустимы рекламные щиты в метро и кресты над церквями, я понял, к чему он клонит. Оказывается, он, по его же собственному признанию, испытывал нечто вроде комплекса неполноценности, когда ему начинали проповедовать. Или просто рассказывать о религии ему. Тут дискуссия оживилась. Этот парень назвал себя тогда либертианцем. Полное невмешательство государства. И вот с чего не помню, но стали говорить о том, как этот идеал должен быть претворен в жизнь. Как было бы хорошо. Никакую информацию нельзя навязывать, но никакую информацию нельзя и скрывать. Родители не имеют права запрещать ребенку своему посещать порносайты или такой сайт, как Хайру, содержащий информацию по наркотикам (так я впервые услышал про этот интернетовский ресурс по психоактивным веществам). А поскольку религия есть сугубо частное дело каждого, то родители не имеют право обучать их религии, совершать при детях религиозные обряды, молиться. Как это обеспечить? А как в Америке - за этим должна следить полиция. И для детей должны быть созданы интернет-центры, откуда они смогут ходить на те сайты, на которые они хотят ходить. Воистину, все либералы верят прежде всего в необходимость полиции!
Мне это показалось диким и смешным. Ну, не столько диким, в Интернете можно еще и не то найти, сколько поразительным. Полным отсутствием логики. Во-первых, речь шла о знании из электронного пространства. Бородач-христианин сразу кипешнулся: а у кого есть дети? Были бы они, по другому думали. Похоже, что ни сетевые атеисты и сатанисты, ни этот директор христианской библиотеки просто не представляли себе, что дети могут узнать о том, что у девочек промеж ног, и про наркоту в подворотне, в подъезде, в школе, на чердаке, да где угодно, не только в Сети. Мне сразу вспомнилось, как в советской миссии в Эфиопии дети старшего дошкольного возраста на помойке показывали друг другу свои половые органы. А собравшись в бане горланили блатные песни, которые мы тогда называли хулиганскими песнями. Сатанисты были наивны, как и христиане. Это раз. Второе - ну, в советские времена религия считалась столь же неприличным делом, как и секс. Хули от детей молитвы скрывать? Пусть видят все: и траханье, и торч, и мутки, и молитвы. Зачем подходить избирательно. И самое главное, никто из присутствующих не знал истинной мудрости матерей-проституток: плохому детей учить не надо, плохому они сами по себе научатся. А тут выходило, что либерастам для осуществления их идеалов нужны мусора. Если нужны мусора, разве это жизнь не по режиму?
Потом пришла, помню, невысокая девушка с короткой стрижкой, красивым лицом и с демоном в глазах. Звали ее тоже Наташей, а кликуха интернетовская была - Элайда. Она мне сразу понравилась, да была и поотвязнее этих. Там чего-то пошел базар, что сатанистов преследуют. Вот тут я не выдержал. И спросил: а кому вы нужны? По-моему, мы уже никому не нужны. Это всех сатанистов и атеистов обидело по-настоящему. Который в клифте кипешнулся. И заорал: а чего тогда ко мне из ФСБ приходили спрашивать, почему я Варраксу сайт дал? Приходили, быть может, так ведь не закрыли? А это Элайда сказала, что на работе ей не разрешают детям шабаш, чертей, ведьм рисовать. Она работала с дефективными детьми. Для них это было преследованием.
Диспут этот не оставил ни уму, ни сердцу. Часов пять побазарили, да и разошлись восвояси. Каждый при своем. Под конец, помню, пришел один чернявый парень с початой баклашкой пива. У него вид был такой мрачный, он один походил на подлинного сатаниста своим видом. Позднее, Элайда мне рассказала, что кликуха этого пацана Мильхар. Что вообще он веселый, а тогда просто проснулся с бодуна без денег, на последние купил баклашку пива и думал о том - кто бы подогрел. А тут его бородатый директор с пивом обломал. Только он хотел к баклашке приложиться, а тот ему говорит: пиво пей в другом месте. Он тут озлился и замкнулся. Слова не сказала за весь тот вечер.
Мне единственно чего, девчонки - сатанистки понравились. Интересно было общаться с ними. Ну, само собой, надеясь, что вдруг ноги раздвинут. Хрен их знает, вроде им полагается быть без комплексов, раз они сатанистки, а лавэ у меня-то есть! Тем более, что услышав после диспута наш базар с Наташкой о кораблике, Элайда тут же влезла. Ой, давайте косячок забьем, только не у меня дома. Хозяйка подозревает, что я сатанистка, сразу милицию вызовет. Эти сетевые сатанисты, ратовавшие против общественной морали, боялись родителей, родных, начальников, хозяек, соседей, мусоров, общественного мнения. На что мне всегда было хер положить. Кто что про меня думает. Древний змий плясал пред их взором. Вспоминая их, так и хочется сказать словами пророка Иеремии: «это совершенная пустота, дело заблуждения; во время посещения их они исчезнут».
Тогда мы разошлись, помню, мне еще маманя на мобильник позвонила. Что кто-то зашел в нашу квартиру и спер початую пачку томатного сока. Маманя почему-то подозревала, что в нашу квартиру мог зайти любой желающий. И спиздить что угодно, кроме по-настоящему ценных вещей. Двум Наташам я пообещал пробить травку и раскурить их у себя дома. В четверг, когда маманя будет на работе, а у меня - свободный день на четвертом курсе. И каждый поехал восвояси.
Потом я узнал из общения с первой Наташей, что рыженькая и черненькая в натуре студентки. Увлекаются сатанизмом и тщательно скрывают от родителей свои сексуальные похождения. А Элайда - ее подруга. И что ей даже как-то не по себе стало, когда та стала напрашиваться ко мне, совершенно незнакомому для нее человеку, курить травку. Наташа попросила меня отнестись к этому ответственно. Мол, ей было бы очень неприятно и неудобно, если в результате знакомства со мной с этой девушкой что-либо случится. И предупредила, что Элайда - очень легкомысленная девушка. И к тому же динамщица. Я предложил раскурить Варракса, но Наташа сказала, что на него травка просто не действует.
В воскресенье я поехал к Наташке своей узкоглазой в магазин, А в понедельник - само собой, в Академию. В декабрьских утренних сумерках на подходе к альма-матер столкнулся с толстушкой Ирочкой. И рассказал ей про девушек - сатанисток. Она невозмутимо сказал: ну, и стиль у них! А тебя чего-то тянет в знакомствах с девушками на экстрим. То кореянки, то сатанистки. И все. Больше разговора не было никакого. Ирочка эта отличалась тотальным отсутствием любопытства. Кроме ее властной матушки, дома и института, а также фильмов со Швацнеггером, доводившими ее чуть ли не до оргазма, похоже, в ее жизни больше ничего и не было. И самое плохое, ничего другое ей и не было интересно. Ну, и хуй с ней! На лекции по оценке я даже рядом с ней не был. Чего-то на четвертом курсе у нас с ней совсем врозь дошло. Хотя я еще не знал, что это моя платоническая институтская любовь тихо уплывает в прошлое.
Вот так с тех пор месяца два я и ходил на эти диспуты по субботам в христианскую библиотеку возле метро студенческая. Состав участников там варьировал. Почти всегда был атеист, похожий на батюшку, и щуплый паренек. То рыженькая, то черненькая девица была, а чаще - обе вместе. Парня в клифте я больше не видел, равно как и чернявого сатаниста с бодуна. Наташа первая тоже появлялась от случая к случаю, сам Варракс чаще захаживал туда. Периодически появлялась Элайда. В сущности, ходил я туда увидеть ее. Понравилась мне эта девушка. Слушал доклады и обычный треп, высказывался мало. О чем было высказываться? Спорили они мало о догмах, о каких можно спорить и было чего сказать с позиции мудрецов Израиля или с позиции Корана. Критики христианства с эпохи Просвещения мало чего нового придумали. И там гоняли порожняк по давно набившим оскомину казусам и софизмам, которыми атеисты пытались подловить христиан. Так, помню, раз Варракс стал доказывать, что подкуп стражи иерусалимскими священниками невозможен. Легионеры не могли сказать, что они спали ночью, потому что за это их должны были казнить. Смешно. Даже две тысячи лет назад люди были прежде всего людьми. И тогда закон был одно, а применение его - совсем другим. До которого очень далеко бывает порой. Они, как и большинство соотечественников, были убеждены в том, что государство у нас плохое, преследует или готово преследовать их. И свято верили в действенность запретов и законов. И также, как христиане, выдвигали в качестве довода кровь и трупы. Христиане - умученных христиан, сатанисты - сожженных ведьм и казненных еретиков и вольнодумцев. Как бы сатанисты этого не отрицались, но играют они на христианском поле. Гнилые эти базары были. Ох, гнилые!
