Важное
Разделы
Поиск в креативах
Прочее

Литература:: - Акт совокупления с черной богиней.

Акт совокупления с черной богиней.

Автор: Трехглазый С.
   [ принято к публикации 19:57  04-01-2005 | Амиго | Просмотров: 461]
Энергия не безгранична. Хочешь жить вечно, не совокупляйся.

Мы прошли в комнату. В ней был полумрак, электрическая лампочка, висевшая под потолком, не горела, отражая лишь своим стеклом блики находившихся в комнате пяти свечей, расставленный с особой значимостью их расположения. Четыре по углам невидимого квадрата и одна в центре на пересечении таких же невидимых диагоналей. Все они, кроме средней, находились в белых подсвечниках, и стояли на сделанном из стекла столе - что-то наподобие прозрачного журнального столика. В комнате присутствовало около десятка голых мужчин, они стояли по периметру, прислонившись к стенам. В дрожании свечей их лица выглядели зловеще, от их нервного дыхания становилось невыносимо страшно, поджимались яйца, и мошонка становилась очень маленькой. В середине комнаты около стола стояла черная женщина, с мускулистыми ногами, с упругими грудями, и с пушистым лобком, который очень трудно было выделить на фоне всего ее черного тела, руки ее были привязаны к двум столбам, находящимся по бокам стола. Она была либо сильно измотана, либо чем-то одурманена, глаза ее, когда она поднимала голову, были стеклянными настолько, что могли разбиться, если нечаянно бы женщина упала на пол.

-Проходите, - прошептал нам приведший нас человек. Он был старым обезумевшим наркоманом, похоть которого не знала границ и часто выливалась по совершенно случайной причине в различных проявлениях, он был самым настоящим психом, таким, которого стоило бы бояться и днем и ночью, держась в разговоре за рукоятку ножа. Мы познакомились с ним неделю назад в одном кафе, мы, молча еле мороженное и пялились, в висевший на стене телевизор. Он подошел к нам и предложил познать такой кайф, о котором мы не забудем никогда. Глаза его сверкнули и загипнотизировали нас. – Оргазм, усиленный в многократное число раз, - прошептал человек и засмеялся. Мы согласились.

Мы заняли свои места около стены, я дотронулся плечом до какого-то человека и тот, испугавшись, покосился на меня голубыми глазами, потом убрал их в сторону. Я постарался расслабиться, поскольку знал, что, ожидая кайфа, нельзя его бояться, иначе кайф усилит страх и уничтожит тело. Закрыв глаза, я несколько раз глубоко затянулся пахнущим воском воздухом, и стал прислушиваться к себе, проверять исправность всей машины, вроде бы ничего не болело и ничто не беспокоило душу, все было спокойно и умиротворенно. Кто-то взял мою руку и перетянул ее чуть выше локтевого сустава жгутом, потом почти незаметно вколол мне что-то в кожу и ослабил жгут. Все это время я стоял с закрытыми глазами, и потому не могу утверждать, что это было на самом деле, вполне возможно, что мне просто показалось, но тело мое прореагировало мгновенно, что-то теплое разлилось по всему моему организму и заложило уши, будто я находился погруженным в воду.

Я открыл глаза и заметил в комнате свет многочисленных глаз, перебивающий свет свечей, будто свет звезд, интенсивный и мягкий. Потом заиграла музыка сначала спокойная и мелодичная, но со временем увеличивающая темп. К стоявшей около стола черной женщине подошли два белых человека, они развязали ей руки и положили ее на стоящий позади нее стол, затушив одну находящуюся на пересечении диагоналей свечу. Женщина даже не вскрикнула, даже мимика лица ее не изменилась, она легла на стол спокойно и плавно. Белые люди раздвинули ей ноги и пригладили возле влагалища распушившееся волосы. Не отдавая себе отчета в происходящем, я почему-то знал, что сейчас произойдет, мне было очень интересно и от нахлынувшей музыки мне показалось, что я несколько раз кончил, но, потрогав член, убедился, что с ним все нормально и не одна капля не вытекла из меня в пустую. Белые люди подняли со стола непонятный предмет, по форме напоминающий фаллос, но с острыми шипами по бокам, они медленно стали засовывать его во влагалище женщине, раздирая ей нежную сине-розовую плоть, кровь потекла по прозрачному столу в металлическое блюдо, поставленное возле стола, до этого я его не видел и потому не знал, откуда оно появилось. Я стал замечать, что сознание мое действует отрывками, в определенные моменты работая, а в определенные как бы останавливаясь, будто зрение на модных дискотеках, где свет то включается, то выключается и люди видят происходящее отдельными кадрами.