Читая сатанинские сайты и общаясь в живую с сатанистами, я укреплялся в своем предположении. Что атеизм - это чисто европейское порождение, плод умонастроений новой Европы. И кроме того, это типично буржуазное мировоззрение. На Востоке никогда не было атеизма. Как не было и посредников между Творцом и людьми, предписывающим считать так, а не иначе. Конечно, сетевые атеисты любят находить своих единомышленников аж в древнем Китае, но только посредством книг, написанных в ключе исторического материализма и советской антирелигиозной пропагандисткой литературы (обычно - при ярко выраженной личной антипатии к советскому периоду). Но это лажа. Вне идеи линейного прогресса, основанной на ощущении науки самой себя как бесконечно развивающейся системы знания и способа переделки мира, нет ни атеизма, ни современного сатанизма. Как нет его и вне того, что называют христианской цивилизацией. За триста лет церковный люд и атеисты сказали друг другу все, что могли сказать. И сказанному добавить уже было, пожалуй, нечего.
На следующем диспуте, кстати, я сподобился увидеть самого Варракса. Это был такой низенький плюгавый патлатый мужичок с усиками жидкими и с мутным демоном в глазах. Ну, никак не канал как главный сатанист внешне, да и как сатанист вообще. Та Наташа мне сказала, что он просто почувствовал себя сатанистом, начал писать статьи о сатанизме, сделал сайт для своих работ по сатанизму, но никакой инициации не проходил. Его сайт устойчиво подвешивал мой комп, о чем я при встрече первой и сказал ему. Он пошутил, что скорее всего, это идеологическая несовместимость. В уме, интуиции и проницательности ему не откажешь. Потому что идеологическая несовместимость с сетевым сатанизмом на лицо у меня. Для него Сатана - дух прогресса, развития, изменения существующего уклада, а добрый боженька - хранитель отживших устоев, препятствующих дальнейшему развитию. Символы, архетипы, олицетворения. В духе новой Европы, выхолостившей Творца из яснейшей и самоочевиднейшей реальности прежних веков и превратившей Его в абстрактное понятие. Для меня Творец образовывал свет и творил тьму, делал мир и производил зло. Был неистовым и безразмерным. Этот почувствовал себя сатанистом. А я почувствовал себя наркоманом, пишу о том, что встретил в своей жизни интересного, живу с трассовой биксой с парой судимостей. И сдается мне, что жизненную суть познала моя любимая, работая на трассе, а не сетевые сатанисты. Жизненная суть состоит в очередях в налоговую, долгом ожидании слушаний в судах, в долгом ожидании в авто заветного шарика, в прозвонах долгих, в покрывающейся мелкими пузырьками ложечке, в сладковатом дыме Божьей травки, в бульканье приготовляемого чифиря, в сотке на день. Да и в точке, трассе, жизни на лимане. Такая жизнь. И никому ее не переделать. Как бы кому не хотелось. Вот что мне открылось в жизни.
На второй тусовке доклад делала Элайда. Оказывается, она работала под Загорском в интернате для умственно отсталых детей. Когда потом я об этом рассказал маме, она высказала предположение, что Элайда в силу своего сатанизма педофилка. И пошла в дефективным детям с дальним прицелом. Совращать их и вовлекать в сатанинские сексуальные оргии. Позднее маманя рассказала это моей Наташке. И та поначалу всерьез опасалась, что Элайда развратит Кима. Почему маманя видела во всех, с кем соприкасался я по жизни, какую-то злонамеренность и нечто порочное - я не знаю. Совращала она олигофренов или это был просто маманин гон, - я не знаю, да мне это и не интересно. Шизой от этой Элайды несло за версту. Отчего она и была мне интересна. Я не знаю, была ли интересна Элайде ее работа или нет, но доклад ее был пронизан неприязнью именно к своей работе. И больше всего ее бесило, что эти дефективные живут по кайфу, а некоторые - даже размножаются. Даже размножатся смеют! Представляете, какие у них дети рождаются? Интересен было, а кого это ебет, у кого какие дети есть или будут?
Поднявшие знамя тьмы явно пасовали пред темным ликом бытия. Старостью, болезнью, смертью, зоной. Отсюда шли всех их гнилые базары про евгенику, эвтаназию, аборты, контроле над рождаемостью. Хотя это и действовало на христиан как красная тряпка на быка. Варракс, как мне рассказала его Наташа, просто боялся детей и испытывал к ним такое же отвращение, как к тараканам, скажем. Хотя убежденный богоборец Кириллов у Достоевского, задумавший стать богом чрез самоубийство, любил детей. А тут отрицающие общественную мораль апеллировали именно к общественной пользе и общественному благу. Вот что было смешно по настоящему. Просто смешно. Сатанисты считали, что круто отстаивать контроль над рождаемостью, аборты, эвтаназию. Математическими выкладками, тезисами биологии, расчетами целесообразности пользы для общества же. А хули сатанисту думать об обществе и о прогрессе? Эвтаназия? Кто тебе мешает сделать золотую вмазку хоть сейчас? Или удавиться? Или подорвать себя в метро вместе со всеми? Не хочешь - не рожай, но какое тебе дело до генофонда? Живи в свое удовольствие, и не думай о человечестве - оно и без тебя проживет, а тебя не спросит. Похоже, эти сатанисты выбрали себе сражения на виртуальном поле. Как оно в жизни, им было все равно и неинтересно. Важно подразнить добреньких христиан, доказать им, что своими этическими нормами они наносят вред обществу. То есть, все-таки особые бесплодные духовные мечтания были избраны ими. А не жизненная суть. И не реальная отрицаловка.
Так с этими субботними посиделками в помещении христианской библиотеки у меня текла жизнь. Текла мимо этих сетевых знакомцев. В то же время развивался мой роман с корейской лисичкой. Как-то раз Наташа-сатанистка заняла у меня полторы штуки, да отдать никак не могла долгое время. Еще встретились под Новый год, посидели в кафе, поделились своими тараканами в головах. Элайда казалась мне более перспективной в том, что я затащу ее в постель, покурив с ней травки. Тем более, что травку она прямо-таки рвалась дунуть со мною в отличие от своей какой-то холодной и загадочной, как и всякая лесбиянка, подруги. Наступил первый год нового тысячелетия. Жизнь текла и выносила меня к регистрации ПБОЮЛ, к сватовству, к поездке в далекий солнечный Каттакурган, к новым замуткам, к квартире с неприличным номером, к новой родне. К новому статусу в жизни. А эти сатанистки просто тогда проходили в моей жизни по касательной.
Последний этап с этой тусовкой интернетчиков был у меня недели три после возвращения из достопамятной поездки в Узбекистан. Где мне воистину открылся другой мир. После возвращения моего в Москву, регистрации Наташки у меня, замутки травки чрез Стаса, я написал Наташе той про то, что травка есть. Она мне пишет, что у нее опять месячные. Где-то чрез две недели мы встретились. Я просто забил ей пару косяков. Раскуриваться, а потом трахаться с ней мне уже никакого резона не было, да и не хотелось ее. Просто сказал, что можно. Чрез три месяца пробил ей. Все, за свой базар ответил. И вот тут она меня удивила. Во-первых, ее очень испугало, что я написал ей письмо про травку. Не хуй так делать, вся почта просматривается органами. Ну, это типичная паранойя советского разлива. Помнится, тетушка со своей семьей считали себя всю жизнь под колпаком у комитетчиков. И это льстило их самолюбию. Как же, если тебя не прослушивают, значит, ты - не личность, а так себе. Технически прослушивать всех и лазить в электронную почту всем можно, но это связано с такими издержками, на которые ни одна спецслужба пойти не готова, да и просто не в состоянии. Да и резона не видит. Это только у Оруэлла в «1984» наблюдали за всеми. Да и то, кроме семейных скандалов и постельных сцен при этом ничего не могли увидеть. Если бы государство озаботилось закрыть всех торчков или сатанистов - давно бы закрыло. Но к счастью, власть имущих не ебет, чем в свободное время занимаются миллионы уинстонов смитов. Не дураки, понимают, чем бы не занимались, а реальной угрозы им просто не представляют. Нет тотального контроля.
Второе, что заявила мне эта Наташа - она, пока я ездил в Узбекистан, покурила травки. И на нее не подействовало. Я высказал свое мнение, что она не смогла затянуться. Травка едкая, кашляешь, по началу курить довольно трудно. Может, покурим чрез кальян. А Наташа мне говорит: нет, можно попробовать, но я хотела бы укол героина. Это ж проще. Я подумал. Вспоминая, кому можно насчет герыча. Лады, чрез Стаса можно добыть все. А сатанисточка ныла: я, конечно, знаю, что это очень опасно. Хорошо, я попробую достать. Но не обещаю. Просто позвоню, потом скажу тебе. Тут сатанистка уставилась на меня и захлопала глазами. Можно, значит? - спросила она. Угу, сказал я. И этой сатанистке пришла в голову стандартная мысль. Что я - коварный наркоторговец, желающей подсадить ее на иглу. Чтобы наживаться на ней всю жизнь.
Еще было два диспута, вернее, обычной тусовки. На которых обсуждался совместный проект христиан и сатанистов и съемке короткометражного фильма по мотивам повести директора христианской библиотеки. Сюжет повести был таков. Жанр - фантастика. Или фэнтази. Значит, человек может переделаться в иное существо. Называемое гиперантропом. Тот же сверхчеловек, однако христианский бородач считал этот термин затасканным. В будущем обществе политкорректно было бы говорить гиперантроп, вульгарно - выверт. Любой человек мог переделаться в гиперантропа, но только по собственному желанию. Выбор свободной воли. Новую модель человека характеризует повышенная рациональность, эмоциональная холодность, полное отсутствие религиозного чувства. Наивно. Призраки XIX века с его позитивизмом. Ни христиане, ни их противники так ничему и не научились с той поры. Да и хуй с ними. Ну, сюжет должен бы быть таков. Небольшая группа людей укрывается от гиперантропов в подвале (съемки планировались в подвале библиотеки). Там один превращается в гиперантропа. Начинает превращаться. Вдруг его находят мертвым. Подозрение падает на укрывающегося в подвале христианина. Мол, что он замочил выверта. Христианам хочется чувствовать себя гонимыми снова.
Первоначальный проект не прошел. Там стал каждый говорить, кто во что горазд. Элайда, например, хотела сняться в этом фильме в роли проститутки (ну, я был бы не против сняться в роли ее клиента), рыженькая сатанистка хотела, чтобы в фильме была роль хиппи, который говорил: а, все по фиг - и попыхивал косяком (прямо для меня роль предлагалась!), Проект обсуждался серьезно. Первая Наташа предложила, на мой взгляд, неплохой вариант сценария. Мол, неизвестно, кто замочил чела, начавшего превращаться в гиперантропа, но в итоге он оживает и всех мочит там в этом подвале. Жертва общества, с обществом же расправляющаяся. Неплохо. Но проект этот так и остался проектом. Никакого фильма так и не сняли. Ну, не сняли, так и не сняли. Только тогда в первую субботу марта первого года был мой последний визит на эту тусовку. Больше я их никого не видел. Кроме Элайды и первой сатанистки. О чем и не жалею. Жизнь у меня пошла по другому. Без них.
Ну, потом было достопамятное празднование международного дня проституток и наркоманок вместе в празднованием праздника Пурим. С участием Элайды. О котором я уже рассказывал. Как она там стреманулась наших нелегалов, как заняла у меня деньги и съебалась во Львов. С тех пор эта Элайда стала у нас дома и у корейцев притчей во языцех. По базару мамани о ней говорили, как о сатанистке - педофилке, совращающей слабоумных детей и подвергающих их издевательству с сексуальными целями. И как о шизофреничке и глубоким умственным расстройством. На самом деле, маманя сочла ее за убитую в гавно наркоманку, да и Наташа тоже. Наташа мне поставила твердое условие: чтобы Элайда больше в наш дом не заходила. Девка ненормальная, наркоманка, сатанистка, педофилка. Может изнасиловать и задушить ее ребенка. Я в ответ рассказывал ей о сатанистах, давал читать их сайты. И объяснял, что они хоть и называют себя сатанистами, но даже кошек не режут. Тем более - людей. И никого не насилуют. Наташа на это мне говорила, что все ее родные и близкие испугались Элайды, когда узнали, что она сатанистка.
Моя корейская лисичка пришла ко мне жить. Готовились к свадьбе. 1 апреля я в последний раз видел в живую Наташу первую. Тогда маманя хотела мне на свадьбу клифт хороший купить, поехали в магазин, а заодно я забил стрелку с Наташей на Белорусской. Потому что та наконец-то мне вызвалась вернуть долг. С мамой сделали покупки, встретился с Наташей той. Занятые деньги она мне вернула, поблагодарила, извинилась за долгую задержку. Маманя, правда, считала, что я ей передал несколько доз наркоты, хотя этого не было. Наташа говорила со мной о кипеше насчет телеканала НТВ. Ее искренне занимало освещение в Интернете этого события, до которого мне было по барабану. Чрез недели три должна у меня быть свадьба, какое мне дело, что вещает, кто вещает, кому принадлежит канал НТВ. А кроме того, я всегда считал, что Гусинскому место - у параши. Мы быстро расстались. Навсегда. Больше я этой Наташи не видел, да и очень скоро переписка наша прекратилась. И по телефону мы уже не звонили. Элайда мне после сказала, что я ей стал неинтересен, что моего брака и общения с совершенно некультурной среднеазиатской средой она не поняла, как не понимала, зачем мне нужен был этот брак. И испугалась. Что я хочу подсадить ее на иглу и наживаться на ней всю жизнь. А мне моя интернациональная семья и моя новая корейско - узбекская родня была интереснее духовных поисков сетевых сатанистов. Так мы начали расходится в разные стороны. Помнится, возвращаясь из свадебного путешествия я ей позвонил с мобильного, когда мы проезжали Подольск. Зачем - не знаю. По старой памяти. Две минуты разговора. Обещала завтра позвонить. И не позвонила. Я ей звонить не стал. Было не до того, да и не за чем.
Потом чрез полгода я пересекся с ней в последний раз. Дело было так. Жена моя любила смотреть разные шоу и игры с призами. Тогда была на ОРТ такая игра «Слабое звено», которую вела Мария Киселева. Раз в ноябре, придя с занятий, я застал жену за теликом. Она смотрела эту игру. Глянув на экран, я охуел. В финал вышли две девушки. Одна из которых была вылитой Наташей - сатанисткой, подругой Варракса. И имя высвечивалось ее - НАТАЛЬЯ. Она все-таки проиграла тогда. Я написал ей письмо по Интернету. Мол, видел очень похожую на нее девушку в игре «Слабое звено». Не ты ли? Пришел лаконичный ответ: нет, это была не я. И все. На этом наше общение прекратилось. Прошло два года. Я многое имею чего сказать ей и всем, с кем знаком был более или менее близко до своего брака, в период ухаживания за кореянкой, в год своей семейной жизни. Большая часть из них потерялась. Как и эта сатанистка. Я бы ей сказал все, но боюсь, что она при всех своей любви ко всему запретному, не сможет это вместить. Как и большая часть прочих не смогут. Тогда зачем и говорить? Если судить по Интернету, то позиции ее тоже сдвинулись, но не в ту сторону. Пожалуй, нам больше нечего сказать друг другу. И на нашей дружбе два года назад была поставлена точка. Как поставлена она на всем знакомстве с сетевыми сатанистами. Я не хрюс, но и не сатанист. Я слишком уважаю Сатану, чтобы быть сатанистом.
А вот с Элайдой точка тогда не была поставлена. Она сопровождала нас целый год моей семейной жизни той. Сначала - как легенда среди моей новой родни о сатанистке, педофилке, наркоманке, хакерше. Юрка очень настойчиво не раз просил меня поближе познакомить его с Элайдой. Мол, он хочет с ее помощью что-то в Интернете сделать. Типа банк ограбить. Ну, это был треп просто, как Юрка любил трепаться. Стас и Денис тоже спрашивали про Элайду. Как прикол, что ли, у них это было. А жена почему-то Элайды тоже забыть не могла. Все время ее вспоминала. Когда чрез два месяца отношения с маманей стали очень напряженными, Элайда женушкой вспоминалась каждый день. Наравне с красавицей Анечкой. Что ни одна девушка с моей маманей жить не хотела, а вот ей приходится терпеть маманю со всеми ее взрывами и истериками.