Женщина лежала на столе и извивалась всем своим телом, среди звуков барабанов было слышно, как она билась свободными конечностями и головой об поверхность стеклянного стола, она уронила все находящиеся рядом с ней свечи, они упали на пол и погасились, но от этого темнее в комнате не стало, я видел все происходящее до последней мелочи, до последней черточки выразившейся на лице любого из участников вакханалии. Но женщина не кричала, будто рот у нее был зашит невидимыми тонкими нитями, она не нарушала своим криком гармонию царившую вокруг.

Когда блюдо было наполнено кровью девственного разодранного влагалища, и когда женщина в обмороке обмякла, белые люди стали передавать его по кругу каждому, кто стоял возле стен. Они опускали в нее свои языки и слизывали то, от чего становилось радостно и блаженно на их лицах. Вы не представляете себе, с каким упокоением я дотронулся до крови сам и насколько жадно проглотил обмочившую его кровь, на вкус она была слаще меда, теплее парного молока и душистей жасмина. Я проглотил ее, и захотелось еще, но что-то непонятное граничащее с беспримерным уважением ко всем собравшимся заставило меня остановиться и передать блюдо следующему. Звуки барабанов все нарастали, и казалось, синхронизировались с биением моего сердца, мне показалось даже, что именно мое сердце задает им необходимый ритм. Я чувствовал, что все происходящее зависит от меня и действует по моему желанию и внутреннему закону.

Когда блюдо прошло по всем рукам и уже практически пустое вновь оказалось в руках белых людей, организующих происходящее, один из них начал танцевать, настолько откровенно и вызывающее, что уже никто не сомневался в том, что что-то через некоторое время произойдет. Все с нестерпимым желанием ожидали появления черной богини. Человек бился в своем танце настолько быстро и резко, что я не мог уследить за движениями его рук и всего тела, будто это был не человек, а дьявол, высвободившийся из глубин его внутренностей. Постепенно комната стала облачаться в белый мягкий свет, который успокаивал и располагал к себе, он ласкал мое тело, будто теплая приятная вода.

Поверхность кожи лежащей на столе черной женщины стала кипеть и пузыриться, на ней стали появляться небольшие выпуклости, они вырастали из нее, будто грибы в документальных фильмах, с такой же неимоверной скоростью. Комнату наполнил запах женщин в их менструальный период, природа, завладевшая нами, довела нас до безумства, я уже не мог сдерживаться и хотел ринуться к лежавшей на столе женщине, но почувствовал, что меня что-то не пускает, будто я находился в одежде, которая зацепилась за что-то, ноги мои буксовали на месте, но тело не двигалось, сердце билось настолько быстро, что обогнало в своем ритме ритм барабанов, хотя постепенно они под него подстраивались, но сердце вновь убегало. Я кричал, я осознал это внезапно, я кричал в исступлении и был похож на зверя, учуявшего запах вожделений самки. В таком же состоянии находились абсолютно все, они готовы были разорвать каждого и себя в частности.

Неожиданно то, что держало меня сзади, пропало и я, отталкивая всех, побежал к женщине, она лежала на столе, и тело ее было усыпано влагалищами, будто крестьянское лицо прыщами. Все они пульсировали, из всех из них текла смазка, и все они были до безумия манящими. Я начал их лизать языком, слизывать все то, что вытекало из них и смазку и чужие слюни, я встречался с языками других участников, и мне не было от этого противно, более того я чувствовал некое с ними братство, хотя, если бы кто-то стал отводить меня от черной женщины, я перегрыз бы ему глотку, я чувствовал себя в безумной стае и был счастлив от этого. Напившись вдоволь, я стал ебать одно влагалище за другим, наполняя по очереди их спермой, в некоторых она уже была, и тогда, не брезгуя, я засовывал в нее член и разбавлял своей спермой уже находившуюся. Сперма текла из меня будто вода из водопроводного крана, она была жидкой, горячей и бесконечной, будто яйца мои разогнались в выработке ее до такой степени, что закипели. Я находился на самой высокой вершине блаженства и чувствовал себя лучше, чем может чувствовать себя альпинист, покоривший трудную неприступную гору. И неожиданно я достиг некоего предела, и что-то внутри меня лопнуло, будто я перепрыгнул какую-то планку и полетел вниз на мягкие расстеленные матрасы. Постепенно я стал чувствовать, что силы покидают меня, что вся энергия, так долго хранившаяся во мне, стала истощаться. От изнеможения я стал передвигаться вдоль тела медленно и устало, все мое тело перепачкалось в сперме, в смазке, в крови и слюнях. В определенный момент я обессиленный упал на пол и больше не смог встать, к тому моменту музыка стала затихать, подчиняясь моему сердцу, барабаны слышались где-то очень далеко, будто они находились в чьей-то дорогой машине, и она удалялась по дороге, оставив человека, стоящего на пустой остановке. На полу лежало уже много людей и, расположившись на их телах, я мгновенно заснул.