После двух месяцев брака отношения между женой и свекровью в самом деле стали очень напряженными. И вина в этом не Наташи. Войну эту начала маманя сразу после свадебного путешествия. Сначала со мной, потом - со всей молодой семьей. Скандалы становились частыми, а причины их - совсем иррациональными. Начало июля, когда я взялся делать квартальную отчетность ознаменовался грандиозным скандалом. А началось все с пустяка. Раз в жаркий июльский вечер я с Наташей пошел погулять на наш пруд. Погуляли, вернулись. Я звонил в дверь, а Наташу черт дернул позвонить в дверь соседу - системному алкашу. Зачем - этого она так и не смогла мне объяснить. Говорила потом, что думала, что его нет дома, просто захотелось нажать на эту кнопку. Чистое ребячество, выходка школьницы, но в этом суть и Наташи и Оли. А тот вышел. Как раз в тот момент, когда маманя открыла дверь. Маманя сразу спросила его: тебе чего нужно? Тот сонно ответил: да вот позвонили. И начались расспросы: зачем позвонили ему, что у вас с ним общего?! Наташа стала шептать мне: скажи, что позвонил ты, ну, покурить с ним хотел, как мужики курят вместе. Тут Наташа была наивна. Я никогда не выходил курить в коридор и трепаться с соседями. Этого не было в моей жизни. Маманя бы не поверила просто. Когда я это тихо объяснял Наташе, маманя пришла и все услышала. Вот тут и произошел взрыв. Маманя разоралась. Мол, ее обманывают, ей лгут, общаются с такой грязью в доме, с кем мы никогда раньше не общались и срать бы рядом не сели. Наташа тоже надулась и раскричалась. Ее бесил контроль мамани за кругом ее общения. Она считала, что она взрослая, да ей и ребенком не указывал никто, с кем общаться, а с кем нет. Разыгрался мощный скандал, который затихая и возобновляясь, тихо протекал всю неделю. До очередного громкого взрыва.
Надо сказать, что Наташа тогда еще пыталась как-то оборудовать нашу квартиру. Она попыталась сделать наш дом и своим тоже. Разгребла авгиевы конюшни старья на балконе, вымыла его, покрасила рамы, драила стекла, поговаривала о ремонте. А у мамани будто что-то в голове перегорело. Она орала мне, что надо немедленно разменяться, что жить она с нами не хочет и не может. Мне однокомнатную, вам - комнату! - орала она. И еще приползешь потом ко мне на коленях! Вот увидишь, не будет она с тобой жить! А когда я недоуменно спросил, почему собственно говоря нам комнату, ведь нас трое. А маманя одна. Логичнее было бы при размене комнату ей. Вот тут и начался капитальный крик. Когда я указал маме, что по ее психу в один день нас никто не разменяет, что это достаточно долгая процедура, она стала кричать, что тогда нам надо снять квартиру и жить там. Мол, она готова даже оплачивать аренду квартиры. Кто знает. Если бы мы так и сделали, быть может, наша семья интернациональная сохранилась бы. Это было рационально, но очень обидно для меня. Уйти из дома, где я вырос и провел большую часть жизни, мотаться с женой и ребенком по разным съемным квартирам, перетаскивать скарб из квартиры в квартиру, в первую очередь откладывать деньги на оплату аренды. Тогда я к этому еще готов не был. Если бы Наташа относилась ко мне по другому, если бы я так не бегал за ней, не расписывал преимущества брака со мной, то, кто знает, может, я бы и решился так уйти с ней на квартиру. Но ведь я Наташе обещал проживание в своей квартире наряду с регистрацией, пропиской, гражданством. И чего? Маманя рушит то, на чем я пытался построить семью! От этого брало отчаяние. Ведь так хотела, чтобы у меня кто-то появился, чтобы я женился, а когда я действительно женился, жену мою она не желала принимать. Надежда была лишь на скорый отъезд в Абхазию на месяц. Мол, за месяц все поостынут.
Взрыв произошел в четверг 12 июля. В день первоверховных апостолов Петра и Павла. Накануне Наташа покрасила и вымыла все окна. Утром маманя, собираясь на работу, высказала подозрение, что Наташа при этом испортила сигнализацию. Я проверил и сказал, что сигнализация работает. Она работала. Казалась, инцидент исчерпан. Ан нет! Наташа встала, подошла к окну и стала говорить, что все в порядке. Маманя разоралась и тыкала ей пальцем в немного утончившуюся полоску. Я ей говорил, что лампочка-то на приборе горит, значит, цепь не прервана. А маманя давай орать, что я всегда свою суку защищаю, что слова матери сказать не даю. Наташа стала возмущаться - да я что, дура совсем, я аккуратно все делала. Маманя давай орать, что Наташа все не путем делает, что у нее руки из жопы растут, что она делать ее здесь ничего не просила. А то она тут себя хозяйкой почувствовала уже! Совсем обнаглела, кого хочет, того сюда и водит. Нашла себе дурака, который все терпит. И ее терпит, такую гадюку! Что она больше нас видеть не может. Хлопнула дверью, так что задрожали стены. И свалила на работу.
Наташа очень разозлилась и стала гладить белье. И начала ругать меня. Зачем я ее привел в свой дом. Ведь говорил, что мать будет не против, а на самом деле мать-то против. К такому обращению она у себя дома не привыкла, у ребенка постоянный стресс - то русская бабушка с ним разговаривает и играет, то орет на него: не подходи ко мне! Зачем ей такая жизнь? Она все равно чувствует здесь себя чужой и нежеланной. И скорее всего уйдет от меня. Не надо мучить себя и других.
Каково мне было это услышать? После мамашиного скандала. Все рушится! Вся моя надежда! Я вскочил и схватил Наташу за горло. И стала кричать: я не отпущу тебя! Я убью тебя и покончу с собой! Ким, игравший в углу у телевизора, заплакал. Наташа сразу сбавила тон и стала говорить, обняв меня за голову: Лёня, ну что ты?! Не пугай ребенка, пожайлуста! Прости меня! Боже мой, до чего тебя эта дебилка довела! Я присел на пол и заплакал. Наташа гладила меня по голове, успокаивала. Говорила, что будет жить со мной, что я буду жить с ней отдельно от матери, как в раю. Никто не будет на меня кричать, никто от меня ничего не будет требовать невыполнимого. А она останется со мной. Успокоила меня, как могла. Я стал собираться отвозить отчет, а Наташа мне сказала вдруг: попробуй позвонить Элайде. Встреться с ней, отдохни. Я равнодушно сказал, что не знаю, где Элайда, вернулась она в Москву или нет. Да и телефона ее не знаю, да и чем она меня успокоит в нынешней ситуации? Наташа мне сказала: ну, хоть по компьютеру с ней поговоришь, травку покуришь. Мы поцеловались. И я поехал в налоговую инспекцию.
Как говорится: вспомни про говно - вот и оно! Хотя в отношении к Элайде это было не вполне справедливо. Говном ее назвать нельзя все же. В налоговой инспекции меня обломали, потому что требовалось больше подписей, чем у меня было на декларациях налоговых. Этот эстонец так и не расписался везде, где было положено. И я поехал на Арбат. В эту туристическую фирмочку. И мобильник звонит. Лёня, это Элайда, я готова тебе деньги отдать. Договорились на пять часов пополудни. На Арбатской радиальной. Прихожу в фирмочку. Блин! Попал. Эстонец хренов уехал. До 19 никого, кроме красавицы Кати. Она мне деньги на налоги сует. Платежки подписаны, деньги у меня в кармане. Всего если подсчитать - пять косых в кармане. А чего? С таким баблом можно и с Элайдой встретиться. Если из денег, предназначенных для бюджета придется выложить, так завтра я доложу туда.
Вышел, звоню жене, докладываю ситуацию. А она мне: так это я дала ей твой мобильный, встреться с ней. Мне тут маманя звонила твоя, что уходит к своей подруге. Пока мы в Абхазию не уедем. Хорошо, а мне чего делать? Я Элайде звоню. Приезжай, мол, на Арбатскую голубую. Там я тебя жду. Она мне- хорошо, я приеду, но только к пяти. Блин, а на часах ведь 15 часов. Два часа где-то мотаться. Ладно. Я - по пиво на Арбате, ища, где оно подешевле, похавал потом, потом снова по пиво. Жду на Арбатской Филевской линии. Сижу совсем смурый. Хуево мне на душе от моих дум. Вот нутром чую. К чему не прикоснусь, то в моих руках в прах рассыпается. И куда мне идти. Давным-давно наиболее близкий пророк Иеремия ответил на этот вопрос так: кто обречен под меч - ступай под меч; и кто на голод - на голод; и кто в плен - в плен. Против воли Небес не попрешь. Хоть лоб себе расшиби.
Тут подходит ко мне сатанисточка неожиданно и целуется со мной. У меня настроение тут же поднимается. Идем пить пиво На Новый Арбат. Пусть там дорого, а по хуй. Я еще не знал, что из этого выйдет, хотя жопой чуял, что ничего хорошего. Ну, сидим, пьем пиво, курим сигареты. Элайда рассказывает про свою поездку в Львов. Что поехала туда и застряла там. Из-за наводнения и отсутствия лавэ. Кстати, долг отдает. За свой базар ответила. Я так понял, что из интернетовских девок эта была самая хипповская девчонка. Заработает на дорогу и съебется куда подальше, заняв у кого-нибудь денег. Да, любила искать приключений на свою жопу, что в девчонках мне нравится. Да, искала добрых заимодавцев. Но ведь отвязная девчонка была. С изумлением узнал, что уже побывала замужем. В семнадцать лет вышла замуж, в восемнадцать - развелась, больше замуж не хочет. Живет в Подмосковье. Институт и дефектологию бросила, поняла, что это не ее. Попутешествовала, теперь хочет на работу устроиться, в какой-то риэлторской конторе работала. Из которой ее выперли, обвинив в разглашении информации. Вот так сидим, базарим. За кружками дорого пива. «Стелла Артуа». А она и говорит вдруг: давай еще куда-нибудь пойдем. И я повел ее в известный мне кабак на Белорусской.
Ну, мы там бутылку вина взяли, пива, Сидим так, бухаем, шашлыком закусываем. Я думаю о том, что эта девка по отвязнее прочих сатанисток. А тут мобильник звонит. Около девяти вечера. Это маманя. От подруги. Я ей говорю: слушаю! А она: Лёня! - орет. Как ты там? Я отвечаю: мама, все нормально! А она ныть начинает: Лёня, скажи честно, ты укололся?! Мама, говорю, да от твоих базаров давно хочется забить на все и хмуриком вмазаться. Да ставиться нечем, вот в чем проблема. Маманя давай ныть еще больше: я тебе зла не желаю, ты совсем наркоманом стал, где ты хоть? Я ж твоей звонила, нет тебя дома! Где ты? Я ей отвечаю - я с Элайдой. Горе ты мое луковое, - говорит маманя, Неужели тебе твоей дуры узкоглазой не хватает? Ведь это шизофреничка тебя доброму не научит. Кололся ты с ней, меня не обманешь ведь. Ох, маманя, тебя вокруг пальца обвести - что у младенца леденец отобрать - в натуре ты этого не знаешь просто и знать не хочешь. Так я думаю. А маманя говорит: пока вы дома, моей ноги в доме не будет. Будь добр, по девкам не гуляй, а разберись сначала со своей узбекской сукой. Мне все равно, с кем ты жить хочешь. Я у Ирины. И вешает трубку. Я ей матюкнулся вслед. Хули за мои деньги по мобильнику всякую хуйню городить?
Только маманя отзвонилась - Наташа звонит. Ты с Элайдой? Да, - говорю. А чего еще я сказать могу? А Наташа мне продолжает: Хватит по кабакам сидеть, поезжай с ней домой. Травку тут покурите, вместе побухаем, про компьютеры побазарим. Матушки твоей не будет до нашего отъезда. Так что живем! Ну, само собой, мы доели все, чего взяли, допили. Поехали домой. По просьбе жены, я купил курицу -гриль, которую жена моя очень любила. С Белорусской на Киевскую, а там на маршрутке до Очакова. В Очаково снова пиво купили, водяры для Наташи (Элайда была равнодушна к спиртному), пива на улице попили, сигареты купили. У меня в душе пели ангелы. И мне казалось, что мы ляжем втроем и займемся групповухой. Я шел с прекрасным настроением, а Элайда была немного смущена.
Дома я узнал, что маманя звонила уже не мне, а Наташе каждые двадцать минут. Расспрашивала про меня, в каком состоянии я пришел. И требовала категорически гнать Элайду в три шеи. Чтоб ноги ее в нашем доме не было! Чем Элайда так достала маманю - я не знаю. Но это факт. Маманя и по сей день говорит об Элайде: шизофреничка, сатанистка, наркоманка, педофилка, совращает больных детей. Вот чего маманя в голову свою вобьет - хрен оттуда выбьешь. А Наташа мне сразу заявила, что ей нужно с Элайдой поговорить. Как девушка с девушкой. Ким уже спал. Я слышал их базар. Элайда молчала в тот душный июльский вечер. Больше говорила Наташа. Я слышал отдельные слова и фразы ее. Извини, я думала так. Свекровка про тебя такое наговорила. И ревновала. А потом поняла. Что Лёня, что ты - вы по компьютеру. Вам интересно вместе просто пообщаться. Я хочу, чтоб он с тобой отдохнул. Его мать замордовала. И дальше пошло шушуканье. Причем со стороны Элайды я слышал только поддакивание. Но было видно, что эта сатанистка чувствует себя не в своей тарелке. А конкретно о чем они шушукались - я и не знаю.
Потом Наташа погрела курицу. И вместе ели гриль с соевым корейским соусом, пили пиво. Наташа хвалила Элайду, какая это замечательная девушка, умная, сообразительная. И совсем не такая, как про нее маманя рассказывает. Спрашивала, может ли она какой сайт поломать. Потом Элайда попросилась от меня выйти в Интернет, да и засела там. Наташа легла спать. Я допил остатки водки, потом стал тянуть пиво и забивать косяки. Пригласи дунуть Элайду, но она согласилась, поломавшись. Мол, травка - она не нее не так действует, она ее не вставляет. Но я ее уговорил попробовать еще раз. Чрез кальян дунуть косяк. Вместе дунули. Ее толком не вставило, меня начало зарубать. И за двадцать минут меня просто зарубило до утра. А она всю ночь без всякого чифиря не спала. И просидела весь мой оплаченный Интернет в чате каком-то, сучка гнилая. За это сосать надо!
Утром чего было? Встали, пивом похмелились, похавали. Поехал я отвозить Элайду до метро Марксистская, а сам - в Люблинское ОСБ. Платить налог с продаж по подписанной платежке. А наравне с ним - все зарплатные налоги и отчисления в ФСС РФ. Проводил я Элайду на кольцевую линию, поцеловал ее. И расстался с ней, считай, на три месяца. До октября. Само собой, за этот период много чего произошло в моей жизни. Но это не имело никакого отношения к сатанистам вообще и к Элайде в частности. Жизнь у меня по своему пошла. Только на вопрос жены, который она задавала каждый раз, когда я вспоминал Элайду: зачем тебе Элайда? - я так отвечал: она у меня сосет. Ведь лисичка моя мне объяснила сама. Что корейским девушкам западло в рот брать. Вот скажешь так, Наташка сразу сникала. И говорила: ладно, позвони ей при случае. Хотя вот зачем мне нужна была Элайда на самом деле - я бы ответить не мог. Она же не сосала у меня толком. Я был бы не против ее отыметь, да она, похоже, давать мне не собиралась. Я был женат, соблазнять эту сатанистку мне вовсе не хотелось (ну, не умею я соблазнять девушек, хоть тресни!), а вот общаться с ней было интересно. Мы просто дружили. И как ни странно, с ней подружилась и моя жена.
Жизнь текла своим чередом. И вот в дождливом и холодном октябре после очередной ссоры с маманей эта Элайда вновь мне позвонила. Вот это точно помню. Звонила всегда неожиданно и первой. В следующий раз она позвонила мне в октябре первого года. Как раз на день рождения мамани снова объявилась. Позвонила на мобильник. Давай встретимся, поговорим. Мать орала все время, дома было быть тяжело вне зависимости от ее настроения. Было видно, что просто не клеится все. Поэтому я с радостью принял предложение Элайды. Встретиться с ней и посидеть. Хотя Элайда и была для мамани красной тряпкой. Той, с кем знаться не надо мне. С кем знаться - это маманя мне никогда не говорила. Но Наташа была для нее тоже позором. А мне хотелось просто отдохнуть. Чтоб никто не орал, никто ничего не спрашивал. За это я готов был заплатить деньги. И после занятий снова провел вечер с Элайдой в том кабаке на Белорусской. Отмечая про себя инфляцию. По сравнению с прошлым годом там цены выросли. В тот раз уже за штуку посидели.