Проснулся я утром следующего дня в номере гостиницы зарегистрированной на имя незнакомого мне человека. Состояние мое было довольно-таки бодрым но, не смотря на это, все равно каким-то немного усталым. Я прошел в ванную и, увидев в зеркале свое отражение, понял, что постарел за одну ночь как минимум лет на десять. Я стал выглядеть в свои двадцать пять, как мой отец выглядел в сорок. Часики все-таки зашкалили и обманули меня.

2005г. Сергей Трехглазый.


Теги:





0


Комментарии

#0 00:41  05-01-2005Рыбовод    
Ничего "божественного" в такой черной бабе нет. Спина, покрытая влагалищами. Всего-то? Ничем не лучше трёх грудей. Или трёх жоп.


Не проняло. Ни приятно, ни противно.

#1 09:46  05-01-2005Giggs    
Заебали штампы в твоих рассказах, чувак, надо кроме комиксов иногда че-нить для общего развития четать...
#2 09:51  05-01-2005ДВА В АДНОЙ    
Неплохо в целом но да, согласен, повторяешься. Уже все предсказуемо.
#3 18:32  11-01-2005Сэмо    
повторов много. факт. опять дурман, и неестестеная (не земная?) ебля

скучно. чесное слово


Комментировать

login
password*

Еше свежачок
13:57  19-08-2018
: [43] [Литература]
Был разбужен ни храпом, ни ветром -
Алексей Алексеич Машков
И не дружным прерывистым пердом,
Разрывающим тайну оков

Он разбужен был полной луною
Что светила из грязных окон
Та что глаз свой, прекрасный, воловий,
Разместила на влажный балкон

Вся бригада накушавшись браги,
Как один нахлебавшись ея,
Не проснулась от лунной той тяги
Сей чудесный момент проебя

Лишь Машков, бригадир, был разбужен -
Сладкой мукой, волшебной луной
3начит правда од...
09:42  14-08-2018
: [9] [Литература]
Первым к точке сбора пожаловал Василий Плазмов. Вскоре подтянулся и Сережка Моржиков. А вот Лёлю ребятам пришлось подождать.
Сутулый Василий посасывал кончик галстука. Сережка курил папиросу и исподлобья поглядывал на эфемерных прохожих. В его голове как будто что-то никак не укладывалось....
23:59  10-08-2018
: [10] [Литература]
Коты обнюхивают клей на щелях, в коридоре, в помещениях, куда ведут своих приятелей дешёвые мамзели, стоящие рядами на панели, с припаркованной Газелью, в которой Алексея попросили поменять руль, тормоза, педали и сцепление, да и всё остальное тоже бы не помешало вытрясти из этой нахлобухи, под тянущие звуки как в порнухе из системника с винтом размером в гигабайт, куда ядрёный телетайп шлёт пошлые команды ватага за ватагой, бомжи под эстакадой в ржавой банке доваривают свою манагу, мохнатыми ушами шевеля, ...
09:01  09-08-2018
: [17] [Литература]
Куда девались стайки алкашей,
стеклянных войск былинные герои?
Неужто жизнь их выгнала взашей,
в неровные ряды метлой построив?
Я не воспринимаю город мой
без этих добрых, милых сердцу граждан -
носителей духовности простой,
готовых поделится ею с каждым....
12:43  08-08-2018
: [17] [Литература]

Скоро Осень, снова пожелтеют листья,
Рухнут листопадом, с ветром полетят,
А у нашей Тани поседеет пися,
Тане в эту пору стукнет шестьдесят

Все лицо в морщинках, как у обезьяны,
Груди, словно гроздья, свисли до земли,
Осень как ты любишь времени изъяны,
Как ты обнажаешь грусть былой любви

О любви к Татьяне я жалеть не буду,
Слезы расставания высохли давно,
Таня оформляет в «Альфа-Банке» ссуду,
Повернуть пытаясь дней веретено....