Элайда рассказала мне про свое лето. Про свою жизнь. А она у нее была своеобразна. И не очень подходила под режим. Какая-то иная молодежь пошла. Так можно было сказать. А можно и просто промолчать. Элайда бросила платный негосударственный вуз, бросила дефектологию. О специальности не парилась. Вообще. Работала в риэлторской компании, потом ушла оттуда и съебалась в Череповец. Там в детском саду поработала, потом ушла и оттуда. Просто моталось, Оля бы сказала - бомжевала по разным городам. Потому что ей долго не сиделось на одном месте. Она была близка к идеалу хипповской бродячей жизни. Мотаться с место на место, долго нигде не задерживаясь, ездить из города в город. Чуждая тогда семейной жизни. Ее откровенно шокировало, что скоро она должна была стать тетей. Младшая сестра у нее залетела. И это ее напрягало. Семья и материнство глубоко претили ее душе. Оказалось, она была замужем и развелась. Или просто рассталась. Совместной жизни ни с кем больше не хотелось. Тогда из сатанистов Элайда была перекати-полем. Более близким к моей жене, ко мне. Поэтому мы и общались. Элайда была мало похожа на рафинированных сетевых сатанистов. И на представления мамани о современной целеустремленной молодежи. Может, поэтому мы и продолжали общаться. Тогда говорили не о сатанизме и не о наркотиках. А просто за жизнь. Жизнь у нас была неустроенной. У всех. Что у нее, что у меня, что у Наташки. Неустроенность - это как бы наша общая родовая черта. Элайда даже была более неустроенной. С родителями и сестрами ей жить не хотелось, понятной мне цели (а может, и ей тоже) в жизни не было, не было любимой специальности, не было профессии. Можно было сказать, что она еще не нашла себя или не перебесилась. Что я просто по жизни опоздал к этому шапочному разбору - тогда я еще не понял. Просто поцеловались с ней. Пригласил ее на свой день рождения.
День рождения в тот год у меня был четверг, а отмечать с друзьями нашими мы его собирались в последующее воскресенье. В корейском ресторане «Куйлюк», где работал Стас старшим барменом. Туда помимо Элайды был приглашен мой толстый тезка и Костик с Лизой. Оксана уже была на седьмом месяце беременности, плохо ее переносила. Мы пригласили и Дениса с Оксаной, но Оксана отказалась из-за токсикоза, а Дениса одного она никуда не отпускала. Остальные приглашенные все пришли. Помню, Элайда мне подарила диск с тибетской музыкой, вроде ритуальной. Под нее хорошо втыкать было, да Наташка, когда ушла, почему-то забрала его с собой. А Стас подарил грамешник гаша. Жирный тезка пробовал там приударить за Элайдой, хотел даже ее оттрахать в мужском туалете. Но она с ним в мужской туалет не пошла, хотя позволила себя проводить. Потом она рассказывала, что тезка мой на эскалаторе метро начал к ней активно приставать. Обнимал, целовал, лапал и настойчиво приглашал покататься на его джипе. Ну, на самом деле это был джип его отца, только девчонкам он этого не говорил. Элайда ему мило улыбнулась, оставила свой телефон мобильный. И сказала, что по этим вопросам она говорит только по телефону. Буде захочет - пускай звонит ей. И пошла восвояси. Так Элайда отшила моего жирного тезку. Могу сказать, что у него несмотря на отцовский джип, карьеру, оклад в зеленую косую отношения с девушками не складывались. Быть может, из-за его высокомерия.
И вот после этого празднества, что-то Элайда стала звонить намного чаще. Она приглашала меня с Наташей в какой-то ночной клуб «Восточный дом». Расписывала, что там индийские танцы, этническая музыка, продаются восточные сладости и какие-то особые чаи. Наташа любила так потанцевать, правда, для этого ей надо было набухаться водяры. Трезвой не танцевалось. И почему-то она любила ходить по подобным заведениям большими компаниями. Попробовали пригласить Костика с Лизой, но они почему-то не захотели пойти. Мол, Лизу мать ее не разрешает возвращаться домой после десяти вечера. Поэтому мы пошли втроем. Я с женой и со Стасом. Стас что-то заинтересовался этим «Восточным домом». Все спрашивал меня, что это такое. Он думал, что там кричат «Аллах акбар!». Незадолго до этого чрез Дениса я замутил кораблик плана. И Стас попросил меня забить косяк побольше. Чтоб четверо могли хорошенько накуриться. Забили косяк, Наташа, как всегда, долго красилась пред этим походом. Она одела свою темно-розовую кофточку и джинсы. Я стал нервничать, что опоздаем и Элайда уйдет. Поэтому вечером в субботу 10 ноября поехал пораньше, а Наташа обещала подъехать со Стасом на час позднее. Встретиться мы договорились на станции метро Марксистская.
Я опоздал, но Элайда меня ждала на условленном месте минут двадцать. Она, как обычно, приветствовала меня поцелуем, предложила выйти на верх и посидеть где-нибудь. Странно, Элайда сама курила, но тянуло ее в какие-то беспонтовые заведения, где курить не разрешалось. Так и в этот раз она завела меня в какую-то уличную забегаловку, где курить вроде как бы было нельзя. Висел соответствующий плакат. Но большая часть в этом заведении, включая развязную толстую барменшу весело дымили. Взяли по кружке пива, посидели, побазарили. Оказывается, Элайда снова съебалась из дома. Теперь она жила в Москве. Несколько ребят и девчат снимали трехкомнатную квартиру в складчину и жили там своего рода коммуной. Я спросил, трахаются ли они там друг с другом, Элайда мне ответила, что групповухи не устраивают, да и так не трахаются вроде. Свободного секса, с ее слов, там не было. Если честно, я в это верю. Не такая уж молодежь и развратная, как это считает более старшее поколение. Наши самые развязные студентки вовсе не стремились ложиться в постель с кем попало. Был разговор про сатанистов. Элайда сказала, что их давно не видела, что два раза с первой Наташей любовью, потому что почувствовала в себе лесбийские склонности. Я спросил, что привело ее к сатанизму. Она сказала, что почувствовала себя сатанисткой после того, как ее в четырнадцать лет изнасиловал священник, а до этого она ходила в церковь и осознавала себя православной.
Элайда рассказала эту историю мне. Про свое изнасилование. Внешне это история дикая. Она ходила в какую-то церковь православную, тамошний батюшка стал ее привечать, уговаривал петь в хоре, рассказывал о женских монастырях. Однажды этот священник пригласил ее после воскресной обедни попить чай. А в чай подмешал ей сонники. Она уснула и сквозь сон чувствовала, что ее насилуют священник и его жена, которая тоже оказалась бисексуалкой. Я спросил, как конкретно ее насиловали? Элайда говорила, что она смутно это видела сквозь сон и также смутно чувствовала. Вроде, ей теребили груди, гладили ее половые органы, а больше она ничего не может сказать. Что было там на самом деле, действительно ли священник опоил ее чем-то с целью совершения развратных действий, то ли все это ей приснилось или пригрезилось, то ли это были ее эротические фантазии, которые она словах воплотила в свое прошлое, - этого я не знаю и не узнаю. Просто передаю ее рассказ.
Потом разговор снова переключился на наркотики. Элайда рассказала, что раз в Крыму хавала марку. И ей стало казаться, что она превратилась в пантеру. А другой раз под кислотой ей казалось, что она занимается любовью с Сатаной. Я заинтересовался и спросил, что она при этом чувствовала. Она ответила, что ничего особенного. Просто занималась любовью с ЛаВеем - вот и все. Я недоуменно спросил, почему она тогда сказала, что занималась любовью с Сатаной? Она мне ответила, что некоторые считают ЛаВеем за Сатану. Ну, ЛаВей для дьявола мелко плавает, жопа наружи. Никакой он не дьявол и не сатана для меня, а простой человек. Какой смысл гедонистам, ищущим от жизни удовольствий, называть себя сатанистами - я до сего дня не понял. И не пойму никогда. Так я думаю, однако зачем мне было огорчать симпатичную сатанистку? Тут как раз подошло время спуститься в метро и встречать Наташу со Стасом.
Мы спустились в метро. А Наташа со Стасом как раз приехали. И мы пошли в этот ночной клуб «Восточный дом». Как - я вот сейчас не помню. И вряд ли смог бы его найти. Тогда шли дворами, переулками запущенными московскими. Вышли к какому-то ДК. Вроде, одного из столичных вузов. Когда подходили, услышали звуки специфической музыки. Тут Элайда оживилась и сказала, что все в порядке. Значит, сегодня клуб работает. А то он работает не каждый день.
Мы зашли в этот клуб. Вернее, какой-то институтское здание. Пожилая градеробщица запросила с нас за вход полтинник с каждого. И сказала, что еще посмотрит, не наполнен ли этот клуб. Оказывается, там был лимит на посетителей. Стас еще спросил эту тетю: почему ваша дискотека называется «Восточный дом»? Тетя посмотрела на нас и ответила. Потому что русским нужна водка. А тут спиртного нет. Как на Востоке. А что есть? - спросил Стас. Тетя сказала очень умную вещь. Свинья грязь себе всегда найдет. Мы заржали и сдали нашу верхнюю одежду ей, тетя сказала, что нам надо подняться на третий этаж. Дискотека там. Мы поднялись туда. Прошли по коридору. И оказались вошли в дверь. И оказались в душном зале, где эти танцы и происходили.
Как Наташа и Стас - я не знаю, а мне сразу понятно стало, что эта дискотека устроена кришнаитами. Они там продавали книги по теме, книги про индийского учителя Ошо. Меня, разумеется, ну никак не напрягал тот факт что во вроде бы православной Москве последователи какого-то индийского учения нового разлива устроили дискотеку с этническими, а может - и ритуальными танцами, впаривают свою литературу, а может - под видом восточных сладостей - свою жертвенную пишу. Я не верю в то, что посетив православный храм, испив глоток святой воды, я стал православным и богобоязненным прихожанином. Точно также я не верю, что съев сладкий пирожок, над которым что-то прошептали и кому-то посвятили, я стал последователям Кришны или Ошо какого-то. Сколько бы раз они не достигали просветлений. Я пришел поглазеть просто, а на смысл, который вы вкладываете в это действо, мне хер положить. Интересно, они понимали это, тихо отрабатывали инвестиции, кинутые сюда? Или свято верили в свои пирожки, свои книжки и свои сладости? Тогда обломались.
Обломались капитально. Как это действовала на Элайду - я не знаю. Она правда особо бухать не любила. А вот на меня, на Наташу, на Стаса это не действовало никак. Смотрели на танцы эти. Музыка интересная, но на Наташу, привыкшую танцевать быстрые танцы под попсу это не производило впечатления. Мне было интересно, но не настолько, чтоб деньги выкладывал за книжки Ошо. А Наташе танцевать под неизвестную музыку да еще трезвой совсем не прикалывало. Полтора часа там потусовались, Наташа сказала, что надо эти танцы смотреть под кайфом. И договорилась так. Здесь я с Элайдой до одиннадцати, а потом поеду в ночной клуб «Пассадена» у Автозаводской. Туда она поедет сейчас со Стасом. Там ей будет интереснее. Она уехала, а мы с Элайдой остались какое-то время. Ходили в туалет. Я видел, что в мужском туалете явно убитые в гавно пацаны трахают столь же крепко убитых девок. Слышал их базары про сорта Е. Предложил Элайде покурить косяк, но она как-то не захотела. За 250 рублей попили чаю с какими-то сладостями. Да, нет базара, чай был необычный, ароматный. Так ведь купца дешевле заварить дома. Поговорили. И в одиннадцать пошли из этого клуба, показавшегося мне внутренне пустым. Дошли до метро, разъехались по разным местам. Элайда собиралась ехать к первой Наташе. Спать с ней, наверное. А я поехал на Автозаводскую в клуб «Пассадена»
Приехал, заплатил за вход в ночь выходных сто пятьдесят рублей. Да на входе еще ошмонали. Карманы. Хотя косяк в сумке не нашли просто, да и не искали толком. Тоже поднялся по лестнице. И Оказался в двухэтажном ночном клубе, который сделали этнические корейцы. Из Ташкента, в основном. Симпатичных кореянок, да и китаянок там тогда было как сельдей в бочке. Удолбанных посетителей - как раз больше. И море спиртного, только дорогого. Народу было до хуя, я там еле нашел Наташу. Но нашел. Там мы провели большую часть ночи. Наташа уже набухалась, весело танцевала. Стас пошел со мной дунуть план в уборную. Подорвали косяк, вернулись на свои места. Оба - на еле стоящих ногах. План был ядреный. Узбекский. Хорошо вставило. Я сидел на верху, ел пигоди, заказанные Наташкой для меня. И втыкал на танцующих кореянок. Наташа любила быстрые танцы. И не любила танцевать со мной. Я и танцевать не умел толком, да и стеснялась она со мной танцевать. А чего поделаешь? Говорила мне. Ты сиди, как бай. Укуренный, тебе хорошо. И смотри, как танцует твоя молодая жена. В Узбекистане это самое крутое. Когда муж старше, укурится. И любуется танцами своей жены. Ты - бай! Она танцевала одна, отвергала все предложения на медленный танец. За столик ко мне подходила только выпить водки. Наливала и мне. Я заметил, что на троих опорожнили три поллитровки. Огненная вода стекала в мой желудок, обжигая пищевод, вызывая спазмы тошноты. Будто я пил расплавленное олово. Шум в голове, тяга, дискотечные играющие огни, молодая красивая кореянка, извивающаяся в танце. И какая тут шизофреничка нужна? Да никакая! На хуй мне эта Элайда, думал я, втыкая на свою жену. Особенно на ее чудные груди. Меня стало тошнить, а потом начало зарубать. Два раза Стас меня будил.
Когда Наташа в очередной раз плюхнулась за стол, я ей сказал: милая, а когда домой поедем? Наташа критически посмотрела на меня и спросила: тебе от шмали плохо стало, что ли? От водки скорее, сказал я. Леонидушка, я знаю, тебе сейчас полежать хочется, - начала говорить моя жена. Ее духи уже перешибал запах алкоголя и крепкого пота. Потела она как лошадь на скачках во время танцев. А я хочу эротическое шоу посмотреть. Вот посмотрю - и поехали домой. Ведь ты уже никакой. Это правда. Я уже был никаким.
Наташа пошла танцевать. Вдруг диск-жокей объявляет: девушка в красной кофточке - наша симпатия. Мы присуждаем ей приз за лучшие танцы. Поднимаю голову - вижу в сумраке, как зардевшейся Наташке вручают видеокассету. Она выиграла приз тогда за танцы. Прибежала ко мне, целовала меня, искренне радовалась. Говорила, что не ожидала. Очень смущалась, когда ей эту видеокассету вручали. А сразу потом началось эротическое шоу.
Для меня эротическое шоу это и стриптиз всегда были полным отстоем. Равно как и для Вики и Юли маленькой. Вот не прикалывают - и все. Тогда это шоу состояло в том, что звуки ударной музыки изображали половой акт рослого негра и длинноногой блондинки. Ну, и что тут такого, ради чего пускать слюни? Я не знаю, да был в гавно убит. И слюней не пускал тогда, как никогда их не пускал на раздевающуюся у шеста стриптизершу. Это может для голодного молодняка из так называемого среднего класса круто, секс, верх разврата, чтоб об этом шоу потом целый месяц пиздеть в офисе. Для них - круто, для меня - отстой. Жене моей это было просто интересно, потому что ничего аналогичного она в Узбекистане не видела. Я что, голых сисек никогда не видел, что ли? Это не разврат, это отстой, ради которого владельцы ночных клубов и кабаков разводят на деньги посетителей, считая их за полных лохов. А мне лучше, чем смотреть, как девка у шеста раздевается, самому ее раздеть да отыметь. Ну, такой я человек. А Наташа и Стас смотрели на это, как завороженные. Я потом говорю Наташе. Что все. Поехали домой. Она поворчала, но все-таки послушалась меня. И в полпятого мы поехали домой. Взяли тачку для этого. Дома, разумеется, маманя на нас наорала, Наташа уперла руки в боки: а я чего, не могу с мужем никуда сходить. Маманя сразу сбавила тон. Стала говорить, что понимает, что мы молодые, надо и танцульки сходить. Только надо заранее ей доложить. А то она думала, что нам где-то оторвали голову. И оказывается, боялась больше всего, что Тамара Алексеевна отберет у нее Кима. Я ж, говорит, ребята, думала, что вас в живых нет, что только Ким мне на память о сыне остался. Может, хоть раз в неделю мне разрешат с ним видеться. Ну, мы легли спать и спали до полудня. А домой тогда явились около пяти утра.
Чрез неделю я снова сходил с Элайдой в «Пассадену». Чего-то маманя с Наташкой поругалась, та уехала с ночевкой к своей матери. Не предупредив меня. Я обозлился, вызвонил Элайду. И вечер провел с ней вместе. Воскресный вечер. Сначала в кафе у Белорусской. Там мы бухали, танцевали, даже обнимались и целовались. Потом туда пришли айзера, чего-то Элайда их испугалась. И мы поехали в «Пассадену». Там было еще Интернет-кафе. Элайда туда засела, на меня ноль внимания, стала общаться в чате. И съебалась от меня в три часа. А я там сидел, пока в пять всех не выставили. Возвращался домой утром. И меня тогда ограбили. Тогда впервые я и познакомился с мусорской, с операми, со следаками. Впервые стал участникам уголовного дела. Но об этом в другой раз. Тут можно много рассказывать.
И это был последний загул с Элайдой в кабаке. Потом она два раза приезжала к нам домой. Гадать на картах Таро. Гадала так. Садилась за стол, на котором раскладывала колоду с двумя зажженными свечами лицом к западу и гадала. Самым простым раскладом по шесть карт. Помнится, я загадал об отношениях со своей женой. В раскладе легли Повешенный, Дурак и Смерть. Повешенный - прошлое, Дурак - настоящее, Смерть - будущее. Будущего у наших отношений не было. Расклад не лгал, но тогда мы об этом ничего не знали. Элайда истолковала так это. Знакомство со мной, наша поездка в Узбекистан, наш брак и Наташе и мне перевернул жизнь вверх ногами. Мы оказались в совершенно новой ситуации. Прошлое окончено, но оно довлеет над нами. Поэтому мы в нашей нередко просто дурим друг друга. Смерть в будущем - полное перерождение. Вот тут Элайда ошиблась. Смерть - это был разрыв нежданный и внезапный.
Гадала она хорошо. В свой последний визит гадала Наташе моей, Наташе Стаса и Оксане. Оксане она предсказала тяжелые роды. Так и было - чрез неделю Оксана родила сына. И чуть не умерла при родах. А ребенок едва не погиб. Стасовой Наташке она нагадала потянуть срок. А моей - не знаю что. Только моя Наташа тоже гадала о нашем браке. И тоже в будущем лег аркан Смерть. Элайда это истолковала снова, как перерождение, изменение. Ну, вышло-то совсем не так. Наш брак в итоге распался. Элайда могла стать почитаемой гадалкой у наших корейцев и разводить их на деньги. Как все гадалки и разводят. Но она не захотела. И стала исчезать из нашей жизни.
Исчезала не в раз. Сначала звонила. Когда жена свалила в Узбекистан, даже собиралась приехать, но почему-то не приехала. Потом как-то не до нее стало. Потом наша интернациональная семья нежданно-негаданно распалась. И стало совсем хуево. Не до Элайды. Последний раз я пересекся с ней в Интернете осенью симметричного года на Кураевском форуме. Один раз. Заметил, что она особо мне не была рада. Чего-то смутилась. Да мне тогда все уже было по барабану. В мою осень отчаяния. С тех пор мы и потерялись. Что случилось с Элайдой - я не знаю. Оторвали ей бошку где-то, закрыли в спецприемник или дурку, перебесилась ли она и башлит нынче в каком-то офисе, продолжает хипповать. Больше я с ней не пересекался. Да и сетевые сатанисты потерялись. Жизнь моя изменилась. И прежнего уже не будет.
Эти две Наташи (ну, Элайда - она ведь Наташа по паспорту), конечно, с меня бабло на себя оттянули, но специально не разводили. Просто пересеклись и потерялись. Оказались неинтересны друг другу. Что я могу сказать. Я нашел свое. Беспорядочный секс, проституцию, наркотики, мелкий криминал. Чего я искал? Пожалуй, любви. И нашел ее в приложении ко всему вышеперечисленному. Чего искали они? Хрен знает, я их не понимал и не пойму никогда. Этих рафинадных сатанистов. Стремный народ, если честно сказать. Или они не идут в открытую, или просто стебутся. Любить себя, родимого, и жить в свое удовольствие можно без всякого Сатаны. А если с Сатаной, то ему надо служить. Но вот быть сатанистом и делать карьеру - это нонсенс. Не канает просто. Нельзя жить не по режиму и делать карьеру. Пугать благочестивых старушек тремя шестерками и пентаграммой и бояться реально запретного. Алистер Кроули, подсаживающий своих слушателей на геру, был более сатанистом, нежели эти. Можно прикрываться малопонятными словами «згрегор», «архетип», но это тоже обман самого себя. Я вот лично считаю, что всем этим сатанистом было бы полезно отчалить червонец на строгаче. Или в Талды-Курган их, в яму. Вот тогда бы они Сатану лучше поняли. Равно как и жизнь.
Повторяю, Сатана - не фраер. И подобно Творцу поругаем не бывает. Мне подростку рогатые ловко продемонстрировали, что с ними не шутят. И я уверен, что Сатана придумает что-то такое. Чтобы объяснить этому молодняку простую истину - не хуй его поминать всуе. А так наркоманы живут и трагичнее и лучше сетевых сатанистов. Жизнелюбы сатанисты или нет - хрен поймешь, но только любой наркоман, ходящей под реальной статьей и отвергаемый стадом благополучных баранов, шакалов и хищников, куда ближе к темной стороне жизни любого записного сатаниста. Эти реально закрывают глаза на темный лик бытия.
От миссионерского православного кураевского форума у меня на память осталось увлечение астрологией. Одна тетя хотела научить меня жизни во Христе, а выучила астрологии. А от сетевых сатанистов - картами Таро. Вот и все, что они дали мне в жизни. Темы интересные, не спорю. Можно за это их поблагодарить. А так не жизни во Христе, ни сатанизму они меня не научили. Меня хрен научишь. Что я, что мои жены их самих многому чему научить могли бы. Да они, блин, учиться не захотели. Зассались!


Теги:





1


Комментарии

#0 18:07  05-01-2005Eric_von_GottA    
Бля приступаю к чтению!!!
#1 18:25  05-01-2005Eric_von_GottA    
Чо т пока не понял чо мамка того дипломата к твоей тянулась.Ну ладно иду дальше.
#2 18:37  05-01-2005Eric_von_GottA    
"..ебалась в жопу потом, сосала.." Гы эротишно)))
#3 19:02  05-01-2005Eric_von_GottA    
" Это может для голодного молодняка из так называемого среднего класса круто," согласин Со стрипом фишка в том что патронирующие самцы давно уже не хочуть ибать оных дам а делать это положено.Вот они и смотрюсть на тех кто хочит и возбуждаются а потом оных танцовщиц и злоупотребляют.
#4 19:04  05-01-2005Eric_von_GottA    
Леонид вообщем из уважения к твоей не простой и многотрудной жизни оставлю мнение о тексте при себе.
#5 12:48  08-01-2005SERGAN    
осилил
#6 15:18  08-01-2005Таймень    
Бля, Леонид, когда же Ты свою маманю-то грохнеш, как же она меня заебала!!!
#7 19:40  28-12-2005Carma    
Амиго не читал, имхо
#8 19:46  28-12-2005Талалаев    
Помоему автор гений.Да,вот так.Никто такого длинного крео с притензией на объём ещё не писал.

Комментировать

login
password*

Еше свежачок
18:44  27-11-2016
: [12] [Литература]
Многое повидал на своем веку Иван Ильич, - и хорошего повидал, и плохого. Больше, конечно, плохого, чем хорошего. Хотя это как поглядеть, всё зависит от точки зрения, смотря по тому, с какого боку зайти. Одни и те же события или периоды жизни представлялись ему то хорошими, то плохими....
14:26  17-11-2016
: [37] [Литература]
Под Спасом пречистым крестом осеню я чело,
Да мимо палат и лабазов пойду на позорище
(В “театр” по-заморски, да слово погано зело),
А там - православных бояр оку милое сборище.

Они в ферезеях, на брюхе распахнутых вширь,
Сафьян на сапожках украшен шитьем да каменьями....
21:39  25-10-2016
: [22] [Литература]
Сначала папа сказал, что места в машине больше нет, и он убьет любого, кто хотя бы ещё раз пошло позарится на его автомобиль представительского класса, как на банальный грузовик. Но мама ответила, что ей начхать с высокой каланчи – и на грузовик, и на автомобиль представительского класса вместе с папиными угрозами, да и на самого папу тоже....
11:16  25-10-2016
: [71] [Литература]
Вечером в начале лета, когда солнце еще стоит высоко, Аксинья Климова, совсем недавно покинувшая Промежутье, сидя в лодке молчаливого почтаря, направлялась к месту своей новой службы. Настроение у нее необычайно праздничное, как бывало в детстве, когда она в конце особенно счастливой субботы возвращалась домой из школы или с далекой прогулки, выполнив какое-либо поручение....
15:09  01-09-2016
: [27] [Литература]
Красноармеец Петр Михайлов заснул на посту. Ночью белые перебили его товарищей, а Михайлова не добудились. Майор Забродский сказал:
- Нет, господа, спящего рубить – распоследнее дело. Не по-христиански это.
Поручик Матиас такого юмора не понимал....